Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 29 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День двѣнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Ѳерапонта Монзенскаго [1].

Не сохранилось никакихъ извѣстій о происхожденіи и раннихъ годахъ жизни угодника Божія, преподобнаго Ѳерапонта. Мѣсто и время его рожденія, званіе и имена родителей остались неизвѣстны. Можно только догадываться, что онъ происходилъ не изъ Москвы, потому что самъ говорилъ о себѣ, что онъ былъ пришельцемъ на Москвѣ, и не изъ Костромской и Галичской областей, въ которыхъ подвизался послѣ, такъ какъ на мѣстѣ его подвиговъ не знали о его происхожденіи. По своему смиренію преподобный ничего не говорилъ объ этомъ. Онъ сказалъ только своему духовному отцу, преподобному Адріану Монзенскому [2], что былъ пришельцемъ въ царствующемъ градѣ Москвѣ и жилъ близъ дома Василія Блаженнаго, рядомъ съ его тыномъ, другому заявилъ, что онъ былъ сожителемъ блаженнаго [3]. Но такъ какъ извѣстно, что Василій Блаженный не имѣлъ постояннаго мѣста жительства и даже ходилъ нагой, то слова преподобнаго Ѳерапонта о сосѣдствѣ и сожитіи съ нимъ слѣдуетъ понимать такъ, что онъ Христа ради юродствовалъ по Москвѣ, подражая подвигамъ Василія Блаженнаго.

Иноческое постриженіе преподобный Ѳерапонтъ принялъ въ Воздвиженскомъ Костромскомъ монастырѣ [4] (около 1580 года) и послѣ постриженія пробылъ тамъ 13 съ половиной лѣтъ. За свою подвижническую жизнь, за великое послушаніе игумену и всей братіи, за кротость и смиреніе онъ былъ любимъ и славимъ всѣми. Преподобный служилъ образцомъ добродѣтелей для иноковъ обители, подавая имъ примѣръ великаго воздержанія, которымъ изнурялъ свое тѣло.

Слава о святой жизни подвижника быстро распространилась по всему городу. Міряне во множествѣ сходились къ нему и просили его молитвъ и благословенія. Приходили воеводы, дьяки и разныхъ чиновъ люди отъ мала до велика. Не всѣхъ своихъ посѣтителей принималъ одинаково подвижникъ: для однихъ онъ привѣтливо произносилъ молитвы и подавалъ имъ благословеніе, иныхъ же сурово обличалъ за слабую, распущенную жизнь, за пристрастіе къ мірской суетѣ и особенно за порокъ пьянства.

Архимандритъ монастыря уважалъ преподобнаго Ѳерапонта и почиталъ святымъ. Но подвижникъ избѣгалъ славы человѣческой. Онъ тайно оставилъ обитель и переселился въ область Галича въ пустынный Благовѣщенскій монастырь на устьѣ рѣки Монзы, при впаденіи ея въ рѣку Кострому [5], въ которомъ тогда жилъ строитель монастыря старецъ Адріанъ.

За свои великіе подвиги и усердныя молитвы преподобный Ѳерапонтъ получилъ благодатный даръ прозирать и предсказывать будущее и творить чудеса. Чудеснымъ образомъ онъ содѣйствовалъ устроенію Монзенской обители, въ которой потомъ подвизался.

Въ монастырѣ Павла Обнорскаго [6] подвизались два друга-инока: Пафнутій и Адріанъ. Разъ Пафнутій ночью наяву видѣлъ на востокѣ необычайный свѣтъ, какъ бы зарю, а въ ней церковь и кресты съ дивнымъ сіяніемъ. Послѣ того другою ночью, лишь только Пафнутій помолился и легъ спать, ему явился незнакомый человѣкъ и сказалъ:

— «Пошли друга своего старца Адріана на изысканіе мѣста для новой обители, того самаго мѣста, которое ты видѣлъ въ зарѣ на востокѣ. Мѣсто то разстояніемъ отсюда 50 поприщъ. На немъ явится человѣкъ святъ».

Затѣмъ Пафнутію предсказалъ онъ, что ему не придется жить въ той обители, и сталъ невидимъ. Въ чудесномъ пришельцѣ послѣ узнали преподобнаго Ѳерапонта.

Когда Пафнутій разсказалъ о видѣніи своему другу, преподобный Адріанъ отправился на изысканіе чудесно указаннаго мѣста и скоро нашелъ его. Это была непроходимая дебрь, достигнуть которой отъ города Солигалича можно было только на лодкѣ рѣкой Костромой. Оно называлось Устье. Тамъ стояла пустая, ветхая церковь во имя Пресвятой Богородицы, честнаго и славнаго Ея Благовѣщенія. Преподобный Адріанъ увидѣлъ, что мѣсто удобно для монастыря: вокругъ него много было лѣса, годнаго для устроиства келлій и службъ, въ рѣкѣ — рыбы для пропитанія, удобно было распахать пашни, поставить близъ монастыря деревни, на рѣкѣ выстроить мельницу.

Когда преподобный Адріанъ вернулся въ Павловъ-Обнорскій монастырь и разсказалъ Пафнутію все видѣнное, тотъ удивился и помышлялъ о томъ, что и онъ переселится для подвиговъ съ другомъ своимъ на новое мѣсто, чудесно ему открытое. Но предсказаніе святаго Ѳерапонта исполнилось въ точности. Вскорѣ въ Обнорскій монастырь отъ царя пришла грамота, которой повелѣвалось старцу Пафнутію отправиться въ Москву. Тамъ онъ былъ поставленъ архимандритомъ Чудова монастыря [7]. Пафнутій только далъ средства на устройство обители.

Съ преподобнымъ Адріаномъ было всего три брата сподвижника. Они устроили двѣ келліи. По берегу рѣки Костромы раскопали мотыками [8] землю, сѣяли хлѣбъ и питались отъ трудовъ своихъ. Въ новый монастырь начали приходить желающіе пустыннаго подвига и келліи умножались. Но лѣсную обитель знали немногіе: ее посѣщали только плотники, строившіе насады [9]. Одинъ такой плотникъ, узнавши о чудесномъ возникновеніи и нуждахъ обители, далъ строителю довольную милостыню. Но мѣсто, на которомъ стоялъ монастырь, было не удобно. Низкій рѣчной берегъ каждую весну затопляла вода и размывала. Адріанъ скорбѣлъ объ этомъ. Онъ посовѣтовался съ братіей и хотѣлъ перенести монастырь на болѣе высокій берегъ рѣки Костромы. Но такъ какъ мѣсто обители было указано чудесно, то подвижникъ желалъ получить указаніе воли Божіей и на задуманное имъ дѣло. Онъ часто ходилъ молиться на предполагаемое мѣсто монастыря и однажды, заснувъ тамъ, удостоился видѣнія. Ему явился незнакомый человѣкъ и сказалъ:

— «Старче! не заботься объ этомъ мѣстѣ, другое назначено тебѣ для жительства. То мѣсто на берегу рѣки Монзы. Тамъ явится святый человѣкъ. А узнаешь о мѣстѣ томъ тогда, когда двое юношей исцѣлятся на немъ отъ тяжкихъ болѣзней».

Дѣйствительно вскорѣ въ монастырь привезли двухъ больныхъ отроковъ, — одного изъ Буя, разслабленнаго ногами, другого, страдавшаго горячкой, изъ Солигалича [10]. Отецъ перваго, рыбакъ Лукіанъ при всѣхъ разсказалъ, какъ во время рыбной ловли явился ему неизвѣстный старецъ, украшенный продолговатой брадой и сіяющій сѣдинами, и приказалъ везти больного сына къ Адріану въ новоустроенный монастырь, обѣщая, что отрокъ получитъ тамъ исцѣленіе. Отецъ другого юноши, кузнецъ изъ Солигалича, повѣдалъ преподобному Адріану, что и ему явился незнакомый старецъ, который сказалъ, что болѣзнь его сына прекратится въ новомъ монастырѣ Адріана. На вопросы того и другого, кто онъ такой и какой обители, явившійся старецъ отвѣчалъ:

— «Я изъ Благовѣщенскаго монастыря съ устья рѣки Монзы, живу въ одной келліи съ Адріаномъ. Иду теперь въ городъ Кострому. Туда послалъ меня старецъ Адріанъ нанять рабочихъ для перенесенія монастыря на новое мѣсто».

Преподобный Адріанъ зналъ, что въ то время изъ монастыря никто не выходилъ; притомъ же въ обители не было инока такой наружности, какъ описывали посѣтители. Больные дѣйствительно исцѣлились отъ своихъ болѣзней послѣ совершенія литургіи въ монастырскомъ храмѣ, а окончательно во время молебна въ часовнѣ, на берегу рѣки Монзы. Тогда преподобный Адріанъ и братія уже вполнѣ увѣрились въ томъ, что есть какой-то незнакомый имъ чудесный покровитель обители и что ему угодно перенести монастырь на рѣку Монзу при впаденіи ея въ Кострому. Такъ они и поступили. Чудовской архимандритъ Пафнутій опять далъ средства для устройства монастыря на новомъ мѣстѣ. Построили два храма: въ честь Воскресенія Христова съ придѣломъ во имя Николая Чудотворца и теплую церковь во имя Пресвятой Богородицы, честнаго и славнаго Ея Благовѣщенія.

Немного времени спустя послѣ устройства монастыря при устьѣ Монзы, пришелъ въ него преподобный Ѳерапонтъ и просилъ строителя принять его въ число братіи. Преподобный Адріанъ охотно принялъ пришельца, не зная, кто онъ такой. Но вскорѣ одинъ инокъ монастыря призналъ преподобнаго Ѳерапонта по тѣмъ примѣтамъ, какими его описывали удостоившіеся видѣній, и сообщилъ свою догадку преподобному Адріану. Ее подтвердили два монастырскихъ рабочихъ. Идя въ монастырь строить храмъ, значитъ, еще до поступленія преподобнаго Ѳерапонта въ обитель, они встрѣтили новопришедшаго инока, который имъ предсказалъ о явленіи святаго человѣка въ Монзенскомъ монастырѣ. Преподобный Адріанъ долго не зналъ, какъ ему удостовѣриться окончательно въ этомъ, не смѣя прямо спросить подвижника. Но одинъ разъ на исповѣди онъ обратился къ преподобному съ вопросомъ: изъ какой онъ обители и гдѣ раньше жилъ? Святый отвѣчалъ такъ, какъ говорилъ обычно въ своихъ явленіяхъ, — что онъ постриженникъ Костромской Воздвиженской обители, а раньше жилъ въ Москвѣ близъ дома Василія Блаженнаго и назвалъ свое имя. Преподобный Адріанъ теперь убѣдился, что таинственный покровитель Монзенской обители былъ не кто иной, какъ преподобный Ѳерапонтъ, и сильно обрадовался, что святый угодникъ открылся и живетъ въ Благовѣщенскомъ монастырѣ. Однако смиренный подвижникъ, не желая прославленія, умолялъ преподобнаго Адріана, потомъ настойчиво требовалъ отъ него, чтобы онъ никому не сказывалъ того, что узналъ о немъ, чтобы хранилъ это какъ тайну исповѣди, и тогда же просилъ игумена быть его духовнымъ отцемъ.

Исповѣдь обнаружила великую святость преподобнаго Ѳерапонта, и преподобный Адріанъ припалъ къ его стопамъ и воскликнулъ:

— «Не требуютъ здравіи врача [11]. Какъ же ты, чистый, пришелъ за исцѣленіемъ къ недужному?»

Преподобный Ѳерапонтъ сказалъ тогда Адріану:

— «Припомни, кого ты видѣлъ раньше на берегу рѣки Костромы, на мѣстѣ, гдѣ хотѣлъ воздвигнуть монастырь? Тогда я сказалъ тебѣ: «отецъ мнѣ будешь и узнаешь имя мое». Нынѣ это сбылось: ты отецъ мнѣ и узналъ мое имя».

— «Спустя два съ половиной года, — продолжалъ преподобный, — исполнится на мнѣ воля Божія».

Такъ угодникъ Божій прозрѣлъ и предсказалъ свою близкую кончину. Потомъ снова просилъ своего духовнаго отца не разглашать того, что узналъ о немъ на исповѣди.

Живя въ пустынной Монзенской обители, преподобный Ѳерапонтъ каждый день съ благословенія духовнаго отца удалялся для молитвы въ болотныя дебри и лѣсныя чащи. Случилось разъ, что одинъ изъ братіи, инокъ Кириллъ возропталъ на святаго угодника за то, что онъ не бываетъ на монастырской страдѣ. Въ слѣдующую ночь во снѣ Кириллъ увидѣлъ множество бѣсовъ въ видѣ черныхъ эѳіоповъ, похвалявшихъ его за ропотъ на преподобнаго.

— «Изгоните его отсюда, — говорили бѣсы о святомъ старцѣ, — потому что лѣнивъ онъ и нерадивъ о монастырской работѣ. Вы даромъ его кормите. Вамъ онъ представляется святымъ, а на самомъ дѣлѣ, уходя въ чащу лѣсную, только спитъ тамъ».

Съ ужасомъ пробудился Кириллъ и побѣжалъ изъ келліи къ старцу Адріану. Онъ исповѣдалъ ему свой грѣхъ ропота на преподобнаго и разсказалъ видѣніе. Преподобный Адріанъ знаменалъ честнымъ крестомъ испуганнаго инока. Когда, опять уснувъ, Кириллъ снова увидалъ бѣсовъ, онъ началъ мысленно молиться преподобному Ѳерапонту и просилъ у него прощенія за свой ропотъ. Внезапно у его одра предсталъ съ жезломъ преподобный, и бѣсы исчезли какъ дымъ.

Въ другой разъ былъ наказанъ за насмѣшку надъ преподобнымъ монастырскій служитель Петръ.

— «Ты старъ годами, а ходишь такъ плавно, — сказалъ Петръ проподобному Ѳерапонту при встрѣчѣ. — Мантія твоя не движется и ногами своими ты какъ будто скользишь».

Преподобный ничего не сказалъ насмѣшнику. Но въ тотъ же день Петръ почувствовалъ страшную боль головы и шеи; лице же его повернулось назадъ. Онъ пошелъ къ преподобному Адріану, а тотъ послалъ его къ преподобному Ѳерапонту просить у него прощенія. Петръ упалъ къ ногамъ угодника, каялся въ своемъ грѣхѣ и молилъ объ исцѣленіи. Святый Ѳерапонтъ поднялъ его, осязалъ руками его больную голову и шею, повернулъ лице напередъ, и Петръ исцѣлился. А подвижникъ наставлялъ его не осуждать ближняго. Оба эти чуда оставались въ тайнѣ при жизни преподобнаго: разсказывать о нихъ онъ запретилъ.

Разъ подвижникъ молился на своемъ обычномъ мѣстѣ, въ лѣсной чащѣ за рѣкой Монзой. Мѣсто это называлось Медвѣжій оврагъ. Жешцина Пелагія, собиравшая грибы, увидѣла преподобнаго съ другой стороны оврага: онъ сидѣлъ на колодѣ; тѣло его обливалось кровью отъ укусовъ комаровъ и мошекъ; цѣлымъ столбомъ вились надъ подвижникомъ оводы. Движимая любопытствомъ, Пелагія перешла оврагъ, раздѣлявшій ее отъ преподобнаго, и хотѣла подойти къ подвижнику, чтобы пожалѣть его и поплакать надъ добровольнымъ мученикомъ, но тотчасъ ослѣпла:

— «Старче Божій! — возопила она, — прости меня грѣшную».

Въ тотъ же мигъ она прозрѣла и очутилась на другой сторонѣ оврага. Послѣ того она могла разсказать о чудѣ только преподобному Адріану и никому другому, возбраняемая невѣдомой силой.

Въ уединенной молитвѣ и изнуреніи своего тѣла преподобный Ѳерапонтъ проводилъ свои дни, но и по ночамъ онъ предавался подвигамъ. Ночи проводилъ онъ безъ сна; усердно молился, переписывалъ божественныя книги или читалъ житія святыхъ. Особенную вѣру онъ питалъ къ святителю Николаю и много разъ перечитывалъ житіе и чудеса Чудотворца.

Святый угодникъ не только былъ образомъ подвижничества для братіи, но и защитникомъ ихъ отъ притѣснителей. Въ то время нерѣдко случалось, что служилые люди, дворяне обижали простой крестьянскій людъ и тѣ монастыри, которые были незначительны. И Благовѣщенскій монастырь подвергался притѣсненіямъ боярскаго сына Алексѣя Нелидова, земли котораго были смежны съ монастырскими угодьями. Нелидовъ объявилъ, что всѣ угодья монастыря принадлежатъ ему, и началъ притѣснять Адріана, братію и монастырскихъ слугъ; строителя оскорблялъ, билъ иноковъ, жившихъ на починкахъ [12], не пускалъ ихъ рубить лѣсъ и ловить рыбу, монастырскихъ слугъ поносилъ и грабилъ. Нелидовъ и своихъ родственниковъ научилъ тѣснить монастырь. Онъ учинилъ такое гоненіе и притѣсненіе обители, какъ будто желалъ разорить святое мѣсто. Въ это тяжелое время преподобный Ѳерапонтъ утѣшалъ и подкрѣплялъ братію, заповѣдалъ имъ кротко терпѣть всѣ озлобленія отъ людей, признавая виновникомъ ихъ діавола, и угрожалъ гонителямъ наказаніемъ отъ Бога въ этой и въ будущей жизни.

Одинъ инокъ монастыря старецъ Іовъ соблазнился мыслью — освободить обитель отъ гоненій Нелидова, подчинивъ его другому сильному монастырю. Не посовѣтовавшись ни съ строителемъ его преподобнымъ Адріаномъ, ни съ братіей, Іовъ отправился въ Павловъ Обнорскій монастырь и предложилъ игумену Іоилю [13] владѣть Благовѣщенскимъ монастыремъ и его вотчинами съ тѣмъ, чтобы не давать обитель въ обиду сосѣднимъ и окрестнымъ дворянамъ. Игуменъ Іоиль охотно согласился и писалъ старцу Адріану, именуя Благовѣщенскую обитель вотчиной Павлова монастыря, а самого старца называлъ причетникомъ своей церкви. Адріанъ опечалился, но преподобный Ѳерапонтъ утѣшалъ его и братію, говоря:

— «Мѣсто это не будетъ въ подчиненіи другому монастырю или въ подданствѣ другой области» [14].

А старцу Іову подвижникъ предсказалъ, что Благовѣщенскій монастырь не будетъ мѣстомъ его упокоенія.

Игуменъ Іоиль горячо взялся за дѣло присоединенія Благовѣщенской обители къ своему монастырю. Строителя ея Адріана онъ хотѣлъ перевести въ свой монастырь и неожиданно пріѣхалъ въ Монзенскую обитель. Но строитель и старцы скрылись. Не найдя никого и не имѣя возможности исполнить свое намѣреніе относительно преподобнаго Адріана, Іоиль взялъ изъ монастыря церковныя книги и увезъ ихъ съ собою. Когда по отъѣздѣ его преподобный Адріанъ вернулся въ свою обитель, онъ увидѣлъ, какъ преподобный Ѳерапонтъ ходилъ и мелъ дворъ монастыря крыльями своей мантіи. При этомъ вслухъ всѣмъ подвижникъ говорилъ:

— «Прахъ и смрадъ твой да выйдутъ съ тобою и козни бѣсовскія да изгонятся».

Когда преподобный Адріанъ началъ тужить о пропажѣ церковныхъ книгъ, святый угодникъ утѣшалъ его, предсказывая, что игуменъ Іоиль скоро впадетъ въ лютую болѣзнь и раскается. Дѣйствительно, всѣ предсказанія преподобнаго Ѳерапонта исполнились въ точности. Благовѣщенская обитель осталась самостоятельнымъ монастыремъ. Игуменъ Іоиль скоро заболѣлъ и, раскаявшись, прислалъ взятыя изъ обители книги и письмо преподобному Ѳерапонту съ просьбой о прощеніи. Старецъ Іовъ, виновникъ всѣхъ этихъ несчастій обители, побоялся снова вернуться въ нее и поселился для подвиговъ въ пустынномъ уединеніи. Но его нашли тамъ разбойники, убили и тѣло его закопали во рву городища.

Благовѣщенскій монастырь былъ всегда дорогъ преподобному Ѳерапонту. Онъ чудесно содѣйствовалъ его устроенію и перенесенію на новое мѣсто, защищалъ его отъ недоброжелателей и притѣснителей. Наконецъ онъ чудесно изыскивалъ средства для содержанія бѣднаго монастыря.

Одинъ разъ преподобный Ѳерапонтъ пришелъ къ строителю, преподобному Адріану и сказалъ:

— «Иди въ царствующій градъ Москву. Ты найдешь тамъ архимандрита Пафнутія больнымъ, и не въ Чудовѣ монастырѣ, а у митрополита на Крутицахъ».

Преподобный Адріанъ спросилъ:

— «Откуда ты получилъ эту вѣсть?»

— «Подробно объ этомъ узнаешь тамъ, — отвѣчалъ преподобный, — архимандритъ желаетъ тебя видѣть».

Преподобный Адріанъ повѣрилъ словамъ святаго Ѳерапонта и отправился въ Москву. Архимандрита Пафнутія, какъ и предсказалъ прозорливый угодникъ, онъ нашелъ больнымъ на Крутицахъ. Въ бесѣдѣ о дѣлахъ Благовѣщенской обители, о подвижникѣ Ѳерапонтѣ и его дивныхъ дѣяніяхъ, архимандритъ Пафнутій спросилъ Адріана:

— «Возвратился ли къ тебѣ тотъ старецъ, который былъ у меня недавно съ твоимъ письмомъ?»

При этомъ онъ взялъ письмо и показалъ преподобному Адріану. Удивился старецъ, видя письмо, написанное собственною рукою. Въ немъ говорилось о нуждахъ монастырскихъ — о колоколахъ, книгахъ и церковныхъ сосудахъ. Но преподобный помнилъ, что такого письма онъ не писалъ никогда. Разспросивши Пафнутія о старцѣ, принесшемъ письмо, Адріанъ узналъ въ немъ преподобнаго Ѳерапонта, чудесно являвшагося митрополиту Крутицкому и Пафнутію, такъ какъ подвижникъ въ то время не оставлялъ монастыря и преподобный Адріанъ никогда не посылалъ его въ Москву. Когда узналъ обо всемъ этомъ Крутицкій митроиолить Геласій [15], то вмѣстѣ съ Пафнутіемь онъ далъ преподобному Адріану обильную милостыню на нужды монастыря. Такъ заботился преподобный Ѳерапонтъ о своей обители и чудесно помогалъ ей.

Два года съ половиной прожилъ угодникъ Божій въ Монзенскомъ монастырѣ. Онъ непрестанно пребывалъ въ молитвѣ, въ трудахъ и воздержаніи. Каждый день приходилъ въ придѣлъ святителя и чудотворца Николая и плакалъ о душѣ своей, памятуя о часѣ смертномъ и страшномъ судѣ.

Господь открылъ Своему угоднику день и часъ его кончины. Преподобный Ѳерапонтъ казался братіи здоровымъ и бодрымъ, но готовился къ смерти. Онъ призываетъ отца своего духовнаго, преподобнаго Адріана и братію и обращается къ нимъ съ прощальнымъ словомъ:

— «Близокъ конецъ моей жизни, — сказалъ со слезами преподобный, — я отхожу изъ нея и предаю духъ мой въ руцѣ Божіи. Господь да сохранитъ васъ и утвердитъ въ любви Своей. Я же, хотя и отхожу тѣломъ, но не отступлю отъ васъ духомъ своимъ, если между вами любовь будетъ».

Это было утромъ 11 декабря. Простившись съ братіей, онъ просилъ преподобнаго Адріана пріобщить его въ тотъ же день за литургіей святыхъ Христовыхъ Таинъ и завѣщалъ духовному отцу, чтобы по смерти онъ причастилъ его святой богоявленской водой. Преподобный Ѳерапонтъ отстоялъ божественную литургію и пріобщился святыхъ Таинъ. Братія, видя подвижника еще крѣпкимъ, не хотѣли вѣрить, что онъ скоро умретъ. Весь день и ночь святый провелъ въ уединенной келейной молитвѣ. Слѣдующій день былъ воскресный, недѣля праотецъ предъ Рождествомъ Христовымъ [16]. Преподобный Ѳерапонтъ послѣдній разъ пришелъ въ храмъ Божій къ утрени и по окончаніи ея испросилъ благословеніе и прощеніе у своего духовнаго отца, второй разъ простился съ братіей и удалился въ келлію. Всѣ братія монастыря вмѣстѣ съ игуменомъ отправились къ преподобному, чтобы еще разъ услышать отъ него прощальное слово. Но братія и теперь сомнѣвались въ близости кончины преподобнаго Ѳерапонта, такъ какъ подвижникъ всѣмъ казался бодрымъ и здоровымъ. Когда пришли въ келлію, то увидали, что святый почилъ. Онъ лежалъ на своемъ одрѣ въ мантіи и куколѣ. Лицо его было покрыто парамандомъ, а въ головахъ почившаго стояло кадило съ горящими угольями и ѳиміамомъ. Великое благоуханіе распространилось по всей обители и даже за ея стѣны. Зажженныя свѣчи стояли предъ образами. Блаженная кончина преподобнаго Ѳерапонта послѣдовала по всей вѣроятности въ 1597 году [17] 12 декабря, чрезъ 16 лѣтъ послѣ постриженія его въ монашество. Исполняя предсмертную волю почившаго угодника, преподобный Адріанъ причастилъ его богоявленскою водою. Тогда уста почившаго сами отверзлись и лице его просіяло. День чудеснаго преставленія преподобнаго Ѳерапонта ознаменовался и другимъ чудомъ — исцѣленіемъ инока Протасія отъ болѣзни глазъ, которою онъ страдалъ съ дѣтства.

Послѣ смерти своей преподобный продолжалъ творить обильныя чудеса. Многіе больные, приходя къ его гробу, получали исцѣленія по мѣрѣ вѣры и усердія молитвы къ преподобному. Обитель, въ которой подвизался преподобный Ѳерапонтъ, не разъ была спасаема имъ отъ бѣдъ и скорбей, отъ нашествія литовскихъ ратниковъ, отъ нападенія разбойниковъ, отъ боярскихъ притѣсненій.

Святый угодникъ Божій помогалъ своею чудесною помощью особенно тѣмъ христіанамъ, которые обнаруживали расположеніе къ его обители. На рѣкѣ Костромѣ прямо противъ Благовѣщенскаго монастыря былъ большой порогъ, который затруднялъ плаваніе по рѣкѣ. Случилось разъ, что изъ Солигалича внизъ по Костромѣ плылъ караванъ струговъ [18] съ солью. Когда суда подошли къ порогу, торговые люди сошли на берегъ и рѣшили сходить въ монастырь, чтобы отпѣть тамъ молебенъ и призвать на помощь преподобнаго Ѳерапонта. Но одинъ изъ нихъ, именемъ Вавила, не захотѣлъ этого сдѣлать. Онъ сказалъ:

— «Много такихъ старцевъ, неужели всѣ они святые?»

И остался на берегу, когда его товарищи отправились въ монастырь, молились тамъ, дали въ обитель соли и денегъ.

Начали спускать суда чрезъ порогъ. Первые шесть струговъ, принадлежавшіе хозяевамъ, помолившимся въ монастырѣ, прошли благополучно. При этомъ одинъ инокъ и нѣкоторые изъ торговыхъ людей видѣли, что какой-то незнакомый, ветхій старецъ, одѣтый въ куколь, мантію и лапти, садился на корму каждаго струга и правилъ имъ на опасномъ мѣстѣ. Когда проводили послѣдній стругъ, принадлежавшій Вавилѣ, къ нему привязали веревки, чтобы держать судно съ берегу. Тогда видѣли, что старецъ не сѣлъ на корму струга, а сталъ высоко на берегу, и въ то время, когда судно проходило порогъ, какой-то юноша (такъ видѣли нѣкоторые) перерубилъ веревки. Тотчасъ же стругъ понесло по порогу: онъ бился о камни, накренился на бокъ, вода его заливала и онъ готовъ былъ потонуть. Вавила бросился на землю, валялся и кричалъ:

— «Горе мнѣ окаянному, все потерялъ, — и свое и чужое!»

Другіе уговаривали его.

— «Согрѣшилъ ты: изрекъ хулу на преподобнаго Ѳерапонта и не послалъ въ монастырь милостыни. Струги товарищей твоихъ прошли, а ты страдаешь!»

Вавила безпрестанно кричалъ:

— «Святче Божій, прости меня грѣшнаго!»

И мысленно обѣщалъ снести въ монастырь часть соли, чтобы преподобный помогъ ему. Сразу стругъ Вавилы выпрямился и сталъ по теченію. Незнакомый старецъ сталъ предъ стругомъ на рѣчной быстринѣ и, распространивъ крылья своей мантіи противъ волнъ, не пускалъ, воду заливать судно. Снова привязали веревки. Старецъ подошелъ къ кормѣ, повернулъ ее своею рукою и направилъ стругъ куда слѣдовало, такъ что онъ благополучно прошелъ порогъ.

Вразумленный Вавила тотчасъ же пошелъ въ монастырь. Онъ далъ строителю преподобному Адріану денегъ и соли и просилъ его отпѣть молебенъ. Потомъ разсказалъ о происшествіи и далъ обѣтъ заходить въ монастырь, молиться и давать милостыню каждый разъ, когда придется ему проѣзжать мимо. Одинъ инокъ монастыря, наблюдавшій все происшествіе съ берега, и одинъ изъ хозяевъ удостовѣрили преподобнаго Адріана въ этомъ чудѣ угодника Божія, святаго Ѳерапонта.

Вскорѣ послѣ своей смерти преподобный явился Адріану и сказалъ:

— «Скоро великій голодъ будетъ въ Русской землѣ; храни хлѣбъ. Въ то время увеличатся земли у монастыря и монастырскія деревни построятся тамъ, гдѣ теперь владѣютъ дѣти боярскіе. Тогда многіе пропитаются отъ твоихъ житницъ: и онѣ не оскудѣютъ».

Сказавъ это, святый сталъ невидимъ. Преподобный вторично подтвердилъ свое предсказаніе, явившись слѣпому старцу Ѳеодосію, иноку Благовѣщенской обители, когда тотъ мололъ муку ручнымъ жерновомъ (монастырь былъ такъ бѣденъ, что не имѣлъ средствъ устроить мельницу), и сказалъ:

— «Скоро настанетъ великій голодъ по всей странѣ Русской; но ты до этого не доживешь; тайно съ настойчивостью скажи Адріану, чтобъ берегъ онъ хлѣбъ свой, потому что многіе будутъ питаться отъ монастыря сего. И распространятся земли монастыря, лѣса его и будутъ деревни».

Дѣйствительно, по пророчеству преподобнаго Ѳерапонта, въ 1601 году насталъ страшный голодъ, продолжавшійся три года. Цѣны на хлѣбъ вздорожали и множество людей умирало отъ голода. Въ Москвѣ, куда голодный народъ стекался въ надеждѣ найти кусокъ хлѣба на работахъ, начатыхъ царемъ Борисомъ Годуновымъ, померло тогда около 500.000 человѣкъ. Монзенскій монастырь въ это тяжелое время отпускалъ свой хлѣбъ всѣмъ нуждающимся, и житницы монастыря, какъ и предсказывалъ преподобный, не оскудѣвали. Вся окрестность питалась монастырскимъ хлѣбомъ и пустоши обители постепенно заселялись.

Чрезъ 20 лѣтъ послѣ кончины преподобнаго (т. е. въ 1617-1618 годахъ) его святыя мощи, почивавшія подъ помостомъ въ придѣлѣ Николая Чудотворца, были обрѣтены. Когда преподобный Адріанъ, собравшееся духовенство и иноки пришли къ мѣсту погребенія преподобнаго Ѳерапонта, его гробъ оказался стоящимъ на поверхности земли, надъ тѣмъ мѣстомъ, гдѣ онъ былъ зарытъ. Всѣ недоумѣвали, не знали, что дѣлать, и, покрывъ гробъ покровомъ, удалились. Когда въ, тотъ же день вечеромъ снова пришли ко гробу угодника Божія, то увидали, что онъ опустился въ землю; наверху остался только покровъ. Начали копать около гроба и дорылись до него. Сдвинувъ гробовую крышку, присутствовавшіе увидѣли нетлѣнными и мощи подвижника и даже ризы, покрывавшія ихъ. Изъ гроба распространилось великое благоуханіе. Но поднять гроба собравшіеся были не въ состояніи и потому, обложивъ его новыми досками, снова закопали въ томъ же мѣстѣ [19].

Примѣчанія:
[1] Древнее житіе преп. Ѳерапонта Монзенскаго, а вмѣстѣ и преп. Адріана, его духовнаго отца, написано около 1614 г. игуменомъ Монзенскаго Благовѣщенскаго монастыря, неизвѣстнымъ по имени.
[2] Преподобный Адріанъ, строитель Монзенскаго монастыря, скончался въ 1619 году; память его 5 мая.
[3] Василій Блаженный, московскій юродивый, скончался въ 1552 году; память его 2 августа.
[4] Крестовоздвиженскій монастырь неизвѣстно когда и кѣмъ основанъ; упоминается первый разъ въ 1580 году. Постриженіе въ немъ преподобнаго Ѳерапонта относится вѣроятно къ этому времени. Въ 1680 году онъ обращенъ въ женскій. По упраздненіи другого женскаго монастыря въ Костромѣ, Анастасіина, въ 1764 году инокини переведены были въ Воздвиженскій монастырь. Въ 1773 году пожаръ уничтожилъ всѣ монастырскія зданія, почему монахини снова были переведены въ Анастасьевскій, а земля бывшаго монастыря отдана подъ соборъ н колокольню.
[5] Благовѣщенскій монастырь на рѣкѣ Монзѣ (правомъ притокѣ Костромы), при впаденіи ея въ рѣку Кострому, Костромской губерніи, Буйскаго уѣзда, основанъ преподобнымъ Адріаномъ въ 1595 году. Упраздненъ въ 1764 году. Нынѣ называется — погостъ Благовѣщенскій на Монзѣ или Ѳерапонтовъ.
[6] Павловъ Обнорскій монастырь находится въ Вологодской губерніи, Грязовскомъ уѣздѣ, въ 53 верстахъ отъ Вологды и въ 16 верстахъ отъ Грязовца. Лежитъ на лѣвомъ берегу рѣки Нурмы. Основанъ въ 1414 году преподобнымъ Павломъ Обнорскимъ, ученикомъ преподобнаго Сергія Радонежскаго († 1429 году; память его 10 января).
[7] Пафнутій былъ архимандритомъ Чудова монастыря съ 1595 по 1604 годы.
[8] «Мотыка» — большая желѣзная кирка для копанія твердой почвы, имѣющая видъ костыля.
[9] «Насады» — плоскодонныя рѣчныя суда съ поднятыми, надѣланными бортами (насадами или нашвами).
[10] Буй и Солигаличъ — уѣздные города Костромской губерніи. Оба на рѣкѣ Костромѣ: Буй южнѣе Монзенскаго монастыря, Солигаличъ сѣвернѣе.
[11] Ев. отъ Марка гл. 2, ст. 17.
[12] «Починками» назывались мѣста въ лѣсу, обработанныя для посѣва.
[13] Іоиль игуменствовалъ въ Павло-Обнорскомъ монастырѣ съ 1597 г. по 1603 г.
[14] Благовѣщенскій монастырь въ древнее время принадлежалъ къ Галицкой области, Павловъ Обнорскій къ Вологодской. Такимъ образомъ они были разныхъ областей.
[15] Митрополитъ Геласій управлялъ Крутицкой митрополіей до 1589 года въ санѣ епископа, а съ этого года до смерти въ 1602 году съ титуломъ митрополита. Его преемникомъ, былъ упоминаемый здѣсь архимандритъ Пафнутій.
[16] Предъ праздникомъ Рождества Христова въ два воскресные дня (двѣ недѣли) святая Церковь празднуетъ праведникамъ, которые спаслись вѣрою въ имѣющаго родиться Іисуса Христа. Одна недѣля (воскресенье) называется недѣлею Праотецъ, другая, бывающая предъ самымъ Рождествомъ Христовымъ, называется недѣлею св. Отецъ. Въ недѣлю Праотецъ, которая бываетъ отъ 11 до 17 декабря, вспоминаются святые Патріархи отъ Адама до Іосифа Обручника; святые пророки отъ Самуила до Захаріи и Іоанна Предтечи. Недѣля святыхъ Отецъ — послѣднее воскресенье предъ Рождествомъ Христовымъ (она бываетъ въ числа отъ 18-го до 24-го). Въ службѣ этой недѣли прославляются патріархи, отъ племени которыхъ родился обѣтованный Мессія, Господь нашъ Іисусъ Христосъ.
[17] Въ древнемъ житіи годъ кончины преподобнаго Ѳерапонта указанъ 7094-1585. Но по другимъ указаніямъ житія слѣдуетъ признать, что она послѣдовала позже, вѣроятнѣе всего въ 1597 году, когда 12 декабря приходилось на воскресенье.
[18] Стругъ — плоскодонное рѣчное судно, гребное и парусное; употребляется для перевозки товаровъ.
[19] Въ настоящее время святыя мощи преподобнаго Ѳерапонта почиваютъ подъ спудомъ въ Благовѣщенской церкви упраздненнаго монастыря. Со времени открытія мощей или вскорѣ послѣ того въ Благовѣщенскомъ монастырѣ начали мѣстно праздновать память угодника Божія: при его гробѣ пѣть молебны вмѣсто паннихидъ. Одинъ игуменъ Благовѣщенскаго монастыря, написавшій житіе его, составилъ и службу ему около 1640 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 512-525.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0