Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 28 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День четвертый.

Житіе и страданіе святой великомученицы Варвары.

— «Кто сотворилъ это?»

Также, взглянувъ на красоту земную, на покрытыя зеленью поля, рощи и сады, на горы и воды, спрашивала:

— «Чьею рукою все это создано?»

Тѣ сказали ей:

— «Все это создали боги».

Дѣвица спросила:

— «Какіе боги?»

Служанки отвѣчали ей:

— «Тѣ боги, которыхъ чтитъ твой отецъ и имѣетъ въ своемъ дворцѣ — золотые, серебряные и деревянные — и которымъ покланяется, — они создали все то, что передъ твоими очами».

Слыша такія слова ихъ, дѣвица усумнилась и разсуждала сама съ собою:

— «Боги, которыхъ почитаетъ мой отецъ, дѣланы руками человѣческими: золотыхъ и серебряныхъ сдѣлалъ мастеръ золотыхъ дѣлъ, каменныхъ — каменосѣчецъ, деревянныхъ — рѣзчикъ по дереву. Какъ же эти сдѣланные боги могли создать такое пресвѣтлое высокое небо и такую красоту земную, когда сами не могутъ ни ходить ногами, ни дѣлать руками?»

Размышляя такимъ образомъ, она часто, и днемъ, и ночью, смотрѣла на небо, стараясь по творенію узнать Творца. Однажды, когда она долго смотрѣла на небо и была объята сильнымъ желаніемъ узнать, кто сотворилъ такую прекрасную высоту, ширь и свѣтлость неба, внезапно въ сердцѣ ея возсіялъ свѣтъ Божественной благодати и открылъ умственныя очи ея къ познанію Единаго Невидимаго, Невѣдомаго и Непостижимаго Бога, премудро создавшаго небо и землю. Она говорила въ себѣ:

— «Единъ долженъ быть такой Богъ, Котораго создала не рука человѣческая, но Самъ Онъ, имѣющій собственное бытіе, рукою Своею создалъ все: Единъ долженъ быть Тотъ, Кто простеръ широту неба, утвердилъ основанія земли и просвѣщаетъ свыше всю вселенную лучами солнца, сіяніемъ луны и блистаніемъ звѣздъ, а внизу — украшаетъ землю различными деревьями и цвѣтами и напояетъ рѣками и источниками; Единъ долженъ быть Богъ, Который все содержитъ, всему даетъ жизнь и обо всѣхъ промышляетъ».

Такъ отроковица Варвара училась отъ творенія познавать Творца; и сбылись на ней слова Давида: поучихся во всѣхъ дѣлѣхъ Твоихъ, въ твореніихъ руку Твоею поучахся (Псал. 142, 5). Въ такихъ размышленіяхъ разгорѣлся въ сердцѣ Варвары огонь любви божественной и распалилъ ея душу пламеннымъ стремленіемъ къ Богу, такъ что она не имѣла покоя ни днемъ, ни ночью, думая лишь объ одномъ, желая лишь одного, чтобы точно узнать о Богѣ и Создателѣ всего. Среди людей она не могла найти себѣ наставника, кто открылъ бы ей тайны святой вѣры и наставилъ ее на путь спасенія; ибо никому нельзя было къ ней входить, кромѣ приставленныхъ служанокъ, потому что отецъ ея Діоскоръ окружилъ ее бдительною стражею. Но Самъ Премудрѣйшій Учитель и Наставникъ, Духъ Святый, внутреннимъ вдохновеніемъ невидимо поучалъ ее тайнамъ благодати Своей и сообщалъ уму ея познаніе истины. И жила дѣвица въ своей башнѣ, какъ одинокая птица на кровлѣ (ср. Псал. 101, 8), размышляя о небесномъ, а не о земномъ; ибо сердце ея не прилѣплялось ни къ чему земному, не любила она ни золота, ни дорогихъ жемчуговъ, и драгоцѣнныхъ камней, ни нарядныхъ одеждъ, ни какихъ-либо дѣвическихъ украшеній, никогда она не помышляла о бракѣ, но вся мысль ея была обращена къ Единому Богу, и она плѣнена была любовію къ Нему.

Когда пришло время выдать отроковицу замужъ, многіе богатые, благородные и знатные юноши, услышавъ о дивной красотѣ Варвары, просили у Діоскора руки ея. Взойдя на башню къ Варварѣ, Діоскоръ сталъ говорить ей о бракѣ, и, указывая ей различныхъ хорошихъ жениховъ, спрашивалъ, съ кѣмъ изъ нихъ она пожелала бы обручиться. Слыша отъ отца такія слова, цѣломудренная дѣвица покраснѣла лицомъ, стыдясь не только слушать, но и подумать о бракѣ; она всячески отказывалась отъ него, не склоняясь на желаніе отца; ибо считала большимъ для себя лишеніемъ дать увянуть цвѣту своей чистоты и потерять безцѣнный бисеръ дѣвства. На неотступныя увѣщанія отца подчиниться его волѣ, она много ему возражала и наконецъ объявила:

— «Если, отецъ мой, ты еще станешь говорить объ этомъ и будешь принуждать меня къ обрученію, то больше уже не будешь называться отцомъ, ибо я убью себя, и ты лишишься своего единственнаго дѣтища».

Слыша это, Діоскоръ пришелъ въ ужасъ и вышелъ отъ нея, не смѣя больше принуждать ее къ браку. Онъ полагалъ, что лучше будетъ обручить ее по доброй волѣ, а не насильно, и надѣялся, что придетъ время, когда она сама одумается и пожелаетъ выйти замужъ. Послѣ этого онъ замыслилъ отправиться по дѣламъ въ далекій путь, полагая, что Варвара безъ него будетъ скучать, а когда онъ возвратится, то ему легче будетъ убѣдить ее послушаться его повелѣнія и совѣта. Отправляясь въ путь, Діоскоръ приказалъ строить, при находившейся въ саду купальнѣ, роскошную баню, а въ банѣ сдѣлать два окна, обращенныя на югъ. Приставленнымъ же къ дочери лицамъ онъ приказалъ, чтобы они не препятствовали ей свободно сходить съ башни, куда захочетъ, и дѣлать все, что ей будетъ угодно. Діоскоръ думалъ, что дочь его, бесѣдуя со многими людьми и видя, что многія изъ дѣвицъ обручены и вступили въ бракъ, и сама пожелаетъ выйти замужъ.

Когда Діоскоръ отправился въ путь, Варвара, пользуясь свободою выходить изъ дома и безпрепятственно бесѣдовать съ кѣмъ хочетъ, подружилась съ нѣкоторыми христіанскими дѣвицами и отъ нихъ услыхала Имя Іисуса Христа. Она возрадовалась духомъ о Имени томъ и старалась точнѣе узнать отъ нихъ о Немъ. Новыя ея нодруги повѣдали ей все о Христѣ: о Его неизреченномъ Божествѣ, о воплощеніи Его отъ Пречистой Дѣвы Маріи, о Его вольномъ страданіи и воскресеніи, также о будущемъ судѣ, о вѣчномъ мученіи идолопоклонниковъ и нескончаемомъ блаженствѣ вѣрующихъ христіанъ въ Царствѣ Нсбесномъ. Слушая обо всемъ этомъ, Варвара ощущала сладость въ сердцѣ, пламенѣла любовію ко Христу и желала принять крещеніе. Случилось въ то время одному пресвитеру придти въ Иліополь, подъ видомъ купца. Узнавъ о немъ, Варвара пригласила его къ себѣ и тайно научилась отъ него познанію Единаго Создателя всего и Вседержителя Бога и вѣрѣ въ Господа нашего Іисуса Христа, чего издавна горячо желала. Пресвитеръ, изложивъ ей всѣ тайны святой вѣры, крестилъ ее во Имя Отца и Сына и Святаго Духа и, наставивъ ее, удалился въ свою страну. Просвѣщенная крещеніемъ, святая Варвара воспламенилась еще большею любовію къ Богу, и подвизалась въ постѣ и молитвѣ день и ночь, служа Господу своему, Ему же уневѣстилась, давши обѣтъ сохранять въ непорочности свое дѣвство.

Тѣмъ временемъ производилась, согласно приказанію Діоскора, стройка бани. Однажды святая Варвара сошла съ своей башни посмотрѣть на постройку и увидѣвъ въ банѣ два окна, спросила рабочихъ.

— «Зачѣмъ вы устроили только два окна? Не лучше ли сдѣлать три окна? тогда и стѣна будетъ красивѣе, и баня свѣтлѣе».

Работники отвѣчали:

— «Такъ велѣлъ намъ отецъ твой, чтобы мы устроили на югъ два окна».

Но Варвара настоятельно требовала, чтобы они устроили три окна (во образъ Святой Троицы). И когда они не хотѣли этого сдѣлать, боясь ея отца, она сказала имъ:

— «Я заступлюсь за васъ предъ отцомъ и отвѣчаю за васъ; а вы сдѣлайте то, что я вамъ приказываю».

Тогда рабочіе, по ея желанію, сдѣлали въ банѣ третье окно. Была тамъ, какъ сказано, купальня, при которой баня и строилась. Купальня эта обложена была тесаными мраморными камнями. Святая Варвара, прійдя однажды къ этой купальнѣ и воззрѣвъ на востокъ, начертала перстомъ на мраморѣ изображеніе святаго креста, которое такъ ясно отпечатлѣлось на камнѣ, какъ бы выбито было желѣзомъ. Кромѣ того, у той же бани, также на камнѣ, отнечатлѣлся и слѣдъ дѣвической ноги ея; изъ слѣда этого стала истекать вода, и впослѣдствіи здѣсь было много исцѣленій приходящимъ съ вѣрою [3].

Прохаживаясь однажды по палатамъ своего отца, святая Варвара увидѣла боговъ его, бездушныхъ идоловъ, стоявшихъ на почетномъ мѣстѣ, и глубоко вздохнула о погибели душъ тѣхъ людей, которые служатъ идоламъ. Затѣмъ она оплевала лица идоловъ, говоря:

— «Да будутъ подобны вамъ всѣ, кто вамъ покланяется и отъ васъ, бездушныхъ, ожидаетъ помощи!»

Сказавъ это, она взошла на свою башню. Тамъ она, по обычаю, предалась молитвѣ и посту, всѣмъ умомъ своимъ углубляясь въ богомысліе.

Между тѣмъ отецъ ея возвратился изъ путешествія. Осматривая домашнія постройки, онъ подошелъ къ вновь выстроенной банѣ и, увидѣвъ въ стѣнѣ ея три окна, началъ съ гнѣвомъ бранить слугъ и рабочихъ, зачѣмъ они ослушались его приказанія и сдѣлали не два, а три окна. Тѣ отвѣчали:

— «Не наша была на то воля, но — твоей дочери Варвары: она намъ приказала устроить три окна, хотя мы того не желали».

Діоскоръ тотчасъ призвалъ Варвару и спросилъ ее:

— «Зачѣмъ ты велѣла устроить въ банѣ третье окно?»

Она отвѣчала:

— «Три лучше, чѣмъ два; ибо ты, отецъ мой, приказалъ сдѣлать два окна, въ соотвѣтствіе, какъ мнѣ думается, двумъ свѣтиламъ небеснымъ, солнцу и лунѣ [4], чтобы они освѣщали баню; а я велѣла сдѣлать и третье, во образъ Троичнаго Свѣта, ибо у неприступнаго, неизреченнаго, незаходимаго и немерцающаго Свѣта Троичнаго, Три Окна [5], Коими просвѣщается всякій человѣкъ, приходящій въ міръ».

Отецъ пришелъ въ смущеніе отъ новыхъ, поистинѣ дивныхъ, но для него непонятныхъ, словъ дочери. Приведя ее къ тому мѣсту купальни, гдѣ былъ изображенъ на камнѣ перстомъ святой Варвары крестъ, котораго онъ еще не разсмотрѣлъ, Діоскоръ сталъ спрашивать ее:

— «Что такое ты говоришь? Какимъ образомъ свѣтъ трехъ оконъ просвѣщаетъ всякаго человѣка?»

Святая отвѣчала:

— «Выслушай внимательно, отецъ мой, и пойми, что я говорю: Отецъ, Сынъ и Святый Духъ, Три Лица Единаго въ Троицѣ Бога, живущаго во свѣтѣ неприступномъ, просвѣщаютъ и оживляютъ всякое дыханіе. Для того я и велѣла устроить въ банѣ три окна, чтобы одно изъ нихъ изображало Отца, другое Сына, третье — Духа Святаго, такъ чтобы и самыя стѣны прославляли Имя Святой Троицы».

Затѣмъ указавъ рукою на крестъ, изображенный на мраморѣ, она сказала:

— «Я также изобразила и знаменіе Сына Божія: по благоволенію Отца и содѣйствіемъ Святаго Духа, для спасенія людей, воплотился Онъ отъ Пречистой Дѣвы и волею пострадалъ на крестѣ, изображеніе котораго ты видишь. Начертала я здѣсь знаменіе креста для того, чтобы сила крестная отгоняла отсюда всю силу бѣсовскую».

Это и многое другое говорила еще премудрая дѣва жестокосердому своему отцу о Святой Троицѣ, о воплощеніи и страданіи Христовомъ, о силѣ креста и прочихъ тайнахъ святой вѣры, — чѣмъ привела его въ страшную ярость.

Діоскоръ воспылалъ гнѣвомъ и, забывъ естественную любовь къ дочери, извлекъ свой мечъ и хотѣлъ пронзить ее, но она обратилась въ бѣгство. Съ мечемъ въ рукахъ, Діоскоръ погнался за ней, какъ волкъ за овцою. Онъ уже настигалъ непорочную агницу Христову, въ то время какъ путь неожиданно заградила ей каменная гора. Святая не знала, куда убѣжать отъ руки и меча отца, или лучше сказать — мучителя своего; она имѣла одно только прибѣжище — Бога, у Котораго и просила помощи и защиты, возведя къ Нему душевныя и тѣлесныя очи. Всевышній скоро услышалъ рабу Свою и предварилъ ее Своею помощію, повелѣвъ каменной горѣ разсѣсться предъ нею надвое, какъ нѣкогда предъ первомученицею Ѳеклою, когда она бѣжала отъ развратниковъ [6]. Святая дѣва Варвара скрылась въ образовавшуюся разсѣлину, и тотчасъ скала сомкнулась за нею, давъ святой свободный путь на верхъ горы. Поднявшись туда, она скрылась тамъ въ одной пещерѣ. Жестокій и упорный Діоскоръ, не видя предъ собою бѣгущей дочери, удивился. Недоумѣвая, какимъ образомъ она скрылась изъ глазъ его, онъ искалъ ее старательно долгое время. Обходя гору и разыскивая Варвару, увидалъ онъ на горѣ двухъ пастуховъ, пасущихъ стада овецъ. Пастухи эти видѣли, какъ святая Варвара поднялась на гору и скрылась въ пещерѣ. Подойдя къ нимъ, Діоскоръ спросилъ, не видали ли они бѣжавшей дочери его. Одинъ изъ пастуховъ, человѣкъ сострадательный, видя, что Діоскоръ исполненъ гнѣва, не захотѣлъ выдать неповинную дѣвицу и сказалъ:

— «Я не видалъ ея».

Но другой, молча, указалъ рукою на то мѣсто, гдѣ святая скрывалась. Діоскоръ устремился туда, а пастуха, который выдалъ святую, постигла на томъ же мѣстѣ казнь Божія: самъ онъ превратился въ каменный столпъ, а овцы его — въ саранчу.

Найдя въ пещерѣ свою дочь, Діоскоръ сталъ безжалостно бить ее; бросивъ ее на землю, онъ топталъ ее ногами и, схвативъ за волосы, потащилъ къ своему дому. Затѣмъ онъ заключилъ ее въ тѣсной, темной хижинѣ, заперъ двери и окна, приложилъ печать, поставилъ стражу, и морилъ заключенную голодомъ и жаждою. Послѣ того, Діоскоръ отправился къ правителю той страны, Мартіану, и разсказалъ ему все о своей дочери и повѣдалъ, что она отвергаетъ ихъ боговъ и вѣруетъ въ Распятаго; онъ просилъ правителя, чтобы тотъ, угрозою различныхъ мученій, склонилъ ее къ вѣрѣ отца. Затѣмъ онъ вывелъ святую изъ заключенія, привелъ къ правителю и отдалъ въ его руки, говоря:

— «Я отрекаюсь отъ нея, потому что она отвергаетъ боговъ моихъ, и если она не обратится къ намъ снова и не поклонится имъ со мною вмѣстѣ, то не будетъ мнѣ дочерью, а я не буду ей отцомъ: мучай ее, державный правитель, какъ будетъ угодно твоей волѣ».

Увидѣвъ предъ собою дѣвицу, правитель удивился необычайной ея красотѣ и сталъ говорить съ ней кротко и ласково, восхваляя красоту и благородство ея. Онъ увѣщавалъ ее не отступать отъ древнихъ отеческихъ законовъ и не противиться волѣ отца, но поклониться богамъ и во всемъ слушаться своего родителя, чтобы не лишиться права получить въ наслѣдство все его имѣніе. Но святая Варвара, изобличивъ мудрою рѣчью тщету языческихъ боговъ, исповѣдывала и прославляла Имя Іисуса Христа, и отрекалась отъ всей суеты земной, богатства и мірскихъ утѣхъ, стремясь къ благамъ небеснымъ. Правитель все еще продолжалъ убѣждать ее не безчестить своего рода и не губить прекрасной и цвѣтущей юности своей. Наконецъ, онъ сказалъ ей:

— «Пожалѣй себя, прекрасная дѣва, и поспѣши съ усердіемъ принести вмѣстѣ съ нами жертву богамъ, ибо я милосердъ къ тебѣ и хочу пощадить тебя, не желая предать такую красоту на муки и раны, если же не послушаешься меня и не покоришься, то заставишь меня, хотя бы противъ моей воли, жестоко тебя мучить».

Святая Варвара отвѣчала:

— «Я всегда приношу Богу моему жертву хвалы и хочу сама быть Ему жертвою, ибо Онъ Единъ есть Истинный Богъ, Творецъ неба и земли и всего, что на нихъ; а твои боги — ничто и ничего не создали, какъ бездушные и бездѣйственные, они сами — дѣло рукъ человѣческихъ, какъ говоритъ пророкъ Божій: идоли языкъ сребро и злато, дѣла рукъ человѣческихъ, и вси бози языкъ бѣсове: Господь же небеса сотвори (Псал. 113, 12; 95, 5). Эти пророческія слова я признаю и вѣрую въ Единаго Бога, Создателя всего, а о вашихъ богахъ исповѣдую то, что они ложны, и что напрасна ваша надежда на нихъ».

Разгнѣванный такими словами святой Варвары, правитель тотчасъ повелѣлъ обнажить ее. Это первое мученіе — стоять нагою, предъ глазами многихъ мужей, безъ стыда и упорно смотрящихъ на обнаженное дѣвственное тѣло — было для цѣломудренной и чистой дѣвы страданіемъ болѣе тяжкимъ, чѣмъ самыя раны. Затѣмъ мучитель велѣлъ положить ее на землю и сильно бить воловьими жилами долгое время, и земля обагрилась ея кровію. Прекративъ, но приказанію правителя, бичеваніе, мучители стали, усиливая ея страданія, тереть раны святой дѣвы власяницею и острыми черепками. Однако всѣ эти мученія, устремившіяся сильнѣе бури и вѣтра на храмъ юнаго и слабаго дѣвическаго тѣла, не поколебали крѣпкой въ вѣрѣ мученицы Варвары, ибо вѣра была основана на камнѣ — Христѣ Господѣ, ради Коего она съ радостію терпѣла такія тяжкія страданія.

Послѣ того правитель велѣлъ заключить ее въ темницу, пока не придумаетъ для нея самыхъ жестокихъ мученій. Еле живая отъ тяжкихъ истязаній, святая Варвара со слезами молилась въ темницѣ возлюбленному Жениху своему, Христу Богу, чтобы Онъ не оставилъ ея въ такихъ тяжкихъ страданіяхъ, и говорила словами Давида: не остави мене, Господи, Боже мой, не отступи отъ мене: вонми въ помощь мою (Псал. 37, 22-23). Когда она такъ молилась, въ полночь озарилъ ее великій свѣтъ; страхъ и вмѣстѣ радость ощутила святая въ сердцѣ своемъ: къ ней приближался Нетлѣнный Женихъ ея, желая посѣтить Свою невѣсту. И вотъ Самъ Царь Славы явился ей въ неизреченной славѣ. О, какъ возрадовалась она духомъ и какую почувствовала на сердцѣ сладость, когда увидѣла Его! Господь же съ любовію взирая на нее, сказалъ ей Своими сладчайшими устами:

— «Дерзай, невѣста Моя, и не бойся, ибо Я съ тобою; Я охраняю тебя; Я взираю на подвигъ твой и облегчаю твои болѣзни; за твои страданія Я уготовляю тебѣ въ Моемъ небесномъ чертогѣ вѣчную награду; итакъ претерпи до конца, чтобы вскорѣ насладиться вѣчными благами въ Царствіи Моемъ!»

Внимая словесамъ Господа Христа, святая Варвара, какъ воскъ отъ огня, таяла отъ желанія соединиться съ Богомъ и, какъ рѣка во время разлива, была преисполнена любовію къ Нему. Утѣшивъ возлюбленную невѣсту Свою Варвару и усладивъ ее Своею любовію, Сладчайшій Іисусъ исцѣлилъ ее и отъ ранъ, такъ что не осталось и слѣда ихъ на ея тѣлѣ. Послѣ того Онъ сталъ невидимъ, оставивъ ее въ неизреченной духовной радости. И пребывала святая Варвара въ темницѣ, какъ бы на небѣ, пылая, подобно серафимамъ, любовію къ Богу, славословя Его сердцемъ и устами и воздавая благодареніе Господу за то, что Онъ не презрѣлъ, но посѣтилъ рабу Свою, страждущую ради имени Его.

Жила въ томъ городѣ нѣкая жена, по имени Іуліанія, вѣрующая во Христа и Богобоязненная. Съ той поры, какъ святая Варвара была схвачена мучителями, Іуліанія слѣдила за нею издалека и смотрѣла на ея страданія, а когда святая была брошена въ темницу, приникла къ окну темницы, удивляясь тому, что такая юная дѣва, въ самомъ расцвѣтѣ юности и красоты, презрѣла отца своего, весь родъ, богатство и всѣ блага и утѣхи міра, и не пощадила своей жизни, но съ усердіемъ положила ее за Христа. Видя же, что Христосъ исцѣлилъ святую Варвару отъ ранъ, она пожелала и сама пострадать за Него, и стала приготовляться къ такому подвигу, молясь Подвигоположнику Іисусу Христу, чтобы Онъ послалъ ей терпѣніе въ страданіяхъ. Съ наступленіемъ дня, святая Варвара была выведена изъ темницы на нечестивый судъ, для новаго истязанія; Іуліанія издали слѣдовала за нею. Когда святая Варвара стала предъ правителемъ, онъ и бывшіе съ нимъ съ изумленіемъ увидѣли, что дѣва совершенно здорова, свѣтла лицемъ и прекрасна еще больше, чѣмъ прежде, а на тѣлѣ ея нѣтъ никакихъ слѣдовъ понесенныхъ ею ранъ. При видѣ этого, правитель сказаль:

— «Видишь ли, дѣвица, какъ заботятся о тебѣ наши боги? Вчера ты была жестоко истерзана и изнемогала отъ страданій, а нынѣ они совершенно тебя исцѣлили и даровали тебѣ здравіе. Будь же благодарна за такое ихъ благодѣяніе, — поклонись имъ и принеси жертвы».

Святая отвѣчала:

— «Что ты говоришь, правитель, будто исцѣлили меня твои боги, которые сами слѣпы, нѣмы и безчувственны. Они не могутъ даровать ни слѣпымъ прозрѣнія, ни нѣмымъ — слова, ни глухимъ — слухъ, ни хромымъ — способность ходить, они не могутъ исцѣлять больныхъ, ни воскрешать мертвыхъ: какъ же могли они исцѣлить меня, и за что имъ покланяться? Исцѣлилъ меня Іисусъ Христосъ, Богъ мой, Который врачуетъ всякія болѣзни и мертвымъ подаетъ жизнь; Ему я съ благодарностію покланяюсь и себя приношу Ему въ жертву. Но умъ твой ослѣпленъ, и ты не можешь видѣть Сего Божественнаго Цѣлителя и недостоинъ того».

Такая рѣчь святой мученицы привела правителя въ ярость: онъ приказалъ повѣсить мученицу на деревѣ, строгать тѣло ея желѣзными когтями, опалять горящими свѣчами ребра ея и бить по головѣ молотомъ. Святая Варвара претерпѣвала мужественно всѣ зти страданія. Отъ такихъ мученій невозможно было бы остаться въ живыхъ не только ей, юной отроковицѣ, но даже и сильному мужу: но агницу Христову укрѣпляла невидимо сила Божія.

Въ толпѣ народа, смотрѣвшаго на мученія святой Варвары, стояла и Іуліанія. Взирая на великое страданіе святой Варвары, Іуліанія не могла удержаться отъ слезъ и сильно плакала. Исполнившись ревности, она возвысила голосъ изъ народа и начала обличать немилосердаго правителя въ безчеловѣчномъ мучительствѣ и хулить языческихъ боговъ. Тотчасъ она была схвачена и, на вопросъ о томъ, какой она вѣры, объявила, что она — христіанка. Тогда правитель повелѣлъ мучить ее такъ же, какъ Варвару. Іуліанія была повѣшена вмѣстѣ съ Варварою, и ее строгали желѣзными гребнями. А святая великомученица Варвара, видя сіе и испытывая сама мученія, возвела взоръ свой горѣ, къ Богу, и молилась:

— «Боже, испытующій сердца человѣческія, Ты знаешь, что я всю себя принесла Тебѣ въ жертву и отдала себя во власть Твоей всесильной Десницы, стремясь къ Тебѣ и любя Твои святыя заповѣди. Не оставь меня, Господи, но милостиво призрѣвъ на меня и на сострадальницу мою Іуліанію, укрѣпи насъ обѣихъ и дай намъ силы совершить настоящій подвигъ: духъ, убо бодръ, плоть же немощна» (Матѳ. 26, 41; Марк. 14, 38).

Такъ молилась святая, и небесная помощь къ мужественному терпѣнію страданій невидимо подавалась мученицамъ. Послѣ сего мучитель велѣлъ отрѣзать у обѣихъ сосцы. Когда это было исполнено и страданіе мученицъ усилилось, святая Варвара, снова возведя очи къ Врачу и Цѣлителю своему, возопила:

— «Не отвержи насъ отъ лица Твоего, Христе, и Духа Твоего Святаго не отыми отъ насъ, воздаждь намъ, Господи, радость спасенія и Духомъ Владычнимъ утверди насъ въ любви Твоей» (Псал. 50, 13-14).

Послѣ такихъ мученій, правитель велѣлъ отвести святую Іуліанію въ темницу, а святую Варвару, для большаго посрамленія ея, водить нагою по городу, съ издѣвательствами и побоями. Святая дѣва Варвара, покрываясь стыдомъ, какъ бы одеждою, возопила къ возлюбленному Жениху своему Христу Богу:

— «Боже, одѣвающій небо облаками и землю мглою, какъ пеленами, повивающій (ср. Псал. 146, 9; Іов. 38, 10), Ты — Самъ, Царю, покрой наготу мою и сотвори, чтобы очи нечестивыхъ не видѣли тѣла моего и чтобы не до конца была осмѣяна раба Твоя!»

Господь Іисусъ Христосъ, взиравшій свыше со всѣми Своими святыми ангелами на подвигъ рабы Своей, тотчасъ поспѣшилъ къ ней на помощь и послалъ къ ней свѣтлаго ангела съ свѣтозарною одеждою, покрыть наготу святой мученицы. Послѣ того нечестивые не могли уже больше видѣть обнаженнаго тѣла мученицы, и она обратно была приведена къ мучителю. Послѣ нея водили по городу, также нагою, святую Іуліанію. Наконецъ, мучитель, видя, что не можетъ отвратить ихъ отъ любви ко Христу и склонить къ идолопоклонству, осудилъ обѣихъ на усѣченіе мечемъ.

Діоскоръ, жестокосердый отецъ Варвары, такъ ожесточенъ былъ отъ діавола, что не только не поскорбѣлъ, при видѣ великихъ мученій своей дочери, но и не постыдился даже быть ея палачемъ. Схвативъ свою дочь и держа въ рукѣ обнаженный мечъ, Діоскоръ повлекъ ее къ мѣсту казни, которое было назначено на одной горѣ, за городомъ, а одинъ изъ воиновъ велъ за ними святую Іуліанію. Когда онѣ шли, святая Варвара такъ молилась Богу:

— «Безначальный Боже, простершій небо, какъ покровъ и основавшій на водахъ землю, повелѣвающій солнцу Своему сіять на благихъ и злыхъ и изливающій дождь на праведныхъ и неправедныхъ (ср. Псал. 103, 2; 135, 6; Матѳ. 5, 45), услышь и нынѣ молящуюся Тебѣ рабу Твою, услышь, о Царь, и подай благодать свою всякому человѣку, который будетъ вспоминать меня и мои страданія; да не приблизится къ нему внезапная болѣзнь и да не похититъ его нечаянная смерть, ибо Ты знаешь, Господи, что мы — плоть и кровь и твореніе пречистыхъ рукъ Твоихъ».

Когда она такъ молилась, послышался съ неба голосъ, призывавшій ее съ Іуліаніей въ горнія селенія и обѣщавшій ей исполненіе просимаго. И шли на смерть обѣ мученицы, Варвара и Іуліанія, съ великою радостію, желая скорѣе разрѣшиться отъ тѣла и предстать предъ Господомъ. Дойдя до назначеннаго мѣста, агница Христова Варвара склонила подъ мечъ свою голову и была усѣчена руками немилосердаго своего отца, и исполнилось сказанное въ Писаніи: предастъ на смерть отецъ чадо (Матѳ. 10, 21; Марк. 13, 12). Святую же Іуліанію обезглавилъ воинъ. Такъ совершили они свой подвигъ [7]. Святыя души ихъ радостно отошли къ своему Жениху-Христу, встрѣченныя ангелами и съ любовію принятыя Самимъ Владыкою. Діоскора и правителя Мартіана внезапно постигла казнь Божія. Тотчасъ по совершеніи казни тотъ и другой были убиты грозою, и тѣла ихъ молнія сожгла въ пепелъ.

Въ томъ городѣ жилъ одинъ благочестивый человѣкъ, по имени Галентіанъ. Взявъ честныя мощи святыхъ мученицъ, онъ принесъ ихъ въ городъ, похоронилъ съ подобающею честію, и устроилъ надъ ними церковь, въ которой много было исцѣленій отъ мощей святыхъ мученицъ, молитвами и благодатію Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго въ Троицѣ Бога, Емуже слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Здѣсь разумѣется Максиміанъ Галерій, зять и соправитель императора Діоклитіана въ восточной половинѣ Римской имперіи и затѣмъ его преемникъ въ 305-311 г.
[2] Здѣсь разумѣется Иліополь Финикійскій, къ сѣверу отъ Палестины, въ Келесиріи, въ нынѣшней Сирійской области Азіатской Турціи, въ глубокой древности бывшій главнымъ мѣстомъ почитанія языческаго финикійскаго бога Ваала и центральнымъ пунктомъ для всего восточнаго язычества, но въ концѣ IV в. ставшій разсадникомъ христіанства; впослѣдствіи городъ этотъ былъ постепенію разрушенъ.
[3] И баня съ тремя окнами, строенными во образъ Святой Троицы, и мраморный камень при источникѣ съ изображеніемъ креста, и слѣдъ ноги святой Варвары — все это сохранялось въ цѣлости до временъ Симеона Метафраста, который, послѣ Іоанна Дамаскина, описалъ страданія сей святой мученицы. Въ своей исторіи онъ говоритъ объ этомъ такъ: «До сего дня существуетъ сей источникъ, исцѣляющій всякія болѣзни у христолюбивыхъ людей; если бы кто захотѣлъ сравнить его со струями Іордана, или источникомъ Силоамскимъ, или съ Виѳездою, тотъ не погрѣшилъ бы противъ истины, ибо и въ этомъ источникѣ одинаково много чудесъ совершаетъ сила Христова».
[4] Финикіяне, главнымъ образомъ, обоготворяли свѣтила небесныя. Главными божествами своими они признавали Ваала или Молоха, въ лицѣ котораго обоготворяли солнце, и Астарту, въ лицѣ которой обоготворяли луну.
[5] Разумѣются Три Ѵпостаси или Лица Единаго, въ Троицѣ славимаго, Бога.
[6] Память первомученицы Ѳеклы 24-го сентября.
[7] Блаженная кончина св. великомученицы Варвары и Іуліаніи послѣдовала въ 306 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 75-88.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0