Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 20 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День тридцатый.

Память святыхъ отцевъ нашихъ: Александра, Іоанна и Павла, патріарховъ Константинопольскихъ.

— «Черезъ десять дней ты примешь вѣнецъ отъ Бога; престолъ же патріаршескій пусть приметъ послѣ тебя твой сослужитель Александръ».

Благочестивый царь Константинъ [3] вмѣстѣ со многими отцами пришелъ къ святѣйшему патріарху Митрофану, лежавшему уже на одрѣ смерти. Когда Константинъ спросилъ его, кому бы онъ благословилъ передать престолъ патріаршескій послѣ его смерти, то святый Митрофанъ отвѣтилъ на это:

— «Господь открылъ мнѣ, что послѣ меня престолъ приметъ сослужитель мой Александръ, поистинѣ достойный избранія и дара Духа Святаго».

Такъ и совершилось.

Послѣ того какъ святѣйшій патріархъ Митрофанъ отошелъ ко Господу, патріархомъ константинопольскимъ былъ поставленъ Александръ, который съ усердіемъ пасъ словесное стадо Христово [4], отгоняя волковъ, — еретиковъ и еллиновъ, ибо не только съ аріанами, но и съ философами еллинскими (Александру) пришлось вести великую борьбу.

Такъ однажды нѣкоторые изъ числа еллинскихъ философовъ осмѣлились, подойдя къ царю, обличить его въ томъ, что онъ, отвергнувъ древнюю вѣру отцевъ, а также и законы римскіе и греческіе, принялъ нѣкую новую вѣру и новые законы, чтó вело, какъ говорили сіи философы, не къ укрѣпленію, а къ разрушенію царства. Философы просили царя разрѣшить имъ вступить въ преніе о вѣрѣ съ епископомъ Александромъ. Царь разрѣшилъ это преніе. Святитель Божій Александръ, хотя и не былъ обученъ еллинской философіи, однако, преисполненный Духа Святаго, не отказался отъ пренія.

Когда философы собрались въ большомъ числѣ и изъявили желаніе всѣ одновременно вступить въ преніе съ христіанскимъ епископомъ, то святитель предложилъ имъ избрать изъ своей среды одного, болѣе мудраго и краснорѣчиваго философа, и поручить ему вести преніе; остальные же философы могли слушать преніе.

— «Невозможно, — разсуждалъ святый Александръ, — одному человѣку переговорить васъ всѣхъ, кричащихъ и возглашающихъ».

Философы выбрали изъ своей среды одного, коего считали болѣе мудрымь, и представили его святителю, а сами приготовились слушать со вниманіемъ. Начиная преніе, святѣйшій патріархъ Александръ сказалъ тому философу:

— «Именемъ Господа моего Іисуса Христа повелѣваю тебѣ умолкнуть!»

И тотчасъ у философа отнялся языкъ и онъ сталъ нѣмымъ, такъ что не могъ сказать ни одного слова.

Тогда, все собраніе философовъ пришло въ страхъ и стыдъ, такъ что одни изъ нихъ бѣжали съ позоромъ, а другіе увѣровали во Христа. Философъ же, лишившійся дара слова, далъ знаками понять, что онъ признаетъ какъ свое заблужденіе, такъ и правоту вѣры христіанской; потомъ онъ припалъ къ ногамъ святителя; и тотчасъ освободился языкъ его отъ нѣмоты: онъ началъ во всеуслышаніе прославлять Господа нашего Іисуса Христа, послѣ чего былъ крещенъ вмѣстѣ съ прочими друзьями своими.

По сему случаю царь и всѣ вѣрующіе возрадовались, и прославляли всѣ Бога, даровавшаго столь чудесную силу угоднику Своему.

Сей святый Александръ потомъ умертвилъ своею молитвою и злочестиваго Арія.

Еретикъ Арій, спустя нѣсколько лѣтъ послѣ перваго вселенскаго собора, былъ призванъ въ Константинополь; здѣсь онъ обольстилъ, по своему лукавству, благочестиваго царя Константина такъ. Константинъ спросилъ его: — такъ ли онъ вѣруетъ, какъ заповѣдали вѣровать святые отцы на соборѣ Никейскомъ? Арій же, держа на груди у себя хартію съ написаніемъ своего зловѣрія, ударилъ себя рукою въ грудь и сказалъ:

— «Я такъ вѣрую!»

Такимъ образомъ сей еретикъ, повидимому, выражалъ согласіе съ вѣрованіемъ, утвержденнымъ въ Никеѣ, но въ умѣ своемъ говорилъ, что вѣровалъ такъ, какъ написалъ своею рукою, каковая запись и находилась у него на груди. И клялся нечестивый передъ царемъ, говоря, что «вѣровалъ такъ».

Не подозрѣвая о такомъ лукавствѣ, царь повѣрилъ словамъ Арія и послалъ его къ святѣйшему патріарху Александру, повелѣвъ ему принять въ общеніе церковное Арія, какъ православнаго; при этомъ назначенъ былъ и воскресный день, въ который Арія должно было ввести въ храмъ для общенія съ вѣрными.

Однако святый Александръ отказывался принять въ общеніе Арія, какъ основателя ереси.

Между тѣмъ суббота проходила и наступало воскресенье. Въ ночь на воскресенье архіерей Божій повергся на молитву въ алтарѣ предъ престоломъ. Со слезами молилъ онъ Бога взять душу его изъ тѣла, лишь бы не видѣть ему того дня, въ который Арій приступитъ къ общенію церковному и къ причащенію святыхъ Таинъ; или же, по милосердію къ Церкви Своей, истребить Арія изъ среды живыхъ.

Святый Александръ молился такъ всю ночь; наступило утро и приближалось время литургіи. Изъ палатъ царскихъ Арій вышелъ съ великою гордостію, направившись къ храму; онъ былъ окруженъ царскими сановниками, сочувствовавшимй его ереси, и множествомъ оруженосцевъ.

Когда Арій подошелъ къ тому мѣсту, которое называлось «Торжищемъ Константиновымъ» (здѣсь стоялъ мраморный столпъ, имѣвшій на себѣ изваяніе царя), то его охватилъ великій страхъ отъ угрызавшей его совѣсти; по причинѣ страха Арій почувствовалъ необходимость въ удовлетвореніи потребности тѣлесной, и началъ искать нѣкоего скрытаго мѣста. Неподалеку оттуда находилось общее народное мѣсто; войдя туда, Арій былъ неожиданно пораженъ лютою болѣзнію внутренностей, и разверзлась утроба у нечестиваго, какъ у Іуды (Матѳ. 27, 1), такъ что всѣ внутренности вышли изъ него.

Такъ ужасно погибъ еретикъ.

Стоявшіе по близости и ожидавшіе выхода Арія, видя, что онъ долго не выходитъ, сами вошли къ нему, и нашли его мертвымъ, лежавшимъ въ гноѣ и въ крови. И тотчасъ по городу прошло извѣстіе о страшной неожиданной смерти еретика Арія; еретики были посрамлены, православные же весьма радовались, что Христосъ, Богъ истинный, явилъ мщеніе Своему врагу и хулителю; наипаче же воздавалъ благодареніе Христу Богу святѣйшій патріархъ Александръ, благодаря Бога за то, что Онъ явилъ милосердіе Церкви Своей и спасъ ее отъ того лютаго волка.

Благочестивый царь Константинъ Великій, узнавъ о такой смерти Аріевой, еще болѣе укрѣпился въ благочестивой вѣрѣ и уже до самой кончины своей защищалъ догматы собора Никейскаго.

Такую силу предъ Богомъ имѣла праведная молитва великаго архіерея Божія Александра. Подобно острому оружію, она умертвила врага Божія и доставила торжество Церкви православной; о семъ впослѣдствіи упоминалъ святый Григорій Богословъ [5] въ своемъ словѣ къ цареградцамъ, отзываясь съ одобреніемъ и похвалою объ Александрѣ, говоря такъ:

— «Поистинѣ скажу вамъ: вы — ученики славнаго Александра, ревностнаго поборника и проповѣдника Святой Троицы, который и словомъ и дѣломъ вооружился противъ еретическаго заблужденія. Вы помните о его равноапостольной молитвѣ, которою онъ уничтожилъ начальника и руководителя еретиковъ на мѣстѣ, котораго былъ достоинъ нечестивѣйшій языкъ, дабы позоромъ воздать за позоръ и дабы безчестною смертію, посланною по заслугамъ, было бы обличено на вѣки смертоносное зло еретичества, погубившаго много душъ».

Это слово говорилъ святый Григорій на похвалу святаго Александра и на посрамленіе нечестиваго Арія, почему и упомянулъ о смерти Аріевой, случившейся въ безчестномъ мѣстѣ, по молитвамъ Александра; ибо, подобно тому какъ Арій оскорблялъ Сына Божія, хуля Его Божество, равносильное и соприсносущное Богу Отцу, такъ и самъ принялъ смерть безчестную; такимъ образомъ за оскорбленіе было отомщено оскорбленіемъ.

Святый Александръ пасъ Церковь Христову достаточное число лѣтъ, пока не достигъ глубокой старости. Когда онъ уже былъ при смерти, его словесныя овцы обступили одръ пастыря своего и спросили его:

— «На кого оставляешь ты насъ, своихъ дѣтей, отче? Кого ты поставишь, вмѣсто себя, нашимъ пастыремъ; кто бы могъ, идя по стопамъ твоимъ, твердо управлять Церковію?»

Александръ, указавъ на двухъ честныхъ мужей, — именно на Павла пресвитера и на Македонія діакона, сказалъ въ отвѣтъ:

— «Если вы желаете имѣть пастыря разумнаго и украшеннаго добродѣтелями, то выберите себѣ Павла; если же хотите имѣть пастыря только благовиднаго, сіяющаго внѣшнею красотою, то изберите Македонія».

Сказавъ сіе, святѣйшій патріархъ Александръ преставился ко Господу, имѣя отъ рожденія своего девяносто восемь лѣтъ. Послѣ него престолъ воспріялъ святый Павелъ, первый патріархъ константинопольскій съ симъ именемъ [6] (память его чтится въ шестой день мѣсяца ноября).

Святый Іоаннъ, прозванный Каппадоксомъ, ибо онъ былъ родомъ изъ Каппадокіи, воспринялъ престолъ константинопольскаго патріаршества послѣ неправовѣрнаго Тимоѳея [7], въ концѣ царствованія еретика Анастасія [8]. Избранъ онъ былъ противъ своего желанія (ибо не хотѣлъ принимать сей высокій санъ), и былъ возведенъ на престолъ патріаршескій скорѣе народомъ правовѣрнымъ, нежели властію царскою. Іоаннъ не имѣлъ покоя отъ нечестиваго царя (Анастасія) до дня смерти его, будучи ненавидимъ имъ и преслѣдуемъ; ибо сей царь защищалъ ересь Севера, псевдопатріарха антіохійскаго [9], противника собора святыхъ отцевъ, бывшаго въ Халкидонѣ (IV-го вселенскаго) [10]. Сей еретикъ Северъ, слѣдуя ученію Діоскора и Евтихія, отлученныхъ на томъ соборѣ и преданныхъ анаѳемѣ, признавалъ лишь одно естество въ Лицѣ Господа нашего Іисуса Христа: онъ утверждалъ, что Слово и плоть въ воплощеніи слились въ одно естество, и не признавалъ въ единомъ Лицѣ Христовомъ двухъ естествъ, какъ научили вѣровать святые отцы и какъ и нынѣ, богословствуя, Церковь воспѣваетъ: естествомъ Богъ сый, и естествомъ бывъ человѣкъ насъ ради: не во двою лицу раздѣляемый, но во двою естеству неслитно познаваемый [11]. Упомянутый суемудренный противникъ православія ошибочно утверждалъ, что Божество Святой Троицы страдало на крестѣ вмѣстѣ съ человѣчествомъ Христовымъ; по сей причинѣ онъ прибавлялъ къ пѣнію Трисвятаго такія слова: «распвыйся за ны, помилуй насъ».

Отъ сего окаяннаго Севера возникла ересь акефаловъ, то-есть безглавныхъ, названныхъ такъ потому, что они не признавали власти епископовъ православныхъ надъ подчиненными имъ церквами, подобно тому какъ глава начальствуетъ надъ прочими членами; но каждый изъ нихъ считалъ себя начальникомъ и учителемъ, согласно собственному умствованію. Послѣ того, какъ неправовѣрные епископы и пресвитеры, защищавшіе сіе лжеученіе, умерли, среди тѣхъ еретиковъ не совершалось по обычному церковному чину ни крещенія, ни божественной литургіи; причащались же они приготовленнымъ заранѣе и долго сохраняемымъ агнцемъ, собираясь во дни святой Пасхи и раздробляя агнецъ на маленькія частицы. Тогда каждый изъ сихъ еретиковъ избиралъ для себя вѣру, какую хотѣлъ; самовольно принявъ власть учительства, они учили и другихъ, проповѣдуя имъ свое лжеученіе. Посему отъ сихъ еретиковъ расплодилось весьма много ересей, противорѣчившихъ одна другой; объ этихъ еретикахъ упоминаетъ греческій церковный историкъ, Никифоръ Каллистъ, въ восемнадцатой книгѣ, въ главѣ сорокъ пятой, замѣчая такъ:

— «Къ числу таковыхъ еретиковъ принадлежалъ злочестивый царь Анастасій, который много повредилъ Церкви Божіей, изгоняя православныхъ архіереевъ съ ихъ престоловъ; сей царь пожелалъ изгнать и святаго Іоанна, патріарха константинопольскаго, но судъ Божій постигъ еретика, и жизнь его была пресѣчена смертію».

Не излишне было бы упомянуть здѣсь и о смерти сего нечестиваго царя, случившейся при такихъ обстоятельствахъ.

За нѣсколько дней до своей кончины, сей царь видѣлъ во снѣ нѣкоего страшнаго мужа, подобно Судіи возсѣдавшаго со славою на высокомъ престолѣ, причемъ ему предстояли многіе. Сей Судія держалъ въ рукѣ Своей книгу; раскрывъ эту книгу, онъ нашелъ въ ней имя Анастасія и, показавъ сіе Анастасію царю, сказалъ:

— «Я хотѣлъ дозволить тебѣ пожить большее время, но по причинѣ твоего нечестія Я изглажу изъ жизни твоей четырнадцать лѣтъ».

Сказавъ такъ, Судія изгладилъ написанное въ книгѣ; царь же, будучи объятъ страхомъ и трепетомъ, всталъ съ тревогою отъ сна, позвалъ одного изъ ближайшихъ совѣтниковъ своихъ, по имени Аманта, во всемъ согласнаго съ нимъ (а также согласнаго и съ его еретическимъ мудрствованіемъ), и пересказалъ ему съ печалію о томъ сонномъ видѣніи. Амантъ, выслушавъ царя и прійдя въ ужасъ отъ его разсказа, сказалъ:

— «Въ эту ночь и я имѣлъ страшное видѣніе: мнѣ представилось, что я стоялъ близъ твоего лица царскаго, какъ бы слуга, но подошла большая свинья, схватила меня за верхнюю одежду и, бросивъ меня на землю, съѣла».

Пересказывая другъ другу о такихъ страшныхъ снахъ и приходя отъ сего въ ужасъ, они позвали нѣкоего волхва, по имени Прокла, и разсказали ему сны свои, дабы онъ истолковалъ ихъ. Онъ сказалъ имъ, что они оба скоро умрутъ.

И дѣйствительно въ скоромъ времени во дворецъ царскій ударила молнія и убила царя. Такъ погибъ нечестивый злою смертію.

По кончинѣ царя Анастасія на простолъ царскій былъ избранъ Іустинъ [12], мужъ благочестивый и праведный. Амантъ же и прочіе нечестивцы, споспѣшествовавшіе злымъ дѣламъ Анастасія и притѣснявшіе вѣрныхъ, были преданы, по суду праведному, смерти. Такимъ образомъ сбылись на Анастасіи и на Амантѣ ихъ сонныя видѣнія.

Послѣ погибели сихъ враговъ, наступили миръ и спокойствіе въ Церкви Христовой и среди ея пастырей. Святѣйшій патріархъ Іоаннъ вмѣстѣ съ новоизбраннымъ благочестивымъ царемъ Іустиномъ и со всѣмъ правовѣрнымъ народомъ возрадовались освобожденію Церкви святой отъ ига мучителей и воспѣли въ храмѣ благодарственныя пѣнія. Въ скоромъ же времени послѣ сего они (царь и патріархъ) созвали ближайшихъ епископовъ (числомъ сорокъ) на помѣстный соборъ и предали анаѳемѣ Севера, лжепатріарха антіохійскаго и всѣхъ единомышленниковъ его, а вмѣстѣ съ тѣмъ утвердили и восхвалили четвертый Вселенскій соборъ, бывшій въ Халкидонѣ.

Остальные дни жизни своей святый Іоаннъ прожилъ въ мирѣ церковномъ, со усердіемъ пася ввѣренное ему стадо и угождая Богу; пробывъ на престолѣ три года, Іоаннъ съ миромъ отошелъ ко Господу [13].

Святый Павелъ, почитаемый нынѣ, — четвертый константинопольскій патріархъ того-же имени, былъ родомъ изъ Кипра; престолъ патріаршескій онъ воспринялъ послѣ Никиты [14], еретика иконоборца [15], въ царствованіе Льва [16], сына Копронимова. О семъ святомъ Павлѣ упоминается въ жизнеописаніи святаго Тарасія [17].

Павелъ былъ мужъ добродѣтельный и благочестивый, но слишкомъ слабовольный и боязливый, ибо, видя великія мученія за святыя иконы, которыя принимали многіе правовѣрные отъ нечестиваго царя, онъ утаивалъ благочестіе свое и вступалъ въ общеніе съ еретиками, хотя и не хотѣлъ того. По смерти того нечестиваго царя онъ хотѣлъ возстановить благочестивый обычай поклоненія святымъ иконамъ, но не могъ сего сдѣлать, ибо не имѣлъ себѣ помощника; между тѣмъ иконоборчество сильно укрѣпилось во всемъ городѣ, а также и въ окрестныхъ странахъ. По сей причинѣ Павелъ былъ весьма опечаленъ; видя, что на успѣхъ надѣяться трудно, онъ рѣшилъ оставить престолъ патріаршества своего, на коемъ онъ пробылъ не болѣе четырехъ лѣтъ; заболѣвъ, онъ тайно ушелъ изъ дома патріаршескаго въ монастырь святаго Флора, гдѣ принялъ на себя святую схиму.

Скоро всюду узнали о семъ, и всѣ были въ великомъ удивленіи.

Царица Ирина [18] весьма опечалилась по сему случаю, узнавъ, что патріархъ поступилъ такъ, никому ничего не сказавъ. Ирина пришла къ нему съ сыномъ, царемъ Константиномъ, и спросила его:

— «Отче? Что ты сдѣлалъ и по какой причинѣ ты поступилъ такъ?»

Павелъ же отвѣчалъ на это:

— «Сей святый образъ схимническій побудила принять меня болѣзнь и ожиданіе близкой смерти, но болѣе всего побудили меня оставить престолъ патріаршескій церковныя смуты и раздоры; ибо Церковь страдаетъ, будучи возмущаема ересію иконоборческою; по причинѣ долгаго нечестиваго мудрствованія еретиковъ, Церковь получила сильную рану, и я, окаянный, трижды уже одобрялъ ту ересь рукою моею и моею подписью; я не только не избѣжалъ сѣтей зловѣрія, но я погрязъ въ нихъ и языкомъ и рукою моею, о чемъ нынѣ весьма скорблю; но всего болѣе уязвляетъ и отягощаетъ мою душу то, что я вижу, какъ всѣ страны, подчиненныя вашей власти, храня твердо православное исповѣданіе вѣры, пребывая въ православномъ ученіи и веселясь, чуждаются церкви нашей и гонятъ насъ, какъ чуждыхъ овецъ, отъ себя, какъ стада Христова. По сей причинѣ я не желаю быть пастыремъ еретическому собранію и предпочитаю лучше быть во гробѣ, нежели подлежать анаѳемѣ отъ святой четверицы престоловъ апостольскихъ [19]. Но такъ какъ Богъ далъ въ руки ваши власть скипетра, дабы вы имѣли царское попеченіе о христіанскомъ стадѣ, разсѣянномъ по поднебесной, то обратите свое вниманіе на скорбь Матери вашей, — Церкви, и не допустите ей пребывать болѣе въ неутѣшной печали, но всячески позаботьтесь о томъ, чтобы она опять приняла прежнее свое благолѣпіе. Не дозволяйте болѣе мерзкой ереси, подобно нѣкоей свиньѣ, вышедшей съ поля, опустошать и разорять виноградъ Христовъ въ ваше благовѣрное царствованіе; не дозволяйте ереси осквернять виноградъ Христовъ нечестивымъ мудрствованіемъ. Вы имѣете искуснаго дѣлателя, который можетъ воздѣлать гроздъ истиннаго исповѣданія, выработавъ его въ божественномъ точилѣ единой Церкви. Сей дѣлатель наполнитъ чашу премудрости и приготовитъ для народа благочестиваго питіе православнаго мудрованія».

Спросили его:

— «Отче? О комъ ты говоришь это?»

Онъ отвѣчалъ:

— «Я говорю о Тарасіи [20], первомъ совѣтникѣ вашемъ царскомъ; я знаю, что онъ достоинъ быть управителемъ Церкви, такъ какъ онъ можетъ жезломъ разума своего отогнать еретическое суесловіе и упасти разумно словесное стадо Христово, собравъ его за единой оградой правовѣрія».

Услыхавъ такія слова огь патріарха Павла, благочестивая царица Ирина и сынъ ея, царь Константинъ, отошли со скорбію. Павелъ же, обратившись къ нѣкоторымъ вельможамъ, оставшимся у него, сказалъ имъ:

— «О, какъ бы хотѣлъ я не быть на томъ престолѣ въ то время, когда Церковь была въ смятеніи отъ еретиковъ, осужденныхъ вселенскими престолами. Если не будетъ созванъ седьмой Вселенскій соборъ и если не будетъ осуждена ересь иконоборческая, вы не будете спасены».

Вельможи сказали ему:

— «Для чего же ты при поставленіи въ патріархи, далъ письменное одобреніе иконоборчеству?»

Отвѣчалъ Павелъ:

— «Такъ какъ я далъ тогда подпись, то теперь я каюсь въ семъ и боюсь наказанія отъ Бога за то, что молчалъ тогда страха ради и не говорилъ вамъ истины. Нынѣ же я каюсь, и говорю, что вы не можете надѣяться на спасеніе, если пребудете въ томъ еретическомъ мудрствованіи».

Спустя нѣсколько дней послѣ сего патріархъ почилъ съ миромъ [21]. Съ того времени граждане въ Константинополѣ начали свободно и безбоязненно бесѣдовать и препираться съ еретиками о святыхъ иконахъ, въ защиту которыхъ никто не дерзалъ со времени Льва Исавра [22] открыть устъ своихъ.

Увѣдавъ все сіе о воспоминаемыхъ нынѣ трехъ святителяхъ: Александрѣ, Іоаннѣ и Павлѣ, прославимъ Единаго въ Троицѣ Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Хорепископъ — сельскій епископъ, — епископъ селеній, прилежащихъ городу.
[2] Митрофанъ патріаршествовалъ съ 315 г. по 325 г.
[3] Императоръ Константинъ Великій управлялъ Востокомъ съ 324 г. по 337 г., Западомъ — съ 306 г. по 337 г.
[4] Александръ патріаршествовалъ съ 325 г. по 340 г.
[5] Святый Григорій Богословъ (Назіанзинъ) былъ недолго (менѣе года) патріархомъ константинопольскимъ; онъ извѣстенъ своими возвышеннымя твореніями, за которыя и получилъ названіе «Богослова». Память его совершается св. Церковію 25-го января.
[6] Павелъ (I-ый) патріаршествовалъ съ 340 г.; въ скоромъ времени былъ изгнанъ и снова возвращенъ въ 347 г.; управлялъ патріаршимъ престоломъ до 350 г.
[7] Тимоѳей (I-ый) патріаршествовалъ съ 511 г. по 518 г.
[8] Императоръ Анастасій (Дикоръ) царствовалъ оъ 491 г. по 518 г.
[9] Северъ патріаршествовалъ съ 512 г. по 519 г.
[10] Въ 451 г.
[11] Догматикъ 6-го гласа.
[12] Іустинъ I-ый царствовалъ съ 518 г. по 527 г.
[13] Іоаннъ патріаршествовалъ съ 518 г. по 520 г.
[14] Никита I-ый патріаршествовалъ съ 766 г. по 780 г.
[15] Иконоборческая ересь появилась въ VIII в. Иконоборцы неразумно смѣшивали икопопочитаніе съ идолопоклонствомъ. Самыми рьяными поборниками иконоборчества были императоры: Левъ III-й Исаврянинъ (717 г.-741 г.) и Константинъ V-й Копронимъ (741 г.-775 г.). Эта ересь была осуждена на VII-мъ Вселенскомъ соборѣ, происходившемъ въ 787 г. зъ городѣ Никеѣ.
[16] Левъ IV-ый (Хозаръ) царотвовалъ съ 775 г. по 780 г.
[17] Память святаго Тарасія празднуется св. Церковію 25-го февраля.
[18] Императрица Ирина царствовала съ 797 г. по 802 г.
[19] Разумѣются патріаршескіе престолы: римскій, антіохійскій, александрійскій и іерусалимскій.
[20] Тарасій былъ патріархомъ константинопольскимъ (послѣ Павла IV) съ 784 г. по 806 г.
[21] Павелъ IV-й патріаршествовалъ съ 780 г. по 784 г.
[22] Левъ III-ій (Исавръ), царствовавшій съ 717 г. по 741 г., былъ яростнымъ иконоборцемъ (см. выше, стр. 281-ую).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 518-530.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0