Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День третій.

Житіе преподобнаго отца нашего Саввы Сторожевскаго, Звенигородскаго чудотворца [1].

Въ тѣ времена благовѣрный князь Московскій Димитрій Іоанновичъ одержалъ побѣду надъ невѣрнымъ ханомъ татарскимъ Мамаемъ со всѣми его полчищами [3]. Возвратившись съ радостью въ Москву, великій князь немедленно пришелъ къ преподобному Сергію въ обитель — помолиться и принять отъ него благословеніе. При этомъ князь обратился къ святому старцу съ такими словами:

— «Святче Божій! Когда я хотѣлъ выступить противъ невѣрныхъ магометанъ, то обѣщался построить монастырь во имя Пресвятыя Богородицы и устроить въ немъ общежитіе. И вотъ теперь, честный отче, съ помощію Всесильнаго Бога и Пречистыя Богородицы и твоими молитвами, желаніе наше исполнилось, супостаты наши побѣждены. Посему молю твое преподобіе: всячески постарайся, Господа ради, чтобы обѣтъ нашъ былъ поскорѣе исполненъ».

Князь отправился въ Москву, а преподобный Сергій съ усердіемъ старался исполнить его просьбу. Онъ обошелъ много пустынныхъ мѣстъ, изыскивая, гдѣ-бы удобнѣе построить монастырь. Пришедши на рѣку, называемую Дубенкою, онъ нашелъ тамъ мѣсто, которое ему весьма понравилось, Тамъ преподобный Сергій и создалъ церковь, а при ней монастырь во имя Пресвятой Богородицы, честнаго Ея Успенія [4]. Вскорѣ пришли сюда нѣкоторые изъ братій. Преподобный съ радостію принялъ ихъ и затѣмъ учредилъ здѣсь общежитіе. Настоятелемъ сего монастыря преподобный Сергій выбралъ изъ учениковъ своихъ блаженнаго Савву, считая его вполнѣ способнымъ къ самостоятельному руководству братіей. Помолившись о немъ, великій подвижникъ благословилъ его и сказалъ:

— «Богъ да поможетъ тебѣ, чадо, да подастъ тебѣ усердіе и силу и да руководитъ тобою на все благое и полезное».

Принявъ благословеніе отъ святаго старца, преподобный Савва началъ управлять Дубенскимъ монастыремъ. Житіе онъ проводилъ здѣсь чистое, равноангельное; удручалъ себя постомъ и бдѣніемъ, питался лишь пустынными растеніями, отказываясь отъ всякой сытной и вкусной пищи; никогда не носилъ мягкихъ одеждъ. Часто проливалъ онъ сердечныя слезы, сокрушаясь о грѣхахъ своихъ, и предавался самымъ строгимъ монашескимъ подвигамъ.

Между тѣмъ братія обители начали умножаться. Преподобный Савва съ любовію наставлялъ ихъ и служилъ каждому со смиреніемъ и кротостью. Такъ прожилъ преподобный въ Дубенскомъ монастырѣ болѣе десяти лѣтъ.

25-го сентября 1392 года преподобный Сергій преставился ко Господу. Готовясь къ исходу изъ земной жизни, еще за полгода до кончины своей онъ вручилъ управленіе великой лавры ближайшему ученику своему преподобному Никону. Но Никонъ, по преставленіи преподобнаго Сергія, сначала недолго настоятельствовалъ надъ лаврою; желая пребывать въ совершенномъ безмолвіи, онъ вскорѣ затворился въ особой келліи. Троицкіе братія послѣ долгихъ моленій возвели на игуменство преподобнаго Савву Дубенскаго. Принявъ на себя игуменство въ Троице-Сергіевой лаврѣ, преподобный Савва благоуспѣшно управлялъ порученнымъ ему стадомъ, вспомоществуемый молитвами великаго отца своего духовнаго и основателя лавры — преподобнаго Сергія [5]. Древнее преданіе относитъ ко времени начальствованія преподобнаго Саввы въ лаврѣ чудесное изведеніе его молитвами воднаго источника за стѣнами обители къ сѣверу, въ то время, какъ монастырь Троицкій нуждался въ водѣ. По прошествіи шести лѣтъ, преподобный Савва, ища безмолвія, оставилъ управленіе обителыо, послѣ чего братія Сергіевой лавры вновь возвели на игуменство преподобнаго Никона. Преподобный Савва остался подвизаться въ Троицкой лаврѣ.

Вскорѣ послѣ этого въ Троицкую обитель прибылъ благовѣрный князь Георгій Димитріевичъ [6]. Князь Георгій былъ связанъ духовными узами съ Радонежской обителію. Преподобный Сергій былъ его крестнымъ отцемъ, преподобный Савва отцемъ духовнымъ. Теперь онъ обратился къ своему отцу духовному съ просьбой посѣтить его домъ и преподать благословеніе всѣмъ домашнимъ. Упрошенный княземъ, преподобный Савва отправился къ нему, думая вскорѣ же возвратиться въ Сергіеву обитель. Но христолюбивый князь сталъ неотступно просить преподобнаго старца, чтобы онъ никогда не отлучался отъ него, но чтобы устроилъ монастырь въ отчинѣ его, близъ Звенигорода, и игуменствовалъ въ немъ. Видя доброе произволеніе князя, преподобный Савва не отказался исполнить его просьбу. Онъ хотѣлъ искать подходящаго мѣста для устроенія новаго монастыря, но князь Звенигородскій уже заранѣе облюбовалъ и избралъ такое мѣсто на горѣ «Сторожевской», въ полуторыхъ верстахъ отъ самаго Звенигорода [7]. Мѣсто это показалось преподобному какъ-бы небеснымъ раемъ, наполненнымъ благовонными цвѣтами. Молитвенно припавъ къ честной иконѣ Пресвятыя Богородицы, которую подвижникъ носилъ съ собою, онъ со слезами воззвалъ къ Заступницѣ:

— «Владычице міра, Пресвятая Богородице! На Тебя возлагаю надежду спасенія моего. Не отрини меня, убогаго раба Своего, ибо Ты знаешь немощь души моей. И нынѣ, Владычице, призри на мѣсто сіе и сохрани его безопаснымъ отъ враговъ. Буди мнѣ наставницей и окормительницей моей до самаго конца жизни моей: ибо иной надежды, кромѣ Тебя, я не имѣю».

Такъ помолившись и возложивъ всю надежду на Богоматерь, преподобный Савва поселился на томъ мѣстѣ [8]. Въ непродолжительномъ времени онъ построилъ здѣсь небольшую деревянную церковь во имя Пресвятой Богородицы, честнаго и славнаго Рождества Ея. Недалеко отъ нея онъ соорудилъ себѣ малую келлійцу. Съ этого времени преподобный еще болѣе утруждалъ плоть свою постническими трудами и лишеніями, подвизаясь въ безмолвіи. Скоро слухъ о его святой жизни привлекъ къ нему многихъ, искавшихъ безмолвнаго житія, и преподобный всѣхъ принималъ съ любовію и былъ для нихъ образцомъ смиренія и иноческихъ трудовъ. Когда собралось довольно братіи, преподобный Савва, по образцу духовно воспитавшей его Троице-Сергіевой обители, устроилъ для нихъ общежитіе. Въ своихъ отношеніяхъ къ братіи онъ старался подражать своему великому учителю — преподобному Сергію, завѣты котораго хранилъ въ сердцѣ своемъ и соблюдалъ въ своей подвижнической дѣятельности: свои распоряженія и приказанія преподобный Савва всегда подкрѣплялъ собственнымъ примѣромъ. Преданіе сохранило о немъ разсказъ, что онъ самъ на претружденныхъ подвигами и возрастомъ плечахъ своихъ носилъ воду на крутую гору, къ монастырю и все потребное для себя старался дѣлать самъ, чтобы научить братію не лѣниться и не губить дней своихъ въ праздности. Все это радовало благовѣрнаго князя Георгія; онъ показывалъ къ преподобному Саввѣ, своему отцу духовному, великую вѣру и весьма почиталъ его; покровительствовалъ новосозданной обители и щедро благотворилъ ей. Благодатію Божіею и молитвами преподобнаго Саввы, монастырь Сторожевскій распространялся: братство увеличивалось пришельцами изъ сосѣднихъ городовъ и селеній, искавшими духовной пользы и руководства въ добродѣтеляхъ. Какъ чадолюбивый отецъ, преподобный Савва принималъ всѣхъ съ любовію и отечески непрестанно вразумлялъ ихъ душеполезными поученіями; они же, побѣждаемые божественною любовію, соблюдали заповѣди своего наставника и приносили духовные плоды добродѣтели.

Въ 1399 году князь Георгій, по повелѣнію брата своего, великаго князя Московскаго Василія Димитріевича [9], долженъ былъ идти войною противъ волжскихъ Болгаръ [10]. Передъ самымъ походомъ благочестивый князь пришелъ въ Сторожевскую обитель испросить благословенія на брань у своего духовнаго отца. Онъ просилъ преподобнаго Савву помолиться Всемилостивому Богу, да подастъ ему силу на сопротивныхъ враговъ. Святый помолился и, взявъ честный крестъ, осѣнилъ имъ князя и при этомъ пророчески изрекъ:

— «Иди, благовѣрный княже, и Господь да будетъ съ тобою, помогая тебѣ! Враговъ своихъ ты одолѣешь, и, благодатію Божіею, здравымъ возвратишься въ свое отечество».

Принявъ отъ святаго старца благословеніе, князь Георгій Димитріевичъ собралъ свои войска и пошелъ на Болгаръ, покорилъ много городовъ и областей и съ великою славою и побѣдою возвратился въ свою отчину, какъ пророчествовалъ преподобный старецъ.

По возвращеніи съ побѣды, князь Георгій Димитріевичъ поспѣшилъ къ преподобному Саввѣ благодарить его за благоуспѣшную молитву и помолиться въ обители. Послѣ благодарственнаго молебна князь сказалъ подвижнику:

— «Великаго молитвенника обрѣлъ я въ тебѣ и крѣпкаго помощника въ браняхъ; ибо ясно вижу, что лишь твоими молитвами я побѣдилъ враговъ своихъ».

Преподобный смиренно отвѣчалъ князю:

— «Благій и милосердый Богъ, видя твое благочестивое княженіе и смиреніе сердца твоего и любовь, которую оказываешь ты убогимъ, даровалъ тебѣ такую побѣду надъ невѣрными; ибо ничѣмъ такъ нельзя приблизиться къ Богу, какъ милосердіемъ къ нищимъ. И если до конца пребудешь милостивымъ къ нимъ, то много добраго пріобрѣтешь въ сей жизни и будешь наслѣдникомъ вѣчныхъ благъ».

Князь сдѣлалъ щедрое пожертвованіе въ монастырь и учредилъ трапезу братіи. Послѣ того князь Георгій сталъ питать еще большую вѣру къ преподобному Саввѣ.

Вслѣдъ же за тѣмъ благодарный и благочестивый князь поспѣшилъ доказать свою благодарность еще яснѣе, съ усердіемъ доставляя обители преподобнаго Саввы различныя пособія, дары и вклады. Вновь были устроены келліи для братіи, и обитель обнесена деревянной оградой. Но лучшимъ памятникомъ трудовъ преподобнаго Саввы и благотворительности князя Георгія Димитріевича остается существующій и понынѣ благолѣпный, величеетвенный, обширный каменный храмъ во имя Рождества Богородицы [11], построенный на мѣстѣ прежняго бѣднаго, неудобнаго и слишкомъ малаго деревяннаго храма. Приступая къ его построенію, благочестивый князь далъ преподобному Саввѣ много золота, и селъ, и имѣній. Дѣлалъ благочестивый князь Георгій и другія богатыя приношенія въ обитель отца своего духовнаго, предъ святою, подвижническою жизнію котораго благоговѣлъ.

Между тѣмъ смиренномудрый старецъ преуспѣвалъ въ добродѣтеляхъ и дарованіяхъ духовныхъ. Бодрствуя надъ другими, онъ еще болѣе, непрестанно и неослабно, бодрствовалъ надъ собою. Монастырь его украшался, и имя преподобнаго Саввы прославлялось вездѣ вокругъ, какъ и имя Сторожевской обители. Со всѣхъ сторонъ стекались къ нему иноки, ища руководства въ духовной жизни и монашескихъ подвигахъ; міряне приходили къ нему, прося наставленій и руководства. Опасаясь и бѣгая земной славы, преподобный Савва ушелъ для подвиговъ на версту отъ монастыря, и тамъ, въ глубокомъ оврагѣ, подъ сѣнію густаго лѣса, ископалъ себѣ тѣсную пещеру, гдѣ, въ совершенномъ уединеніи и безмолвіи, въ покаяніи и со слезами молился Господу. Молитву и богомысліе преподобный чередовалъ съ рукодѣліемъ и, не взирая на свои преклонныя лѣта, не переставалъ самъ трудиться для обители: своими руками онъ выкопалъ колодезь подъ горою, который и понынѣ доставляетъ прекрасную воду для обители. Такъ, со дня на день усовершаясь въ духовной жизни, преподобный Савва достигъ, наконецъ, глубокой старости, никогда не измѣнивъ своего уставнаго правила, и, отвергшись однажды міра, о мірскомъ и суетномъ уже болѣе не заботился; никогда онъ не одѣвался въ мягкія одежды и не искалъ тѣлеснаго покоя, предпочитая тѣсный и прискорбный путь пространному; нищету возлюбилъ онъ паче богатства, безславіе паче земной славы и терпѣніе скорбей паче суетной радости. Наконецъ преподобный впалъ въ предсмертную болѣзнь. Почувствовавъ приближеніе кончины, старецъ призвалъ къ своему смертному ложу братію, поучалъ ихъ довольно отъ Божественныхъ Писаній, убѣждалъ блюсти чистоту тѣлесную и душевную, имѣть братолюбіе, украшаться смиреніемъ и подвизаться въ постѣ и молитвѣ, — и при этомъ назначилъ преемникомъ себѣ — игуменомъ обители одного изъ своихъ учениковъ, по имени Савву. Послѣ этого, преподавъ всѣмъ миръ и цѣлованіе, преподобный скончался 3-го декабря 1407 года.

Много слезъ пролили братія Сторожевскаго монастыря, лишившись своего «кормника и учителя». Вѣсть о блаженной кончинѣ преподобнаго Саввы быстро распространилась по окрестностямъ и привлекла въ обитель множество благоговѣйныхъ почитателей его изъ иночествующихъ и мірянъ. На погребеніе собрались князья, бояре и жители звенигородскіе. Скорбь была всеобщая; всѣ шли на погребеніе, какъ-бы на погребеніе своего отца; многіе приносили своихъ недужныхъ ко гробу преподобнаго. Тѣло преподобнаго Саввы было предано землѣ въ церкви Рождества Пресвятыя Богородицы, при немъ построенной, на правой сторонѣ.

Спустя много лѣтъ по преставленіи преподобнаго Саввы [12], игуменъ обители Звенигородской, по имени Діонисій, окончивъ свое обычное молитвенное вечернее правило, прилегъ отдохнуть. И вотъ, въ тонкомъ снѣ, онъ видитъ благообразнаго, украшеннаго сѣдинами старца-инока, который сказалъ:

— «Діонисій! Встань скорѣе и напиши ликъ мой на иконѣ».

— «Кто ты, господине, — вопросилъ въ недоумѣніи Діонисій, — и какъ твое имя?»

— «Я — Савва, начальникъ обители сей», — отвѣчалъ благолѣпный старецъ.

Тогда игуменъ пробудился отъ сна и, пораженный видѣніемъ, призвалъ одного изъ учениковъ преподобнаго Саввы, старца Аввакума, видѣвшаго въ молодыхъ годахъ преподобнаго живымъ, и спрашивалъ его о блаженномъ Саввѣ, каковъ онъ былъ по виду. Аввакумъ описалъ наружность преподобнаго и его возрастъ. Діонисій отсюда убѣдился, что ему явился самъ преподобный Савва и повелѣлъ изобразить себя на иконѣ. А такъ какъ Діонисій самъ былъ искусный иконописецъ и мужъ благочестивый, то онъ съ усердіемъ написалъ икону иреподобнаго Саввы. Съ тѣхъ поръ при гробѣ святаго начали совершаться чудеса.

Братія Саввиной обители возроптали на своего игумена Діонисія и безразсудно принесли на него ложныя жалобы великому князю Іоанну Васильевичу [13]. Тотъ повѣрилъ доносу и повелѣлъ игумену немедленно явиться къ себѣ. Игуменъ впалъ въ глубокую скорбь. И вотъ, во снѣ, онъ видитъ блаженнаго Савву, который, ободряя его, говорилъ:

— «Что скорбишь, братъ мой? Иди къ князю и говори смѣло, ничего не боясь: Господь будетъ тебѣ помощникомъ».

Воспрянувъ отъ сна, Діонисій всю ночь со слезами молился Богу. Въ ту же ночь нѣкоторые изъ ропщущихъ видѣли во снѣ благолѣпнаго старца, который говорилъ имъ:

— «На то ли вы оставили міръ, чтобы съ ропотомъ совершать подвигъ иночества? Вы ропщете, а игуменъ со слезами молится о васъ и бодрствуетъ. Что же одолѣетъ: вашъ ли ропотъ, или его молитва? Знайте, что въ сердцахъ ропотливыхъ не почіетъ смиреніе, и Богъ не оправдаетъ ихъ».

Братія, проснувшись, пересказали свой сонъ прочимъ. Когда же они явились къ великому князю, то ничего не могли сказать противъ игумена, котораго ранѣе оклеветали, и остались въ великомъ стыдѣ, а Діонисій съ честію возвратился въ свой монастырь, молитвами преподобнаго Саввы.

Одинъ изъ иноковъ Сторожевскаго монастыря долго страдалъ глазами, такъ что совсѣмъ ничего не могъ видѣть. Однажды онъ пришелъ ко гробу преподобнаго Саввы, со слезами молился и отеръ глаза свои покрываломъ, лежавшимъ на гробѣ святаго. Другой монахъ, смотря на это, сталъ издѣваться надъ больнымъ и съ дерзкою насмѣшкою произнесъ:

— «Исцѣленія-то не получишь ты, а только пескомъ глаза свои еще больше напорошишь».

И вотъ, прикоснувшійся съ вѣрою ко гробу преподобнаго получилъ скорое исцѣленіе, а насмѣхавшійся надъ нимъ былъ внезапно пораженъ слѣпотою, при чемъ услыхалъ голосъ, говорящій ему:

— «Ты обрѣлъ, чего искалъ. Пусть чрезъ тебя и другіе вразумятся не смѣяться и не хулить чудесъ, бывающихъ отъ угодника Божія».

Тогда ослѣпленный, пришедши въ себя, со страхомъ и слезами покаянія палъ у гроба преподобнаго Саввы, умоляя о прощеніи. Преподобный же, щедрый въ милостяхъ, подалъ исцѣленіе и согрѣшившему.

Одинъ мірянинъ, благоговѣйный почитатель преподобнаго Саввы, глубоко вѣровавшій въ его молитвенную помощь и предстательство предъ Богомъ, послѣ усердныхъ молитвъ до трехъ разъ былъ исцѣляемъ у гроба преподобнаго отъ тяжкаго недуга. Но лишь только возвращался онъ домой, каждый разъ возвращалась къ нему въ сильнѣйшей степени его болѣзнь. Благочестивый мірянинъ уразумѣлъ въ этомъ судьбы Божіи о себѣ, понялъ, что преподобный призываетъ его въ свою обитель, и потому, послѣ третьяго своего исцѣленія, онъ уже не возвращался домой, а остался въ обители преподобнаго и принялъ иночество. Остальные годы своей жизни онъ провелъ въ покаяніи, со смиреніемъ служа братіи; болѣзнь же его болѣе къ нему не возвращалась.

Ночью въ монастырь преподобнаго прокрались воры въ намѣреніи обокрасть церковь Рождества Пресвятыя Богородицы; но когда они подошли къ окну, находившемуся надъ гробомъ преподобнаго, то имъ представилась высокая гора, на которую имъ никакъ невозможно было взойти. Тогда на татей напалъ страхъ и они ушли ни съ чѣмъ. Впослѣдствіи они исповѣдали свой грѣхъ и остальное время жизни провели въ покаяніи.

Прибылъ однажды въ обитель Саввинскую боярскій сынъ Іоаннъ Ртищевъ; онъ принесъ на одрѣ больного сына своего Георгія, который не могъ даже вымолвить ни слова. Отслужили о немъ молебенъ, послѣ чего влили въ уста его немного монастырскаго кваса. И совершилось чудо: больной тотчасъ же заговорилъ, исцѣлился отъ недуга и вкусилъ монастырскаго хлѣба. Видя милосердіе Божіе и скорое исцѣленіе сына, Іоаннъ Ртищевъ со слезами радости благодарилъ угодника Божія и взывалъ къ нему, какъ-бы въ живому:

— «Вотъ я, святче Божій, имѣю въ дому моемъ рабовъ и рабынь, одержимыхъ различными недугами; всей душой вѣрую я, преподобный отче, что, если восхощешь, можешь и тѣхъ исцѣлить».

Возвращаясь домой съ выздоровѣвшимъ сыномъ, Ртищевъ испросилъ у игумена освященнаго монастырскаго кваса. По прибытіи въ свой домъ, онъ приказалъ привести къ себѣ служанку свою Ирину, глухую и слѣпую, приказалъ влить ей въ уши кваса, взятаго изъ Саввинской обители, помазалъ имъ и глаза ея. И, молитвами преподобнаго Саввы, немедленно разрѣшился ея слухъ и прозрѣли глаза, такъ что всѣ дивились величію Божію и славили Бога и Его угодника. Потомъ Ртищевъ позвалъ своего слугу Артемія, который семь лѣтъ былъ одержимъ глухотою, и влилъ ему въ уши кваса, какъ-бы въ благословеніе отъ преподобнаго Саввы, и тотъ исцѣлился. Привели наконецъ слѣпую дѣвицу Киликію, полили квасомъ тѣмъ глаза ея и она прозрѣла. Спустя нѣкоторое время, и самъ Ртищевъ, исцѣлился отъ болѣзни тѣмъ же благословеннымъ квасомъ. Но, конечно, не квасъ производилъ всѣ эти чудеса, а благословеніе и молитвы преподобнаго Саввы и усердная вѣра сына боярскаго Іоанна Ртищева.

Игуменъ Саввинскаго монастыря Мисаилъ [14] впалъ въ тяжкую болѣзнь, такъ что потерялъ надежду на выздоровленіе и былъ при смерти. Въ это время монастырскій пономарь Гурій, идя благовѣстить къ утренѣ, близъ церковныхъ дверей встрѣчаетъ благолѣпнаго старца, который вопросилъ его:

— «Какъ здравствуетъ игуменъ вашъ?»

Гурій разсказалъ ему о болѣзни своего настоятеля. Старецъ же, выслушавъ, сказалъ ему:

— «Иди и скажи игумену, да призоветъ въ помощь Пресвятую Богородицу и начальника мѣста сего, старца Савву, — и получитъ здравіе. Мнѣ же отопри двери церковныя, чтобы войти въ церковь».

Гурій усомнился и не хотѣлъ отпирать дверей, потому что не зналъ явившагося старца, и спросилъ его:

— «Кто ты, господине, и какъ твое имя?»

Но явившійся старецъ ничего не отвѣчалъ, только пошелъ къ дверямъ храма, — тѣ сами собою отворились, — и онъ вошелъ въ храмъ. Гурій въ великомъ страхѣ позвалъ другого пономаря и началъ упрекать его, говоря:

— «Почему не заперъ ты съ вечера дверей церковныхъ? Вотъ я видѣлъ незнакомаго человѣка, который вошелъ отверстыми вратами въ церковь».

Но тотъ съ клятвою увѣрялъ Гурія, что съ вечера онъ крѣпко заперъ церковь. Оба инока пришли въ смущеніе, зажгли свѣчи и пошли къ церкви, но двери были затворены и, какъ оказалось, накрѣпко заперты. По окончаніи утрени, Гурій повѣдалъ игумену и братіи о всемъ видѣнномъ и слышанномъ имъ. Тогда всѣ уразумѣли, что явившійся Гурію благолѣпный старецъ былъ не иной кто, какъ преподобный Савва. Игуменъ Мисаилъ повелѣлъ немедленно же отнести себя ко гробу преподобнаго, усердно молился и вскорѣ затѣмъ получилъ исцѣленіе.

При игуменѣ Аѳанасіѣ [15] произошло слѣдующее чудо по молитвамъ преподобнаго. Приспѣла память преподобнаго Саввы. Келарь Геронтій, по благословенію игумена, хотѣлъ устроить на этотъ день для утѣшенія братіи пищу повкуснѣе. Принесли большой глиняный сосудъ съ масломъ, тогда съ потолка вдругъ свалился деревянный брусъ прямо на сосудъ и разбилъ его. Въ монастырѣ очень мало осталось масла, но игуменъ сказалъ келарю:

— «Во всемъ этомъ, брате, нужно намъ возлагать упованіе на Господа Бога и на угодника Его, великаго чудотворца Савву, ибо онъ можетъ и малое умножить. Ты же вели пока готовить пищу, и, что Богъ дастъ, то и предложимъ братіи на трапезѣ».

Дѣйствительно, по молитвамъ преподобнаго Саввы, масла не только достало на праздничную трапезу братіи, но еще и осталось.

Чествованіе преподобнаго Саввы при его гробѣ, какъ святаго угодника Божія началось вскорѣ по его преставленіи, а причтенъ онъ къ лику святыхъ Церковію въ XV или въ первой половинѣ XVI столѣтія. Нетлѣнныя мощи угодника Божія были открыты, спустя почти два столѣтія съ половиной послѣ его кончины, въ царствованіе благочестивѣйшаго Алексія Михайловича, въ 1652-мъ году. Обрѣтеніе святыхъ и нетлѣнныхъ мощей преподобнаго Саввы было вызвано многочисленными дивными исцѣленіями и чудотвореніями, совершавшимися при гробѣ и по его молитвенному предстательству. Ближайшимъ поводомъ къ обрѣтенію мощей преподобнаго Саввы, по существующему въ Сторожевскомъ монастырѣ древнему преданію, послужило явленіе угодника Божія самому царю Алексію. Алексій Михайловичъ въ одно изъ своихъ посѣщеній монастыря ходилъ на охоту въ окрестные лѣса Звенигородскіе. Когда свита его разсѣялась по лѣсу для отысканія логовища медвѣдя, и онъ остался одинъ, изъ лѣсной чащи внезапно выбѣжалъ медвѣдь и бросился на него. Царь, видя невозможность защищаться, обрекъ себя на вѣрную смерть. Вдругъ около него явился старецъ, и, съ его явленіемъ, звѣрь бѣжалъ отъ царя. Опрошенный объ имени, старецъ отвѣчалъ, что его зовутъ Саввою, и что онъ инокъ Сторожевской обители. Въ это время собрались къ царю нѣкоторые изъ его свиты, а старецъ пошелъ къ монастырю. Вернувшись въ обитель, Алексій Михайловичъ спрашивалъ архимандрита о монахѣ Саввѣ, думая, что это какой-нибудь еще неизвѣстный ему подвижникъ, поселившійся въ монастырѣ. Архимандритъ отвѣчалъ царю, что въ монастырѣ нѣтъ ни одного монаха съ именемъ Саввы. Тогда царь, взглянувъ на образъ преподобнаго, уразумѣлъ, что это самъ онъ, велѣлъ отслужить молебенъ и освидѣтельствовать гробъ, для приготовленія святыхъ мощей преподобнаго Саввы къ торжественному открытію.

Много и другихъ чудесъ и явленій угодника Божія предшествовало открытію его мощей.

Торжественное открытіе мощей преподобнаго Саввы было совершено 19-го января 1652 года въ присутствіи самого государя Алексія Михайловича, его супруги — царицы Маріи Ильиничны, всероссійскаго патріарха Іосифа, Новгородскаго митрополита Никона, впослѣдствіи знаменитаго патріарха всероссійскаго, и безчисленнато множества народа, не только изъ Звенигорода и его окрестностей и всего округа Московскаго, но и изъ отдаленныхъ городовъ и всей великой земли Русской. Мощи преподобнаго Саввы обрѣтены были нетлѣнными послѣ 245-лѣтняго пребыванія въ сырой землѣ, и поставлены въ дубовой гробницѣ на правой сторонѣ въ соборѣ, у южныхъ вратъ, ведущихъ въ алтарь Богородице-Рождественской церкви обители [16].

И по открытіи святыхъ нетлѣнныхъ мощей преподобнаго Саввы много чудесъ совершалось при гробѣ его. Не станемъ здѣсь перечислять ихъ. Укажемъ лишь на одинъ замѣчательный случай загробнаго явленія угодника Божія непріятелю земли Русской. Это произошло въ 1812 году, когда наше отечество было разорено громадными полчищами французскаго императора Наполеона Бонапарте. Въ то время, какъ онъ овладѣлъ Москвою, принцъ Евгеній Богарне, вице-король итальянскій, съ двадцатитысячнымъ отрядомъ подошелъ изъ Москвы къ Звенигороду. Онъ занялъ комнаты въ Сторожевской обители, а его солдаты разсѣялись по монастырю и начали грабительствовать, не щадя даже храмовъ и святыхъ иконъ. Но самъ преподобный своимъ явленіемъ устрашилъ и вразумилъ дерзкихъ грабителей. Однажды вечеромъ принцъ Евгеній, не раздѣваясь, легъ и уснулъ, — и вотъ, наяву или во снѣ — онъ самъ не зналъ того — видитъ, что въ комнату входитъ какой-то благообразный старецъ въ черной длинной иноческой одеждѣ и подходитъ къ нему такъ близко, что онъ имѣлъ возможность при лунномъ свѣтѣ разсмотрѣть черты его лица и грозный его взглядъ. Явившійся сказалъ:

— «Не вели войску своему расхищать монастырь, особенно уносить что-либо изъ церкви; если ты исполнишь мою просьбу, то Богъ помилуетъ тебя, и ты возвратишься во свое отечество цѣлымъ и невредимымъ».

Устрашенный видѣніемъ, принцъ отдалъ утромъ приказъ, чтобы отрядъ его возвратился въ Москву, а самъ пошелъ въ соборную церковь и при гробѣ преподобнаго Саввы увидѣлъ образъ того, кто являлся ему ночью, и, узнавъ, чей это образъ, съ благоговѣніемъ поклонился мощамъ преподобнаго и записалъ о случившемся въ своей книжкѣ. Потомъ принцъ велѣлъ запереть соборный храмъ, запечаталъ его своею печатью и приставилъ къ дверямъ храма стражу изъ тридцати человѣкъ. Нужно къ этому присовокупить, что, согласно предсказанію преподобнаго Саввы, въ то время, какъ всѣ другіе главные военачальники Наполеона кончили неблагополучно, принцъ Евгеній остался цѣлъ и нигдѣ въ сраженіяхъ послѣ того не былъ даже раненъ.

И донынѣ Богъ хранитъ обитель Сторожевскую, молитвеннымъ предстательствомъ первоначальника ея, преподобнаго Саввы, и отъ святыхъ мощей его истекаютъ чудотворенія съ вѣрою и любовію призывающимъ святое имя его въ благодатную помощь себѣ и заступленіе. Молитвами преподобнаго Саввы Сторожевскаго, Звенигородскаго чудотворца, да избавитъ Господь Богъ и всѣхъ насъ отъ всякихъ бѣдъ, скорбей и злыхъ обстояній! Аминь.

Примѣчанія:
[1] Древнее житіе преподобнаго Саввы написано инокомъ Маркелломъ, по прозванію Безбородымъ, по порученію митрополита Макарія, въ половинѣ XVI в.
[2] Неизвѣстно, гдѣ и отъ кого родился, равно какъ неизвѣстенъ и годъ его рожденія. Вообще, объ обстоятельствахъ жизни преподобнаго Саввы ло поступленія его въ обитель преп. Сергія не сохранилось никакихъ извѣстій. Въ Троицкую обитель преподобный Савва пришелъ задолго до 1381 года, потому что тогда онъ былъ уже опытнымъ подвижникомъ, руководителемъ братій, духовникомъ ихъ.
[3] Въ знаменитой Куликовской битвѣ 8-го сентября 1380 г. — Димитрій Іоанновичъ Донской княжилъ съ 1362 г. по 1389 г.
[4] Мѣсто, гдѣ преп. Сергій основалъ Дубенскій Успенскій монастырь, представляло собою уединенный островъ, омываемый рѣчками Дубенкою, Дубнею и Быстрицею, въ 40 верстахъ на сѣверо-западъ отъ Троицкой лавры (нынѣ на границахъ Тверской и Владимірской губерній). Этотъ монастырь должно отличать отъ другого Успенскаго Дубенскаго монастыря, основаннаго тѣмъ же великимъ княземъ Димитріемъ Іоанновичемъ, но за годъ до Куликовской битвы, чтобы собрать въ него нарочитыхъ молитвенниковъ о побѣдѣ надъ врагомъ. Послѣдній находился въ 60-ти верстахъ на сѣверо-востокъ отъ Москвы, при селеніи Стромыни, на рѣчкѣ Дубенкѣ, впадающей въ р. Шерну, притокъ р. Клязьмы. Оба монастыря теперь не существуютъ.
[5] Преподобный Савва управлялъ Троице-Сергіевой лаврой шесть лѣтъ: приблизительно съ конца 1392 г. до 1398 г.
[6] Георгій Димитріевичъ — сынъ Димитрія Донского, князь звенигородско-галицкій — получилъ въ удѣлъ Звенигородъ, Галичъ, Рузу и пр.; скончался въ 1434 г.
[7] Звенигородъ — одинъ изъ древнѣйшихъ городовъ Московской губерніи; расположенъ на лѣвомъ берегу Москвы-рѣки, въ красивой мѣстности; нынѣ — уѣздный городъ Московской губерніи. — Наименованіе горы, избранной для основанія монастыря, Сторожевской или «Сторожи» происходитъ отъ того, что во времена литовскихъ набѣговъ на этой горѣ стояла воинская стража для наблюденія за движеніемъ непріятелей.
[8] Это было около 1400 г.
[9] Великій князь Московскій Василій Димитріевичъ, старшій сынъ Димитрія Донского, княжилъ съ 1389 г. по 1425 г.
[10] Болгарское царство образовалось не позднѣе IX столѣтія. Оно обнимало большое пространство по нижней Волгѣ и Камѣ. Столицей своей имѣло г. Великіе Болгары (нынѣ село Болгаръ Спасскаго уѣзда, Казанской губ.).
[11] Этотъ прекрасный храмъ, существующій и нынѣ въ томъ же самомъ видѣ, послужилъ впослѣдствіа образцомъ для Троицкаго собора Троице-Сергіевой лавры.
[12] Въ концѣ XV вѣка.
[13] Великій князь Московскій Іоаннъ Васильевичъ княжилъ съ 1462 г. по 1505 г.
[14] Около 1540 г.
[15] Настоятельствовалъ приблизительно съ 1542 г. по 1550 г.
[16] Тамъ мощи преподобнаго Саввы открыто почиваютъ и нынѣ. Царь Алексій Михайловичъ имѣлъ непремѣнное желаніе переложить святыя и нетлѣнныя мощи его изъ дубовой гробницы, въ которой они почивали, въ серебряную позлащеную раку, но не успѣлъ этого сдѣлать. Это сердечное желаніе царя Алексія исполнилъ его благочестивый сынъ и преемникъ Ѳеодоръ Алексѣевичъ въ 1680 году. Въ этой ракѣ мощи преп. Саввы почиваютъ и понынѣ. Въ 1847 году надъ ракою устроена новая сѣнь изъ накладного серебра.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга дополнительная, первая: Мѣсяцы Сентябрь-Декабрь. — М.: Синодальная Типографія, 1908. — С. 438-452.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0