Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 26.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День седьмой.

Житіе преподобнаго отца нашего Антонія Сійскаго [1].

— «Дѣти, мы достигли глубокой старости, и тяжелыя болѣзни постигли насъ, какъ сами вы видите. Уже недалеко время нашей кончины. Нынѣ мы поручаемъ васъ Богу и Его Пречистой Матери. Они станутъ пещись о васъ во все время вашей жизни и будутъ вамъ помогать во всѣхъ вашихъ дѣлахъ, вы же старайтесь всегда соблюдать заповѣди Божіи, Милость Господня да будетъ съ вами во вѣки!»

Вскорѣ они съ миромъ отошли къ Господу; Андрею въ то время было 25 лѣтъ. По смерти родителей онъ переселился въ Новгородъ и здѣсь прослужилъ одному боярину пять лѣтъ. По совѣту боярина вступилъ въ бракъ. Но жена его черезъ годъ умерла, и святый Андрей увидѣлъ въ этомъ волю Божію. Онъ вернулся на родину, однако не долго пробылъ тамъ. Продавъ свою часть изъ имѣнія родителей, онъ роздалъ бѣднымъ вырученныя деньги и навсегда удалился изъ Кехты, чтобы служить Единому Господу.

Преподобный направился въ обитель Пахомія [2] близъ озера Кено [3], не взявъ съ собою даже другой смѣны одежды. Верстъ за пять отъ обители, его застигла ночь. Святый сталъ усердно просить Господа, чтобы онъ указалъ ему путь и послѣ молитвы заснулъ. Во снѣ явился ему благолѣпный мужъ въ свѣтлыхъ ризахъ съ крестомъ въ рукахъ и сказалъ:

— «Возьми крестъ свой и не бойся вступить на подвигъ твой. Подвизайся и не страшись козней діавольскихъ, ибо ты будешь мужъ желаній духовныхъ и явишься наставникомъ множества иноковъ».

Осѣнивъ его крестомъ, дивный мужъ сказалъ еще:

— «Симъ побѣждай лукавыхъ духовъ».

Святый тотчасъ же пробудился. Сердце его было исполнено духовной радостью. Всю остальную ночь онъ провелъ въ молитвѣ. На утро, войдя въ обитель преподобнаго Пахомія, онъ припалъ къ ногамъ благочестиваго основателя и начальника Кенской обители и съ великимъ смиреніемъ просился въ число иноковъ. Пахомій указывалъ на трудность иноческой жизни, говорилъ, что обитель его недавно основана, но ничто не могло удержать избранника Божія. Прозрѣвая въ пришедшемъ будущаго подвижника, Пахомій принялъ Андрея въ число иноковъ и облекъ въ иноческія одежды, при чемъ его нарекъ Антоніемъ въ честь преподобнаго Антонія Великаго [4]. Это произошло въ 1508 году, когда преподобному Антонію было 30 лѣтъ. Самъ Пахомій сталъ руководить новоначальнымъ инокомъ, взявъ его въ свою келлію. Новый инокъ прежде всѣхъ являлся въ храмъ Божій, постоянно хранилъ въ своемъ сердцѣ память о страшномъ судѣ и о будущемъ нелицепріятномъ возмездіи. Отличаясь крѣпкимъ здоровьемъ, онъ охотно исполнялъ самыя тяжелыя работы, занимался земледѣліемъ, трудился на поварнѣ, усердно работая на братію. Тѣлеснымъ трудомъ преподобный умерщвлялъ свою плоть и тѣмъ очищалъ свою душу. Сильно онъ боролся съ навожденіями злыхъ духовъ и всегда побѣждалъ ихъ; спалъ онъ крайне мало, соблюдалъ строгій постъ, пищу вкушалъ черезъ день и то помалу. За такую подвижническую жизнь вся братія относилась къ нему съ любовью и уваженіемъ. Но великій своимъ смиреніемъ, святый Антоній тяготился людской хвалой. Въ то время въ обители не стало іеромонаха. Преподобный Пахомій и братія просили Антонія принять на себя санъ священства. Уступая ихъ просьбамъ, онъ отправился въ Новгородъ къ архіепископу и принялъ отъ него священный санъ. Возвратившись въ обитель, подвижникъ началъ вести еще болѣе строгую жизнь. Въ монастырѣ была больница. Въ свободное отъ богослуженія время святый Антоній ухаживалъ за больными: самъ готовилъ для нихъ воду, омывалъ болящихъ, стиралъ ихъ одежды, ободрялъ и утѣшалъ своимъ словомъ. Такъ онъ подготовлялъ себя къ будущимъ подвигамъ. Любя уединеніе, преподобный просилъ Пахомія благословить его на этотъ подвигъ. И Пахомій благословилъ его, видя его добродѣтели и труды.

Преподобный отправился искать себѣ пустынное мѣсто для подвиговъ. Его сопровождали два благочестивыхъ инока Кенской обители Александръ и Іоакимъ. Изъ Кенской обители преподобный Антоній со спутниками своими поплылъ по рѣкѣ Онегѣ до рѣчки Шелексны. Поднимаясь по теченію этой рѣки лѣсами и непроходимыми дебрями, иноки пришли на рѣку Емцу, въ которую Шелексна впадаетъ, къ порогу называемому Темная Стремнина [5]. Мѣсто это понравилось отшельникамъ; они поставили здѣсь хижину, а чрезъ нѣсколько времени построили небольшой деревянный храмъ во имя святителя и чудотворца Николая и келліи. Къ тремъ подвижникамъ присоединилось еще четверо иноковъ: Исаія, Елисей, Александръ и Іона. Мѣсто, избранное преподобнымъ Антоніемъ, было покрыто густымъ лѣсомъ и расположено вдали отъ человѣческихъ жилищъ. Безмолвіе тихой пустыни нарушалось только горячими молитвами иноковъ, да пѣніемъ птицъ. Сурова была природа, суровы были и подвиги иноковъ. Только Господу Богу и самимъ подвижникамъ было извѣстно, сколько лишеній они претерпѣли въ это время. Семь лѣтъ провелъ святый Антоній съ своими сожителями, постоянно молясь и трудясь. Но врагъ рода человѣческаго не могъ болѣе сносить ихъ благочестія. Онъ внушилъ жителямъ сосѣдней деревни Скороботовой мысль, что съ основаніемъ обители, земля ихъ будетъ взята у нихъ преподобнымъ. Жители возстали противъ отшельниковъ и изгнали ихъ. Преподобный Антоній кротко удалился съ своими учениками изъ того мѣста и направился еще дальше на сѣверъ. Снова начались странствованія иноковъ по лѣсамъ и болотамъ [6].

Однажды преподобный Антоній молился вмѣстѣ съ братіей. Святый стоялъ впереди прочихъ съ воздѣтыми руками; во время молитвы къ инокамъ подошелъ рыболовъ Самуилъ. Дождавшись окончанія молитвы, онъ приблизился къ преподобному и просилъ его благословенія. Святый Антоній благословилъ Самуила, затѣмъ долго бесѣдовалъ съ нимъ и просилъ указать мѣсто, удобное для иноческихъ подвиговъ. Самуилъ привелъ иноковъ къ Михайлову озеру, откуда вытекаетъ рѣка Сія [7]. Мѣсто это отстояло на 78 верстъ къ югу отъ Холмогоръ [8] и было еще болѣе пустынно: непроходимыя дебри, темные лѣса, чащи, болота, заросшія мхомъ, глубокія озера — таковы были стѣны, отдѣлявшія отъ міра мѣсто подвиговъ преподобнаго Антонія. Единственными обитателями этого мѣста были дикіе звѣри. Здѣсь никогда не было человѣческаго жилья, одни лишь звѣроловы заходили порой сюда. И они разсказывали, что на этомъ мѣстѣ не разъ слыхали они звонъ колоколовъ, пѣніе иноковъ; иногда имъ представлялось, будто иноки рубятъ лѣсъ. Отсюда составилось убѣжденіе, что мѣсто Самимъ Богомъ предназначено для обители.

Мѣсто понравилось блаженному, и онъ рѣшилъ здѣсь поселиться: на первый разъ построилъ здѣсь часовню и келліи. Такъ была основана знаменитая потомъ Сійская обитель. Это произошло около 1520 года, когда преподобному было 42 года отъ рода. Въ началѣ инокамъ приходилось переносить много лишеній. Самъ преподобный вмѣстѣ съ другими иноками вырубалъ лѣсъ и копалъ землю. Этимъ сподвижники добывали себѣ скудное пропитаніе. Питались и «саморастущими быліями», то-есть ягодами, корнями травъ и грибами. Но часто не хватало имъ хлѣба, масла и соли; приходилось терпѣть голодъ. Однажды скудость была столь велика, что иноки стали роптать и даже хотѣли оставить то мѣсто. Но Господь помогъ преподобному Антонію. Неожиданно явился неизвѣстный христолюбецъ, который доставилъ братіи хлѣбъ, муку, масло и далъ еще средства на строеніе обители. Христолюбецъ сказалъ о себѣ инокамъ, что онъ совершаетъ далекое путешествіе и теперь идетъ въ Великій Новгородъ, обѣщалъ возвратиться къ нимъ, но болѣе уже никогда не возвращался.

Около того времени сборщикъ дани отъ Новгородскаго владыки — новая обитель находилась въ области Великаго Новгорода — Василій Бебрь, думая, что у преподобнаго Антонія много денегъ, подговорилъ разбойниковъ ограбить иноковъ. Но Господь хранилъ Своихъ вѣрныхъ рабовъ. Когда хищники хотѣли напасть на обитель, имъ показалось, что ее охраняетъ множество вооруженныхъ людей. Они засѣли въ лѣсныхъ дебряхъ, окружавшихъ то мѣсто, но не могли дождаться времени, удобнаго для нападенія. Потомъ, гонимые ужасомъ, побѣжали и когда о всемъ сообщили Бебрю, онъ понялъ, что самъ Господь защищаетъ иноковъ; пришелъ къ преподобному Антонію, упалъ предъ нимъ на колѣна и раскаялся въ своемъ согрѣшеніи. Старець кротко простилъ его.

Слухъ о подвигахъ преподобнаго и сожителей его распространился по окрестностямъ, и многіе стали приходить къ нимъ и доставлять средства къ жизни. Нѣкоторые принимали постриженіе отъ руки подвижника. Когда число учениковъ умножилось, преподобный Антоній послалъ въ Москву учениковъ своихъ Александра и Исаію. Они должны были испросить у великаго князя Василія Іоанновича [9] разрѣшеніе на постройку новой обители. Великій князь милостиво принялъ иноковъ, вручилъ имъ грамоту на землю, которую занималъ монастырь, пожертвовалъ церковную утварь и ризы. Съ радостію были встрѣчены иноки, принесшіе изъ Москвы царскую грамоту и пожертвованія. Преподобный Антоній началъ усердно строить обширный деревянный храмъ во имя Пресвятой Троицы. Наконецъ храмъ былъ оконченъ. Мѣстную икону Живоначальной Троицы по преданію писалъ самъ святый Антоній. Но Господь хотѣлъ испытать терпѣніе рабовъ Своихъ. Разъ послѣ утренняго пѣнія, когда преподобный Антоній съ братіей былъ на работѣ, отъ оставшейся непогашенной свѣчи храмъ, выстроенный съ такимъ стараніемъ, сгорѣлъ. Послѣ сего братія даже хотѣли разойтись. Они были утѣшены лишь тѣмъ, что мѣстная икона Пресвятой Троицы осталась совершенно неповрежденной. Тогда построили новый храмъ и чудесно сохранившаяся икона была торжественно внесена въ него. Вскорѣ отъ нея по молитвамъ святаго недугующіе стали получать исцѣленія. Кромѣ этого храма преподобный выстроилъ еще двѣ церкви: одну въ честь Благовѣщенія Пресвятой Богородицы, другую во имя преподобнаго Сергія, Радонежскаго чудотворца, къ которому преподобный часто обращался въ своихъ молитвахъ. Когда обитель была устроена, братія стали просить подвижника, чтобы онъ принялъ игуменство. Смиренный подвижникъ долженъ былъ уступить настойчивымъ просьбамъ братіи и принять на себя управленіе монастыремъ.

Нѣсколько лѣтъ онъ управлялъ обителью и показывалъ всѣмъ добрый примѣръ. Ежедневно преподобный являлся въ храмъ Божій и, стоя на божественной службѣ отъ начала и до конца ея, не опирался на жезлъ, не прислонялся къ стѣнѣ. И за братіей слѣдилъ, чтобы соблюдали благочиніе въ церкви: не переходили съ мѣста на мѣсто, не выходили вонъ безъ крайней нужды. Предписывалъ братіи неопустительно исправлять и келейное правило. По окончаніи молитвы подвижникъ первый являлся на работу и здѣсь подавалъ примѣръ трудолюбія братіи. Любилъ онъ и божественныя книги и собралъ въ своей обители много писаній отцевъ и учителей церкви. Проводя ночи въ молитвѣ, преподобный отдыхалъ, лишь на недолго забываясь сномъ послѣ трапезы. Пища его была такая же скудная, какъ и братіи; одежда ветхая, покрытая заплатами какъ одежда нищихъ, такъ что никто изъ постороннихъ не узнавалъ въ преподобномъ начальника обители. Заботливо обходилъ подвижникъ монастырскія службы — пекарню и поварню, ободрялъ братій, несущихъ эти тяжелыя послушанія, и совѣтовалъ имъ избѣгать праздныхъ бесѣдъ. Съ особенною любовію посѣщалъ преподобный Антоній монастырскую больницу, наставлялъ болящихъ иноковъ съ благодарностью переносить недуги и непрестанно молиться, памятуя о приближающемся смертномъ часѣ. Для ухода за больными преподобный поставилъ особаго надзирателя. Было уставлено въ обители строгое общежитіе — общая и для всѣхъ равная пища и одежда. Хмельныя питія запрещались совершенно: предписывалось не принимать ихъ и отъ христолюбцевъ, даже не допускать принесшихъ къ монастырю. «И симъ уставомъ блаженный возможе пьянственнаго змія главу отторгнути и кореніе его отсѣщи», такъ свидѣтельствуетъ жизнеописатель преподобнаго. Много заботился подвижникъ и о нищей братіи: обязалъ иноковъ подавать неоскудную милостыню, дѣлалъ это нерѣдко и самъ тайно отъ братіи, боясь вызвать ихъ ропотъ.

Слыша о строгой жизни святаго, многіе стали приходить къ нему, просили его молитвъ, и нѣкоторые поступали въ число братіи. Всѣхъ иноковъ собралось въ обитель 70 человѣкъ. Многіе между ними отличались святостью своей жизни и духовными трудами; одинъ изъ нихъ Іона составилъ потомъ житіе своего духовнаго отца и наставника.

Но преподобный Антоній тяготился людской славой. Послѣ нѣсколькихъ лѣтъ управленія обителью, избравъ на свое мѣсто Ѳеогноста, мужа опытнаго въ духовной жизни, онъ оставилъ игуменство и вмѣстѣ съ однимъ простымъ инокомъ удалился изъ обители въ уединенное мѣсто. Сначала преподобный Антоній поселился на островѣ Дубницкаго озера, въ 3 поприщахъ отъ обители, вверхъ по теченію рѣки Сіи. Островъ былъ весьма красивъ и удобенъ къ пустынножительству. Обошелъ его преподобный, осмотрѣлъ весь и возлюбилъ: островъ окружали озера, по берегамъ которыхъ росли непроходимые лѣса, разстилались болота, заросшія мхами. Преподобный Антоній поселился здѣсь, поставилъ малую хижину и часовню во имя святителя и чудотворца Николая и еще ревностнѣе, чѣмъ прежде, началъ подвизаться въ безмолвіи, непрестанной молитвѣ и трудахъ: рубилъ лѣсъ, очищалъ мѣсто для посѣва, копалъ землю своими руками, сѣялъ хлѣбъ и питался отъ трудовъ своихъ, а оставшійся хлѣбъ отсылалъ въ монастырь. Ночью, по вечернемъ правилѣ подвижникъ до самой заутрени мололъ муку, въ лѣтнія ночи обнажался до пояса и отдавалъ свое тѣло на съѣденіе комарамъ.

Господь сподобилъ подвижника дара прозорливости. Юный инокъ Сійскаго монастыря Филоѳей, боримый искусителемъ, задумалъ уйти въ міръ, разстричься и жениться. Но ему пришла благая мысль зайти къ преподобному въ пустыню и принять отъ него благословеніе. Увидя Филоѳея, подвижникъ обратился къ нему съ такими словами:

— «Что это, чадо, пришелъ ты сюда, смущаемый отъ злого помысла? хочешь уйти въ міръ, разстричься и думаешь утаить это отъ меня».

Услышавъ свою тайну изъ устъ преподобнаго, Филоѳей устрашился, упалъ къ ногамъ его и во всемъ признался. Подвижникъ поднялъ, его ободрилъ и послѣ наставленія отпустилъ въ монастырь.

Чрезъ нѣкоторое время преподобный Антоній отошелъ въ другое уединенное мѣсто за пять поприщъ отъ прежняго, на озеро Падунъ и, поставивъ тамъ себѣ келлію, предался молитвеннымъ подвигамъ. Это мѣсто было окружено горами; на горахъ росъ такой высокій лѣсъ, что снизу казалось — онъ достигалъ до небесъ. Келлія преподобнаго пріютилась у подножія этихъ горъ и какъ бы обсажена была кругомъ двѣнадцатью бѣлыми березами. Печальна была эта вторая пустыня преподобнаго, она располагала къ богомыслію и молитвѣ. Подвижникъ сколотилъ изъ бревенъ плотъ и съ него удилъ рыбу на озерѣ для пропитанія. Во время уженья онъ обнажалъ голову и плечи на съѣденіе комарамъ и оводамъ: насѣкомыя слетались роями, покрывали его тѣло, кровь струилась по шеѣ и плечамъ, а подвижникъ стоялъ недвижимо. Такъ прожилъ преподобный два года внѣ своей обители, въ обѣихъ пустыняхъ.

Между тѣмъ Ѳеогностъ отказался отъ игуменства. Братія просили преподобнаго, чтобы онъ снова принялъ игуменство:

— «Отче, не оставь насъ, чадъ своихъ, — говорили со слезами братія. — Иди въ обитель свою и пребывай съ нами. Если же не придешь, мы всѣ разойдемся какъ овцы, не имѣющія пастыря».

Преподобный Антоній склонился на ихъ просьбу. Снова началъ управлять обителью, подавая всѣмъ примѣръ благочестивой и подвижнической жизни. Отъ старости онъ не имѣлъ уже силъ исполнять тяжелыя работы, но не усыпалъ въ молитвѣ, не ослабѣвалъ въ постѣ.

Тогда проявился у преподобнаго Антонія даръ чудотвореній — награда святой его жизни.

Передъ самымъ праздникомъ Преображенія иноки цѣлую ночь трудились на рыбной ловлѣ, но ничего не поймали. Печальные пришли они въ монастырь, но преподобный, ободривъ ихъ, снова послалъ на озеро, къ Красному мысу, говоря:

— «Чада, окажите послушаніе и узрите славу Божію, ибо Господь милостивъ: Живоначальная Троица не забудетъ вашихъ трудовъ и не оставитъ братій нашихъ, вѣрно служащихъ Господу на этомъ святомъ мѣстѣ, алчущими въ великій праздникъ».

Иноки отправились на указанное мѣсто, закинули сѣть, и поймали такое множество рыбы, что долгое время питались ею и послѣ праздника. Съ тѣхъ поръ стали называть эту тоню Антоніевой.

Отъ суровыхъ подвиговъ и отъ старости тѣло преподобнаго Антонія высохло и ослабѣло, весь онъ сгорбился, не могъ самъ ходить, такъ что водили его братія. Но онъ не прекратилъ своихъ подвиговъ и сидя исполнялъ молитвенное правило.

Видя изнеможеніе своего наставника и ожидая близкую кончину его, братія просили преподобнаго дать имъ письменный уставъ и указать себѣ преемника по управленію монастыремъ. Преподобный исполнилъ просьбы скорбящихъ учениковъ своихъ: поставилъ имъ строителя обители Кирилла, а игуменомъ на свое мѣсто Геласія. Геласій въ то время былъ за моремъ, на рѣкѣ Золотицѣ [10], посланный по дѣлу. Кириллъ находился въ монастырѣ и подвижникъ обратился къ нему съ предсмертнымъ наставленіемъ: убѣждалъ нерушимо соблюдать уставъ монастырскій — въ церковной службѣ, въ пищѣ и питіи, равно любить братій и быть всѣмъ слугой; всякія монастырскія дѣла обсуждать со всею братіею на трапезѣ и безъ совѣта съ ними не дѣлать ничего, чтобы не было въ монастырѣ неудовольствій; предписывалъ посѣщать больныхъ братій и особенно о нихъ заботиться.

Затѣмъ обратился къ собравшимся братіямъ и уговаривалъ ихъ: не ослабѣвать въ молитвахъ, имѣть взаимную любовь и единомысліе, удаляться гнѣва и лукавыхъ словъ, повиноваться старшимъ, хранить чистоту тѣлесную и душевную, имѣть пищу по уставу монастыря и совершенно избѣгать піянства — не варить хмельныхъ питій въ монастырѣ и не держать ихъ, безъ всякаго нарушенія соблюдать общежительный уставъ обители.

Для большей же крѣпости своихъ распоряженій подвижникъ передалъ братіи завѣщаніе, писанное своею рукою, содержащее и правила иноческаго житія.

Въ назиданіе и руководство современнымъ инокамъ приведемъ эти правила Сійскаго подвижника.

— «А которые братья ропотники и раскольники (то-есть, нарушители братскаго единенія) не восхотятъ по монастырскому чину жить, строителю и братіи не почнутъ повиноваться, тѣхъ изгоните изъ монастыря, чтобы и прочіе имѣли страхъ». Впрочемъ послѣ искренняго раскаянія ихъ слѣдуетъ снова принимать и держать, какъ братію, равно какъ и тѣхъ раскаявшихся, которые выѣхали изъ монастыря при жизни преподобнаго и свезли монастырскую казну. «Да прежде всего имѣйте страхъ Божій въ сердцѣ своемъ, да вселится въ немъ Духъ Святый, да научитъ Онъ васъ и наставитъ на истинный путь. А между собою имѣйте любовь и покореніе о Христѣ другъ къ другу, чѣмъ покроете многіе грѣхи свои. Въ общежитіи живите равно и духовно и тѣлесно, въ пищѣ и въ одеждѣ, по заповѣди святыхъ отецъ. Строителю не прибавляйте на трапезѣ ничего изъ пищи и питія сверхъ братскаго довольствія. То же равенство и въ одеждѣ и въ обуви. Питья хмельнаго не держите въ монастырѣ, не принимайте его и отъ христолюбцевъ. Женскій полъ въ монастырѣ отнюдь не долженъ ночевать, также и міряне (мущины) не ночевали бы съ братіями и не жили бы по келліямъ. Нищихъ пойте и кормите вдоволь и милостыню имъ давайте, да не оскудѣетъ мѣсто сіе святое. А братія, которые здоровы, не оставались бы безъ монастырскаго послушанія ради спасенія своего, исключая больныхъ. Близъ монастыря не позволяйте крестьянамъ ставить починковъ и дворовъ, кромѣ коровьяго двора, да и тотъ пусть будетъ за озеромъ. Сіе, молю васъ, храните и да будетъ съ вами милость Божія».

Когда братія спросили, гдѣ предать погребенію его тѣло, святый отвѣчалъ:

— «Свазавши ноги, влеките мое грѣшное тѣло въ дебрь и затопчите его во мху, въ болотѣ, на растерзаніе звѣрямъ и гадамъ, или повѣсьте на деревѣ на съѣденіе птицамъ, или же бросьте съ камнемъ въ озеро».

Но иноки прямо сказали, что не сдѣлаютъ этого, а честно погребутъ его. Наканунѣ своей кончины преподобный пріобщился святыхъ Христовыхъ Тайнъ. На слѣдующій день, 7 декабря 1556 года, передъ утреней, простившись съ братіей, подвижникъ мирно предалъ Господу свою душу, проживъ всего 79-ти лѣтъ. Изъ нихъ 37 лѣтъ преподобный провелъ въ предѣлахъ Сійскихъ — въ обители и пустыняхъ. Братія честно погребли мощи его въ храмѣ Живоначальной Троицы, на правой сторонѣ близъ алтаря.

Оставивъ видимымъ образомъ братію, преподобный не оставлялъ ихъ своей помощью, какъ и всѣхъ призывающихъ его имя. Много чудесъ совершилось при его честныхъ мощахъ. Укажемъ наиболѣе замѣчательныя.

Священникъ сосѣдняго села Харитонъ относился съ завистью къ памяти преподобнаго Антонія и съ хулою отзывался разъ о немъ. Послѣ того Харитонъ внезапно ослѣпъ и скоро понялъ, что Господь наказываетъ его за хулу на святаго. Тогда онъ началъ раскаиваться въ своемъ прегрѣшеніи, усердно молился преподобному и снова прозрѣлъ. Благодаря Господа и Его угодника, Харитонъ поступилъ послѣ того въ Сійскій монастырь и здѣсь подвизался въ трудахъ иноческихъ.

При жизни своей преподобный Антоній любилъ писать иконы. Еще и донынѣ сохраняются святыя иконы, писанныя его рукою. И по кончинѣ своей онъ покровительствовалъ людямъ, занимавшимся этимъ богоугоднымъ дѣломъ. Такъ игуменъ Сійскаго монастыря Питиримъ [11], заботившійся о благоукрашеніи обители, много писалъ новыхъ иконъ и поновлялъ старыя. Однажды Питиримъ заболѣлъ. Недугъ его все усиливался, и ему стала грозить смерть. Больной молился Живоначальной Троицѣ и преподобному Антонію. И вотъ разъ ночью, забывшись легкимъ сномъ, онъ увидѣлъ, что отъ гробницы преподобнаго въ его келлію идетъ благолѣпный старецъ, украшенный сѣдинами.

— «Хочешь ли ты быть здоровымъ и окончить начатое?» — спросилъ онъ у Питирима.

— «Хочу, но не могу», — отвѣчалъ болящій.

На это старецъ сказалъ:

— «Святая Троица исцѣляетъ тебя, не ослабѣвай въ твоемъ дѣлѣ; я, настоятель Антоній, пришелъ посѣтить тебя въ болѣзни».

Чудотворецъ коснулся больного игумена. Питиримъ почувствовалъ себя здоровымъ и съ новымъ рвеніемъ сталъ заниматься иконописаніемъ и украшеніемъ храмовъ обители.

Купецъ изъ Холмогоръ по имени Карпъ плылъ по морю съ Терскаго берега, съ рѣки Варзуги. На ладьѣ его среди другихъ товаровъ былъ запасъ рыбы для Сійскаго монастыря. Поднялась сильная буря; волны вздымались какъ горы и захлестывали ладью; гребцы уже совсѣмъ отчаялись въ спасеніи. Вдругъ Карпъ увидалъ недалеко отъ себя старца, который распростеръ свою мантію надъ лодкой и охранялъ ее отъ волнъ.

— «Ты призываешь многихъ на помощь, — сказалъ изумленному дивный старецъ, — а меня не зовешь. Между тѣмъ въ ладьѣ твоей есть часть и нашего монастыря. Но Богъ даруетъ тишину».

— «Кто ты, человѣкъ Божій?» — спросилъ купецъ.

— «Я — Антоній, начальникъ обители на Михайловѣ озерѣ, на рѣкѣ Сіи», — сказалъ старецъ и сталъ невидимъ.

Съ этого времени буря стала стихать и подулъ попутный вѣтеръ. Прибывъ благополучно въ Сійскую обитель, Карпъ возблагодарилъ за свое спасеніе преподобнаго Антонія и вскорѣ принялъ иноческое постриженіе въ его обители.

Тимоѳей по прозванію Рябокъ, жившій въ десяти поприщахъ отъ обители, ослѣпъ и ничего не видѣлъ два года. Наступилъ праздникъ Живоначальной Троицы; въ Сійскую обитель шли богомольцы. Слѣпой слышалъ это движеніе и горько плакалъ о томъ, что не можетъ идти съ богобоязненными людьми. Горячо молясь Пресвятой Троицѣ и преподобному, Тимоѳей попросилъ свести себя въ обитель и всю дорогу продолжалъ мысленно молитву. Вдругъ онъ почувствовалъ, что начинаетъ видѣть какъ бы нѣкую слабую зарю, потомъ начало зеленѣть въ его глазахъ: это онъ видѣлъ лѣсъ, которымъ шелъ. Обрадованный Тимоѳей боялся повѣрить своему исцѣленію и ничего не сказалъ снутникамъ. Желая испытать свои глаза, онъ началъ всматриваться въ дорогу, которой шелъ, и разобралъ тропу. Сердце его наполнилось радостью и восторгомъ, но онъ утерпѣлъ и все еще не говорилъ о своемъ исцѣленіи. Придя въ храмъ обители, Тимоѳей увидѣлъ чудотворный образъ Живоначальныя Троицы и другія иконы, увидѣлъ горящія свѣчи и тогда во всеуслышаніе возблагодарилъ Господа и Его угодника за чудесное исцѣленіе свое.

Много и другихъ чудесъ происходило по молитвамъ сего великаго угодника Божія во славу Пресвятой Троииы.

Многочисленныя чудеса, совершавшіяся при гробѣ преподобнаго Антонія, побудили братію Сійскаго монастыря при упомянутомъ игуменѣ Питиримѣ хлопотать предъ царемъ Іоанномъ Васильевичемъ Грозномъ о причтеніи преподобнаго къ лику святыхъ. Это и было совершено спустя 23 года послѣ кончины преподобнаго, въ 1579 году: преподобный Антоній причтенъ былъ къ лику святыхъ, чтимыхъ всею Русскою Церковію.

Примѣчанія:
[1] Свѣдѣнія о преп. Антоніи содержатся въ древнемъ житіи его, написанномъ въ 1578 г. Іоною, монахомъ Сійскаго монастыря. Черезъ годъ появился второй изводъ житія преп. Антонія, принадлежащій перу царевича Іоанна, сына Іоанна Грознаго, впрочемъ мало добавляющій къ житію, соcтавленному Іоною. Во второй половинѣ XVII в. составленъ третій изводъ житія преподобнаго съ чудесами. Есть и краткое проложное житіе преп. Антонія, сокращенное изъ житія, написаннаго Іоною.
[2] Спасо-Преображенская Кенская обитель — нынѣ погостъ «Кенскій монастырь» Олонецкой губ., Пудожскаго уѣзда, въ 138 верстахъ къ вост. — сѣв.-вост. отъ г. Пудожа, на самой границѣ съ Каргопольскимъ у., по лѣвому берегу р. Кены. — Годъ кончины основателя монастыря Пахомія точно неизвѣстенъ. Монастырь упраздненъ въ 1764 г.
[3] Озеро Кено длиною до 20 в., шириною отъ 5 до 12 в. Стокомъ ея служитъ р. Кена, текущая отъ восточной стороны въ р. Онегу.
[4] Память преп. Антонія Великаго 17 января.
[5] Емца или Емецъ, Емша, рѣка Архангельской губ., лѣвый притокъ Сѣверной Двины.
[6] На мѣстѣ Николаевскаго Шелексинскаго монастыря нынѣ стоитъ часовня во имя преп. Антонія при селѣ Щелеховскомъ Архангельской губ., Онежскаго у. въ 194-хъ верстахъ къ югу отъ уѣзд. города.
[7] Рѣка Сія — лѣвый притокъ Сѣверной Двины.
[8] Холмогоры — уѣзд. городъ Архангельской губ. лежитъ на берегу, образуемомъ рукавами р. Сѣверной Двины, въ 70½ вер. къ юго-вост. отъ Архангельска.
[9] Василій Іоанновичъ княжилъ съ 1505 г. по 1533 г.
[10] Рѣка Золотица, Арханг. губ. на Зимнемъ или сѣверо-вост. берегу Бѣлаго моря; впадаетъ въ названное море.
[11] Управлялъ обителію съ 1577 г. по 1586 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 474-487.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0