Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 24 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День шестой.

Житіе святителя и чудотворца Николая, архіепископа Мѵрликійскаго.

Былъ у святаго Николая дядя, епископъ города Патары, соименный племяннику, который въ честь его и былъ названъ Николаемъ. Сей епископъ, видя, что его племянникъ преуспѣваетъ въ добродѣтельномъ житіи и всячески устраняется отъ міра, сталъ совѣтовать его родителямъ, чтобы они отдали своего сына на службу Богу. Тѣ послушались совѣта и посвятили Господу свое чадо, которое сами приняли отъ Него, какъ даръ. Ибо въ древнихъ книгахъ о нихъ повѣствуется, что они были неплодны и уже не надѣялись имѣть дѣтей, но многими молитвами, слезами и милостынями испросили себѣ у Бога сына, и теперь не пожалѣли принести его въ даръ Даровавшему его. Епископъ, принявъ сего юнаго старца, имѣющаго сѣдину мудрости и возрастъ старости, житіе нескверно (Прем. 4, 9), возвелъ его въ пресвитерскій санъ. Когда онъ рукополагалъ святаго Николая во священника, то, по внушенію Святаго Духа, обратившись къ народу, бывшему въ церкви, пророчески сказалъ:

— «Я вижу, братіе, новое солнце, восходящее надъ землею и являющее собою милостивое утѣшеніе для скорбящихъ. Блаженно то стадо, которое удостоится имѣть его у себя пастыремъ, ибо сей добрѣ упасетъ души заблуждшихъ, препитаетъ ихъ на пажити благочестія и явится милосердымъ помощникомъ въ бѣдахъ и скорбяхъ».

Сіе пророчество впослѣдствіи дѣйствительно исполнилось, какъ будетъ видно изъ дальнѣйшаго повѣствованія.

Принявъ пресвитерскій санъ, святый Николай прилагалъ труды къ трудамъ; бодрствуя и пребывая въ непрестанной молитвѣ и постѣ, онъ, будучи смертенъ, старался подражать безплотнымъ. Проводя такое равноангельское житіе и день ото дня все болѣе процвѣтая красотою души, онъ былъ вполнѣ достоинъ управлять Церковію. Въ это время, епископъ Николай, желая идти въ Палестину на поклоненіе святымъ мѣстамъ, вручилъ управленіе Церковію племяннику своему. Сей іерей Божій святый Николай, заступивъ мѣсто своего дяди, заботился о дѣлахъ Церкви такъ же, какъ и самъ епископъ. Въ это время его родители преселились въ вѣчную жизнь. Получивъ въ наслѣдство ихъ имѣніе, святый Николай роздалъ его нуждающимся. Ибо онъ не обращалъ вниманія на скоропреходящее богатство и не заботился о его умноженіи, но, отрекшись отъ всякихъ мірскихъ желаній, со всѣмъ усердіемъ старался предать себя Единому Богу, взывая:

— «Къ тебѣ, Господи, воздвигохъ душу мою. Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Богъ мой. Къ Тебѣ приверженъ есмь отъ ложеснъ, отъ чрева матере моея Богъ мой еси Ты» (Псал. 24, 1; 142, 10; 21, 11).

И была рука его простерта къ нуждающимся, на коихъ она изливала пребогатую милостыню, какъ многоводная рѣка, изобилующая струями. Вотъ одно изъ многихъ дѣлъ его милосердія.

Жилъ въ городѣ Патарѣ нѣкій мужъ, знатный и богатый. Придя въ крайнюю нищету, онъ потерялъ прежнее свое значеніе, ибо жизнь вѣка сего непостоянна. Сей человѣкъ имѣлъ трехъ дочерей, которыя были очень красивы собою. Когда уже онъ лишился всего необходимаго, такъ что нечего было ѣсть и не во что одѣться, онъ, ради своей великой нищеты, замыслилъ отдать своихъ дочерей на любодѣяніе и обратить свое жилище въ домъ блуда, чтобы такимъ образомъ добывать себѣ средства къ жизни и пріобрѣтать и себѣ и дочерямъ одежду и пищу. О горе, къ какимъ недостойнымъ мыслямъ приводитъ крайняя нищета! Имѣя сію нечистую мысль, мужъ сей хотѣлъ уже исполнить свое злое намѣреніе. Но Всеблагій Господь, не хотящій видѣть человѣка въ погибели и человѣколюбно помогающій въ бѣдахъ нашихъ, вложилъ благую мысль въ душу угоднику Своему, святому іерею Николаю, и тайнымъ вдохновеніемъ послалъ его къ погибающему душею мужу, для утѣшенія въ нищетѣ и предупрежденія отъ грѣха. Святый Николай, услыхавъ о крайней бѣдности того мужа и Божіимъ откровеніемъ узнавъ о его зломъ намѣреніи, почувствовалъ къ нему глубокое сожалѣніе и рѣшилъ своею благодѣтельною рукою извлечь его вмѣстѣ съ дочерьми, какъ изъ огня, изъ нищеты и грѣха. Однако онъ не пожелалъ оказать свое благодѣяніе тому мужу открыто, но задумалъ подать ему щедрую милостыню тайно. Такъ святый Николай поступилъ по двумъ причинамъ. Съ одной стороны, онъ хотѣлъ самъ избѣжать суетной человѣческой славы, слѣдуя словамъ Евангелія: внемліте милостыни вашея не творити предъ человѣки (Матѳ. 6, 1), съ другой стороны, онъ не желалъ оскорбить мужа, бывшаго нѣкогда богачемъ, а теперь пришедшаго въ крайнюю нищету. Ибо онъ зналъ, какъ тяжела и оскорбительна милостыня для того, кто отъ богатства и славы перешелъ въ убожество, потому что она напоминаетъ ему о прежнемъ благоденствіи. Посему святый Николай счелъ за лучшее поступить по ученію Христа: да не увѣсть шуйца твоя, что творитъ десница твоя (Матѳ. 6, 3). Онъ такъ избѣгалъ человѣческой славы, что старался утаить себя даже и отъ того, кому благодѣтельствовалъ. Онъ взялъ большой мѣшокъ золота, пришелъ въ полночь къ дому того мужа и, бросивъ этотъ мѣшокъ въ окно, самъ поспѣшилъ возвратиться домой. Утромъ мужъ тотъ всталъ и, найдя мѣшокъ, развязалъ его. При видѣ золота, онъ пришелъ въ великій ужасъ и не вѣрилъ своимъ глазамъ, потому что ниоткуда не могъ ожидать такого благодѣянія. Однако, перебирая монеты пальцами; онъ убѣдился, что предъ нимъ въ самомъ дѣлѣ золото. Возвеселившись духомъ и удивляясь сему, онъ плакалъ отъ радости, долго размышлялъ о томъ, кто бы могъ оказать ему такое благодѣяніе, и ничего не могъ придумать. Приписавъ сіе дѣйствію Божественнаго Промысла, онъ непрестанно благодарилъ въ душѣ своего благодѣтеля, воздавая хвалу пекущемуся о всѣхъ Господу. Послѣ сего онъ выдалъ замужъ старшую свою дочь, давъ ей въ приданое чудесно дарованное ему золото. Святый Николай, узнавъ о томъ, что мужъ сей поступилъ по его желанію, возлюбилъ его и рѣшилъ сотворить такую же милость и второй дочери, намѣреваясь законнымъ бракомъ оградить и ее отъ грѣха. Приготовивъ другой мѣшокъ золота, такой же, какъ и первый, онъ ночью, тайно отъ всѣхъ, черезъ то же окно бросилъ его въ домъ мужа. Вставъ поутру, бѣднякъ опять нашелъ у себя золото. Снова онъ пришелъ въ удивленіе и, павъ на землю и обливаясь слезами, говорилъ:

— «Боже милостивый, Строитель нашего спасенія, искупившій меня самою кровію Твоею и нынѣ искупляющій златомъ домъ мой и моихъ дѣтей отъ сѣтей вражіихъ, Самъ Ты покажи мнѣ слугу Твоего милосердія и Твоей человѣколюбивой благости. Покажи мнѣ того земного ангела, который сохраняетъ насъ отъ грѣховной погибели, чтобы я могъ узнать, кто исторгаетъ насъ отъ угнетающей насъ нищеты и избавляетъ отъ злыхъ мыслей и намѣреній. Господи, по Твоей милости, тайно творимой мнѣ щедрою рукого неизвѣстнаго мнѣ Твоего угодника, я могу отдать замужъ по закону и вторую свою дочь и тѣмъ избѣжать сѣтей діавола, который хотѣлъ сквернымъ прибыткомъ умножить и безъ того великую мою погибель».

Помолившись такъ Господу и возблагодаривъ Его благостыню, мужъ тотъ отпраздновалъ бракъ второй своей дочери. Уповая на Бога, отецъ питалъ несомнѣнную надежду, что Онъ и третьей дочери подастъ законнаго супруга, снова даровавъ тайно благодѣтельствующею рукою потребное для сего золото. Чтобы узнать, кто и откуда приноситъ ему золото, отецъ не спалъ ночи, подстерегая своего благодѣтеля и желая его видѣть. Немного прошло времени, какъ ожидаемый благодѣтель явился. Христовъ угодникъ Николай тихо пришелъ и въ третій разъ и, остановившись на обычномъ мѣстѣ, бросилъ въ то же окно такой же мѣшокъ золота, и тотчасъ поспѣшилъ къ своему дому. Услыхавъ звонъ золота брошеннаго въ окно, мужъ тотъ насколько могъ быстро побѣжалъ вслѣдъ за угодникомъ Божіимъ. Догнавъ его и узнавъ, потому что нельзя было не знать святаго по его добродѣтели и знатному происхожденію, мужъ сей палъ ему въ ноги, лобызая ихъ и называя святаго избавителемъ, помощникомъ и спасителемъ душъ, пришедшихъ въ крайнюю погибель.

— «Если бы, — говорилъ онъ, — не возставилъ меня твоими щедротами Великій въ милости Господь, то я, несчастный отецъ, давно уже погибъ бы вмѣстѣ съ своими дочерьми въ огнѣ Содомскомъ. Нынѣ же мы спасены тобою и избавлены отъ ужаснаго грѣхопаденія».

И еще много подобныхъ словъ говорилъ онъ святому со слезами. Едва поднявъ его съ земли, святый угодникъ взялъ съ него клятву, что онъ во всю свою жизнь никому не повѣдаетъ о томъ, что съ нимъ было. Сказавъ ему еще многое на пользу, святый отпустилъ его въ домъ свой.

Изъ многихъ дѣлъ милосердія угодника Божія мы повѣдали только объ одномъ, чтобы было извѣстно, насколько онъ былъ милостивъ къ нищимъ. Ибо не достало бы намъ времени, если бы повѣствовать подробно о томъ, какъ онъ былъ щедръ къ нуждающимся, сколько голодныхъ онъ напиталъ, сколько одѣлъ нагихъ и сколькихъ выкупилъ у заимодавцевъ.

Послѣ сего преподобный отецъ Николай пожелалъ отправиться въ Палестину, чтобы видѣть и поклониться тѣмъ святымъ мѣстамъ, гдѣ Господь Богъ нашъ, Іисусъ Христосъ, ходилъ пречистыми Своими стопами. Когда корабль плылъ около Египта и путники не знали, что ихъ ожидаетъ, находившійся среди нихъ святый Николай предвидѣлъ, что вскорѣ поднимется буря, и возвѣстилъ о семъ своимъ спутникамъ, сказавъ имъ, что онъ видѣлъ самого діавола, вошедшаго въ корабль съ тѣмъ, чтобы всѣхъ ихъ потопить въ глубинѣ морской. И въ тотъ самый часъ неожиданно небо покрылось облаками, и сильная буря подняла страшное волненіе на морѣ. Путники пришли въ великій ужасъ и, отчаявшись въ своемъ спасеніи и ожидая смерти, молили святаго отца Николая помочь имъ, погибающимъ въ пучинѣ морской.

— «Если ты, угодникъ Божій, — говорили они, — не поможешь намъ своими молитвами ко Господу, то мы тотчасъ погибнемъ».

Повелѣвъ имъ мужаться, возложить надежду на Бога и безъ всякихъ сомнѣній ожидать скораго избавленія, святый сталъ усердно молиться Господу. Тотчасъ море успокоилось, настала великая тишина, и всеобщая скорбь превратилась въ радость.

Обрадованные путники воздали благодареніе Богу и Его угоднику, святому отцу Николаю, и вдвойнѣ удивлялись — и предсказанію его о бурѣ и прекращенію скорби. Послѣ того, одному изъ корабельщиковъ нужно было подняться на верхъ мачты. Спускаясь оттуда, онъ оборвался и упалъ съ самой высоты на средину корабля, убился до смерти и лежалъ бездыханнымъ. Святый Николай, готовый на помощь прежде, чѣмъ ее потребуютъ, тотчасъ воскресилъ его своею молитвою, и тотъ всталъ какъ бы пробудившись отъ сна. Послѣ сего, поднявъ всѣ паруса, путники продолжали благополучно свое плаваніе, при попутномъ вѣтрѣ, и спокойно пристали къ берегу Александріи. Исцѣливъ здѣсь многихъ больныхъ и бѣсноватыхъ и утѣшивъ скорбящихъ, угодникъ Божій, святый Николай, снова отправился по намѣченному пути въ Палестину.

Достигнувъ святаго града Іерусалима, святый Николай пришелъ на Голгоѳу, гдѣ Христосъ Богъ нашъ, простерши на крестѣ Свои пречистыя руки, содѣлалъ спасеніе роду человѣческому. Здѣсь угодникъ Божій излилъ отъ горящаго любовію сердца теплыя молитвы, возсылая благодареніе Спасителю нашему. Онъ обошелъ всѣ святыя мѣста, вездѣ творя усердное поклоненіе. И когда ночью онъ хотѣлъ войти въ святую церковь [2] на молитву, замкнутыя церковныя двери отверзлись сами собою, открывая невозбранный входъ тому, для кого были отверсты и небесныя врата. Пробывъ въ Іерусалимѣ довольно долгое время, святый Николай намѣревался удалиться въ пустыню, но былъ остановленъ свыше Божественнымъ гласомъ, увѣщававшимъ его возвратиться на свою родину. Господь Богъ, все устрояющій на пользу нашу, не благоволилъ, чтобы тотъ свѣтильникъ, который по волѣ Божіей долженъ былъ свѣтить Ликійской митрополіи, оставался сокрытымъ подъ спудомъ, въ пустынѣ. Придя на корабль, угодникъ Божій уговорился съ корабельщиками, чтобы они доставили его въ родную страну. Но они замыслили обмануть его и направили свой корабль не въ Ликійскую, а въ иную страну. Когда они отплыли отъ пристани, святый Николай, замѣтивъ, что корабль плыветъ по другому пути, палъ корабельщикамъ въ ноги, умоляя ихъ направить корабль въ Ликію. Но они не обратили на его мольбы никакого вниманія и продолжали плыть по намѣченному пути: не знали они, что Богъ не оставитъ Своего угодника. И вдругъ налетѣла буря, повернула корабль въ другую сторону и быстро понесла его по направленію къ Ликіи, угрожая злымъ корабельщикамъ совершенною погибелью. Такъ носимый Божественною силою по морю, святый Николай прибылъ, наконецъ, въ свое отечество. По своему незлобію онъ не сотворилъ никакого зла своимъ злокозненнымъ врагамъ. Онъ не только не разгнѣвался и ни однимъ словомъ не упрекнулъ ихъ, но съ благословеніемъ отпустилъ ихъ въ свою страну. Самъ же онъ пришелъ въ обитель, основанную его дядею, Патарскимъ епископомъ, и названную святымъ Сіономъ, и здѣсь для всей братіи оказался желаннымъ гостемъ. Принявъ его съ великою любовью, какъ ангела Божія, они наслаждались его богодухновенною рѣчью, и, подражая добрымъ нравамъ, коими украсилъ Богъ Своего вѣрнаго раба, назидались равноангельнымъ его житіемъ. Найдя въ этомъ монастырѣ безмолвное житіе и тихое пристанище для богомыслія, святый Николай надѣялся и остальное время своей жизни провести здѣсь, неисходно. Но Богъ указывалъ ему иной путь, ибо не хотѣлъ, чтобы такое богатое сокровище добродѣтелей, коимъ долженъ обогатиться міръ, пребывало заключеннымъ въ обители, подобно сокровищу, закопанному въ землю, но чтобы оно было для всѣхъ открыто и имъ совершалась духовная купля, многія души пріобрѣтающая. И вотъ однажды святый, стоя на молитвѣ, услышалъ гласъ свыше:

— «Николай, если ты желаешь удостоиться отъ Меня вѣнца, иди и подвизайся на благо міру».

Услышавъ сіе, святый Николай пришелъ въ ужасъ и сталъ размышлять о томъ, чего желаетъ и требуетъ отъ него гласъ сей. И снова услышалъ:

— «Николай, не здѣсь та нива, на которой ты долженъ принести ожидаемый Мною плодъ; но обратись и иди въ міръ, и да будетъ прославлено въ тебѣ имя Мое».

Тогда святый Николай уразумѣлъ, что Господь требуетъ отъ него оставить подвигъ безмолвія и идти на служеніе людямъ для ихъ спасенія.

Онъ сталъ размышлять, куда ему направиться, въ отечество ли свое, городъ Патару, или въ иное мѣсто. Избѣгая суетной славы среди своихъ согражданъ и опасаясь ея, онъ замыслилъ удалиться въ другой городъ, гдѣ бы его никто не зналъ. Въ той же самой Ликійской странѣ былъ славный городъ Мѵры, бывшій митрополіею всей Ликіи [3]. Въ этотъ городъ и пришелъ святый Николай, водимый Божіимъ Промысломъ. Здѣсь онъ не былъ извѣстенъ никому; и пребывалъ онъ въ этомъ городѣ, какъ нищій, не имѣя, гдѣ приклонить главу. Только въ домѣ Господнемъ и находилъ онъ себѣ пріютъ, имѣя въ Богѣ единственное пристанище. Въ то время скончался архіерей того города Іоаннъ, архіепископъ и первопрестольникъ всей Ликійской страны. Посему въ Мѵры собрались всѣ епископы Ликіи, чтобы избрать на освободившійся престолъ достойнаго. Много мужей, почитаемыхъ и благоразумныхъ, было намѣчено въ преемники Іоанну. Среди избирающихъ было большое несогласіе, и нѣкоторые изъ нихъ, подвигнутые Божественною ревностію, сказали:

— «Избраніе епископа на сей престолъ не подлежитъ рѣшенію людей, но есть дѣло Божія строенія. Намъ подобаетъ совершить молитву, чтобы Самъ Господь открылъ, кто достоинъ принять такой санъ и быть пастыремъ всей Ликійской страны».

Добрый сей совѣтъ встрѣтилъ всеобщее одобреніе, и всѣ предались усердной молитвѣ и посту. Господь, исполняющій желанія боящихся Его, внимая молитвѣ епископовъ, такъ открылъ старѣйшему изъ нихъ Свою благую волю. Когда сей епископъ стоялъ на молитвѣ, предъ нимъ явился свѣтлообразный мужъ и повелѣлъ ему ночью отправиться къ дверямъ церковнымъ и наблюдать, кто прежде всѣхъ войдетъ въ церковь.

— «Сей, — сказалъ Онъ, — и есть Мой избранникъ; примите его съ честію и поставьте во архіепископы; имя мужу сему — Николай».

О такомъ божественномъ видѣніи архіерей возвѣстилъ прочимъ епископамъ, и они, слыша сіе, усугубили свои молитвы. Удостоившійся откровенія епископъ сталъ на томъ мѣстѣ, гдѣ было ему указано въ видѣніи, и ожидалъ прихода желаннаго мужа. Когда настало время утренней службы, святый Николай, побуждаемый духомъ, пришелъ къ церкви прежде всѣхъ, ибо онъ имѣлъ обычай вставать въ полночь на молитву и раньше другихъ приходить къ утренней службѣ. Какъ только онъ вошелъ въ притворъ, епископъ, удостоившійся откровенія, остановилъ его и просилъ сказать свое имя. Святый Николай молчалъ. Епископъ снова спросилъ его о томъ же. Святый кротко и тихо отвѣтилъ ему:

— «Имя мое — Николай, я рабъ твоей святыни, владыко».

Благочестивый епископъ, услыхавъ такую краткую и смиренную рѣчь, уразумѣлъ какъ по самому имени — Николай, — предсказанному ему въ видѣніи, такъ и по смиренному и кроткому отвѣту, что предъ нимъ тотъ самый мужъ, коему Богъ благоволилъ быть первопрестольникомъ Мѵрской церкви. Ибо онъ зналъ изъ Священнаго Писанія, что Господь призираетъ на кроткаго, молчаливаго и трепещущаго предъ словомъ Божіимъ. Великою радостію онъ возрадовался, какъ бы получивъ нѣкое тайное сокровище. Тотчасъ взявъ святаго Николая за руку, онъ сказалъ ему:

— «Слѣдуй за мною, чадо».

Когда онъ съ честію привелъ святаго къ епископамъ, тѣ исполнились Божественной сладости и, утѣшаясь духомъ, что обрѣли указаннаго Самимъ Богомъ мужа, повели его въ церковь. Молва о томъ разнеслась повсюду и быстрѣе птицъ въ церкви стеклось безчисленное множество народа. Епископъ, удостоившійся видѣнія, обратился къ народу и воскликнулъ:

— «Пріимите, братіе, своего пастыря, коего помазалъ Самъ Духъ Святый и коему Онъ вручилъ попеченіе о душахъ вашихъ. Не человѣческимъ собраніемъ поставленъ онъ, но Самимъ Богомъ. Нынѣ мы имѣемъ того, кого желали, и нашли и приняли, кого искали. Подъ его правленіемъ и наставленіемъ мы не лишимся надежды, что предстанемъ предъ Богомъ въ день Его явленія и откровенія».

Весь народъ воздавалъ благодареніе Богу и радовался неизреченною радостію. Не перенося человѣческихъ похвалъ, святый Николай долго отрекался принять священный санъ; но уступая усерднымъ мольбамъ собора епископовъ и всего народа, вступилъ на архіерейскій престолъ противъ своей воли. Къ этому его побуждало Божественное видѣніе, бывшее ему еще прежде смерти архіепископа Іоанна. Объ этомъ видѣніи повѣствуетъ святый Меѳодій, патріархъ Константинопольскій. Однажды, — говорилъ онъ, — святый Николай ночью увидѣлъ, что предъ нимъ стоитъ Спаситель во всей Своей славѣ и подаетъ ему Евангеліе, украшенное золотомъ и жемчугомъ. По другую сторону себя святый Николай увидѣлъ Пресвятую Богородицу, возлагающую на его рамена святительскій омофоръ. Послѣ этого видѣнія прошло немного дней, и Мѵрскій архіепископъ Іоаннъ скончался.

Вспоминая это видѣніе и видя въ немъ явное благоволеніе Божіе и не желая отказать усерднымъ мольбамъ собора, святый Николай принялъ паству. Соборъ епископовъ со всѣмъ церковнымъ клиромъ совершили надъ нимъ посвященіе и свѣтло праздновали, веселясь о дарованномъ Богомъ пастырѣ, святителѣ Христовомъ Николаѣ. Такимъ образомъ Церковь Божія приняла свѣтлаго свѣтильника, который не остался подъ спудомъ, но былъ поставленъ на подобающемъ ему архіерейскомъ и пастырскомъ мѣстѣ. Удостоенный сего великаго сана, святый Николай право правилъ слово истины и мудро наставлялъ свою паству въ ученіи вѣры.

Въ самомъ началѣ своего пастырства угодникъ Божій такъ говорилъ себѣ:

— «Николай! Принятый тобою санъ требуетъ отъ тебя иныхъ обычаевъ, чтобы ты жилъ не для себя, но для другихъ».

Желая научить своихъ словесныхъ овецъ добродѣтелямъ, онъ не скрывалъ уже, какъ прежде, своего добродѣтельнаго житія. Ибо прежде онъ проводилъ свою жизнь, втайнѣ служа Богу, Который Единъ только вѣдалъ его подвиги. Теперь же, по принятіи имъ архіерейскаго сана, жизнь его стала открыта для всѣхъ, не по тщеславію предъ людьми, но ради ихъ пользы и умноженія славы Божіей, чтобы исполнилось слово Евангельское: тако да просвѣтится свѣтъ вашъ предъ человѣки, яко да видятъ ваша добрая дѣла и прославятъ Отца вашего, Иже на небесѣхъ (Матѳ. 5, 16).

Святый Николай по своимъ добрымъ дѣламъ былъ, какъ бы зерцаломъ для своего стада и, по слову апостола, образъ вѣрнымъ словомъ, житіемъ, любовію, духомъ, вѣрою и чистотою (1 Тим. 4, 12). Онъ былъ нравомъ кротокъ и незлобивъ, смиренъ духомъ и избѣгалъ всякаго тщеславія. Одежды его были просты, пища — постническая, которую онъ всегда вкушалъ только одинъ разъ въ день, и то вечеромъ. Весь день онъ проводилъ въ приличныхъ его сану трудахъ, выслушивая просьбы и нужды къ нему приходящихъ. Двери его дома были открыты для всѣхъ. Онъ былъ добрымъ и доступнымъ для всѣхъ, сиротамъ онъ былъ отецъ, нищимъ — милостивый податель, плачущимъ — утѣшитель, обиженнымъ — помощникъ и всѣмъ — великій благодѣтель. Въ помощь себѣ въ церковномъ управленіи онъ избралъ двухъ добродѣтельныхъ и благоразумныхъ совѣтниковъ, облеченныхъ пресвитерскимъ саномъ. Это были извѣстные во всей Греціи мужи — Павелъ Родосскій и Ѳеодоръ Аскалонскій.

Такъ святитель Николай пасъ ввѣренное ему стадо словесныхъ Христовыхъ овецъ. Но завистливый змій лукавый, никогда не престающій воздвигать брань на рабовъ Божіихъ и не переносящій процвѣтанія среди людей благочестія, воздвигъ гоненіе на Церковь Христову чрезъ нечестивыхъ царей Діоклитіана и Максиміана [4]. Въ то самое время отъ сихъ царей вышло повелѣніе по всей имперіи, чтобы христіане отверглись отъ Христа и покланялись идоламъ. Тѣхъ, кто не повиновался этому повелѣнію, было предписано принуждать къ тому темничнымъ заключеніемъ и тяжкими муками и, наконецъ, предавать смертной казни. Эта дышущая злобою буря, по усердію ревнителей тьмы и нечестія, вскорѣ достигла и Мѵрскаго града. Блаженный Николай, бывшій въ томъ градѣ руководителемъ всѣхъ христіанъ, свободно и дерзновенно проповѣдывалъ Христово благочестіе и былъ готовъ пострадать за Христа. Посему онъ былъ схваченъ нечестивыми мучителями и заключенъ вмѣстѣ со многими христіанами въ темницу. Здѣсь онъ пробылъ немалое время, перенося тяжкія страданія, претерпѣвая голодъ и жажду и тѣсноту темничную. Своихъ соузниковъ онъ питалъ словомъ Божіимъ и напоялъ сладкими водами благочестія; утверждая въ нихъ вѣру во Христа Бога, укрѣпляя ихъ на нерушимомъ основаніи, онъ убѣждалъ быть твердыми въ исповѣданіи Христа и усердно страдать за истину. Тѣмъ временемъ христіанамъ снова была дарована свобода, и благочестіе возсіяло, какъ солнце послѣ темныхъ тучъ, и наступила какъ бы нѣкая тихая прохлада послѣ бури. Ибо человѣколюбецъ Христосъ, призрѣвъ на Свое достояніе, истребилъ нечестивыхъ, низринувъ съ царскаго престола Діоклитіана и Максиміана и уничтожилъ власть ревнителей еллинскаго нечестія. Явленіемъ Своего Креста царю Константину Великому, коему Онъ благоволилъ вручить Римскую державу, и воздвиже Господь Богъ людемъ своимъ рогъ спасенія (Лук. 1, 69). Царь Константинъ, познавъ Единаго Бога и на Него возложивъ всю надежду, силою Честнаго Креста побѣдилъ всѣхъ своихъ враговъ и, повелѣвъ разорить идольскія капища и возстановить христіанскіе храмы, разсѣялъ суетныя надежды своихъ предшественниковъ. Онъ освободилъ всѣхъ, заключенныхъ за Христа въ темницахъ, и, почтивъ ихъ, какъ мужественныхъ воиновъ, великими похвалами, возвратилъ сихъ исповѣдниковъ Христовыхъ, каждаго въ свое отечество. Въ то время и городъ Мѵры снова принялъ своего пастыря, великаго архіерея Николая, удостоившагося вѣнца мученическаго. Нося въ себѣ Божественную благодать, онъ, какъ и прежде, исцѣлялъ страсти и недуги людей, и не только вѣрныхъ, но и невѣрныхъ. Ради великой благодати Божіей, въ немъ пребывавшей, многіе прославляли его и удивлялись ему, и всѣ любили, ибо онъ сіялъ чистотою сердца и былъ надѣленъ всѣми дарами Божіими, служа Господу своему въ преподобіи и правдѣ. Въ то время еще много оставалось еллинскихъ капищъ, къ которымъ нечестивые люди привлекаемы были дьявольскимъ внушеніемъ, и многіе изъ Мѵрскихъ жителей пребывали въ погибели. Архіерей Бога Вышняго, одушевленный ревностію Божіею, прошелъ по всѣмъ этимъ мѣстамъ, разоряя и обращая въ прахъ идольскія капища и очищая свое стадо отъ скверны діавольской. Такъ ратоборствуя съ духами злобы, святый Николай пришелъ въ храмъ Артемиды [5], который былъ очень великъ и богато украшенъ, представляя собою пріятное для бѣсовъ жилище. Святый Николай разорилъ сей храмъ скверны, сравнялъ высокое его зданіе съ землею и самое основаніе храма, бывшее въ землѣ, разметалъ по воздуху, ополчившись болѣе на бѣсовъ, нежели на самый храмъ. Лукавые духи, не перенося пришествія угодника Божія, испускали скорбные вопли, но, побѣжденные молитвеннымъ оружіемъ непобѣдимаго воина Христова, святителя Николая, должны были бѣжать изъ своего жилища.

Благовѣрный царь Константинъ, желая утвердить Христову вѣру, повелѣлъ созвать въ городѣ Никеѣ вселенскій соборъ, Святые отцы собора изложили правое ученіе, предали проклятію аріанскую ересь и вмѣстѣ съ нею самого Арія [6] и, исповѣдуя Сына Божія равночестнымъ и соприсносущнымъ Богу Отцу, возстановили миръ въ святой Божественной Апостольской Церкви. Среди 318-ти отцовъ собора былъ и святитель Николай. Онъ мужественно стоялъ противъ нечестиваго ученія Арія и вмѣстѣ со святыми отцами собора утвердилъ и предалъ всѣмъ догматы православной вѣры. Инокъ Студійскаго монастыря Іоаннъ повѣствуетъ о святителѣ Николаѣ, что одушевленный, подобно пророку Иліѣ, ревностью по Богѣ, онъ посрамилъ сего еретика Арія на соборѣ не только словомъ, но и дѣдомъ, ударивъ въ ланиту. Отцы собора вознегодовали на святителя и за его дерзкое дѣяніе постановили лишить его архіерейскаго сана. Но Самъ Господь нашъ Іисусъ Христосъ и Преблагословенная Его Матерь, взирая свыше на подвигъ святителя Николая, одобрили его смѣлый поступокъ и похвалили его божественную ревность. Ибо нѣкоторымъ изъ святыхъ отцовъ собора было такое же видѣніе, коего удостоился и самъ святитель еще прежде своего поставленія на архіерейство. Они видѣли, что съ одной стороны святителя стоитъ самъ Христосъ Господь съ Евангеліемъ, а съ другой — Пречистая Дѣва Богородица съ омофоромъ, и подаютъ святителю знаки его сана, которыхъ онъ былъ лишенъ. Уразумѣвъ изъ сего, что дерзновеніе святителя было угодно Богу, отцы собора перестали упрекать святителя и воздали ему честь, какъ великому угоднику Божію [7]. Возвратясь съ собора къ своему стаду, святитель Николай принесъ ему миръ и благословеніе. Своими медоточивыми устами онъ преподалъ всему народу здравое ученіе, пресѣкъ въ самомъ корнѣ неправыя мысли и умствованія и, обличивъ ожесточенныхъ, безчувственныхъ и закоренѣлыхъ въ злобѣ еретиковъ, прогнавъ ихъ отъ Христова стада. Какъ мудрый земледѣлецъ очищаетъ все, находящееся на гумнѣ и въ точилѣ, отбираетъ лучшія зерна, и оттрясаетъ плевелы, такъ благоразумный дѣлатель на гумнѣ Христовомъ, святитель Николай, наполнялъ духовную житницу добрыми плодами, плевелы же еретической прелести развѣвалъ и далеко отметалъ отъ пшеницы Господней. Посему-то святая Церковь и называетъ его лопатою, Аріевы плевельныя ученія развѣвающую. И былъ онъ поистинѣ свѣтъ міру и соль земли, ибо житіе его было свѣтло и слово его было растворено солію премудрости. Сей добрый пастырь имѣлъ великое попеченіе о своемъ стадѣ, во всѣхъ его нуждахъ, не только питая его на духовной пажити, но заботясь и о тѣлесной его пищѣ.

Однажды въ Ликійской странѣ былъ великій голодъ, и въ городѣ Мѵрахъ ощущался крайній недостатокъ въ пищѣ. Сожалѣя о несчастныхъ людяхъ, погибающихъ отъ голода, архіерей Божій явился ночью во снѣ одному купцу, находившемуся въ Италіи, который нагрузилъ житомъ весь свой корабль и намѣревался плыть въ другую страну. Давъ ему въ залогъ три золотыхъ монеты, святитель повелѣлъ ему плыть въ Мѵры и продавать тамъ жито. Проснувшись и найдя въ рукѣ золото, купецъ пришелъ въ ужасъ, удивляясь такому сну, который сопровождался чудеснымъ явленіемъ монетъ. Купецъ не рѣшился ослушаться повелѣнія святителя, отправился въ городъ Мѵры и распродалъ свой хлѣбъ его жителямъ. При этомъ онъ не скрылъ отъ нихъ о бывшемъ ему во снѣ явленіи святаго Николая. Пріобрѣтя такое утѣшеніе въ голодѣ и слушая разсказъ купца, граждане воздавали Богу славу и благодареніе и прославляли своего чудеснаго питателя, великаго архіерея Николая.

Въ то время въ великой Фригіи поднялся мятежъ. Узнавъ о семъ, царь Константинъ послалъ трехъ воеводъ съ ихъ войсками умиротворить мятежную страну. Это были воеводы Непотіанъ, Урсъ и Ерпиліонъ. Съ великою поспѣшностію они отплыли изъ Константинополя и остановились въ одной пристани Ликійской епархіи, которая называлась Адріатскимъ берегомъ. Здѣсь былъ городъ. Такъ какъ сильное морское волненіе препятствовало дальнѣйшему плаванію, то они стали въ этой пристани ожидать тихой погоды. Во время стоянки нѣкоторые воины, выходя на берегъ для покупки необходимаго, многое брали насиліемъ. Такъ какъ это случалось часто, то жители того города озлобились, вслѣдствіе чего на мѣстѣ, называемомъ Плакомата, происходили между ними и воинами споры, раздоры и брань. Узнавъ о семъ, святитель Николай рѣшилъ самъ отправиться къ тому городу, чтобы прекратить междоусобную брань. Услышавъ о его пришествіи, всѣ граждане вмѣстѣ съ воеводами вышли ему навстрѣчу и поклонились. Святитель спросилъ воеводъ, откуда и куда они держатъ путь. Они сказали ему, что посланы царемъ во Фригію подавить возникшій тамъ мятежъ. Святитель увѣщавалъ ихъ держать своихъ воиновъ въ повиновеніи и не позволять имъ притѣснять людей. Послѣ сего онъ пригласилъ воеводъ въ городъ и радушно угостилъ ихъ. Воеводы, наказавъ провинившихся воиновъ, утишили волненіе и удостоились благословенія отъ святаго Николая. Когда сіе происходило, пришли изъ Мѵръ нѣсколько гражданъ, сѣтуя и плача. Припавши къ ногамъ святителя, они просили защитить обиженныхъ, разсказывая ему со слезами, что въ его отсутствіе правитель Евстаѳій, подкупленный завистливыми и злыми людьми, осудилъ на смерть трехъ мужей изъ ихъ города, которые ни въ чемъ не были повинны.

— «Весь нашъ городъ, — говорили они, — сѣтуетъ и плачетъ и ожидаетъ твоего возвращенія, владыко. Ибо, если бы ты былъ съ нами, то правитель не осмѣлился бы сотворить такой неправедный судъ».

Услышавъ объ этомъ, архіерей Божій душевно возскорбѣлъ и, въ сопровожденіи воеводъ, тотчасъ отправился въ путь. Достигнувъ мѣста, по прозванію «Левъ», святитель встрѣтилъ нѣкіихъ путниковъ и спросилъ ихъ, не знаютъ ли они чего объ осужденныхъ на смерть мужахъ. Они отвѣчали:

— «Мы оставили ихъ на полѣ Кастора и Поллукса, влекомыхъ на казнь».

Святитель Николай пошелъ быстрѣе, стремясь предупредить неповинную смерть тѣхъ мужей. Достигнувъ мѣста казни, онъ увидалъ, что тамъ собралось множество народа. Осужденные мужи, со связанными крестъ на крестъ руками и съ закрытыми лицами, уже преклонились къ землѣ, протянули обнаженныя шеи и ожидали удара меча. Святитель видѣлъ, что палачъ, суровый и неистовый, извлекъ уже свой мечъ. Такое зрѣлище приводило всѣхъ въ ужасъ и скорбь. Соединивъ съ кротостью ярость, святитель Христовъ свободно прошелъ среди народа, безъ всякой боязни вырвалъ изъ рукъ палача мечъ, бросилъ его на землю и затѣмъ освободилъ осужденныхъ мужей отъ узъ. Все сіе онъ сдѣлалъ съ великимъ дерзновеніемъ, и никто не смѣлъ его остановить, потому что слово его было властно и въ дѣйствіяхъ его являлась Божественная сила: онъ былъ великъ предъ Богомъ и всѣми людьми. Избавленные отъ смертной казни мужи, видя себя неожиданно возвращенными отъ близкой смерти къ жизни, проливали горячія слезы и испускали радостные вопли, а весь народъ, собравшійся тамъ, воздавалъ благодареніе своему святителю. Прибылъ сюда и правитель Евстаѳій и хотѣлъ подойти къ святителю. Но угодникъ Божій съ презрѣніемъ отвернулся отъ него и, когда тотъ упалъ ему въ ноги, то оттолкнулъ его. Призывая на него мщеніе Божіе, святый Николай грозилъ ему мученіемъ за неправедное правленіе и обѣщалъ сказать о его дѣйствіяхъ царю. Обличаемый своею совѣстію и устрашенный угрозами святителя, правитель со слезами просилъ милости. Каясь въ своей неправдѣ и желая примиренія съ великимъ отцомъ Николаемъ, онъ слагалъ вину на городскихъ старѣйшинъ, Симонида и Евдоксія. Но ложь не могла не открыться, ибо святитель хорошо зналъ о томъ, что правитель осудилъ на смерть невинныхъ, будучи подкупленъ золотомъ. Долго умолялъ правитель простить его и только тогда, какъ онъ съ великимъ смиреніемъ и со слезами созналъ свой грѣхъ, Христовъ угодникъ даровалъ ему прощеніе.

При видѣ всего происшедшаго, прибывшіе вмѣстѣ со святителемъ воеводы удивлялись ревности и благости великаго Божія архіерея. Удостоившись его святыхъ молитвъ и принявъ отъ него благословеніе на свой путь, они отправились во Фригію, чтобы исполнить данное имъ царское повелѣніе. Прибывъ на мѣсто мятежа, они быстро подавили его и, исполнивъ царское порученіе, возвратились съ радостію въ Византію. Царь и всѣ вельможи воздали имъ великую хвалу и почести, и они удостоились участія въ царскомъ совѣтѣ. Но злые люди, завидуя такой славѣ воеводъ, возъимѣли къ нимъ вражду. Замысливъ на нихъ зло, они пришли къ правителю города Евлавію, и клеветали на тѣхъ мужей, говоря:

— «Не добро совѣтуютъ воеводы, ибо, какъ мы слышали, они вводятъ новшества и замышляютъ зло противъ царя».

Чтобы склонить правителя на свою сторону, они дали ему много золота. Правитель донесъ царю. Услышавъ о семъ, царь безъ всякаго разслѣдованія повелѣлъ заключить тѣхъ воеводъ въ темницу, опасалсь, какъ бы они не бѣжали тайно и не исполнили бы своего злого умысла. Томясь въ заключеніи и сознавая свою невинность, воеводы недоумѣвали, за что ихъ бросили въ темницу. Спустя немного времени клеветники стали опасаться, что ихъ клевета и злоба обнаружатся и они могутъ пострадать сами. Посему они пришли къ правителю и усердно его просили, чтобы онъ не оставлялъ такъ долго жить тѣхъ мужей и поспѣшилъ бы осудить ихъ на смерть. Запутавшись въ сѣтяхъ златолюбія, правитель долженъ былъ довести обѣщанное до конца. Онъ тотчасъ отправился къ царю и, какъ вѣстникъ зла, предсталъ предъ нимъ съ унылымъ лицемъ и скорбнымъ взоромъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ желалъ онъ показать, что онъ весьма заботиться о жизни царя и вѣрно ему преданъ. Стараясь возбудить царскій гнѣвъ на неповинныхъ, онъ сталъ держать льстивую и хитрую рѣчь, говоря:

— «О царь, ни одинъ изъ заключенныхъ въ темницу не желаетъ раскаяться. Всѣ они упорствуютъ въ своемъ зломъ умыслѣ, не переставая строить противъ тебя козни. Посему повели немедленно предать ихъ мукамъ, чтобы они не предупредили насъ и не довершили свое злое дѣло, которое замыслили противъ воеводъ и тебя».

Встревоженный такими рѣчами, царь тотчасъ осудилъ воеводъ на смерть. Но такъ какъ былъ вечеръ, то казнь ихъ была отложена до утра. Узналъ о семъ темничный стражъ. Проливъ наединѣ много слезъ о такомъ бѣдствіи, грозящемъ неповиннымъ, онъ пришелъ къ воеводамъ и сказалъ имъ:

— «Для меня было бы лучше, если бы я не зналъ васъ и не наслаждался бы пріятною бесѣдою и трапезою съ вами. Тогда я легко перенесъ бы разлуку съ вами и не скорбѣлъ бы такъ душею о пришедшей на васъ напасти. Настанетъ утро, и насъ постигнетъ послѣдняя и ужасная разлука. Я уже не увижу дорогихъ мнѣ лицъ вашихъ и не услышу вашего голоса, ибо царь повелѣлъ васъ казнить. Завѣщайте мнѣ, какъ поступить съ имѣніемъ вашимъ, пока есть время и смерть еще не помѣшала вамъ выразить вашу волю».

Свою рѣчь онъ прерывалъ рыданіями. Узнавъ о своей ужасной судьбѣ, воеводы раздрали свои одежды и рвали на себѣ волосы, говоря:

— «Какой врагъ позавидовалъ жизни нашей? Ради чего мы, какъ злодѣи, осуждены на казнь? Что сотворили мы такого, за что надлежало бы предать насъ смерти?»

И призывали они по именамъ своихъ сродниковъ и друзей, поставляя Самого Бога во свидѣтели, что они не сдѣлали никакого зла, и горько плакали. Одинъ изъ нихъ, по имени Непотіанъ, вспомнилъ о святителѣ Николаѣ, какъ тотъ, явившись въ Мѵрахъ преславнымъ помощникомъ и благимъ заступникомъ, избавилъ трехъ мужей отъ смерти. И воеводы стали молиться:

— «Боже Николая, избавившій трехъ мужей отъ неправедной смерти, призри нынѣ и на насъ, ибо отъ людей не можетъ бытъ намъ помощи. Пришла на насъ великая бѣда, и нѣтъ никого, кто бы избавилъ насъ отъ напасти. Голосъ нашъ прервался прежде исшествія изъ тѣла душъ нашихъ, и языкъ нашъ пресыхаетъ, сожигаемый огнемъ сердечной скорби, такъ что и молитву мы не можемъ принести Тебѣ. Скоро да предварятъ ны щедроты Твоя, Господи. Изми насъ из руки ищущихъ души наша (Псал. 78, 8). Завтра хотятъ насъ умертвить, поспѣши же къ намъ на помощь и избави насъ неповинныхъ отъ смерти».

Внимающій молитвамъ боящихся Его и, какъ отецъ, изливающій щедроты на чадъ своихъ, Господь Богъ послалъ осужденнымъ на помощь святаго Своего угодника, великаго архіерея Николая. Въ ту ночь во время сна предсталъ предъ царемъ святитель Христовъ и сказалъ:

— «Встань скорѣе и освободи томящихся въ темницѣ воеводъ. На нихъ тебѣ наклеветали, и они страдаютъ невинно».

Святитель подробно объяснилъ царю все дѣло и прибавилъ:

— «Если ты меня не послушаешь и ихъ не отпустишь, то я воздвигну на тебя мятежъ, подобный бывшему во Фригіи, и ты погибнешь злою смертію».

Удивившись такому дерзновенію, царь сталъ размышлять, какъ сей мужъ осмѣлился войти во внутренніе покои ночью, и сказалъ ему:

— «Кто ты такой, что смѣешь угрожать намъ и державѣ нашей?»

Тотъ отвѣчалъ:

— «Мое имя — Николай, я — архіерей Мѵрской митрополіи».

Царь пришелъ въ смущеніе и, вставъ, сталъ размышлять, что значитъ сіе видѣніе. Между тѣмъ въ ту же ночь святитель явился и правителю Евлавію и возвѣстилъ ему объ осужденныхъ то же, что и царю. Воспрянувъ отъ сна, Евлавій убоялся. Пока онъ размышлялъ о семъ видѣніи, пришелъ къ нему посланный отъ царя и разсказалъ ему о томъ, что царь видѣлъ во снѣ. Поспѣшивъ къ царю, правитель повѣдалъ ему свое видѣніе, и оба они удивлялись тому, что видѣли одно и то же. Тотчасъ царь повелѣлъ привести воеводъ изъ темницы и сказалъ имъ:

— «Какими волхвованіями вы навели на насъ такіе сны? Явившійся намъ мужъ сильно гнѣвался и угрожалъ намъ, похваляясь вскорѣ навести на насъ брань».

Воеводы съ недоумѣніемъ обратились другъ къ другу, и, ничего не зная, смотрѣли другъ на друга умиленнымъ взоромъ. Замѣтивъ сіе, царь смягчился и сказалъ:

— «Не бойтесь никакого зла, повѣдайте истину».

Они со слезами и рыданіемъ отвѣчали:

— «Царь, мы не знаемъ никакихъ волхвованій и не замышляли никакого зла противъ твоей державы, да будетъ въ томъ свидѣтелемъ Самъ Всевидящій Господь. Если же мы тебя обманываемъ, и ты узнаешь о насъ что-нибудь дурное, то пусть не будетъ никакой милости и пощады ни намъ, ни роду нашему. Отъ отцовъ нашихъ мы научились чтить царя и прежде всего быть вѣрными ему. Такъ и теперь мы вѣрно охраняемъ твою жизнь и, какъ свойственно сану нашему, неуклонно исполняли твои порученія намъ. Съ усердіемъ служа тебѣ, мы смирили мятежъ во Фригіи, прекратили междоусобную вражду и свое мужество достаточно доказали самымъ дѣломъ, какъ о томъ свидѣтельствуютъ тѣ, кому сіе хорошо извѣстно. Твоя держава прежде осыпала насъ почестями, нынѣ же ты съ яростію вооружился на насъ и безжалостно осудилъ на мучительную смерть. Итакъ, царь, мы думаемъ, что страдаемъ только за одно къ тебѣ усердіе, за него мы осуждены и, вмѣсто славы и почестей, кои мы надѣялись получить, насъ постигъ страхъ смерти».

Отъ такихъ рѣчей царь пришелъ въ умиленіе и раскаялся въ своемъ необдуманномъ поступкѣ. Ибо вострепеталъ онъ предъ судомъ Божіимъ и устыдился своей царской багряницы, видя, что онъ, будучи для другихъ законодателемъ, готовъ былъ сотворить судъ беззаконный. Милостиво взиралъ онъ на осужденныхъ — и кротко съ ними бесѣдовалъ. Съ умиленіемъ слушая его рѣчи, воеводы вдругъ увидѣли, что рядомъ съ царемъ сидитъ святитель Николай и знаками обѣщаетъ имъ прощеніе. Царь прервалъ ихъ рѣчь и спросилъ:

— «Кто сей Николай, и какихъ мужей онъ спасъ? — Разскажите мнѣ объ этомъ».

Непотіанъ разсказалъ ему все по порядку. Тогда царь, узнавъ, что святый Николай — великій угодникъ Божій, удивился его дерзновенію и великой его ревности въ защитѣ обидимыхъ, освободилъ тѣхъ воеводъ и сказалъ имъ:

— «Не я дарую вамъ жизнь, а великій служитель Господень Николай, котораго вы призывали на помощь. Идите къ нему и принесите ему благодареніе. Скажите ему и отъ меня, что я исполнилъ твое повелѣніе, да не гнѣвается на меня Христовъ угодникъ».

Съ этими словами онъ вручилъ имъ златое Евангеліе, златое кадило, украшенное каменьями и два свѣтильника и повелѣлъ все сіе отдать въ Мѵрскую церковь. Получивъ чудесное спасеніе, воеводы тотчасъ отправились въ путь. Прибывъ въ Мѵры, они радовались и веселились тому, что снова сподобились видѣть святителя. Они принесли святому Николаю великое благодареніе за его чудесную помощь и воспѣвали:

— «Господи, Господи, кто подобенъ Тебѣ? избавляяй нища изъ руки крѣпльшихъ его» (Псал. 34, 10).

Они роздали щедрую милостыню нищимъ и убогимъ и возвратились благополучно домой.

Таковы дѣла Божіи, коими Господь возвеличилъ Своего угодника. Слава о нихъ, какъ на крыльяхъ, пронеслась повсюду, проникла за море и распространилась по всей вселенной, такъ что не было такого мѣста, гдѣ бы не знали о великихъ и дивныхъ чудесахъ великаго архіерея Николая, которыя онъ сотворилъ благодатію, дарованною ему отъ Всемогущаго Господа.

Однажды путники, плывя на кораблѣ изъ Египта въ Ликійскую страну, подверглись сильному морскому волненію и бурѣ. Паруса были уже изорваны вихремъ, корабль содрагался отъ ударовъ волнъ, и всѣ отчаялись въ своемъ спасеніи. Въ это время они вспомнили о великомъ архіереѣ Николаѣ, котораго они никогда не видали и только слышали о немъ, что онъ — скорый помощникъ всѣмъ, призывающимъ его въ бѣдахъ. Они обратились къ нему съ молитвою и стали призывать его на помощь. Святитель тотчасъ явился предъ ними, вошелъ въ корабль и сказалъ:

— «Вы признали меня, и я пришелъ на помощь къ вамъ; не бойтесь!»

Всѣ видѣли, что онъ взялъ кормило и сталъ управлять кораблемъ. Подобно тому, какъ нѣкогда Господь нашъ Іисусъ Христосъ запретилъ вѣтру и морю (Матѳ. 8, 26), святитель тотчасъ повелѣлъ бурѣ прекратиться, памятуя слова Господни: Вѣруяй въ Мя, дѣла, яже Азъ творю, и той сотворитъ (Іоан. 14, 12).

Такъ, вѣрный слуга Господа повелѣвалъ и моремъ и вѣтромъ, и они были ему послушны. Послѣ сего путники при благопріятномъ вѣтрѣ пристали къ городу Мѵрамъ. Выйдя на берегъ, они пошли въ городъ, желая видѣть того, кто избавилъ ихъ отъ бѣды. Они встрѣтили святителя на пути въ церковь и, узнавъ въ немъ своего благодѣтеля, припали къ его ногамъ, принося ему благодареніе. Дивный Николай не только избавилъ ихъ отъ бѣды и смерти, но и проявилъ заботу объ ихъ душевномъ спасеніи. По своей прозорливости онъ усмотрѣлъ въ нихъ духовными своими очами грѣхъ любодѣянія, который удаляетъ человѣка отъ Бога и отклоняетъ отъ соблюденія заповѣдей Божіихъ, и сказалъ имъ:

— «Чада, умоляю васъ, поразмыслите въ себѣ и исправьтесь сердцами вашими и мыслями для благоугожденія Господу. Ибо, хотя бы мы и утаились отъ многихъ людей и сами считали себя праведными, но отъ Бога утаиться ничто не можетъ. Посему потщитесь со всякимъ усердіемъ сохранять святость души и чистоту тѣла. Ибо такъ говоритъ Божественный апостолъ Павелъ: храмъ Божій есте, аще кто Божій храмъ растлитъ, растлитъ сего Богъ» (1 Кор. 3, 16-17).

Поучивъ тѣхъ мужей душеполезными рѣчами, святитель отпустилъ ихъ съ миромъ. Ибо святитель нравомъ своимъ былъ, какъ чадолюбивый отецъ, и взоръ его сіялъ Божественною благодатію, какъ у ангела Божія. Отъ его лица исходилъ, какъ отъ лица Моисея, пресвѣтлый лучъ, и тѣмъ, кто только взиралъ на него, была великая польза. Тому, кто былъ отягчаемъ какою-либо страстію или душевною скорбію, довольно было обратить свой взоръ на святителя, чтобы получить утѣшеніе въ своей печали; и тотъ, кто бесѣдовалъ съ нимъ, уже преуспѣвалъ въ добрѣ. И не только христіане, но и невѣрные, если кому изъ нихъ приходилось слышать сладкія и медоточивыя рѣчи святителя, приходили въ умиленіе и, отметая укоренившуюся въ нихъ съ младенческихъ лѣтъ злобу невѣрія и воспринимая въ свое сердце правое слово истины, вступали на путь спасенія.

Великій угодникъ Божій прожилъ много лѣтъ въ городѣ Мѵрахъ, сіяя Божественною добротою, по слову Писанія: яко звѣзда утренняя посреди облаковъ, аки луна полна во днехъ своихъ, яко солнце, сіяющее на церковь Бога Вышняго и яко кринъ при исходищихъ воды и яко многоцѣнное мѵро всѣхъ облагоухая (Сирах. 50, 6-8). Достигнувъ глубокой старости, святитель отдалъ долгъ человѣческой природѣ и, послѣ непродолжительной тѣлесной болѣзни, добрѣ скончалъ временное житіе. Съ радостью и псалмопѣніемъ онъ перешелъ въ вѣчную блаженную жизнь, въ сопровожденіи святыхъ ангеловъ и встрѣченный ликами святыхъ. На его погребеніе собрались епископы Ликійской страны со всѣмъ клиромъ и иноками и безчисленное множество народа изъ всѣхъ городовъ. Честное тѣло святителя съ честію было положено въ соборной церкви Мѵрской митрополіи въ шестой день декабря мѣсяца [8]. Отъ святыхъ мощей угодника Божія совершалось множество чудесъ. Ибо его мощи источали благовонное и цѣлебное мѵро, коимъ помазывались больные и получали исцѣленіе. По этой причинѣ къ его гробу притекали люди со всѣхъ концовъ земли, ища исцѣленія своимъ болѣзнямъ и получая его. Ибо тѣмъ святымъ мѵромъ исцѣлялись не только тѣлесные недуги, но и душевные, были прогоняемы духи лукавые. Ибо святитель не только при своей жизни, но и по своемъ преставленіи вооружался на бѣсовъ и побѣждалъ ихъ, какъ побѣждаетъ и нынѣ.

Нѣкоторые богобоязненные мужи, жившіе при устьѣ рѣки Танаиса, слыша о мѵроточивыхъ и цѣлебныхъ мощахъ святителя Христова Николая, почивающихъ въ Мѵрахъ Ликійскихъ, задумали плыть туда моремъ на поклоненіе мощамъ. Но лукавый бѣсъ, нѣкогда изгнанный святителемъ Николаемъ изъ капища Артемиды, видя, что корабль готовится плыть къ сему великому отцу, и гнѣваясь на святителя за разрушеніе капища и за свое изгнаніе, замыслилъ воспрепятствовать этимъ мужамъ совершить намѣченный путь и тѣмъ лишить ихъ святыни. Онъ обратился въ женщину, несущую сосудъ, наполненный елеемъ, и сказалъ имъ:

— «Я желала бы принести сей сосудъ ко гробу святителя, но очень боюсь морского путешествія, ибо опасно для слабой и страдающей болѣзнью желудка женщины плыть по морю. Посему умоляю васъ, возьмите сей сосудъ, принесите его ко гробу святаго и вылейте елей въ лампаду.

Съ этими словами бѣсъ вручилъ боголюбцамъ сосудъ. Неизвѣстно, съ какими бѣсовскими чарованіями смѣшанъ былъ тотъ елей, но онъ былъ предназначенъ для вреда и погибели путниковъ. Не зная гибельнаго дѣйствія сего елея, они исполнили просьбу и, взявъ сосудъ, отчалили отъ берега и цѣлый день плыли благополучно. Но поутру поднялся сѣверный вѣтеръ, и плаваніе ихъ стало затруднительно. Бѣдствуя много дней въ неблагополучномъ плаваніи, они потеряли терпѣніе отъ продолжительнаго морского волненія и рѣшили возвратиться назадъ. Они уже направили корабль въ свою сторону, какъ передъ ними явился святитель Николай въ небольшой ладьѣ и сказалъ:

— «Куда плывете, мужи, и почему, оставивъ прежній путь, возвращаетесь назадъ. Вы можете утишить бурю и сдѣлать путь удобнымъ для плаванія. Вамъ препятствуютъ плыть дьявольскія козни, потому что сосудъ съ елеемъ данъ вамъ не женщиною, а бѣсомъ. Бросьте сосудъ въ море, и тотчасъ плаваніе ваше станетъ благополучно».

Услышавъ сіе, мужи бросили бѣсовскій сосудъ въ пучину морскую. Тотчасъ изъ него вышелъ черный дымъ и пламя, воздухъ наполнился великимъ смрадомъ, море разверзлось, вода закипѣла и заклокотала до самаго дна, и водяные брызги были подобны огненнымъ искрамъ. Находившіеся на кораблѣ люди пришли въ великій ужасъ и отъ страха кричали, но явившійся имъ помощникъ, повелѣвъ имъ мужаться и не страшиться, укротилъ бушующую бурю и, избавивъ путниковъ отъ страха, сдѣлалъ путь ихъ въ Ликію безопаснымъ. Ибо тотчасъ на нихъ повѣялъ прохладный и благовонный вѣтеръ, и они съ веселіемъ благополучно доплыли до желаннаго города. Поклонившись мѵроточивымъ мощамъ скораго помощника и заступника своего, они принесли благодареніе всесильному Богу и совершили молебное пѣніе великому отцу Николаю. Послѣ сего они возвратились въ свою страну, вездѣ и всѣмъ разсказывая о томъ, что было съ ними на пути. Много великихъ и преславныхъ чудесъ сотворилъ на землѣ и на морѣ великій сей угодникъ. Онъ помогалъ сущимъ въ бѣдахъ, спасалъ отъ потопленія и выносилъ на сушу изъ глубины морской, освобождалъ изъ плѣна и приносилъ освобожденныхъ домой, избавлялъ отъ узъ и темницы, защищалъ отъ посѣченія мечемъ, освобождалъ отъ смерти и подавалъ многимъ многія исцѣленія, слѣпымъ — прозрѣніе, хромымъ — хожденіе, глухимъ — слухъ, нѣмымъ — даръ слова. Онъ обогатилъ многихъ, бѣдствующихъ въ убожествѣ и крайней нищетѣ, подавалъ голоднымъ пищу и всѣмъ являлся во всякой нуждѣ готовымъ помощникомъ, теплымъ заступникомъ и скорымъ предстателемъ и защитникомъ. И нынѣ онъ также помогаетъ призывающимъ его и избавляетъ ихъ отъ бѣдъ. Чудесъ его исчислить невозможно точно такъ же, какъ невозможно и описать всѣ ихъ подробно. Сего великаго чудотворца знаетъ востокъ и западъ, и во всѣхъ концахъ земли извѣстны его чудотворенія. Да прославится въ немъ Тріединый Богъ, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ и его святое имя да похваляется устнами всѣхъ во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Патара былъ приморскимъ торговымъ городомъ въ Мало-Азійской провинціи Ликіи (нынѣ Анатоліи). Основанъ финикіянами; нынѣ въ развалинахъ.
[2] Это была небольшая церковь на Сіонской горѣ, единственная въ то время во всемъ городѣ Іерусалимѣ, населенномъ язычниками и носившемъ названіе Эліи Капитолины. Церковь эта, по преданію, была построена въ томъ домѣ, гдѣ Господь Іисусъ Христосъ установилъ Таинство Причащенія и гдѣ потомъ было Сошествіе Святаго Духа на Апостоловъ.
[3] Мѵры (нынѣ Мири, у турокъ Дембре) были главнымъ городомъ древней Ликіи и находились близъ моря, на рѣкѣ Андракъ, у устья которой была гавань Андріаке.
[4] Императоры Діоклитіанъ и Максиміанъ ( съ 284 по 305 г.) были соправителями: первый — царствовалъ на Востокѣ, второй — на Западѣ. Воздвигнутое Діоклитіаномъ гоненіе отличалось особенною жестокостью. Оно началось въ городѣ Никомидіи, гдѣ въ самый день Пасхи было сожжено въ храмѣ до 20.000 христіанъ.
[5] Артемида — иначе Діана — извѣстная греческая богиня, олицетворявшая собою луну и считавшаяся покровительницей лѣсовъ и охоты.
[6] Арій отвергалъ Божество Іисуса Христа и не признавалъ Его единосущнымъ Богу Отцу. Созванный равноапостольнымъ царемъ Константиномъ, Первый Вселенскій Соборъ состоялся въ 325 году подъ предсѣдательствомъ самого императора и ввелъ въ церковное употребленіе Сѵмволъ вѣры, впослѣдствіи дополненный и законченный на Второмъ Вселенскомъ соборѣ, бывшемъ въ Константинополѣ въ 381 году.
[7] По свидѣтельству А. Н. Муравьева, въ Никеѣ доселѣ сохраняется, даже среди турокъ, преданіе о семъ. Въ одной изъ бойницъ этого города показываютъ темницу св. Николая. Здѣсь онъ, по преданію, былъ заключенъ за то, что поразилъ на соборѣ Арія, и содержался въ узахъ, доколѣ не былъ оправданъ свыше по небесному суду, который ознаменовался явленіемъ Евангелія и омофора, какъ это пишется на иконахъ святителя (Письма съ Востока, СПБ. 1851, ч. 1-я, стр. 106-107).
[8] Годъ кончины святителя Николая въ точности неизвѣстенъ: по однимъ, угодникъ Божій умеръ въ 341-мъ году, а по другимъ, годъ его кончины полагается между 345-352 годами.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 174-199.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0