Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День седьмой.

Житіе святаго отца нашего Амвросія, епископа Медіоланскаго.

Еще въ младенчествѣ святаго было предзнаменованіе того, какую духовную сладость доставитъ онъ нѣкогда Церкви Христовой. Однажды среди дня спеленатый младенецъ Амвросій лежалъ на открытомъ воздухѣ и спалъ съ открытыми устами. Вдругъ прилетѣлъ рой пчелъ, сѣлъ на младенца и покрылъ все лицо его и уста, и можно было видѣть, какъ пчелы входили въ уста младенца, и выходили оттуда, оставляя на языкѣ у него свой медъ. Кормилица, видя это, хотѣла согнать пчелъ, такъ какъ боялась, что онѣ причинятъ вредъ ребенку. Но отецъ Амвросія, на глазахъ у котораго произошло сіе, остановилъ кормилицу, такъ какъ хотѣлъ видѣть, чѣмъ окончится это чудо. И вотъ, немного времени спустя, пчелы поднялись и полетѣли вверхъ, пока не исчезли изъ глазъ. Отецъ младенца изумился и сказалъ:

— «Если дитя сіе выростетъ, то будетъ великимъ среди людей».

Такъ еще въ младенческіе годы раба Своего Господь показывалъ уже, что надъ нимъ сбудутся слова Писанія: сотове медовніи словеса добрая, сладость же ихъ — исцѣленіе души (Прит. 16, 24). Ибо рой пчелъ изображалъ тѣ усладительныя поученія и писанія святаго Амвросія, которыми созидалъ онъ духовные соты, веселящіе сердца людей и поднимающіе ихъ отъ земли къ небу. Когда онъ сталъ подрастать и жилъ въ Римѣ съ матерью, уже вдовою, давшею Богу обѣтъ дѣвства, случилось ему однажды увидать, что у епископа цѣловали руку. Послѣ этого, играя въ домѣ родительскомъ, онъ протянулъ руку свою домашнимъ со словами:

— «Цѣлуйте, ибо и я также буду епископомъ» [2].

Эти слова говорилъ чрезъ него Духъ Святый въ предзнаменованіе будущаго, но взрослые, не понимая того, что благодать Божія, жившая въ отрокѣ, предъуготовляетъ его къ святительскому сану, останавливали его, какъ будто онъ говорилъ рѣчи необдуманныя.

По смерти родителя святаго Амвросія, мать его переселилась въ Римъ и дала ему и старшему брату его Сатиру самое высокое образованіе, а сестра его — дѣвственница развила въ немъ любовь къ дѣвству [3].

Изучивъ искусство краснорѣчія, Амвросій сталъ и самъ извѣстнымъ ораторомъ, обладавшимъ силою убѣжденія. Защищалъ онъ обиженныхъ, помогалъ несчастнымъ, обличалъ поступавшихъ несправедливо, содѣйствовалъ выясненію на судѣ правды. За его мудрость главный начальникъ города Рима — Пробъ, взялъ его къ себѣ, въ качествѣ совѣтника. Затѣмъ Амвросій былъ назначенъ намѣстникомъ Римскихъ областей — Лигуріи [4] и Эмиліи [5]. Въ это время въ городѣ Медіоланѣ [6] умеръ епископъ Авксентій, бывшій аріаниномъ и занимавшій архіерейскій престолъ послѣ православнаго епископа Діонисія, который умеръ въ заточеніи. Между православными и аріанами происходили большіе раздоры и несогласія, такъ какъ каждая сторона хотѣла возвести на освободившійся въ Медіоланѣ престолъ епископа своего вѣроисповѣданія. Смуты и волненія не прекращались среди жителей Медіолана. Узнавъ о семъ, начальникъ города Рима — Пробъ далъ Амвросію порученіе отправиться въ Медіоланъ и усмирить возникшій тамъ мятежъ, причемъ сказалъ ему:

— «Отправляйся туда и дѣйствуй не какъ судья, а какъ епископъ» [7].

Прибывъ въ Медіоланъ, Амвросій вошелъ въ храмъ, гдѣ происходили выборы, и со всею силою краснорѣчія сталъ убѣждать народъ, чтобы привести спорившихъ къ согласію и миру. Вдругъ грудной младенецъ, еще неумѣвшій говорить, закричалъ изъ среды народа:

— «Амвросій — епископъ!»

Услышавъ сіе, весь находившійся въ церкви народъ подхватилъ слова младенца и началъ громко и единодушно восклицать:

— «Амвросій — епископъ! Амвросій — епископъ!»

Такъ, дѣйствіемъ благодати Божіей младенецъ, которому не настала еще пора говорить, провѣщалъ, и обѣ противныя стороны, какъ правовѣрные, такъ и аріане пришли къ миру и согласію, и пожелали только имѣть епископомъ Амвросія, хотя онъ еще не былъ просвѣщенъ святымъ крещеніемъ, а только былъ оглашенъ.

Слыша восклицанія народа, Амвросій вышелъ изъ храма и, чтобы выказать себя недостойнымъ столь великаго сана, сѣвъ на мѣстѣ судіи, сталъ, противъ своего обыкновенія, безъ всякаго милосердія терзать преступниковъ. Онъ дѣлалъ сіе съ тою цѣлью, чтобы граждане, видя его немилосердіе, возненавидѣли его и не захотѣли имѣть епископомъ. Но народъ не переставалъ кричать, что желаетъ имѣть Амвросія епископомъ. Амвросій всячески отказывался, объявилъ, что онъ — великій грѣшникъ и до сихъ поръ еще не крещенъ, но всѣ отвѣчали ему на это:

— «Грѣхъ твой будетъ на насъ», ибо они знали, что святое крещеніе очищаетъ человѣка отъ всѣхъ грѣховъ.

Амвросій въ смущеніи возвратился домой и задумалъ оставить свою должность и избрать себѣ житіе нищаго странника, какъ это дѣлали тогда многіе изъ греческихъ философовъ, но ему помѣшали въ исполненіи этого намѣренія. Тогда онъ изобрѣлъ другую хитрость, чтобы избѣжать епископскаго сана, а именно приказалъ открыто приводить къ себѣ въ домъ распутныхъ женщинъ, чтобы жители Медіолана, видя это, возъимѣли къ нему отвращеніе и отказались бы отъ него, какъ отъ блудника. Но народъ еще усиленнѣе заявлялъ:

— «Пусть будетъ твой грѣхъ на насъ, только прими крещеніе и епископство».

Видя, что невозможно уклониться отъ желанія всего народа, Амвросій рѣшилъ изъ города укрыться. Ночью, тайно отъ всѣхъ, онъ вышелъ изъ города и полагалъ, что идетъ къ другому городу Тицину [8] и что далеко уже ушелъ по этой дорогѣ, но когда разсвѣло, то оказалось, что онъ находится у воротъ того-же самаго города Медіолана, называемыхъ Римскими. Это произошло потому, что Богъ, Который готовилъ въ Амвросіи для Своей Каѳолической Церкви какъ-бы стѣну противъ враговъ, воспрепятствовалъ его бѣгству и Своею силою возвращалъ его съ задуманнаго пути. Когда граждане Медіолана узнали о сей попыткѣ, то стали стеречь Амвросія, чтобы онъ не убѣжалъ; вмѣстѣ съ тѣмъ послали они императору Валентиніану Старшему [9] съ просьбою, чтобы онъ повелѣлъ Амвросію принять на себя санъ епископа. Императоръ возрадовался тому, что лица, назначаемыя имъ на свѣтскія должности, удостоиваются избранія въ великій духовный санъ. Обрадовался и главный начальникъ Рима — Пробъ, ибо исполнилось его предсказаніе, которое сдѣлалъ онъ Амвросію, посылая его въ Медіоланъ, а именно: Пробъ сказалъ ему, чтобы, увѣщавая народъ къ взаимному согласію, онъ поступалъ не какъ судья, но какъ епископъ. Пока жители Медіолана ожидали возвращенія посланныхъ къ императору и отвѣта царскаго, Амвросій опять бѣжалъ и скрылся въ помѣстьѣ одного сановника, по имени Леонтія. Но когда пришло царское повелѣніе, то Леонтій объявилъ о мѣстопребываніи Амвросія и привелъ его въ Медіоланъ къ народу. Такъ невозможно было нигдѣ утаиться тому, кого Богъ соблаговолилъ поставить на степень святительства, яко градъ верху горы (Матѳ. 5, 14) и яко свѣщу на свѣщницѣ (Матѳ. 5, 15), и сдѣлать пастыремъ словесныхъ Своихъ овецъ. Тогда Амвросій, убѣдившись въ томъ, что Богу благоугодно, чтобы онъ былъ епископомъ, повиновался царскому повелѣнію и желанію народа. Однако онъ не захотѣлъ принять крещенія отъ аріанскаго епископа, но пожелалъ быть крещеннымъ отъ православнаго, такъ какъ весьма остерегался еретической вѣры аріанской. Принявъ святое крещеніе, онъ прошелъ въ семь дней всѣ степени церковныя, а на восьмой былъ возведенъ въ епископскій санъ [10] къ невыразимой радости всего народа. При рукоположеніи его присутствовалъ самъ императоръ, какъ повѣствуетъ о томъ Ѳеодоритъ [11], и радостно произнесъ:

— «Благодарю Тебя, Всесильный Господи, Спаситель нашъ, что тому человѣку, которому поручалъ я тѣлесную жизнь подданныхъ, Ты ввѣрилъ души и тѣмъ показалъ, что мое сужденіе о немъ было справедливо».

По прошествіи нѣсколькихъ дней, случилось, что святый Амвросій въ прямодушной бесѣдѣ съ императоромъ обличалъ неправильныя дѣйствія городскихъ судовъ. Императоръ отвѣтилъ ему:

— «Давно мнѣ извѣстна правдивая смѣлость твоей рѣчи; поэтому я не только не препятствовалъ твоему избранію во епископы, но и самъ содѣйствовалъ ему. Итакъ исправляй наши погрѣшности, какъ велитъ Божественный законъ, и исцѣляй неправды душъ нашихъ».

Въ началѣ своего епископства Амвросій просилъ Римскаго папу Дамаса [12], чтобы тотъ прислалъ ему въ помощь разсудительнаго мужа по собственному выбору. Папа послалъ къ нему священника Симплиціана. Сего священника Амвросій почиталъ, какъ отца, и слушался его совѣтовъ [13]. Завѣдованіе домашними своими дѣлами Амвросій поручилъ своему брату Сатиру [14], а самъ всецѣло посвятилъ себя дѣламъ церковнымъ, ежедневно совершалъ Богослуженіе и поучалъ народъ Священному Писанію [15].

Святый Амвросій прилагалъ большія заботы и къ улучшенію клира церковнаго. Живя среди нихъ, онъ самъ подавалъ имъ примѣръ, какъ соединять строгую подвижническую жизнь съ обязанностями пастыря Церкви. Онъ былъ мужемъ великаго воздержанія, долгихъ бдѣній и трудовъ; ежедневно онъ умерщвлялъ свою плоть постомъ, который прерывалъ только по субботамъ и воскресеньямъ и въ праздники знаменитѣйшихъ мучениковъ. Онъ прилежалъ молитвѣ днемъ и ночью и не уклонялся отъ труда писать книги своею рукою, если не былъ удерживаемъ отъ сего болѣзнію тѣлесною. Будучи строгъ къ себѣ, онъ былъ добръ, ласковъ и доступенъ ко всѣмъ. Бѣдные находили въ немъ защитника и друга. Онъ радовался съ радующимися и плакалъ съ плачущими. Если кто, падши, исповѣдывалъ ему грѣхъ свой, онъ такъ плакалъ, что и того возбуждалъ къ слезамъ.

Заботясь о клирѣ, святый Амвросій покровительствовалъ инокамъ и любилъ обитель ихъ, находящуюся близъ Медіолана. Онъ заботился также объ учрежденіи женскихъ монастырей, и едва прошло три года послѣ его посвященія, какъ дѣвственницы [16] прибыли въ Медіоланъ изъ Плаценціи [17], Болоньи [18] и даже Мавританіи [19].

По прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ, Амвросій поѣхалъ въ родной свой городъ Римъ. Тамъ засталъ онъ въ живыхъ сестру свою и одну рабыню и давнишнихъ слугъ дома; мать же его уже скончалась. Когда онѣ цѣловали его руку, Амвросій слегка улыбнулся и сказалъ рабынѣ:

— «Вотъ ты и цѣлуешь епископскую руку, какъ я тебѣ когда-то говорилъ».

Такъ исполнилось предсказаніе самого Амвросія, о которомъ было упомянуто раньше, а именно, что онъ еще ребенкомъ протягивалъ свою правую руку домашнимъ и говорилъ:

— «Цѣлуйте, ибо и я буду епископомъ».

Во время пребыванія Амвросія въ Римѣ одна уважаемая женщина, жившая за рѣкою Тибромъ [20], попросила его совершить Божественную литургію въ ея домѣ [21]. Узнавъ о семъ, другая женщина, разслабленная, приказала нести себя туда, — и въ то время, какъ святитель Божій молился, прикоснулась къ краю его ризы, поцѣловала ее и тотчасъ-же стала здоровою. И разнесся слухъ объ этомъ чудѣ по всему Риму.

По смерти императора Валентиніана старшаго, скипетръ Западной Римской Имперіи перешелъ къ сыну его Граціану [22]. Когда тотъ готовился къ войнѣ противъ Готовъ [23], то выразилъ святому Амвросію желаніе, чтобы онъ письменно изложилъ для него исповѣданіе святой вѣры. Святитель Амвросій написалъ для императора книги [24] о вѣрѣ, предсказалъ ему побѣду надъ врагами и благословилъ его знамена, на которыхъ было начертано имя Христово. И одержалъ Граціанъ славную побѣду надъ Готами по молитвамъ угодника Божія и его благословенію.

Жена умершаго Валентиніана старшаго, мачеха Граціана, Юстина, была аріанкой, ненавидѣла святаго Амвросія и причиняла ему зло. Такъ, когда въ Сирміи [25] умеръ епископъ, Юстина отправилась туда, желая возвести на епископскій престолъ единовѣрца ея — аріанина. Туда-же прибылъ и святый Амвросій, ибо городъ тотъ принадлежалъ къ его паствѣ. Пренебрегая женскимъ гнѣвомъ, онъ старался о томъ, чтобы во епископы былъ избранъ одинъ благочестивый мужъ, по имени Анемій. Въ одинъ изъ дней когда всѣ собрались въ храмъ и святый Амвросій занялъ свое мѣсто на амвонѣ, царица Юстина, находившаяся тамъ-же, подослала одну аріанку, научивъ ее схватить епископа за одежду, столкнуть его съ мѣста и привлечь туда, гдѣ стояли женщины, чтобы тѣ прибили Амвросія своими женскими руками и выгнали изъ церкви. Но когда эта безстыдная женщина съ дерзостью подошла къ святому Амвросію, чтобы исполнить то, что было ей приказано, то святый сказалъ ей:

— «Хотя и недостоинъ я носимаго мною сана, однако не слѣдуетъ тебѣ поднимать руку ни на кого изъ Божіихъ іереевъ: страшись суда Божія, чтобы тебя не постигло неожиданное несчастіе».

Эти слова святаго Амвросія дѣйствительно исполнились надъ тою дерзкою женщиною: на слѣдующее утро она внезапно умерла, и святый Амвросій самъ-же похоронилъ ее, воздавая добромъ за зло. Устрашенные этимъ чудомъ, аріане и царица Юстина не посмѣли болѣе препятствовать тому, чтобы святый Амвросій посвятилъ во епископа мужа славнаго. Такимъ образомъ, Амвросій безъ сопротивленія посвятилъ во епископа того именно, кого желалъ, послѣ чего возвратился въ Медіоланъ.

Случилось разъ, что другіе два аріанина, изъ постельничихъ царя Граціана, выразили желаніе имѣть всенародное состязаніе по вопросамъ вѣры со святымъ Амвросіемъ; предметомъ состязанія должно было быть воплощеніе Господа Іисуса Христа. Въ назначенное время святый Амвросій съ народомъ ожидалъ ихъ въ церкви. Онъ былъ готовъ состязаться съ ними, такъ какъ имѣлъ въ себѣ Духа Божія. Но упомянутые аріане, по гордости своей и изъ желанія нанести обиду святому, не пришли на споръ, а сѣли, вмѣсто того, на коней и уѣхали изъ города въ поле. Когда они доѣхали до возвышеннаго мѣста, то лошади ихъ внезапно испугались, и аріане, упавъ съ горы, убились до смерти. Святитель же Амвросій, ничего не зная объ этомъ случаѣ, долго ожидалъ ихъ, наконецъ, видя, что они не являются, взошелъ на амвонъ и произнесъ къ народу извѣстное свое поученіе, начинающееся словами: «стараюсь, братія, ожидать должнаго, но не нахожу своихъ вчерашнихъ заимодавцевъ» (и т. д., какъ это значится въ сочиненіи святаго Амвросія — о воплощеніи Господа Іисуса Христа).

Вскорѣ послѣ того Граціанъ былъ предательски убитъ въ Галліи возмутившимся противъ него военачальникомъ Максимомъ [26]. Императорскій престолъ въ Римѣ занялъ тогда Валентиніанъ младшій со своей матерью Юстиною; но такъ какъ полководецъ Максимъ овладѣлъ уже Испаніею и Галліею, то сопротивляться ему было невозможно; поэтому аріанка Юстина была вынуждена обратиться ко святому Амвросію, чтобы тотъ отправился къ Максиму съ просьбою о пощадѣ и испросилъ бы у него миръ для ея юнаго сына. Добрый пастырь отправился къ мятежнику, ибо готовъ былъ и жизнь свою положить за овецъ своихъ словесныхъ.

Своими мудрыми и смиренными рѣчами Амвросій такъ убѣдилъ Максима, что послѣдній не двинулся въ тотъ годъ на Италію, а остался въ Галліи.

Но Юстина за такой трудъ святителя Божія отплатила ему неблагодарностью: не переставая враждовать противъ него, она послала къ Амвросію требованіе отъ имени своего сына, чтобы онъ отдалъ во владѣніе аріанамъ соборную Медіоланскую церковь со всѣми сокровищами, въ ней находившимися. Но святый Амвросій съ мужествомъ воспротивился царскому повелѣнію. Онъ отвѣтилъ:

— «Въ томъ, что мнѣ принадлежитъ, я не отказываю царю, я готовъ за него и здоровьемъ своимъ пожертвовать, но того, что принадлежитъ Богу, дать не могу; — да и царю брать того нельзя».

Послѣ сего присланъ былъ Юстиною, отъ имени императора, отрядъ войска, которому дано было приказаніе отнять храмъ силою, а епископа изъ него выгнать. Народъ, услыхавъ объ этомъ, сбѣжался къ церкви, затворился внутри ея, вмѣстѣ со святымъ своимъ епископомъ Амвросіемъ, и не впускалъ туда воиновъ. Три дня пробыли вѣрующіе заключенными въ храмѣ, воспѣвая и славословя Бога. Они стойко сопротивлялись аріанамъ и не дозволили имъ изгнать епископа и отнять церковь. А святый Амвросій, отвѣчая на требованія посланныхъ отъ царя, повторялъ:

— «Не выйду я добровольно изъ церкви и не оставлю ея, не выдамъ измѣннически волкамъ обители овецъ Христовыхъ и не позволю тѣмъ, которые произносятъ хулы на Бога, завладѣть церковію Божіею. Если дано изволеніе меня убить, то пусть буду я здѣсь, въ стѣнахъ храма, пронзенъ мечемъ, или копьемъ: я готовъ такую смерть принять охотно и съ любовію».

Царица Юстина, когда донесли ей обо всемъ этомъ, устыдилась, а вмѣстѣ съ тѣмъ и испугалась мужественнаго сопротивленія православныхъ и не осмѣлилась болѣе возбуждать открыто борьбы противъ Церкви. Но, стыдясь своего пораженія, она послала тайно наемнаго убійцу въ домъ къ Амвросію, чтобы умертвить святителя. Злодѣй проникъ съ обнаженнымъ мечемъ въ спальню епископа и уже поднялъ руку, чтобы ударить мечемъ святаго мужа, какъ вдругъ рука его засохла, такъ что онъ не могъ опустить ее. Его схватили, и онъ признался въ томъ, отъ кого и съ какою цѣлью былъ онъ посланъ. Святый Амвросій, по своему незлобію, исцѣлилъ его засохшую руку и отпустилъ его съ миромъ [27].

Въ это время [28] Богъ открылъ въ видѣніи угоднику Своему Амвросію о мощахъ святыхъ мучениковъ Протасія и Гервасія [29], почивавшихъ въ землѣ. Когда сіи святыя мощи были откопаны, то отъ нихъ истекло много чудесъ. Такъ, одинъ слѣпецъ, по имени Северъ, лишь только прикоснулся къ одеждѣ мучениковъ, тотчасъ прозрѣлъ; также изгонялось много нечистыхъ духовъ изъ одержимыхъ ими людей.

Между тѣмъ, въ царскомъ дворцѣ многіе аріане, вмѣстѣ съ царицею Юстиною, насмѣхались и глумились надъ благодатію Божіею, дарованною Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ святой Церкви въ прославленіи Своихъ мучениковъ. Аріане увѣряли, будто Амвросій нанимаетъ людей за деньги, чтобы тѣ притворялись бѣсноватыми, приводитъ ихъ къ гробницѣ мучениковъ и дѣлаетъ видъ, какъ-будто эти мнимые бѣсноватые исцѣлились, а затѣмъ распространяетъ въ народѣ славу о такихъ ложныхъ чудесахъ.

Въ то время, какъ эти придворные вели между собою подобные нечестивые разговоры, внезапно, по Божію попущенію, напалъ на одного изъ нихъ бѣсъ и сталъ мучить его. Мучимый человѣкъ испускалъ страшные вопли и кричалъ:

— «Да будетъ то-же, что и со мною, со всѣми хулящими святыхъ мучениковъ, а также съ невѣрующими въ Тройческое Единство, Которому научаетъ вѣровать Амвросій!»

Всѣ присутствовавшіе при этомъ пришли въ ужасъ, но, вмѣсто того, чтобы раскаяться и увѣровать, схватили мучимаго человѣка и утопили, бросивъ его въ озеро. Другой разъ случилось, что нѣкто, принадлежавшій къ числу сихъ нечестивыхъ аріанъ, вошелъ въ храмъ, когда святый епископъ Амвросій поучалъ въ немъ народъ. И увидѣлъ сей аріанинъ, что ангелъ Божій шепчетъ что-то на ухо Амвросію. Этимъ видѣніемъ обнаруживалось, что святый епископъ возвѣщаетъ народу рѣчи, внушенныя ему ангеломъ. Увидѣвъ сіе, аріанинъ немедленно присоединился къ православію и, по благодати всемогущаго Бога, сдѣлался защитникомъ той вѣры, которую раньше преслѣдовалъ.

Между тѣмъ царица Юстина не переставала враждовать противъ святителя и, въ стараніи своемъ погубить его, нашла себѣ помощника въ лицѣ одного вельможи, по имени Евѳимія. Она уговорила его, подкупивъ подарками, чтобы онъ тайнымъ образомъ захватилъ Амвросія и отвезъ въ какую-нибудь далекую страну въ заточеніе. Стараясь осуществить желаніе царицы, Евѳимій построилъ себѣ домъ вблизи отъ храма, чтобы удобнѣе ему было выбрать подходящее къ тому время и схватить святителя Божія. Онъ приготовилъ особую колесницу, на которой хотѣлъ везти святаго Амвросія въ изгнаніе, но, судомъ Божіимъ, обратися болѣзнь его на главу его, и на верхъ его неправда его сниде (Псал. 7, 17).

А именно въ тотъ самый день, въ который Евѳимій намѣревался схватить святаго Амвросія, неожиданно получено было повелѣніе императора, чтобы Евѳимій немедленно былъ отправленъ въ изгнаніе. И повезли его въ изгнаніе на той самой колесницѣ, которую онъ, нечестивый, приготовилъ, для изгнанія святителя Амвросія.

Когда мятежникъ Максимъ вновь началъ свои военныя дѣйствія противъ Италіи, Юстина поспѣшила примириться съ Амвросіемъ и стала, вмѣстѣ съ сыномъ своимъ, умолять его, чтобы онъ снова отправился умолять мятежника. Не помня зла, святый Амвросій поѣхалъ къ Максиму, но на этотъ разъ не имѣлъ никакого успѣха въ своемъ ходатайствѣ предъ этимъ безчувственнымъ и гордымъ бунтовщикомъ. Видя его непреклонность, святый Амвросій обнаружилъ такую смѣлость, что предъ всѣми предалъ его проклятію, какъ убійцу, коварствомъ погубившаго невиннаго своего государя, и отлучилъ его отъ святой Церкви. Максимъ вторгся въ Италію и бралъ городъ за городомъ. Юный императоръ не могъ воспротивиться ему и бѣжалъ, вмѣстѣ со своею матерью, въ Ѳессалонику [30], въ Грецію къ Восточному императору — Ѳеодосію Великому [31], чтобы просить у него помощи. Ѳеодосій собралъ войско, двинулся противъ Максима и побѣдилъ его. Максимъ былъ убитъ [32]; его смерть была возмездіемъ за неповинную кровь императора Граціана. Однако императрицѣ Юстинѣ не суждено было дождаться этой счастливой побѣды, такъ какъ она, вскорѣ по прибытіи своемъ въ Грецію, умерла. Сынъ-же ея — Валентиніанъ послушался увѣщаній императора Ѳеодосія и присоединился къ православію.

Послѣ смерти Юстины случилось однажды, что одинъ волхвъ былъ преданъ суду и пыткамъ. Во время истязаній онъ кричалъ, что его больше мучаетъ ангелъ хранитель святаго Амвросія, чѣмъ сами палачи. Когда его спросили, за какое-же преступленіе наказываетъ его Ангелъ, кудесникъ сознался въ слѣдующемъ:

— «Когда была жива императрица Юстина, то я намѣревался своимъ волхвованіемъ возбудить въ населеніи Медіолана вражду противъ епископа этого города — Амвросія. Съ сею цѣлью въ полночь я взобрался на крышу церкви и тамъ приносилъ жертвы бѣсамъ; но, чѣмъ болѣе я старался о томъ, чтобы посредствомъ злыхъ козней сдѣлать Амвросія ненавистнымъ народу, тѣмъ болѣе на моихъ глазахъ росли любовь и привязанность этого народа къ своему пастырю и тѣмъ болѣе преуспѣвала эта паства въ православной каѳолической вѣрѣ. Видя безуспѣшность своихъ усилій, я сталъ посылать бѣсовъ въ домъ къ Амвросію, чтобы они умертвили его, но злые духи возвѣстили мнѣ, что не только къ епископу, но даже къ дверямъ дома его они не могутъ приблизиться, такъ какъ изъ дверей его выходитъ огонь и опаляетъ ихъ».

Вотъ что объявилъ волхвъ во время пытокъ, ибо воистинну страшенъ былъ бѣсамъ Амвросій. Такъ, однажды, нѣкіе люди повели одержимаго нечистымъ духомъ отрока къ святому Амвросію; не успѣли они дойти съ нимъ до Медіолана, какъ злой духъ вышелъ изъ бѣсноватаго и пришелъ онъ къ архіерею Божію исцѣленнымъ. Отрокъ сей довольно долго оставался при святомъ Амвросіи. Затѣмъ онъ удалился изъ Медіолана, направляясь къ себѣ на родину, и вотъ на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ прежде оставилъ его демонъ, лукавый врагъ опять напалъ на отрока и сталъ его мучить. Когда заклинатели [33] спросили злаго духа, почему не мучилъ онъ отрока въ Медіоланѣ, то демонъ отвѣтилъ:

— «Я боялся Амвросія и потому, не доходя до Медіолана, бѣжалъ прочь отъ отрока и поджидалъ его на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ оставилъ его; увидавъ его возвращающимся назадъ, я снова вошелъ въ него».

По смерти мятежника Максима, прибылъ въ Медіоланъ императоръ Ѳеодосій; святитель же Амвросій находился въ то время въ Аквилеѣ [34]. И произошло тогда слѣдующее событіе. Въ одномъ изъ городовъ Востока христіанами была предана огню еврейская синагога за то, что евреи нанесли оскорбленіе инокамъ. Когда правитель Востока довелъ объ этомъ до свѣдѣнія императора, тотъ немедленно повелѣлъ, чтобы епископъ того города построилъ для евреевъ новую синагогу. Святый Амвросій, узнавъ объ этомъ повелѣніи, послалъ императору письмо (такъ какъ лично не могъ немедленно къ нему ѣхать); въ этомъ письмѣ онъ доказывалъ императору несправедливость его постановленія и просилъ его отмѣнить свой указъ и не отдавать христіанъ на поруганіе евреямъ. Но Ѳеодосій оставилъ письмо Амвросія безъ вниманія. Тогда архіерей Божій, вернувшись въ Медіоланъ, всенародно обличилъ императора въ церкви во время проповѣди. Обратившись къ нему, Амвросій сказалъ ему отъ лица Божія слѣдующее:

— «Я вывелъ тебя изъ ничтожества и сдѣлалъ царемъ. Я предалъ въ твои руки врага твоего и покорилъ тебѣ всѣ его полчища. Я даровалъ царскій престолъ твоему потомству. Я сдѣлалъ то, что ты безъ труда одержалъ побѣду, а ты даешь поводъ къ торжеству надо Мною моимъ врагамъ».

Императоръ Ѳеодосій, тронутый сими словами, перемѣнилъ свое рѣшеніе и отмѣнилъ повелѣніе о возстановленіи христіанами еврейской синагоги.

Въ тоже время случилось другое происшествіе: народъ въ Ѳессалоникѣ возмутился противъ правителя своего Ботериха [35] и умертвилъ его. Императоръ, въ сильномъ гнѣвѣ, послалъ войско въ тотъ городъ, и умерщвлено было тогда до семи тысячъ его жителей; при этомъ многіе безвинно погибли отъ острія меча, такъ какъ воины, при нападеніи своемъ на городъ, вовсе не искали виноватыхъ въ убійствѣ правителя, а убивали на улицахъ всѣхъ, и старыхъ, и юношей, и даже младенцевъ.

Когда Амвросій услыхалъ объ этомъ, то чрезвычайно опечалился и вознегодовалъ на царя праведнымъ гнѣвомъ за такое безразсудное кровопролитіе. И вотъ однажды въ праздничный день, когда императоръ торжественно шествовалъ въ церковь, архіерей Божій безбоязненно вышелъ къ нему, загородилъ ему входъ во храмъ и сталъ обличать его въ несправедливомъ убійствѣ слѣдующими словами:

— «Не надлежитъ тебѣ, царь, приступать къ святому причащенію, вмѣстѣ съ вѣрными христіанами, послѣ того, какъ ты сдѣлался виновникомъ такихъ убійствъ и не принесъ въ томъ покаянія. Какъ-же ты примешь тѣло Христово руками [36], обагренными неповинною кровію, или какъ станешь пить кровь Господню тѣми устами, которыми отдалъ повелѣніе о жестокомъ избіеніи людей?»

— «Вѣдь и Давидъ согрѣшилъ, — возразилъ ему императоръ, — онъ совершилъ убійство и прелюбодѣяніе, однако не былъ лишенъ милосердія Божія».

Но святитель отвѣчалъ Ѳеодосію:

— «Если ты подражалъ Давиду въ его грѣхахъ, то подражай ему и въ покаяніи».

Императоръ возвратился въ свой дворецъ смущеннымъ, скорбя о грѣхѣ своемъ. И вскорѣ онъ принесъ то покаяніе, которое наложилъ на него святитель Амвросій: онъ каялся открыто, какъ простолюдинъ, повергался ницъ передъ церковію и стоялъ вмѣстѣ съ прочими кающимися, проливая обильныя слезы. Между тѣмъ наступилъ праздникъ Рождества Христова, и Ѳеодосій въ слезахъ сидѣлъ во дворцѣ, размышляя, что слугамъ и нищимъ открытъ храмъ Божій, а ему и въ такое время онъ недоступенъ: нѣкто Руфинъ, министръ, пользовавшійся особеннымъ благоволеніемъ царя, узнавъ о причинѣ слезъ его, побѣжалъ къ святому Амвросію, чтобы склонить его къ снятію съ царя епитиміи. За нимъ пошелъ въ храмъ и самъ Ѳеодосій. Святитель Божій сначала принялъ его сурово и, зная раздражительный характеръ его, потребовалъ, чтобы онъ издалъ законъ, по которому бы приговоры суда о лишеніи жизни или имуществъ утверждались спустя 30 дней. Царь изъявилъ согласіе, и былъ принятъ въ храмъ. Онъ показалъ здѣсь знаки глубокаго раскаянія: терзалъ руками свои волосы, ударяясь челомъ и обливая помостъ потоками слезъ. Послѣ того, Амвросій допустилъ, наконецъ, императора до святаго причащенія. Императоръ вошелъ, было, въ алтарь, такъ какъ думалъ причащаться вмѣстѣ съ священнослужителями; но святый Амвросій выслалъ къ нему архидіакона съ приказаніемъ ожидать причащенія предъ алтаремъ, вмѣстѣ съ прочими мірянами, «ибо, — сказалъ святитель, — порфира сообщаетъ лишь царское, а не священническое достоинство». Императоръ со смиреніемъ выслушалъ повелѣніе епископа и вышелъ изъ алтаря. «Въ Царьградѣ существуетъ такой обычай, — замѣтилъ онъ, — чтобы цари причащались вмѣстѣ съ священниками въ алтарѣ». Но послѣ этого Ѳеодосій ждалъ времени причащенія вмѣстѣ съ остальнымъ народомъ въ церкви. Впослѣдствіи, когда императоръ Ѳеодосій находился уже въ Царьградѣ, то онъ не вошелъ причащаться въ алтарь и на вопросъ патріарха Нектарія [37], почему онъ не по царскому обычаю, а внѣ алтаря, съ простымъ народомъ ожидалъ причащенія, со вздохомъ отвѣтилъ:

— «Не зналъ я различія между царемъ и епископомъ, а теперь знаю, научившись отъ учителя правды — Амвросія, который одинъ заслуживаетъ того, чтобы называться епископомъ».

Слава объ епископѣ Амвросіи распространялась повсемѣстно. Такъ въ Медіоланъ пришли изъ Персіи два весьма ученыхъ мудреца. Много наслышавшись о премудрости святаго Амвросія, они захотѣли убѣдиться въ ней и подготовили, поэтому, много вопросовъ, которые предложили ему на разрѣшеніе. Долго бесѣдовали они съ нимъ и дивились глубинѣ его богословствованія и высотѣ ума. Они засвидѣтельствовали предъ царемъ, что изъ-за одного Амвросія предприняли столь далекій путь отъ востока къ западу, такъ какъ желали видѣть его и насладиться его премудростью.

Послѣ того, какъ императоръ Ѳеодосій вернулся изъ Италіи въ Константинополь, а Валентиніанъ Младшій внезапно, по наущенію начальника своихъ тѣлохранителей — Арбогаста, былъ умерщвленъ въ городѣ Віеннѣ [38], на императорскій престолъ былъ возведенъ Евгеній [39], который только по имени былъ христіаниномъ, по внутреннимъ-же своимъ наклонностямъ являлся идолослужителемъ и любителемъ языческихъ суевѣрій и волхвованій. Онъ, желая понравиться Римскимъ властямъ (а въ Римѣ еще много было идолопоклонниковъ и служителей бѣсовъ), приказалъ открыть идольскіе храмы и совершать бѣсовскія жертвоприношенія. Когда онъ приближался къ Медіолану, то святый Амвросій, не желая видѣть такого императора, который лицемѣрно выдавалъ себя за христіанина, а въ сущности былъ безнравственнымъ нечестивцемъ, удалился изъ Медіолана въ Бононію [40], а затѣмъ во Флоренцію, лежащую въ Тускіи [41]; не злобы неправеднаго властелина боялся онъ, а гнушался свиданіемъ съ нимъ. Онъ безбоязненно писалъ къ нему, увѣщавалъ и угрожалъ ему судомъ Божіимъ, однако не успѣлъ усовѣстить безчувственнаго сердцемъ Евгенія. Во Флоренціи угодникъ Божій пробылъ нѣкоторое время и жилъ въ домѣ одного благочестиваго и правовѣрнаго мужа, по имени Децента, у котораго сынъ, малолѣтній отрокъ Пансофій, былъ мучимъ нечистымъ духомъ. Святый Амвросій исцѣлилъ отрока молитвою и возложеніемъ рукъ. По прошествіи нѣсколькихъ дней, неожиданно отрокъ этотъ занемогъ и умеръ; мать его, женщина благочестивая, полная вѣры и страха Божія, отнесла сына въ комнату Амвросія и, такъ какъ святителя не было тамъ, то положила свое дѣтище къ нему на постель и ушла. Святый Амвросій, возвратившись въ комнату, которую занималъ, увидѣлъ, что отрокъ умершій лежитъ у него на постели. Тогда онъ затворилъ за собою двери и сталъ на молитву, а затѣмъ, подобно, пророку Елисею (4 Цар. 4, 32-35), подошелъ къ постели, наклонился надъ отрокомъ и дунулъ на него. Отрокъ воскресъ, и Амвросій отдалъ его матери живымъ.

Между тѣмъ Евгеній выступилъ изъ Медіолана въ походъ противъ императора Ѳеодосія. Выходя изъ города, нечестивый Евгеній похвалился, что, когда вернется съ побѣдою, то обратитъ храмъ Медіоланскій въ конюшню, а священнослужителей опояшетъ мечами. Однако той чрезвычайной злобѣ, которою дышали эти угрозы, суждено было остаться безсильною: Евгеній безславно погибъ въ сраженіи, побѣжденный императоромъ Ѳеодосіемъ. Святитель Божій торжественно встрѣтилъ благочестиваго императора Ѳеодосія, какъ побѣдителя, но Ѳеодосій, припавъ къ ногамъ святаго Амвросія, приписывалъ свою побѣду его молитвамъ.

Немного времени спустя, императоръ Ѳеодосій мирно скончался [42]; царствовалъ онъ богоугодно и перешелъ въ нескончаемое Царство Христово, а земное царство получили послѣ него сыновья его: Аркадій [43] на востокѣ, Гонорій [44] на западѣ. Во время царствованія Гонорія были обрѣтены святымъ Амвросіемъ мощи мучениковъ Назарія и Келсія [45], о чемъ пресвитеръ Павлинъ [46] передаетъ слѣдующее.

Въ то время Амвросій перенесъ въ церковь святыхъ Апостоловъ мощи святаго мученика Назарія, которыя найдены были въ загородномъ саду. Мы увидѣли во гробѣ, гдѣ лежали мощи мученика, кровь, какъ будто-бы она только что вытекла; голова съ волосами и бородою сохранилась въ такомъ нетлѣніи, какъ будто она только что положена была во гробъ, а лицо мученика было такое свѣтлое, какъ-бы сейчасъ только омытое. И что-же въ семъ удивительнаго, когда Самъ Господь въ Своемъ Евангеліи далъ такое обѣтованіе: и власъ главы вашея не погибнетъ (Лук. 21, 18)? Ощутили же мы такое благоуханіе, которое превосходило всякіе ароматы. Послѣ перенесенія мощей святаго мученика Назарія на колесницу, мы тотчасъ перешли со святымъ Амвросіемъ къ мощамъ святаго мученика Келсія, которыя лежали въ той-же мѣстности. Отъ владѣльцевъ этого сада мы узнали, что имъ было отъ предковъ заповѣдано, чтобы они не покидали этого мѣста, а сохраняли бы у себя изъ рода въ родъ, такъ какъ великія сокровища положены здѣсь. И поистинѣ велики эти сокровища, которыхъ ни моль, ни ржавчина не истребляетъ, и воры не подкапываютъ и не крадутъ (Матѳ. 6, 20). Хранитель ихъ — Господь, а мѣсто для тѣхъ, для которыхъ жизнь — Христосъ, и смерть — пріобрѣтеніе (Флп. 1, 21), есть водвореніе на небесахъ. Когда-же внесены были мощи святыхъ мучениковъ въ церковь Апостоловъ, то святитель Амвросій сказалъ народу поученіе. Въ это время кто-то изъ народа, имѣвшій въ себѣ нечистаго духа, громко закричалъ:

— «Меня мучаетъ Амвросій!»

Но святый, обратившись въ его сторону, сказалъ:

— «Онѣмѣй, діаволъ! Не Амвросій, а вѣра мучениковъ тебя мучаетъ, а также твоя зависть, такъ какъ ты видишь, что люди восходятъ туда, откуда ты низверженъ. Амвросій-же не умѣетъ надмеваться гордостью».

Послѣ этихъ словъ святаго Амвросія, бѣсъ замолкъ, повергнувъ одержимаго имъ человѣка ницъ на землю.

Слухъ о святомъ Амвросіи дошелъ до царицы Маркомановъ [47] — Фритигильды, и она послала просить святаго, чтобы Амвросій научилъ ее вѣрѣ во Христа. Амвросій написалъ ей подробное наставленіе въ вѣрѣ христіанской и убѣдилъ ее въ истинѣ христіанства. Фритигильда обратила къ вѣрѣ во Христа и своего супруга, а также уговорила его заключить мирный договоръ съ Римской имперіей. Сильно желала Фритигильда увидать своего наставника — святаго Амвросія и съ этимъ намѣреніемъ отправилась послѣ того въ Медіоланъ, но уже не застала въ живыхъ святителя, отшедшаго незадолго предъ тѣмъ ко Господу.

Святый Амвросій былъ мужемъ великаго воздержанія и трудолюбія, полнымъ духовной бодрости; постился онъ постоянно, кромѣ субботъ, воскресныхъ и праздничныхъ дней и дней памяти мучениковъ. Онъ пребывалъ въ непрестанной молитвѣ и днемъ, и ночью; дѣлами занимался онъ съ прилежаніемъ и даже собственноручно писалъ книги, если не былъ удерживаемъ отъ сего болѣзнію тѣлесною. Онъ былъ преисполненъ попечительной заботливости о всѣхъ церквахъ епархіи и столь много трудился для выполненія возложенныхъ на него Богомъ обязанностей, что послѣ его смерти пять епископовъ едва могли совладать съ этой работой. Не поддается также никакому описанію попечительность его о нищихъ, убогихъ и находившихся въ плѣну: онъ тратилъ на нихъ всѣ свои послѣднія средства. Тотчасъ послѣ принятія епископскаго сана, Амвросій роздалъ все принадлежавшее ему золото, серебро и остальное имущество на украшеніе храмовъ Божіихъ, на прокормленіе нищихъ и сиротъ и на выкупъ плѣнныхъ; только незначительную часть своего состоянія онъ отдѣлилъ на содержаніе своей сестрѣ, себѣ-же не оставилъ ничего, чтобы, освободившись отъ всякаго имущества, удобнѣе слѣдовать за Христомъ Господомъ своимъ, Который, обнищалъ насъ ради, дабы мы обогатились Его нищетою (2 Кор. 8, 9). Угодникъ Божій Амвросій всѣмъ былъ вся (1 Кор. 9, 22): онъ радовался съ радующимися, плакалъ съ плачущими. Если кто приходилъ къ нему, чтобы исповѣдать грѣхи свои, то Амвросій самъ такъ плакалъ надъ нимъ, что даже окаменѣвшаго сердцемъ грѣшника приводилъ въ сокрушеніе и возбуждалъ къ умиленію и слезамъ.

Когда святый Амвросій достигъ престарѣлаго возраста, то предъузналъ отшествіе свое къ Богу и сказалъ своему клиру:

— «Я только до Пасхи останусь съ вами».

Вышеупомянутый пресвитеръ Павлинъ, описавшій житіе святаго Амвросія, разсказываетъ еще о слѣдующемъ событіи, которому самъ былъ очевидцемъ. «Незадолго до своей болѣзни святый Амвросій, былъ занятъ толкованіемъ на псаломъ 43-й, а я, — говоритъ Павлинъ, — записывалъ со словъ его то, что онъ объяснялъ, такъ какъ самъ Амвросій по старости и слабости не могъ уже писать много. Какъ вдругъ, взглянувъ на него, увидѣлъ я огонь на подобіе щита вокругъ его головы; этотъ огонь, постепенно свиваясь, вошелъ въ уста его; тогда лицо Амвросія сдѣлалось бѣлымъ, точно снѣгъ. Это видѣніе привело меня въ такой ужасъ, что я отъ страха не могъ писать, но затѣмъ лицо Амвросія приняло опять обычный свой видъ. Я сообщилъ объ этомъ достоуважае-мому діакону Кастулу, а послѣдній, самъ исполненный благодати Божіей, объяснилъ мнѣ, что это я видѣлъ Духа Святаго, сошедшаго, въ видѣ огня, на нашего епископа, какъ нѣкогда сошелъ Онъ на святыхъ Апостоловъ».

Полководецъ Стилихонъ [48], услыхавъ о томъ, что Амвросій смертельно боленъ, воскликнулъ:

— «Италія погибнетъ, если умретъ этотъ святитель!!»

И послалъ къ больному святителю уважаемыхъ гражданъ Медіоланскихъ, такихъ, о которыхъ зналъ, что святый Амвросій ихъ любитъ, чтобы они умоляли святаго выпросить себѣ у Господа продленіе земной жизни на пользу другихъ. Амвросій отвѣчалъ на это:

— «Не такъ я жилъ среди васъ, чтобы мнѣ стыдиться жить далѣе; но не боюся я и смерти, ибо мы имѣемъ Всеблагаго Господа».

Въ то время, — какъ Амвросій лежалъ на одрѣ болѣзни, въ значительномъ разстояніи отъ его постели, у дверей комнаты, сидѣли діаконы Кастулъ, Полемій, Венерій и Феликсъ. Они бесѣдовали между собою, но говорили шопотомъ и такъ тихо, что разговоръ ихъ слышенъ былъ только для нихъ самихъ. Разсуждали они о томъ, кому быть епископомъ послѣ Амвросія; при этомъ упомянули пресвитера Симплиціана. Вдругъ, святый Амвросій, лежавшій далеко отъ нихъ, поднялъ голосъ и три раза, какъ будто велъ съ ними бесѣду, повторилъ: «онъ старъ, но бодръ»; этими словами онъ назначилъ, чтобы пресвитеръ Симплиціанъ, послѣ его смерти, принялъ на себя епископство.

Во время болѣзни своей святый Амвросій, находясь въ молитвѣ, увидѣлъ Господа нашего Іисуса Христа, Который шелъ къ нему съ любвеобильною улыбкою, — являя ему Свой божественный ликъ; Амвросій повѣдалъ объ этомъ сидѣвшему тогда подлѣ него епископу Лавдійскому [49] Вассіану. Когда приблизилось время разлученія души святаго Амвросія отъ тѣла, то епископъ церкви Верцелльской [50] Гоноратъ, отдыхавшій въ верхней части дома, услыхалъ три раза голосъ свыше, который говорилъ ему:

— «Вставай скорѣе и поспѣши къ Амвросію, онъ сейчасъ отойдетъ».

Тогда пресвитеръ всталъ, взялъ съ собою пречистыя Тайны и спустился внизъ къ больному. Святый Амвросій помолился, причастился божественныхъ Даровъ и предалъ святую свою душу въ руцѣ Господа своего, на разсвѣтѣ дня святой Пасхи [51]. Святое тѣло его было положено въ большой Медіоланской церкви, а душа его предстала съ Ангелами престолу Святой Троицы, — Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго Бога, Ему же слава во вѣки, аминь.

Примѣчанія:
[1] Подъ именемъ Галліи въ древнемъ мірѣ извѣстна была обширная страна, обнимавшая собою, кромѣ нынѣшней Франціи, еще и Бельгію, часть Нидерландовъ, Зарейнскія области Германіи и бóльшую часть Швейцаріи. Сверхъ того, отецъ св. Амвросія Медіоланскаго, по имени также Амвросій, былъ намѣстникомъ также Испаніи. У него были и другія дѣти, старше Амвросія — дочь Марцеллина и сынъ Сатиръ, западною церковію также причисленные къ лику святыхъ. — Амвросій Медіоланскій родился около 340 года въ городѣ Трирѣ, гдѣ жили тогда его родители.
[2] По выраженію составителя житія св. Амвросія, діакона и секретаря его Павлина, въ этомъ случаѣ «въ немъ говорилъ духъ Господень, который пріуготовлялъ его къ священству».
[3] Въ Римѣ, недалеко отъ Капитолія, доселѣ еще показываютъ домъ, въ которомъ воспитывался св. Амвросій. Домъ обращенъ въ церковь и монастырь дѣвъ его имени.
[4] Лигурія — страна, границы которой на западѣ со стороны Галліи составляли: рѣка Варусъ и приморскіе Альпы, на юго-востокѣ со стороны Италіи р. Макра, на сѣверѣ — р. Падусъ, на югѣ — лигурійскій заливъ. Такимъ образомъ эта страна обнимала нынѣшнюю южную Францію, пограничную съ Италіей и часть сѣверо-западной Италіи, Ниццу, Геную, Южный Піемонтъ и западную часть Пармы и Піаченцы.
[5] Эмилія — провинція Галліи, расположенная между Лигуріей и Фламиніей, приблизительно въ средней части нынѣшней сѣверной Италіи.
[6] Медіоланъ — древній городъ т. н. Цизальпинской Галліи или нынѣшней сѣверной Италіи, — центръ процвѣтанія наукъ и искусствъ; нынѣ — главный цвѣтущій городъ Итальянской области Ломбардіи, съ многочисленнымъ населеніемъ.
[7] Эти слова какъ-бы пророчески предзнаменовали будущее славное святительское служеніе св. Амвросія въ семъ городѣ.
[8] Тицинъ — древній городъ въ Цизальпинской Галліи, на главной дорогѣ изъ Рима въ Галлію, нынѣ Павія, значительный городъ сѣверной Италіи при р. Тичино, недалеко отъ впаденія ея въ По.
[9] Валентиніанъ I или Старшій — императоръ Западной Римской имперіи, царствовалъ съ 364-375 г.
[10] Это было 7-го декабря 374 г. Св. Амвросію въ это время было всего 34 года. Посвященіе Амвросія одинаково одобрили епископы какъ восточной, такъ и западной церкви, считая его дѣломъ исключительнымъ. Правда, это рукоположеніе не было строго-каноническимъ, но канонъ Никейскаго собора дѣлалъ исключеніе, когда нареченіе обусловливалось высшимъ божественнымъ указаніемъ, какъ это и было въ настоящемъ случаѣ. Св. Василій Великій, въ отвѣтъ на извѣщеніе его о посвященіи Амвросія, написалъ письмо, въ которомъ благодарилъ Бога за избраніе. «Богъ, содѣлавшій пророка изъ пастуха Амоса, — пишетъ вселенскій учитель въ этомъ письмѣ, — теперь содѣлалъ епископа изъ Амвросія, человѣка благороднаго происхожденія, высокаго сана, возвышеннаго характера и изумительнаго краснорѣчія, который тѣмъ не менѣе презрѣлъ всѣ эти земныя отличія, чтобы пріобрѣсть Христа... Мужайся же, о мужъ Божій».
[11] Ѳеодоритъ, епископъ Киррскій, — церковный историкъ V вѣка.
[12] Дамасъ I-й — Римскій папа съ 366-384 г.; извѣстенъ въ исторіи Церкви своими ревностными трудами въ защиту православія въ борьбѣ съ аріанствомъ и другими ересями.
[13] Святый Амвросій слушалъ устныя наставленія сего Симплиціана, котораго любилъ, какъ своего отца, который имѣлъ огромное вліяніе на образованіе Амвросія въ дѣлѣ вѣры и впослѣдствіи сдѣлался его преемникомъ по епископской каѳедрѣ въ Медіоланѣ (Миланѣ). Кромѣ того, Амвросій ревностно читалъ и изучалъ творенія знаменитаго Оригена, Дидима, святаго Василія Великаго, съ которымъ находился въ близкомъ дружественномъ общеніи, святаго Григорія Богослова и другихъ выдающихся отцовъ и учителей Церкви. По словамъ блаженнаго Августина, впослѣдствіи епископа Иппонійскаго и знаменитаго учителя Церкви, обращеннаго изъ язычества въ христіанство святымъ Амвросіемъ, послѣдній сидѣлъ въ своемъ домѣ въ теченіе короткихъ промежутковъ непрерывныхъ занятій, устремивъ свои глаза на книгу и забывая о всемъ, что происходило вокругъ него. При такихъ ревностныхъ занятіяхъ, обладая высокими способностями и знаніемъ свѣтскихъ наукъ, особенно же греческой литературы, Амвросій оказалъ въ короткое время удивительные успѣхи и въ христіанской наукѣ.
[14] Сатиръ среди этого подвига и скончался — по однимъ въ 378 году, по другимъ позднѣе (Римская церковь чтитъ его въ святыхъ 17 сентября, равно какъ и сестру святаго Амвросія Марцеллину подъ 17 іюля). — Самъ же Амвросій, немедленно по вступленіи на епископскую каѳедру, освободился отъ всякаго мірскаго попеченія должнымъ распредѣленіемъ своихъ имѣній. Серебро и золото онъ предоставилъ въ пользу бѣдныхъ, имѣнія были отданы Церкви, причемъ сестрѣ своей онъ предоставилъ пожизненное пользованіе ими.
[15] Усвоивъ своимъ умомъ и сердцемъ Святое Писаніе и истины святой вѣры, Амвросій съ великимъ усердіемъ сталъ проповѣдывать народу, не оставляя его ни въ одинъ воскресный и праздничный день безъ поученія и пользуясь всякимъ случаемъ къ тому, а иногда не одинъ разъ въ день восходилъ на церковную каѳедру; слово его было удобопонятно для слуха, голосъ его тихъ, и потому въ храмѣ, во время его проповѣди, царствовала удивительная тишина, и народъ, любившій префекта Амвросія, еще болѣе слушалъ слова епископа Амвросія. Особенную ревность также онъ имѣлъ въ дѣлѣ наставленія оглашенныхъ ко святому крещенію.
[16] Въ древней Церкви, еще до появленія женскихъ иноческихъ обителей и въ первое время ихъ существовалъ особый классъ дѣвъ, посвящавшихъ себя всецѣло служенію Богу и дававшихъ обѣтъ дѣвства. Такія лица назывались дѣвственницами, и онѣ пользовались въ Цвркви большимъ уваженіемъ и считались ея украшеніемъ. Онѣ собирались для подвиговъ безмолвія, Богомыслія и молитвы въ частныхъ домахъ подъ руководствомъ опытныхъ въ духовной жизни старицъ — наставницъ. Весьма часто Церковь поручала ихъ руководству и надзору наиболѣе уважаемыхъ изъ діакониссъ. Общины дѣвственницъ во времена святаго Амвросія Медіоланскаго были въ полномъ развитіи, и сама Марцеллина, сестра его, была дѣвственницей, ибо иноческія женскія обители въ то время только что стали возникать.
[17] Плаценція — нынѣ Піаченца — римская колонія въ Цизальпинской Галліи (нынѣшней Сѣверной Италіи) на правомъ берегу Пада, неподалеку отъ впаденія его въ Требію. Значеніе ея основывалось, главнымъ образомъ, на томъ, что она лежала на дорогѣ изъ Медіолана въ Парму.
[18] Болонья — главный городъ итальянской провинціи того же времени; основана въ глубокой древности и доселѣ имѣетъ большое значеніе, какъ одинъ изъ центровъ Итальянской образованности и торговли, благодаря своему выгодному географическому положенію на дорогѣ изъ Сѣверной въ среднюю Италіи.
[19] Мавританія — нынѣ Фецъ, Марокко и западная часть Алжира — римская провинція на сѣверѣ Африки.
[20] Тибръ — рѣка, на которой стоитъ г. Римъ, вытекаетъ изъ Аппенинской горной цѣпи на сѣверо-востокѣ древней области Италіи — Этруріи.
[21] Во времена святаго Амвросія Медіоланскаго допускалось еще, по обычаю временъ апостольскихъ, совершеніе литургіи въ частныхъ домахъ. Святые Апостолы, какъ видно изъ кн. Дѣяній Ап. (гл. 20, ст. 7-8), собирались для совершенія евхаристіи въ горницѣ. Христіане временъ гоненій не могли имѣть общественныхъ храмовъ, а собирались въ частныхъ домахъ, въ подземныхъ пещерахъ — катакомбахъ, при гробахъ мученическихъ. Церковный историкъ Евсевій передаетъ о томъ слѣдующее свидѣтельство святаго Діонисія Александрійскаго: «во время гоненія всякое мѣсто, какъ-то поле, корабль, гостинница, темница — была намъ хвалебнымъ вмѣстилищемъ».
[22] Граціанъ, старшій сынъ и преемникъ императора Валентиніана I-го, съ 367-го года соправитель отца, царствовалъ съ 375-383 годъ.
[23] Готы — многочисленный народъ Германскаго племени, обитавшій за Дунаемъ и раздѣлявшійся на Остготовъ (восточныхъ) и Вестготовъ (западныхъ).
[24] Сочиненіе святаго Амвросія Медіоланскаго: «О вѣрѣ» состояло изъ 5 книгъ.
[25] Сирмій — древній главный городъ въ Нижней Панноніи у рѣки Саввы, притока Днѣпра, въ нынѣшней Иллиріи.
[26] Это было въ 383 году.
[27] Это было въ 385 году предъ праздникомъ Пасхи. Другой подобный же случай повторился въ слѣдующемъ 386 году, когда Юстина убѣдила Валентиніана издать законъ въ пользу аріанъ и потомъ около Пасхи воздвигла столь жестокое гоненіе на святаго Амвросія, что онъ, заключившись въ церкви и простершись предъ алтаремъ, просилъ о помощи свыше. Народъ, боясь, чтобы его не взяли силою, окружилъ его и днемъ и ночью молился съ нимъ въ храмѣ. Святитель Божій занималъ въ это время народъ чтеніемъ Святаго Писанія, изъясненіемъ его и пѣніемъ псалмовъ и гимновъ. Съ этого времени и вошло въ Медіоланской церкви введенное въ употребленіе святымъ Амвросіемъ въ Западной церкви, по примѣру Восточной, такъ называемое антифонное пѣніе, т. е. пѣніе на два лика. Между тѣмъ воины, посланные Юстиною, стали впускать въ храмъ народъ, а выходить изъ церкви не дозволяли. Они такъ поражены были пѣніемъ православныхъ, что сами снаружи вторили ему. Въ это время возглашаемы были и возвышенные гимны самого Амвросія во славу Пресвятыя Троицы. Молитвы вѣрныхъ были услышаны, и святитель оставленъ при своей паствѣ.
[28] Въ томъ же 386 году.
[29] Память святыхъ мучениковъ Протасія и Гервасія совершается Церковію 14-го октября.
[30] Ѳессалоника или Солунь — значительный древній городъ Македоніи у Солунскаго или большого Ѳермейскаго залива. Ѳессалоника была средоточіемъ христіанской общины, основанной святымъ апостоломъ Павломъ.
[31] Ѳеодосій Великій — императоръ Восточной Римской имперіи, впослѣдствіи присоединившій подъ свою власть и западную; царствовалъ съ 379-395 годъ.
[32] Въ 388 году.
[33] Въ древнѣйшей христіанской Церкви существовала особая низшая церковная должность заклинателей. Эта обязанность изгонять злыхъ духовъ изъ одержимыхъ ими возлагалась на низшихъ церковнослужителей съ тою цѣлью, чтобы показать презрѣніе Церкви Христовой къ суетной силѣ діавола. Заклинатели должны были произносить запретительныя или заклинательныя молитвы также и надъ оглашенными, т. е. приготовлявшимися къ принятію таинства св. крещенія. Нынѣ эти заклинательныя молитвы, предшествующія таинству святаго крещенія, читаются самимъ священникомъ, совершающимъ крещеніе. Въ требникѣ Петра Могилы имѣется особое послѣдованіе объ изгнаніи нечистыхъ духовъ изъ одержимыхъ ими.
[34] Аквилея — значительный торговый городъ на рѣкѣ Натисонѣ, недалеко отъ берега Адріатическаго моря.
[35] Ботерихъ — правитель Ѳессалоники, другъ императора Ѳеодосія Великаго.
[36] Въ то время и міряне, когда пріобщались Св. Христовыхъ Таинъ, получали тело Христово въ руки. См. Житіе преп. Ѳеоктисты Лезвійской подъ 9 ноября.
[37] Св. Нектарій патріаршествовалъ въ Константинополѣ съ 381-397 г.
[38] Віенна — нынѣ Віеннь — древняя римская колонія и потомъ столица различныхъ государствъ, основанныхъ германскими племенами; расположена на лѣвомъ берегу Роны. Въ настоящее время городъ богатъ остатками римскихъ древностей.
[39] Евгеній — незнатнаго происхожденія — былъ секретаремъ императора Валентиніана II, по умерщвленіи котораго былъ возведенъ Арбогастомъ на престолъ. Но Ѳеодосій Великій выступилъ съ своимъ войскомъ противъ Арбогаста, побѣдилъ его и велѣлъ казнить Евгенія.
[40] Бононія — весьма извѣстный городъ, въ верхней Италіи, въ Цизальпинской Галліи, на т. н. Эмиліевой дорогѣ; нынѣ — Болонья, главный городъ Итальянской провинціи того же имени, извѣстный своею образованностью и обширною торговлею, съ весьма многочисленнымъ населеніемъ.
[41] Тускія — иначе Этрурія — древняя область средней Италіи, на западѣ, граничившая между Тирренскимъ моремъ и Аппенинскими горами, на сѣверъ отъ Рима. — Флоренція, на р. Арнѣ, населенный городъ Италіи, славящійся развитіемъ наукъ и искусствъ.
[42] Въ 395 году. Св. Амвросій почтилъ память Ѳеодосія Великаго словомъ.
[43] Аркадій — императоръ Восточной Римской имперіи, царствовалъ съ 390-408 годъ.
[44] Гонорій — императоръ Западной Римской имперіи, царствовалъ съ 390-423 годъ.
[45] Память ихъ празднуется 14-го октября.
[46] Пресвитеръ Павлинъ — ученикъ и секретарь св. Амвросія Медіоланскаго, впослѣдствіи написавшій его житіе по просьбѣ ученика его, блаж. Августина, епископа Иппонійскаго.
[47] Маркоманы — германское племя, обитавшее въ Богеміи и нерѣдко производившее опустошительные набѣги на пограничныя провинціи Римской имперіи.
[48] Стилихонъ — знаменитый полководецъ Западной Римской имперіи при дворѣ Гонорія, нѣсколько разъ спасавшій ее отъ паденія, родомъ Вандалъ, по впослѣдствіи, несмотря на свои услуги государству, вслѣдствіе придворныхъ интригъ, убитый по приказанію Гонорія за мнимую измѣну.
[49] Лавдъ — городъ въ Сѣверной Италіи, между Медіоланомъ и Кремономъ. Нынѣ — Лоди Веккіо.
[50] Верцеллы — городъ недалеко на западъ отъ Медіолана.
[51] Это было 4-го апрѣля 397 года. Св. Амвросій скончался 57 лѣтъ. Жизнеописатель его, пресвитеръ Павлинъ присоединяетъ къ этому, что многія крещенныя тогда (въ пасхальную ночь) дѣти, послѣ того какъ вышли изъ воды, видѣли Амвросія — одни сидящимъ на каѳедрѣ, другія показывали пальцемъ своимъ родителямъ на него, какъ на ходящаго, но тѣ, видя, не видали его, не имѣя очищенныхъ очей; многіе говорили, что они видѣли звѣзду надъ тѣломъ его. Церковь совершаетъ память его 7-го декабря, въ день постановленія его въ епископа, потому, вѣроятно, что день кончины его совпадаетъ съ днями поста или пасхальными. — Святый Амвросій Медіоланскій оставилъ послѣ себя множество сочиненій: одни изъ нихъ относятся къ изъясненію Св. Писанія, въ другихъ раскрываются догматы св. вѣры, въ нѣкоторыхъ преподаются высокія нравственныя наставленія и т. д. Таковы его Толкованія на Евангеліе Луки, шесть книгъ на шестодневъ, пять книгъ о вѣрѣ, изъясненіе символа вѣры, книга о воплощеніи, 3 книги о Св. Духѣ, книга о Таинствахъ, 2 книги о покаяніи, ученіе о воскресеніи, изложенное въ 2 книгахъ о смерти своего брата и въ двухъ словахъ на смерть императоровъ Валентиніана и Ѳеодосія Великаго, объ удаленіи отъ міра, о дѣвствѣ, о вдовицахъ, о патріархѣ Іаковѣ и о блаженной жизни, объ Иліи и постѣ съ похвалами воздержанію, о патріархѣ Іосифѣ, какъ образцѣ цѣломудрія и др. добродѣтелей и т. д. Между всѣми сочиненіями Амвросія 3 книги его «о должностяхъ» (пресвитеровъ церковныхъ) занимаютъ первое мѣсто. Весьма важны также труды св. Амвросія для устройства Богослуженія: онъ устроилъ чинъ какъ литургіи, такъ и другихъ службъ для своей церкви, распространившійся по всей Сѣверной Италіи. Чинъ этотъ соблюдается въ Миланѣ и доселѣ, и Миланская литургія и понынѣ отличается отъ Римской многими особенностями, кои обнаруживаютъ въ Амвросіи явное желаніе сближенія съ обрядами Церкви Восточной. Въ чинѣ службы, св. Амвросій ввелъ слѣдующее: 1) Лекціонарій, гдѣ означилъ начала и окончанія чтеніямъ изъ Евангелія, Апостола и Пророковъ; 2) чинъ совершенія Евхаристіи съ молитвами и предисловіями; 3) Антифонарій, бывшій вполнѣ нововведеніемъ, принятымъ съ востока. Св. Амвросій написалъ какъ ноты, такъ и гимны для антифонарія. Между подлинными гимнами св. Амвросія слѣдуетъ отмѣтить особенно гимнъ: Тебе, Бога, хвалимъ... Эта благодарственная, торжественная пѣснь, доселѣ повторяющаяся при каждомъ торжественномъ благодареніи Господу, была составлена св. Амвросіемъ по одержаніи совершенной побѣды надъ аріанами.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 212-234.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0