Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Декабрь.
День третій.

Житіе преподобнаго отца нашего Іоанна Молчальника.

Іоаннъ былъ воспитанъ съ своими братьями въ добрыхъ примѣрахъ и вполнѣ усвоилъ себѣ Божественныя Писанія. Онъ былъ еще юнъ, когда родители его отошли къ Господу, оставивъ дѣтямъ своимъ много имѣнія. Когда это имѣніе было раздѣлено между братьями, блаженный Іоаннъ на свою часть построилъ въ городѣ Никополѣ церковь во имя Пречистой и Преблагословенной Дѣвы Маріи. Отказавшись, затѣмъ, отъ міра, онъ, въ восемнадцатый годъ жизни своей, принялъ иноческій образъ и жилъ при этой церкви съ другими десятью иноками, подвизаясь подвигомъ добрымъ. Въ теченіе всей юности своей онъ прилагалъ великое стараніе, чтобы плоть поработить духу, не быть рабомъ чрева и не дозволить страстямъ, особенно гордости, обладать собой. И былъ онъ мужемъ дивнымъ въ добродѣтеляхъ, добрымъ и искуснымъ наставникомъ и игуменомъ своимъ братіямъ.

Когда Іоанну минуло двадцать восемь лѣтъ, скончался епископъ города Колонійскаго [4]. Граждане отправились къ митрополиту Севастійскому [5] и просили его о поставленіи новаго епископа. Во время избранія лица, которое было бы достойно этого сана, у всѣхъ на устахъ было имя Іоанна, игумена Никопольскаго монастыря, какъ достойнаго занять престолъ Колонійской церкви. Знавшіе великое его смиреніе полагали, что онъ не пожелаетъ принять епископскій санъ; поэтому митрополитъ послалъ за нимъ подъ предлогомъ нѣкоего церковнаго дѣла, и когда святый пришелъ, то убѣдилъ его быть епископомъ. Тогда его посвятили и возвели на престолъ Колонійской церкви. Принявъ церковное правленіе, Іоаннъ не измѣнилъ своего иноческаго правила и подвиговъ. Такъ, онъ никогда не входилъ въ баню, и даже не омывалъ тѣла своего, изъ опасенія, чтобы не только кто изъ постороннихъ не видалъ наготы тѣла его, но даже чтобы и самому не видѣть себя когда либо нагимъ: онъ помнилъ наготу Адамову (Быт. 3, 7. 10. 11) [6]. Благоугождать Богу постомъ, молитвами, чистотой тѣлесной и душевной, очищать всѣ свои помышленія, смирять въ себѣ всякую гордость, противящуюся разуму Божію, и отдавать разумъ въ послушаніе Христу (2 Кор. 10, 5), — вотъ въ чемъ заключались всѣ попеченія Іоанна. Такъ добродѣтельно живя, онъ былъ и для другихъ примѣромъ добраго житія; взирая на него, и прочіе исправлялись и начинали жить добродѣтельно. Въ числѣ такихъ былъ Пергамій, братъ его по плоти, мужъ славный и находившійся въ большомъ почетѣ у царя Зенона, также и у Анастасія, царствовавшаго послѣ Зенона [7]. Видя, что братъ его, блаженный Іоаннъ, живетъ свято, Пергамій умилялся душою и прилагалъ великое стараніе, чтобы угодить Богу. Также и племяннику Іоанна Ѳеодору, который впослѣдствіи былъ въ великомъ почетѣ у благочестиваго царя Юстиніана [8], послужило на пользу ангелоподобное житіе дяди его. Ѳеодоръ со всѣми домашними своими жилъ богоугодно, и былъ такъ добродѣтеленъ, что и самъ царь и бояре дивились честному житію его и разуму, правой вѣрѣ и милосердію. Во всемъ этомъ Ѳеодоръ успѣлъ, имѣя примѣръ непорочнаго житія въ блаженномъ дядѣ своемъ Іоаннѣ.

Десятый годъ уже епископствовалъ божественный и богоносный отецъ Іоаннъ, управляя ко благу Церковью Христовой, когда правителемъ Арменіи сдѣлался мужъ сестры его Маріи, по имени Пасиникъ. По наущенію бѣса, онъ началъ смущать ввѣренную Іоанну церковь и причинять ей зло, а блаженному огорченіе: вмѣшиваясь въ церковныя дѣла, онъ силою извлекалъ изъ храмовъ тѣхъ, кто искалъ тамъ защиты отъ наказанія [9], и не дозволялъ служителямъ и строителямъ Церкви заботиться о церковныхъ дѣлахъ. Много разъ блаженный Іоаннъ со смиреніемъ просилъ его — не входить въ церковныя дѣла и не причинять Церкви зла и насилія. Но правитель оставался неумолимымъ и не исправлялся; по отшествіи же изъ міра сестры блаженнаго, сталъ поступать еще хуже. Глубоко болѣя сердцемъ о причиняемомъ Церкви злѣ, святый вынужденъ былъ отправиться въ Царьградъ къ царю Зенону и здѣсь нашелъ себѣ поддержку въ архіепископѣ Царьградскомъ Евѳиміи [10], который своимъ ходатайствомъ помогалъ ему у царя.

Видя суету и мятежъ міра сего, блаженный Іоаннъ замыслилъ оставить епископство и, удалившись во святый градъ Іерусалимъ, въ безмолвіи трудиться для Бога. Совершивъ божественную службу, онъ отпустилъ бывшихъ съ нимъ пресвитеровъ и клириковъ, а самъ, тайно отъ всѣхъ, удалился на берегъ моря, сѣлъ на корабль и отплылъ въ святый градъ Іерусалимъ. Придя въ первую больницу святаго города, при которой былъ молитвенный домъ во имя святаго великомученика Георгія, онъ пребывалъ здѣсь нѣкоторое время, подъ видомъ нищаго. При видѣ суеты народной, Іоаннъ сильно скорбѣлъ, желалъ безмолвнаго мѣста и со слезами молилъ Бога, да покажетъ ему мѣсто безмятежное, располагающее и удобное ко спасенію. Однажды ночью, во время усердной о семъ молитвы, взглянулъ онъ вверхъ и увидѣлъ внезапно явившуюся пресвѣтлую звѣзду, наподобіе креста; она приближалась къ нему, и отъ сіянія звѣзднаго услышалъ онъ голосъ:

— «Если хочешь спастись, слѣдуй за симъ сіяніемъ».

Преподобный тотчасъ радостно пошелъ и былъ приведенъ звѣздою въ великую лавру преподобнаго и богоноснаго отца нашего Саввы [11], на тридцать девятомъ году жизни своей, въ бытность Саллюстія патріархомъ Іерусалимскимъ [12].

Іоаннъ обрѣлъ преподобнаго Савву во главѣ ста сорока братій пустынножителей, пребывавшихъ въ великой нищетѣ тѣлесной, но во многомъ богатствѣ душевномъ. И принялъ преподобный Савва блаженнаго Іоанна, и поручилъ эконому возложить на него монастырскіе труды, не вѣдая, какое сокровище божественной благодати скрывалось въ Іоаннѣ. Хотя святый Савва и обладалъ даромъ прозорливости, но Богъ утаилъ отъ него тайну, что Іоаннъ — епископъ, что онъ оставилъ для Бога свою епископію и пришелъ къ нему, какъ простой человѣкъ. Пусть никто не дивится тому, что и прозорливые не всегда провидятъ: ибо они провидятъ и пророчествуютъ лишь то, что Богъ имъ открываетъ, а чего не открываетъ, о томъ и не вѣдаетъ. Поэтому и пророкъ Елисей сказалъ слугѣ своему о Соманитянкѣ: остави ю, яко душа ея болѣзненна въ ней, и Господь укры отъ мене, и не возвѣсти мнѣ (4 Цар. 27) [13]. Принятый въ лавру, Іоаннъ съ полной покорностью и усердіемъ исполнялъ назначаемыя ему экономомъ различныя послушанія. Въ то время созидался въ лаврѣ страннопріимный домъ, и блаженный Іоаннъ былъ приставленъ служить работавшимъ. Онъ варилъ имъ пищу, носилъ воду, подавалъ камни и принималъ участіе во всѣхъ работахъ, производившихся въ зданіи.

Чрезъ два года послѣ прибытія въ лавру, Іоанну было поручено принимать странниковъ; и здѣсь со смиреніемъ, кротостію и любовью послужилъ онъ ближнимъ. Потомъ преподобный Савва началъ созидать киновію [14] для поступающихъ въ иночество, дабы тѣ, кои желаютъ отречься міра, сначала наставлялись въ киновіи, а потомъ уже принимались въ лавру.

— «Какъ плоду предшествуетъ цвѣтъ, — говорилъ святый, — такъ жизни пустынной должна предшествовать жизнь киновійская; пусть поступающій процвѣтетъ, какъ дерево посаженное, начатками трудовъ въ киновіи, а плоды совершенныхъ подвиговъ принесетъ въ лаврѣ».

Лавра преподобнаго была въ пустынѣ, киновія ближе къ міру, и когда созидалась, то блаженный Іоаннъ опять былъ приставленъ служить при работахъ. Тогда двѣ службы одновременно несъ преподобный трудолюбецъ: странникамъ служилъ въ страннопріимномъ домѣ, а строителямъ киновіи носилъ на плечахъ своихъ хлѣбы и различныя яства; киновія же отстояла отъ страннопріимнаго дома болѣе, чѣмъ на десять стадій [15]. Когда въ такой службѣ онъ потрудился одинъ годъ, добрѣ послуживъ братіи, преподобный Савва далъ ему келлію для безмолвія; въ ней блаженный Іоаннъ прожилъ три года. Пять дней въ недѣлю онъ пребывалъ въ келліи безвыходно, ничего не вкушалъ въ эти дни и никому не показывался, только съ однимъ Богомъ имѣя общеніе, въ субботу же и воскресенье раньше всѣхъ приходилъ въ церковь и стоялъ со страхомъ и умиленіемъ; потоки слезъ непрестанно исходили изъ очей его во время божественной службы, и вся братія дивились такому въ немъ дару слезъ. Въ тѣ два дня онъ принималъ и пищу съ братіею. Черезъ три года блаженный Іоаннъ былъ поставленъ экономомъ; трудами и служеніемъ его, при благословеніи Божіемъ, благосостояніе лавры весьма умножилось, ибо Богъ во всемъ споспѣшествовалъ ему.

Видя, что Іоаннъ исполнилъ ко благу службу эконома, преподобный Савва пожелалъ поставить его во пресвитера, какъ инока достойнаго и достигшаго совершенства. Онъ отправился съ нимъ во святый градъ Іерусалимъ, разсказалъ патріарху Иліи [16] (преемнику Саллюстія) о добродѣтельномъ житіи Іоанна и просилъ рукоположить Іоанна въ пресвитера. Патріархъ призвалъ Іоанна въ церковь и хотѣлъ рукоположить. Видя, что ему нельзя избѣжать сего, Іоаннъ сказалъ святому патріарху:

— «Пречестнѣйшій отче, есть у меня нѣкая тайная рѣчь къ твоей святынѣ: повели мнѣ наединѣ переговорить съ тобой, и если признаешь меня достойнымъ сана пресвитера, то отказываться не буду».

Когда же патріархъ отошелъ съ нимъ въ сторону, преподобный Іоаннъ повергся къ стопамъ богоугоднаго Иліи, заклиная его, да не повѣдаетъ никому тѣхъ словъ, которыя онъ будетъ ему говорить. Патріархъ обѣщалъ хранить тайну. Іоаннъ сказалъ:

— «Отче! я былъ епископомъ Колонійскимъ; по множеству грѣховъ моихъ, оставилъ я епископію, бѣжалъ и, будучи крѣпокъ тѣломъ, осудилъ себя на служеніе братіямъ, дабы ихъ молитвы помогали немощной душѣ моей».

Ужаснулся патріархъ Илія, услышавъ это, призвалъ преподобнаго Савву и сказалъ:

— «Іоаннъ повѣдалъ мнѣ о сокровенныхъ дѣлахъ своихъ, которыя препятствуютъ ему быть пресвитеромъ; пусть отнынѣ онъ безмолвствуетъ, и никто да не докучаетъ ему».

Такъ сказалъ патріархъ, и отпустилъ обоихъ.

Весьма опечалился преподобный Савва. Удалившись отъ великой лавры своей за тридцать стадій въ нѣкую пещеру, онъ повергся на землю предъ Богомъ со слезами и говорилъ:

— «За что, Господи, презрѣлъ Ты меня, утаивъ отъ меня жизнь Іоанна? Обманулся я, считая его достойнымъ сана пресвитера! Открой мнѣ о немъ хотя нынѣ, Господи: прискорбна есть душа моя даже до смерти (Матѳ. 26, 38; Марк. 14, 34). Неужели сосудъ, который считалъ я избраннымъ, святымъ, потребнымъ и достойнымъ принять въ себя мѵро, — предъ Твоимъ величіемъ и непотребенъ, и недостоинъ?»

Такъ всю ночь со слезами молился преподобный Савва. Тогда явился ему ангелъ Божій и сказалъ:

— «Іоаннъ есть не непотребный, а избранный сосудъ, но онъ — епископъ, и не можетъ быть поставленъ въ пресвитера».

Такъ сказалъ ангелъ и сталъ невидимъ. А преподобный Савва радостно поспѣшилъ къ Іоанну въ келлію, обнялъ его и сказалъ:

— «Отче Іоаннъ! Ты утаилъ предо мною, какой въ тебѣ даръ Божій, но Богъ открылъ мнѣ его».

— «Скорблю о семъ, отче, — отвѣчалъ Іоаннъ, — я желалъ, чтобы никто не зналъ тайны сей, но вы узнали ее. Не могу жить въ сей странѣ».

Савва поклялся Іоанну, что никому не повѣдаетъ его тайны. Съ того времени блаженный Іоаннъ началъ безмолвствовать, пребывая въ келліи. Онъ не выходилъ даже въ церковь, ни съ кѣмъ не бесѣдовалъ, и къ нему не входилъ никто, кромѣ одного служившаго ему послушника. Однажды только, въ праздникъ Пречистой Богородицы Приснодѣвы Маріи, во имя Коей была освящена лаврская церковь, когда прибылъ въ лавру на праздникъ патріархъ Илія, Іоаннъ вышелъ изъ келліи своей поклониться патріарху. Патріархъ любилъ Іоанна и весьма почиталъ его за смиреніе. Четыре года безмолвствовалъ Іоаннъ. Потомъ преподобный отецъ Савва отправился въ страну Скиѳопольскую [17] и замедлилъ тамъ, а блаженный Іоаннъ, стремясь къ уединеннѣйшему пустынному житію, удалился, на пятидесятомъ году отъ рожденія своего, въ пустыню, называемую Рува [18], и провелъ въ ней девять лѣтъ, питаясь травой, которая растетъ въ той пустынѣ и зовется мелагрія [19]. Въ первое время своей пустынной жизни, собирая однажды эту траву на пищу себѣ, Іоаннъ заблудился въ дебряхъ и стремнинахъ, не нашелъ убѣжища своего и, въ изнеможеніи отъ ходьбы, упалъ едва живымъ; но внезапно, невидимою Божіею силою, какъ нѣкогда пророкъ Аввакумъ (Дан. 14, 39) [20], былъ восхищенъ и поставленъ въ убѣжищѣ своемъ. Со временемъ преподобный изслѣдовалъ пути той пустыни и узналъ, что разстояніе отъ убѣжища его до того мѣста, гдѣ онъ заблудился, составляло пять поприщъ [21]. Послѣ того пришелъ къ нему одинъ братъ и прожилъ съ нимъ немного времени. Приближался праздникъ Пасхи, и сказалъ братъ старцу:

— «Отче, пойдемъ въ лавру, отпразднуемъ тамъ день Пасхи, и потомъ возвратимся. Такой великій праздникъ, а у насъ здѣсь нечего ѣсть, кромѣ сихъ мелагрій!»

Святый Іоаннъ не хотѣлъ идти, потому что преподобный Савва еще не возвратился въ лавру изъ странъ Скиѳопольскихъ, и на зовъ брата отвѣтилъ:

— «Братъ! намъ не должно уходить отсюда. Будемъ вѣровать, что Тотъ, Кто въ теченіе сорока лѣтъ питалъ въ пустынѣ шестьсотъ тысячъ народа Израильскаго, — и насъ здѣсь напитаетъ и въ праздникъ Пасхи пошлетъ намъ не только необходимое, но и изобильное. Въ Писаніи сказано: не имамъ тебе оставити, ниже имамъ отъ тебе отступити (Евр. 13, 5); и въ Евангеліи: не пецытеся, глаголюще, что ямы, или что піемъ, вѣсть бо Отецъ вашъ Небесный, яко требуете сихъ всѣхъ. Ищите прежде Царствія Божія и правды Его, и сія вся приложатся вамъ (Матѳ. 6, 31-33). Терпи, чадо, и шествуй путемъ скорбей; покой тѣлесный и ослабленіе въ мірѣ семъ раждаютъ вѣчную казнь, а умерщвленіе тѣла готовитъ покой безконечный».

Не послушалъ братъ сихъ увѣщаній преподобнаго, оставилъ его и ушелъ въ лавру. По его уходѣ, явился къ преподобному нѣкій человѣкъ, совершенно неизвѣстный ему; оселъ его былъ навьюченъ многимъ добромъ: были здѣсь хлѣбы чистые и теплые, вино и елей, сыры свѣжіе, яйца и ведро меда. Все это пришедшій человѣкъ положилъ передъ Іоанномъ и тотчасъ удалился. Видя въ семъ Божіе посѣщеніе, преподобный радостно благодарилъ Бога. Братъ же, ушедшій въ лавру, сбился съ дороги, три дня блуждалъ по пустынѣ и непроходимымъ мѣстамъ, весьма усталъ и, голодный и жаждущій, въ изнеможеніи отъ трудной ходьбы, едва могъ найти снова убѣжище преподобнаго. Удивился онъ обилію брашенъ и питій, ниспосланныхъ отъ Бога на праздникъ преподобному; стыдясь своего маловѣрія, не смѣя смотрѣть въ глаза святому старцу, онъ упалъ къ ногамъ его и просилъ прощенія. Святый простилъ его и сказалъ:

— «Убѣдись, братъ, что Богъ можетъ уготовать трапезу и въ пустынѣ рабамъ Своимъ».

Въ то время Аламундарь, вождь сарацынскій [22], подвластный Персіи, вторгся въ Аравію [23] и Палестину, съ великимъ ожесточеніемъ нападая на жителей и захватывая ихъ въ плѣнъ. Множество варваровъ разсѣялось тогда по пустынѣ, гдѣ пребывалъ Іоаннъ, и прошла вѣсть по монастырямъ, чтобы были готовы встрѣтить нашествіе варваровъ. Отцы великой лавры дали знать о варварахъ Іоанну Молчальнику и совѣтовали ему возвратиться въ лавру и пребывать въ его келліи. Но блаженный Іоаннъ, хотя отчасти и боялся варваровъ, все же не хотѣлъ оставить безмолвнаго своего пребыванія въ пустынѣ. Онъ говорилъ въ себѣ: «Господь защититель живота моего, отъ кого устрашуся (Псал. 26, 1). Если же Господь не защищаетъ меня, ни заботится обо мнѣ, то зачѣмъ мнѣ и жить?» И, въ такомъ упованіи на помощь Вышняго, онъ остался на мѣстѣ своемъ безъ колебанія. Богъ же, пекущійся всегда о рабахъ Своихъ и сохраняющій ихъ во всѣхъ путяхъ ихъ, пожелалъ и сего угодника Своего соблюсти здравымъ и невредимымъ, и послалъ ему стражемъ льва великаго и страшнаго, который неотступно днемъ и ночью стерегъ его; и сколько разъ варвары ни нападали на святаго, всегда этотъ левъ съ великой яростью устремлялся на нихъ, поражалъ и обращалъ въ бѣгство, а блаженный Іоаннъ благодарилъ Бога, яко не остави Господь жезла грѣшныхъ на жребій праведныхъ (Псал. 124, 3).

Когда преподобный Савва возвратился въ лавру свою, то пришелъ къ блаженному Іоанну въ пустыню и сказалъ ему:

— «Вотъ Господь сохранилъ тебя отъ нашестія варваровъ, давъ тебѣ видимаго стража. Но все же ты долженъ поступить, какъ и другіе люди: собирайся и бѣги, какъ и прочіе отцы пустынные сдѣлали».

Много и другого говорилъ Іоанну въ увѣщаніе преподобный и убѣдилъ его оставить пустыню. Приведя его въ великую лавру, онъ далъ ему келлію, — и снова блаженный Іоаннъ сталъ жить въ лаврѣ, на пятьдесятъ шестомъ году отъ рожденія своего.

Кромѣ святѣйшаго патріарха Иліи и преподобнаго Саввы, никто не зналъ тайны Іоанна, что онъ епископъ, — а тѣ скрывали ее. Но прошло много времени, и Богъ благоволилъ открыть о томъ всѣмъ братіямъ. Произошло это такъ. Прибылъ изъ страны Асійской нѣкій мужъ, именемъ Еѳерій, почтенный саномъ архіепископа; поклонившись животворящему древу креста Господня и святымъ мѣстамъ и раздавъ много золота нищимъ и монастырямъ, онъ рѣшилъ возвратиться въ отечество свое, оставилъ святый градъ и сѣлъ на корабль. Послѣ недолгаго плаванія, поднялся въ морѣ противный вѣтеръ, принудившій Еѳерія вернуться въ Аскалонъ [24]. Пробывъ здѣсь два дня, онъ хотѣлъ снова начать плаваніе, но ангелъ Господень явился ему во снѣ и сказалъ:

— «Прежде, чѣмъ поплывешь въ отечество свое, ты долженъ возвратиться въ святый градъ и пойти въ лавру аввы [25] Саввы, тамъ найдешь авву Іоанна Молчальника, мужа праведнаго и добродѣтельнаго, епископа, для Бога все оставившаго и смирившаго себя добровольною нищетою и послушаніемъ».

Пробудившись, Еѳерій возвратился въ Іерусалимъ, пришелъ въ лавру преподобнаго Саввы и спросилъ объ Іоаннѣ Молчальникѣ; ему указали келлію Іоанна. Онъ вошелъ и пробылъ у него два дня, моля его и заклиная именемъ Божіимъ открыть ему о своемъ родѣ, отечествѣ и епископствѣ. Усматривая въ семъ волю Божію, Іоаннъ разсказалъ все подробно. Съ того времени стало извѣстно всей лаврѣ, что Іоаннъ Молчальникъ — епископъ, и всѣ весьма дивились великому смиренію его.

Въ семидесятый годъ житія Іоанна [26], въ 5-й день декабря преподобный и богоносный отецъ Савва отошелъ ко Господу. Не пришлось Іоанну быть при разлученіи души отъ тѣла Саввы преподобнаго, и онъ весьма скорбѣлъ о томъ духомъ и плакалъ. Но преподобный Савва явился ему въ видѣніи и сказалъ:

— «Не скорби объ отшествіи моемъ отче Іоанне: если тѣлесно я и разлученъ съ тобою, то духомъ съ тобою пребываю».

Іоаннъ сказалъ ему:

— «Моли Господа, отче, да возьметъ и меня съ тобою».

— «Нынѣ сего быть не можетъ, — отвѣчалъ Савва, — ибо великое испытаніе ожидаетъ лавру; Богу же угодно, чтобы ты послужилъ къ укрѣпленію тѣхъ, кто за благочестивую вѣру будетъ стоять противъ еретиковъ».

Это видѣніе и бесѣда съ преподобнымъ Саввою исполнили духовною радостью блаженнаго Іоанна, сердце же его скорбѣло о предстоящемъ испытаніи. Потомъ явилось у него желаніе видѣть, какъ душа разлучается съ тѣломъ; и когда онъ молился о томъ Богу, былъ восхищенъ умомъ въ святый Виѳлеемъ [27], и видѣлъ преставленіе жившаго при тамошней церкви странника, душу котораго ангелы съ сладкимъ пѣніемъ возносили къ небу. Видѣлъ это блаженный Іоаннъ умственными очами. Тотчасъ отправился онъ въ Виѳлеемъ и нашелъ тѣло преставльшагося мужа, лежавшее при церкви, какъ было открыто ему въ видѣніи: мужъ сей преставился въ тотъ часъ, въ который Іоаннъ, сидя въ келліи, видѣлъ душу его возносимую ангелами съ пѣснопѣпіемъ къ небу. Съ любовью обнявъ тѣло и облобызавъ, Іоаннъ похоронилъ его на томъ же мѣстѣ и возвратился въ келлію свою.

Два ученика блаженнаго Іоанна, Ѳеодоръ и Іоаннъ, повѣдали монаху Кириллу, описавшему житіе его, слѣдующее:

— «По преставленіи преподобнаго Саввы, мы были посланы отцомъ нашимъ съ однимъ порученіемъ въ Ливіаду [28]. При переходѣ черезъ Іорданъ, встрѣтили насъ нѣкіе люди и сказали: берегитесь, впереди васъ левъ. Мы же помыслили: силенъ Богъ сохранить насъ молитвами отца нашего, по повелѣнію котораго путешествуемъ. Такъ мы сказали, и пошли дальше. Вдругъ увидѣли мы страшнаго льва, который шелъ на встрѣчу. Устрашились мы, оставила насъ сила наша, такъ что бѣжать мы не могли и были какъ-бы мертвые. И вотъ внезапно явился между нами отецъ нашъ преподобный Іоаннъ, повелѣвая намъ не бояться. Тогда левъ, какъ-бы прогнанный ударомъ бича, бѣжалъ отъ насъ, а отецъ сталъ невидимъ. Отдохнувъ, мы двинулись въ путь невредимые. Исполнивъ повелѣнное намъ послушаніе, мы возвратились къ отцу, и онъ при встрѣчѣ сказалъ: видите, чада, что я оказался въ послушаніи съ вами, да и здѣсь усердно молилъ Бога о васъ, и Онъ сотворилъ съ вами милость».

Вотъ что еще повѣдалъ Кириллу одинъ ученикъ Іоанна. Сей великій воздержникъ много лѣтъ питался однимъ только хлѣбомъ, вмѣсто же соли обыкновенно употреблялъ пепелъ, и съ пепломъ ѣлъ хлѣбъ свой. Однажды забылъ онъ затворить оконце келліи во время трапезы своей; ученикъ приникъ ко оконцу и увидѣлъ, какъ Іоаннъ ѣлъ хлѣбъ съ пепломъ. Опечалился старецъ, что видѣли таковое пощеніе его, ученикъ же, желая утѣшить его, сказалъ: «не ты одинъ дѣлаешь такъ, отче, но и многіе отцы этой лавры исполняютъ слово Писанія: пепелъ, яко хлѣбъ ядяхъ» (Псал. 101, 10) — и этимъ утѣшилъ старца.

Въ то время возникла ересь Оригена. Многіе прельщались ею и смущали Церковь Божію, а иные твердо противились ереси, и таковые нашли себѣ поддержку въ преподобномъ Іоаннѣ Молчальникѣ, который тогда оставилъ безмолвіе и словомъ устъ своихъ, какъ мечемъ, поражалъ еретиковъ, посѣкая и истребляя хульныя ученія Оригена. Объ этомъ-то испытаніи, долженствовавшемъ постичь лавру, и было предсказано Іоанну преподобнымъ Саввою въ видѣніи: ибо немалое гоненіе отъ еретиковъ было на лавру, такъ что даже многіе изъ отцовъ-подвижниковъ, заразившись еретическими ученіями, впадали въ сомнѣнія и колебались умомъ. Вотъ ради чего благоизволилъ Богъ, чтобы Іоаннъ здравствовалъ въ лаврѣ той, къ утѣшенію малодушныхъ и укрѣпленію немощныхъ. Въ то время пришелъ къ нему изъ Скиѳопольскаго округа Кириллъ, который впослѣдствіи описалъ житіе его. Кириллъ повѣствуетъ о себѣ самомъ такъ:

— «Когда я хотѣлъ оставить домъ мой и идти къ святому граду Іерусалиму, чтобы тамъ въ какомъ либо монастырѣ воспріять иноческое житіе, христолюбивая мать моя заповѣдала мнѣ, чтобы безъ совѣта и повелѣнія блаженнаго Іоанна не начиналъ я никакихъ дѣлъ для спасенія души моей, «чтобы не поддаться тебѣ какъ нибудь — сказала она — ереси Оригена и не пасть въ началѣ подвига твоего». Достигнувъ Іерусалима, я пришелъ въ лавру святаго Саввы, поклонился достоблаженному Іоанну, открылъ ему мысль мою и просилъ у него полезнаго совѣта. Онъ сказалъ мнѣ:

— «Если хочешь спастись, иди въ монастырь великаго Евѳимія».

Отошелъ я отъ него и, какъ юный и неразумный, не послушалъ повелѣнія его, но, достигнувъ Іордана, вошелъ въ монастырь, называемый Арундинитскій (тростный). Путь мой не былъ благопріятнымъ; я впалъ въ тяжкую болѣзнь, овладѣли мною скорбь и тоска о томъ, что я — странникъ и немощенъ тѣломъ. Тогда явился мнѣ во снѣ преподобный Іоаннъ и сказалъ:

— «Такъ какъ ты ослушался меня, то и наказанъ этою болѣзнью. Теперь встань и иди въ Іерихонъ [29]; тамъ въ страннопріимномъ домѣ аввы Евѳимія найдешь нѣкоего стараго инока, слѣдуй за нимъ въ монастырь Евѳимія — и спасешься».

Тотчасъ пробудившись, я почувствовалъ себя вполнѣ здоровымъ и пошелъ, по повелѣнію святаго отца, въ Іерихонъ; тамъ нашелъ, какъ онъ и сказалъ мнѣ, инока стараго, добродѣтельнаго и благоразумнаго, который привелъ меня въ монастырь Евѳимія великаго, гдѣ я поселился. Часто приходилъ я и въ лавру святаго Саввы къ преподобному Іоанну и получалъ отъ него великую пользу душѣ моей. Разъ я былъ смущенъ и обремененъ помыслами сатанинскими, но когда исповѣдалъ ихъ преподобному, то молитвами его святыми немедленно получилъ облегченіе, и миръ возвратился въ сердце мое».

Такъ повѣдалъ о себѣ инокъ Кириллъ. Сего-то Кирилла преподобный Іоаннъ посылалъ въ лавру Сукійскую съ книгами къ преподобному Киріаку отшельнику [30].

Однажды Кириллъ сидѣлъ у оконца келліи преподобнаго Іоанна. И вотъ пришелъ нѣкій человѣкъ, именемъ Георгій, ведя сына своего, мучимаго бѣсомъ, повергъ его передъ оконцемъ и самъ отошелъ. Святый Іоаннъ позналъ, что лежащій и плачущій отрокъ одержимъ духомъ нечистымъ; движимый милосердіемъ, онъ сотворилъ молитву и помазалъ его святымъ елеемъ, и тотчасъ духъ нечистый оставилъ отрока, и онъ съ того часа сталъ здоровъ.

Авва Евстаѳій, подвизавшійся послѣ Сергія въ пещерѣ преподобнаго Саввы, мужъ духовный и благочестивый, повѣдалъ о себѣ:

— «Нѣкогда нашелъ на меня духъ хулы и весьма смущалъ меня помыслами хульными на Бога и божественное, и былъ я въ великой скорби. Пришелъ я къ блаженному Іоанну Молчальнику, разсказалъ ему бѣду мою и прибѣгъ къ помощи святыхъ его молитвъ. Іоаннъ помолился обо мнѣ Богу и потомъ сказалъ мнѣ: Благословенъ Богъ, чадо мое! Помыслъ хульный уже не приблизится болѣе къ тебѣ. Слова старца исполнились, ибо съ того времени я не испытывалъ въ себѣ помысла хульнаго».

Нѣкая женщина родомъ изъ Каппадокіи [31], по имени Василина, діаконисса [32] святой Константинопольской церкви, пришла въ Іерусалимъ съ племянникомъ своимъ, человѣкомъ знатнымъ; это былъ мужъ поистинѣ добродѣтельный, хотя держался неправомыслія Севера [33] и потому не находился въ общеніи со святой каѳолической Церковію. Благочестивая діаконисса прилагала много стараній, чтобы обратить его къ благовѣрію и присоединить къ святой Церкви, и усердно просила каждаго изъ святыхъ отцовъ помолиться о немъ Богу. Услышавъ о святомъ Іоаннѣ, она пожелала и ему поклониться; когда же узнала, что женщины не входятъ въ лавру, призвала Ѳеодора, ученика Іоанна, и просила его, чтобы онъ пришедшаго съ нею человѣка отвелъ къ святому старцу. Она вѣровала, что Богъ молитвами Іоанна смягчитъ жестокосердіе неправомыслящаго и сотворитъ его достойнымъ общенія съ каѳолическою Церковію. Ѳеодоръ взялъ поврежденнаго ересью мужа, пришелъ съ нимъ къ старцу, поклонился по обычаю и сказалъ:

— «Благослови насъ, отче!»

Тогда старецъ сказалъ ученику:

— «Тебя благословлю, но пришедшему съ тобою нѣтъ благословенія».

— «Нѣтъ, отче, — возразилъ ученикъ, — обоихъ насъ благослови».

Старецъ отвѣчалъ:

— «Нѣтъ, не благословлю другаго, пока не отречется онъ отъ злаго еретическаго мудрованія и не обѣщается присоединиться къ Каѳолической Церкви».

Неправомыслящій подивился благодатному прозрѣнію старца; чудо это произвело въ немъ перемѣну, и онъ дѣйствительно обѣщался присоединиться къ правовѣрнымъ. Тогда старецъ благословилъ его, боговдохновенными своими наставленіями разрѣшилъ всѣ сердечныя сомнѣнія его, пріобщилъ его Пречистыхъ Таинъ и отпустилъ его съ миромъ, обративъ къ правовѣрію. Узнавъ о семъ, благочестивая діаконисса Василина прониклась еще сильнѣйшимъ желаніемъ видѣть своими очами святаго старца. Она задумала надѣть мужескія одежды, прійти къ нему въ лавру и исповѣдать свои помышленія. Извѣщенный ангеломъ о намѣреніи Василины, старецъ послалъ къ ней сказать:

— «Знай, что если и такъ прійдешь ко мнѣ, какъ задумала, — все же не увидишь меня; поэтому не трудись, но оставайся на мѣстѣ, гдѣ теперь находишься, я же явлюсь тебѣ въ сновидѣніи, выслушаю, что ты хочешь сказать мнѣ, и самъ скажу, что Богъ укажетъ мнѣ возвѣстить тебѣ».

Ужаснулась діаконисса такой прозорливости преподобнаго Іоанна, что онъ издалека провидитъ помышленія человѣческія, и осталась, ожидая явленія его. Въ одну изъ ночей явился ей въ сновидѣніи преподобный и сказалъ:

— «Вотъ Богъ посылаетъ меня къ тебѣ; скажи же мнѣ, чего ты хочешъ?»

Она исповѣдала ему помышленія свои и приняла отъ него подобаіощее врачеваніе душевное. Преподавъ ей наставленіе, преподобный сталъ невидимъ, а Василина, пробудившись, воздала благодареніе Богу.

Мѣсто, гдѣ стояла келлія преподобнаго, было каменисто и сухо; жесткость почвы, совершенно лишенной влаги, не позволяла тамъ расти ни дереву, ни травѣ. Однажды преподобный взялъ сѣмя смоковное [34] и сказалъ ученикамъ своимъ Ѳеодору и Іоанну:

— «Слушайте меня, чада: если, по благодати Божіей, сѣмя это дастъ ростки на семъ твердомъ камнѣ, пуститъ вѣтви, и принесетъ плодъ, то знайте, что Богъ даруетъ мнѣ мѣсто упокоенія въ Царствіи Небесномъ».

Сказавъ сіе, онъ посадилъ сѣмя на камнѣ близъ келліи своей. Богъ же, по изволенію Коего процвѣлъ сухой жезлъ Аарона, далъ влагу твердому камню, и сѣмени смоковному — произрастеніе, дабы показать, какую имѣетъ у Него благодать вѣрный рабъ Его. Изъ земли выросла смоковница и, понемногу поднимаясь, достигла даже до кровли келліи, потомъ и всю келлію покрыла вѣтвями своими, и со временемъ принесла плодъ — три смоквы. Снявъ ихъ, старецъ со слезами благодарилъ Бога, облобызалъ и вкусилъ ихъ съ учениками. По вкушеніи смоквъ тѣхъ, началъ онъ приготовляться къ кончинѣ, уже будучи въ глубокой старости [35]. Проживъ всѣхъ лѣтъ жизни своей сто четыре, онъ скончался [36] о Господѣ Спасителѣ нашемъ, Емуже слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Молчальниками или безмолвниками назывались преподобные мужи, давшіе и исполнившіе обѣтъ добровольнаго безмолвія. Изъ строгихъ хранителей безмолвія, кромѣ преподобнаго Іоанна, извѣстенъ еще преподобный Исихій, основатель аѳонскаго скита исихитовъ, безмолвствовавшій въ теченіе 12-ти лѣтъ (память его 3-го октября). О важности подвига словеснаго воздержанія см. Матѳ. 1, 36; Ефес. 4, 29; 5, 3-4; Іак. 3, 2 и др.
[2] Арменія — область, находящаяся къ западу отъ Малоазійскаго полуострова, къ югу отъ Иверіи, или Кавказа, къ сѣверу отъ Тигра и Евфрата. Никополь — одинъ изъ главныхъ городовъ Арменіи.
[3] Маркіанъ — восточно-римскій императоръ, царствовалъ съ 450 г. по 457 г. Слѣдовательно, Іоаннъ родился въ 454 году.
[4] Колонія — городъ въ Римской Арменіи.
[5] Севастія — главный городъ Арменіи, находившійся недалеко отъ истоковъ рѣки Галиса.
[6] Сознаніе наготы явилось у Адама слѣдствіемъ грѣхопаденія; потомкамъ Адама оно служитъ вмѣстѣ съ тѣмъ напоминаніемъ о грѣхѣ праотца и о печальныхъ послѣдствіяхъ этого грѣха для всего человѣчества.
[7] Зенонъ, греческій императоръ, царствовалъ съ 474 по 491 г.; Анастасій — съ 491 по 527 г.
[8] Юстиніанъ Великій царствовалъ съ 527 по 565 г.
[9] Рѣчь идетъ о существовавшемъ въ древности правѣ преслѣдуемыхъ и осужденныхъ искать убѣжища въ церквахъ.
[10] Евѳимій — патріархъ Константинопольскій съ 490-496 г.
[11] Лавра преподобнаго Саввы Освященнаго, память коего празднуется 5-го декабря, находилась въ 12-ти верстахъ на Востокъ отъ Іерусалима.
[12] Саллюстій — патріархъ Іерусалимскій съ 486-494 г.
[13] У одной женщины изъ Сомана, оказывавшей гостепріимство пророку Елисею, умеръ сынъ. Пораженная горемъ, она отправилась къ пророку на гору Кармилъ. Увидавъ ее издали, Елисей послалъ слугу своего Гіезія встрѣтить ее и спросить о здоровьѣ мужа и дѣтей. Когда она подошла, и, не говоря ни слова, въ великой скорби упала къ ногамъ Елиеея, а Гіезій хотѣлъ отстранить ее, — Елисей обратился къ нему съ приведенными выше словами, показывавшими, что пророкъ видѣлъ скорбь женщины, но не зналъ о причинѣ ея.
[14] Киновіями — (отъ греч. κοινός — общій, и βίος — жизнь) называются общежительные монастыри, въ которыхъ братія не только столъ, но и одежду и т. п. получаютъ отъ монастыря, по распоряженію настоятеля, а съ своей стороны весь свой трудъ и его плоды представляютъ обязательно на общую потребу монастыря. Жизнь въ этихъ монастыряхъ не такъ трудна, какъ жизнь въ пустынѣ, связанная съ полнымъ отреченіемъ отъ всякихъ удобствъ.
[15] Стадія — мѣра длины у грековъ, равняющаяся приблизительно 88 нашимъ саженямъ.
[16] Съ 494-517 г.
[17] Скиѳополь — городъ лежавшій въ 620 стадіяхъ отъ Іерусалима. Въ то время онъ былъ въ цвѣтущемъ состояніи и назывался Воротами рая, городомъ пальмъ и маслинъ. Теперь это — бѣдная деревня среди безплодной пустыни.
[18] Іудейская пустыня, въ которой спасался Іоаннъ, раздѣлялась на нѣсколько частей. Внутренняя часть ея у сѣверо-западныхъ береговъ Мертваго моря называлась Рува.
[19] Мелагрія — малоизвѣстное пустынное растеніе Палестины горьковатаго вкуса.
[20] Пророку Аввакуму было повелѣніе отъ Бога — доставить пищу Даніилу, томившемуся во рвѣ львиномъ. Аввакумъ былъ чудесно перенесенъ для сего ангеломъ изъ Іудеи въ Вавилонъ и подобнымъ же образомъ возвращенъ въ Іудею.
[21] Поприще — немного болѣе нашей версты.
[22] Сарацынами обыкновенно называются арабскія разбойническія племена, кочующія въ Аравіи. Иногда же этимъ именемъ означаются всѣ вообще мусульманскіе народы.
[23] Аравія занимаетъ обширный юго-западный полуостровъ Азіи, омываемый водами Персидскаго залива.
[24] Аскалонъ — палестинскій городъ съ гаванью, лежавшій на Восточномъ берегу Средиземнаго моря, въ 520 стадіяхъ отъ Іерусалима.
[25] Авва — отецъ; это наименованіе присвоивалось преимущественно начальникамъ монастырей.
[26] Преподобный Савва преставился въ 532 г.
[27] Виѳлеемъ — городъ, въ которомъ родился Іисусъ Христосъ, къ югу отъ Іерусалима.
[28] Ливіада — мѣстность на востокъ отъ Іордана.
[29] Іерихонъ — одинъ изъ самыхъ древнихъ городовъ Палестины — находился въ разстоянія 6-ти часовъ пути отъ Іерусалима, на западномъ берегу Іордана.
[30] Память его сентября 29-го. — Лавра Сукійская (по Сирскому наименованію, а по гречески — Старая Лавра) была основана преп. Харитономъ въ первой половинѣ IV в., и находилась въ дикой отдаленной мѣстности, въ пустынѣ Іудейской.
[31] Каппадокія — самая восточная провинція Малой Азіи, родина великихъ отцевъ и учителей Церкви: Григорія Назіанзина, друга его Василія Великаго и Григорія Чудотворца, епископа Неокесарійскаго.
[32] Діаконисса — съ греческаго языка: служительница. Такъ назывался особый родъ служебныхъ лицъ въ Церкви, учрежденіе которыхъ восходитъ ко временамъ апостольскимъ (Рим. 16, 1; ср. 1 Тим. 5, 3-10). На должность діакониссъ избирались пожилыя (не моложе 40 лѣтъ) дѣвственницы или вдовы. Обязанностями ихъ было наставлять обращающихся женъ и дѣвицъ, какъ онѣ должны держать себя во время крещенія, прислуживать епископу при ихъ крещеніи и вмѣсто него совершать помазаніе другихъ частей тѣла, кромѣ чела, и т. д., наблюдать за порядкомъ и благочиніемъ среди женщинъ во время богослуженія, посѣщать больныхъ, бѣдствующихъ, заключенныхъ въ темницы, служить исповѣдникамъ и мученикамъ, содержимымъ подъ стражей, помогать неимущимъ и т. под. При Константинопольской церкви полагалось до 40 діакониссъ. Относительно діакониссъ есть нѣсколько каноническихъ правилъ, а именно: IV-го Вселенскаго Собора правило 15-е, VI-го правило 14-е и св. Василія Великаго правило 44-е.
[33] Северъ — патріархъ Антіохійскій съ 512-518 г. — одинъ изъ умѣренныхъ представителей монофизитской ереси, признававшій во Христѣ только одну природу Божественную, которая будто-бы совершенно поглотила въ Немъ человѣческое естество. Но Северъ, настаивая на единой природѣ Христа, допускалъ, однако, въ ней различіе свойствъ божескахъ и человѣческихъ и признавалъ, что плоть Христова до воскресенія была, подобна нашей тлѣнной.
[34] Смоковница — очень распространенное въ Іудеѣ дерево, съ широкими листьями, дававшее очень вкусиые плоды — смоквы.
[35] Преп. Іоаннъ Молчальникъ скончался въ 558 году. Мощи его, какъ-бы живаго, видѣлъ русскій паломникъ, игуменъ Даніилъ, въ монастырѣ Саввы Освященнаго въ началѣ XII вѣка.
[36] Когда святый достигъ глубокой старости, ученикъ его отворилъ его келлію, чтобы служить ему. «Тогда я, — повѣствуетъ онъ, — вошедши къ нему и видя страшное чудо съ растеніемъ, внимательно обдумывалъ, какъ оно укоренилось, и нѣтъ-ли трещины въ камнѣ, но не могъ ее найти, такъ что въ удивленіи сказалъ: О, глубина богатства и премудрости и разума Божія; яко неиспытани судове Его, и неизслѣдовани путіе Его (Рим. 11, 33); ибо долгое время живущіе въ лаврѣ знаютъ, что ни на открытомъ, ни на закрытомъ мѣстѣ не растетъ смоковница или какое-либо другое дерево, по причинѣ большаго жара и сухости воздуха лавры. Если кто укажетъ на деревья малой киновіи лавры, что при дорогѣ, тотъ да знаетъ, что они суть дѣло молитвы блаженнаго Саввы, нашедшаго глубокую землю и обильныя воды зимняго потока, равно и дѣло отцовъ киновіи, донынѣ во всю зиму напояющихъ эти деревья водою изъ потока; притомъ многіе старались надъ деревьями у потока, гдѣ была глубокая земля и, напояя ихъ въ продолженіе цѣлой зимы, едва въ годъ могли получить произрастеніе, по причинѣ сухости и большаго жара».

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвертая: Мѣсяцъ Декабрь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 53-68.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0