Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День двадцать шестой.

Страданіе святыхъ мучениковъ Адріана и Наталіи.

Въ то время царь проѣзжалъ на колесницѣ въ идольское капище для принесенія жертвъ. Встрѣтивъ его на пути, воины, ведшіе связанныхъ христіанъ, закричали ему:

— «Царь! Вотъ — противники твоему повелѣнію и хулители нашихъ великихъ боговъ».

Повелѣвъ остановить колесницу и, подозвавъ къ себѣ поближе тѣхъ узниковъ, царь спросилъ ихъ, откуда они.

— «Мы родились въ этой странѣ, а по вѣрѣ мы — христіане», — отвѣтили они.

— «Развѣ вы не слыхали, — продолжалъ царь, — какія мученія ожидаютъ тѣхъ, кто именуетъ себя христіанами?»

— «Слышали мы, — отвѣчали святые, — и смѣялись надъ безуміемъ твоимъ и надъ самимъ сатаною, дѣйствующимъ въ сынахъ, невѣрующихъ въ Бога, надъ коими ты — начальникъ!»

Разгнѣванный царь воскликнулъ:

— «О, окаянные! Какъ осмѣливаетесь вы называть меня безумцемъ и смѣяться надо мною? Клянусь великими богами, что я въ лютѣйшихъ мученіяхъ сотру ваши тѣла!»

— «Растяните ихъ и бейте палками безъ всякой пощады, — приказалъ онъ воинамъ, — и мы посмотримъ тогда, придетъ ли ихъ Богъ къ нимъ на помощь и освободитъ ли ихъ изъ рукъ моихъ?»

И мученики жестоко были биты воинами. Когда били мучениковъ, они говорили царю:

— «Врагъ Божій! Поставь надъ нами еще хоть троихъ мучителей; сколько бы ты ихъ ни звалъ и какихъ бы мукъ ни выдумывалъ, знай, что этимъ ты только пріумножишь намъ вѣнцы».

— «О, окаяннѣйшіе изъ людей! — воскликнулъ царь. — Я сниму съ васъ ваши головы, и вы ли ожидаете вѣнцовъ на нихъ?... Отвергните суетную вѣру свою и не губите себя за свое безуміе!»

Мученики отвѣчали:

— «Тебя погубитъ Богъ за то, что ты неповинно мучаешь Его рабовъ, не сотворившихъ никакого зла!»

Тогда царь приказалъ воинамъ:

— «Бейте ихъ камнями по устамъ!»

Схвативши поспѣшно въ руки камни, слуги начали ими бить мучениковъ по устамъ, но не столько наносили вредъ имъ, сколько себѣ, такъ какъ до того обезумѣли, что этими самыми камнями сокрушали другъ другу челюсти.

А святые говорили мучителю Максиміану:

— «Беззаконникъ и богоненавистникъ! Ты безъ милости бьешь насъ, ни въ чемъ не повинныхъ предъ тобою, убьетъ же и тебя ангелъ Божій и погубитъ весь нечестивый твой домъ. Ты не можешь насытиться муками, коими мучаешь насъ въ продолженіи столькихъ часовъ и съ такою жестокостью, а тебя самого ожидаютъ несравненно большія муки; очевидно ты не подумалъ о томъ, что мы имѣемъ одинаковое съ тобою тѣло, съ тою лишь разницею, что твое — скверно и нечисто, а наше — очищено и освящено святымъ крещеніемъ».

Разгнѣванный еще болѣе такими словами, мучитель Максиміанъ воскликнулъ:

— «Клянусь великими богами, что я повелю отрѣзать у васъ ваши языки, чтобы и другіе, смотря на васъ, научились не проиворѣчить господамъ своимъ!»

Мученики Христовы отвѣчали:

— «Послушай, нечестивый мучитель! Если ты ненавидишь и мучаешь тѣхъ рабовъ, которые противятся своимъ земнымъ господамъ, то зачѣмъ же ты принуждаешь насъ противиться Господу Богу нашему? Или ты хочешь, чтобы и насъ постигли тѣ же муки, которыя уготованы тебѣ?»

— «А скажите, — спросилъ мучитель, — какія муки уготованы мнѣ?»

— «То, что уготовалъ Богъ діаволу и аггеламъ его, — отвѣчали святые, — уготовалъ Онъ и вамъ, сосудамъ діавола; а именно: неугасимый огонь, червь неусыпающій, непрестанное мученіе, вѣчную казнь, адскую погибель, тьму кромѣшную, гдѣ — плачъ и скрежетъ зубовъ и многія другія неисчислимыя муки».

— «Клянусь, отрѣжу у васъ языки!» — воскликнулъ мучитель.

— «Безумецъ! — отвѣчали святые, — если ты отрѣжешь у насъ органы, коими прославляемъ мы Бога, то наши воздыханія еще легче дойдутъ до Него и наши сердца еще сильнѣе возопіютъ къ Нему, а изливаемая тобою наша кровь, какъ труба, возвыситъ свой голосъ къ Владыкѣ о томъ, что мы страдаемъ неповинно».

Услыхавъ такой отвѣтъ святыхъ, нечестивый царь повелѣлъ заковать ихъ въ желѣзныя цѣпи и посадить въ темницу, а имена и рѣчи ихъ записать въ судебныя книги.

Когда святыхъ ввели въ судебную палату, чтобы записать имена ихъ, одинъ изъ начальниковъ оной, мужъ знатный, по имени Адріанъ, державшійся еллинскаго нечестія [3], будучи свидѣтелемъ терпѣливаго и мужественнаго страданія оныхъ мучениковъ, приступивъ къ нимъ, спросилъ ихъ:

— «Заклинаю васъ Богомъ вашимъ, Коего ради вы такъ страдаете, — скажите мнѣ по совѣсти, какую награду ожидаете вы отъ Бога вашего за такія мученія? Думаю я, что вы надѣетесь получить отъ Него нѣчто великое и чудное».

Святые мученики отвѣчали ему:

— «Мы своими устами не можемъ выразить тебѣ, и ты слухомъ своимъ не можешь вмѣстить, ни умомъ постигнуть тѣхъ радостей и преславныхъ почестей, которыя мы ожидаемъ получить отъ Владыки нашего, Праведнаго Воздаятеля».

— «А изъ законодательныхъ, пророческихъ и другихъ книгъ вамъ не извѣстно-ли что объ этомъ?» —спросилъ Адріанъ.

— «И сами пророки, — отвѣчали святые, — не могли въ совершенствѣ постигнуть умомъ тѣхъ вѣчныхъ благъ, такъ какъ они были такіе же люди, какъ и мы; хотя они угождали Богу благою вѣрою и добрыми дѣлами и говорили то, что внушалъ имъ Духъ Святый, но объ оной славѣ и воздаяніяхъ, которыя мы ожидаемъ получить, въ Писаніи говорится: око не видѣ, и ухо не слыша и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его (1 Кор. 2, 9).

Услыхавъ такія слова, Адріанъ вышелъ на средину и сказалъ писцамъ, записывавшимъ имена мучениковъ:

— «Запишите и мое имя съ этими святыми, такъ какъ и я — христіанинъ и вмѣстѣ съ ними умру за Христа Бога!»

Писцы тотчасъ же отправились къ царю и возвѣстили ему о томъ, что Адріанъ объявилъ себя христіаниномъ и проситъ ихъ записать и его имя въ число осужденныхъ.

Услыхавъ объ этомъ, царь удивился и разгнѣвался и, призвавъ тотчасъ же къ себѣ Адріана, спросилъ его:

— «Ты лишился разумѣнія, Адріанъ? Или и ты также хочешь злой погибели?»

— «Нѣтъ, — отвѣчалъ онъ, — я не лишился разума, а, напротивъ, отъ великаго безумія пришелъ въ здравый разумъ».

— «Не разсуждай, — воскликнулъ царь, — а лучше проси прощенія, сознайся предъ всѣми, что ты согрѣшилъ и вычеркни свое имя изъ списка осужденныхъ».

— «Съ этихъ поръ, — отвѣчалъ Адріанъ, — я начну умолять Истиннаго Бога о томъ, чтобы Онъ простилъ мнѣ мои грѣхи, оторые я совершилъ, будучи язычникомъ».

Разгнѣванный такими словами Адріана, царь Максиміанъ повелѣлъ тогда и его заковать въ желѣзныя цѣпи и заключить въ темницу вмѣстѣ съ тѣми мучениками, назначивъ день, когда предастъ всѣхъ ихъ на мученіе.

Одинъ изъ слугъ Адріана, прибѣжавъ поспѣшно въ его домъ, возвѣстилъ госпожѣ своей, Наталіи, женѣ Адріановой, о томъ, что господина его заковали въ цѣпи и отправили въ темницу.

Услыхавъ о семъ, Наталія пришла въ великій ужасъ, горько, горько заплакала и, разорвавъ на себѣ одежды, спросила слугу:

— «За какую же вину господина моего посадили въ темницу?»

— «Будучи свидѣтелемъ того, — отвѣтилъ слуга, — какъ нѣкоторыхъ людей мучили за имя какого-то Христа и за то, что не послушались царскаго повелѣнія, не отреклись отъ своей вѣры и не принесли жертвы богамъ, господинъ нашъ просилъ писцовъ, тобы и его имя они записали въ число осужденныхъ на смерть, къ какъ хочетъ умереть вмѣстѣ съ ними».

— «А ты не знаешь ли точнѣе, за что мучили тѣхъ мужей?» — опять спросила слугу Наталія.

— «Я же сказалъ тебѣ, — отвѣчалъ слуга, — что ихъ мучили за нѣкоего Христа и за то, что они не послушались царскаго повелѣнія поклониться богамъ».

Тогда Наталія весьма возрадовалась духомъ, перестала плакать, бросила съ себя разорванныя одежды и, надѣвъ самыя лучшія, отправилась въ темницу.

Дочь вѣрующихъ въ Бога и святыхъ родителей, Наталія боялась ранѣе открыть кому-либо свою вѣру во Христа, которую хранила тайно, такъ какъ видѣла, какому лютому гоненію и мученію подвергаются христіане со стороны нечестивыхъ; теперь же, услыхавъ о томъ, что мужъ ея вѣруетъ во Христа и записанъ въ число осужденныхъ на мученіе, и она твердо рѣшила объявить себя христіанкой.

Войдя въ темницу, блаженная Наталія припала къ ногамъ мужа своего и, облобызавъ его оковы, сказала:

— «Блаженъ ты, господинъ мой, Адріанъ, такъ какъ нашелъ такое сокровище, котораго не наслѣдовалъ отъ своихъ родителей: тако бо благословится человѣкъ бояйся Бога. Поистине господинъ мой, ты теперь въ такихъ юныхъ лѣтахъ своею вѣрою во Христа собралъ такое богатство, какого не пріобрѣлъ бы даже и на старости лѣтъ, оставаясь въ еллинскомъ заблужденіи. Теперь безъ печали пойдешь ты въ будущую жизнь и найдешь такое сокровище, котораго не получатъ тамъ тѣ, которые собираютъ себѣ большое богатство и пріобрѣтаютъ имѣнія. Тамъ уже не будетъ имъ времени на то, чтобы пріобрѣтать что-либо, или давать взаймы, или самимъ отъ кого занять, когда никто не можетъ избавить отъ вѣчной смерти во адѣ и отъ мукъ геенскихъ; тамъ никто не поможетъ другъ другу — ни отецъ сыну, ни мать дочери, ни великое земное богатство — собравшему его, ни рабы — господину своему, но каждый понесетъ свое наказаніе. Твои же всѣ добродѣтели, господинъ мой, пойдутъ съ тобою ко Христу, чтобы воспринять тебѣ отъ Него блаженство, уготованное любящимъ Его. Иди же къ Нему съ дерзновеніемъ, не боясь будущаго наказанія; вѣдь, ты уже теперь побѣдилъ и огонь неугасимый и прочія муки. Молю же тебя, господинъ мой, твердо пребыть въ томъ званіи, въ которое ты призванъ Божіимъ милосердіемъ. Да не возвратитъ тебя съ онаго добраго пути ни сожалѣніе о юной красотѣ, ни любовь къ роднымъ, ни друзья, ни богатство, ни рабы, ни рабыни, ничто земное: все это придетъ въ ветхость и истлѣетъ; но имѣй предъ очами своими только то одно, что — вѣчно, и не взирай на тлѣнныя и временныя блага міра сего. Не увлекайся льстивыми словами сродниковъ и друзей твоихъ, чтобы не отвлекли они тебя отъ вѣры своимъ лукавымъ совѣтомъ. Возненавидь ихъ ласки, отвергни ихъ совѣты и не слушай обманчивыхъ словъ ихъ; взирай только на однихъ, находящихся съ тобою, святыхъ мучениковъ, ихъ словамъ внимай, ихъ терпѣнію подражай безъ всякаго колебанія. Не бойся ярости мучителя и различныхъ его мукъ, все это скоро окончится, а отъ Христа на небѣ Его рабамъ, страждущимъ за Него, будетъ вѣчная награда».

Сказавъ это, Наталія умолкла. Былъ уже вечеръ.

Адріанъ сказалъ ей:

— «Теперь ступай домой, сестра моя, и спи спокойно, а когда узнаю о времени, въ какое насъ выведутъ на мученіе, я извѣщу тебя, чтобы тебѣ придти и видѣть нашу кончину».

Вставъ отъ ногъ Адріана, Наталія подходила къ каждому изъ двадцати трехъ узниковъ и, припадая къ нимъ, лобызала оковы хъ, говоря:

— «Рабы Христовы! Молю васъ, утверждайте сію Христову овцу; совѣтуйте ему претерпѣть до конца, указуя ему на будущее воздаяніе, уготованное вѣрнымъ, приносящимъ кровь свою Христу Богу, подобно вамъ, принесшимъ Ему кровь свою, за каковое страданіе ваше вы получите въ награду вѣчное спасеніе. Присодините и его душу къ душамъ своимъ и будьте ему отцами вмѣсто плотскихъ родителей, которые были нечестивыми; укрѣпите его вашимъ святымъ совѣтомъ въ томъ, чтобы онъ, вѣруя несомнѣнно, совершилъ страдальческій свой подвигъ».

Сказавъ это, Наталія снова обратилась къ Адріану, находившемуся въ самой глубинѣ темницы:

— «Смотри, господинъ мой, — сказала она, — не щади своей молодости и красоты тѣлесной: бренное тѣло будетъ пищею червей. Не помышляй ты объ имѣніи своемъ, о золотѣ и серебрѣ, такъ какъ все сіе не принесетъ пользы на Страшномъ судѣ. Тамъ никто никакими дарами не можетъ искупить души своей отъ вѣчной погибели, такъ какъ никто не приметъ даровъ; только одни добрыя дѣла святыхъ душъ приметъ Богъ вмѣсто даровъ».

Сказавъ это, Наталія ушла домой.

По прошествіи нѣсколькихъ дней Адріанъ, услыхавъ, что царь хочетъ уже вывести его вмѣстѣ съ прочими узниками на судъ и мученіе, обратился къ святымъ мученикамъ съ такою просьбою:

— «Господа мои! — сказалъ онъ, — съ вашего благословенія мнѣ нужно сходить въ свой домъ и позвать рабу вашу, а мою сестру Наталію затѣмъ, чтобы видѣть ей наше страданіе, такъ какъ я обѣщался позвать ее въ часъ, назначенный для онаго».

Святые дали ему свое благословеніе и поручились за него; Адріанъ, заплативъ темничнымъ стражамъ, отправился.

Одинъ изъ горожанъ, увидѣвъ его идущимъ домой, поспѣшно прибѣжалъ къ Наталіи и возвѣстилъ ей, что мужъ ея освобожденъ отъ оковъ и подходитъ къ дому.

Услыхавъ о семъ, Наталія не повѣрила и сказала:

— «Кто же могъ освободить его? Не можетъ быть, чтобы мужъ мой разлучился со святыми мучениками».

Во время разговора пришелъ также одинъ изъ слугъ и сказалъ:

— «Знаешь ли, госпожа, что господинъ нашъ освобожденъ и подходитъ близко къ дому?»

Думая, что онъ отвергся Христа и за то освобожденъ, Наталія пришла въ великую скорбь и горько зарыдала, а увидавъ въ окно, что онъ уже близко подходитъ къ дому, бросивъ изъ рукъ свою работу, поспѣшно встала и, затворивъ двери, громко сказала:

— «Отойди отъ меня, отступникъ отъ Бога, обманувшій Господа своего! Не могу я бесѣдовать съ отвергшимся отъ Бога и не стану слушать лживыхъ словъ. О, безбожникъ и окаяннѣйшій человѣкъ! Кто побудилъ тебя взяться за дѣло, котораго не могъ довести до конца? Кто разлучилъ тебя со святыми? Кто соблазнилъ тебя удалиться отъ содружества съ оными? Что обратило тебя въ бѣгство еще до выхода на брань? Ты не увидѣлъ еще врага, а бросилъ уже свое оружіе; на тебя не выпущена еще стрѣла, а ты уже уязвленъ! Удивилась я, думая, можетъ ли быть что добраго отъ безбожнаго рода и нечестиваго города? Можетъ ли быть принесена чистая жертва Богу отъ потомка мучителя? Будетъ ли благоуханнымъ для Вышняго кадило со стороны тѣхъ, кои проливаютъ кровь неповинную? И что дѣлать мнѣ, окаянной, вышедшей замужъ за сего нечестивца? Не удостоилась я званія супруги мученика, напротивъ сдѣлалась я женою отступника; кратковременна была моя радость и перешла она въ вѣчное поношеніе; была мнѣ на нѣкоторое время похвала среди женъ, а теперь я буду имѣть предъ ними непрестанный стыдъ!»

Блаженный Адріанъ, стоя за дверями и слушая слова Наталіи, радовался душею и укрѣплялся на подвигъ, горя еще большимъ желаніемъ исполнить то, что обѣщалъ Христу Богу. Онъ удивлялся таковымъ словамъ молодой жены, недавно вступившей съ нимъ въ бракъ, такъ какъ прошло всего лишь тринадцать мѣсяцевъ со дня ихъ вѣнчанія.

Видя великую скорбь жены своей, Адріанъ, стуча въ двери, началъ просить ее, говоря:

— «Отвори же мнѣ, госпожа моя, Наталія! Не убѣжалъ я отъ мученій, какъ ты думаешь; нѣтъ, не могъ я такъ поступить. Я пришелъ взять тебя съ собою, какъ обѣщалъ, чтобы тебѣ видѣть нашу кончину».

Не вѣря его словамъ, Наталія съ упрекомъ продолжала говорить ему:

— «Вотъ какъ обманываетъ меня преступникъ, вотъ какъ лжетъ второй Іуда! Отойди отъ меня, чтобы не убить мнѣ тебя!»...

И не отпирала дверей.

— «Отвори же скорѣе, — просилъ Адріанъ, — а то я уйду не видѣвъ тебя и ты будешь скорбѣть о томъ, такъ какъ мнѣ нужно скорѣе возвратиться. За меня поручились святые мученики, и, если я не приду въ назначенный срокъ, и о мнѣ спросятъ начальники, а меня не будетъ, то святые мученики кромѣ своихъ мукъ должны будутъ понести таковыя и за меня; но могутъ ли они понести мученія и за меня, когда они и такъ уже едва живы?»

Услыхавъ это, Наталія тотчасъ съ радостію отворила двери, и оба они припали другъ къ другу въ объятія.

— «Блаженна ты жена! — сказалъ Адріанъ. — Ты одна познала Бога, чтобы спасти мужа своего! Поистинѣ, ты супруга, любящая мужа! Вѣнцомъ за то будетъ тебѣ блаженство, такъ какъ ты, хотя и не терпишь сама мукъ, но соболѣзнуешь страданію мучениковъ своимъ участіемъ».

Взявъ жену свою, Адріанъ отправился вмѣстѣ съ нею. Дорогою онъ спросилъ ее:

— «А какъ же мы поступимъ съ своимъ имѣньемъ?»

Наталія отвѣчала:

— «Оставь, господинъ мой попеченіе о земномъ, чтобы не совратило оно ума твоего; заботься и помышляй единственно о томъ, чтобы совершить тебѣ подвигъ, на который ты призванъ. Забудь о всемъ мірскомъ, тлѣнномъ и душевредномъ, позаботься лучше о томъ, чтобы видѣть и получить вѣчныя блага, уготованныя тебѣ и тѣмъ святымъ, съ коими идешь путемъ Господнимъ».

Войдя въ темницу, раба Божія Наталія припала къ святымъ мученикамъ и, лобызая оковы ихъ, видѣла при этомъ, что раны ихъ уже загноились и изъ нихъ падали черви, а отъ тяжести желѣзныхъ оковъ, коими они были связаны, тѣлесные составы ихъ отпадали другъ отъ друга. Наклонившись, она отирала гной отъ ранъ ихъ. Потомъ немедленно послала она своихъ служанокъ принести изъ дома хорошаго полотна и перевязокъ. Когда все это было принесено, Наталія своими руками перевязывала раны страдальцевъ и, насколько могла, облегчала ихъ нестерпимыя страданія, прислуживая въ темницѣ семь дней до самаго изведенія ихъ на судъ.

Когда насталъ день суда, царь Максиміанъ возсѣлъ на судилищѣ и повелѣлъ привести къ себѣ узниковъ. Слуги тотчасъ же отправились въ темницу объявить имъ царское повелѣніе. Увидѣвъ, что они такъ изнемогли тѣломъ отъ тяжкихъ ранъ, что и ходить даже не могутъ, слуги повлекли всѣхъ мучениковъ, какъ трупы скотовъ, связанныхъ одною цѣпью; Адріана же вели позади всѣхъ, связавъ ему руки назади.

Когда они подходили къ судилищу, было возвѣщено царю, что узники приведены.

— «Ведите, — приказалъ царь, — сюда всѣхъ вмѣстѣ, чтобы они видѣли мученіе другъ друга; ведите же ихъ нагими, приготовленными къ мученію».

Начальникъ темницы доложилъ царю:

— «Царь! Тѣ, кои были мучены раньше, не могутъ быть приведены сюда на испытаніе. Повели привести одного Адріана, такъ какъ онъ еще бодръ и здравъ тѣломъ и можетъ понести различныя мученія; тѣла же другихъ загноились, сквозь раны ихъ виднѣются кости и, если начать ихъ мучить снова, они, пожалуй, тотчасъ же умрутъ, не перенеся многихъ мукъ, имъ уготованныхъ. Мы же не хотимъ того, чтобы умерли они отъ кратковременнаго мученія, какъ мало виновные, но дай имъ нѣкоторое время на то, чтобы они выздоровѣли и поокрѣпли, чтобы понести имъ потомъ множайшія мученія за свои беззаконія».

Тогда царь приказалъ ввести одного Адріана.

Раздѣвъ Адріана до нага, слуги дали ему при этомъ и орудія казни, чтобы онъ несъ ихъ самъ своими руками.

Святые мученики сказали ему:

— «Блаженъ ты, Адріанъ, что сподобился понести крестъ свой и послѣдовать Христу! Смотри же, не страшись, не возвращайся назадъ и не теряй своей награды; остерегайся того, чтобы не укралъ сокровища твоего діаволъ; не бойся видимыхъ мукъ, но взирай на будущее воздаяніе: смѣло приступи и посрами мучителя! Знай, яко не достойны страсти нынѣшняго времене къ хотящей славѣ явитися въ насъ (Рим. 8, 18), которую мы надѣемся получить по милости Господней».

Блаженная Наталія также сказала ему:

— «Обратись, господинъ мой, умомъ своимъ къ одному только Богу и пусть сердце твое не страшится ничего! Малъ трудъ, но покой — безконеченъ, кратковременно страданіе, но слава мученическая вѣчна; потерпишь немного болѣзней и вскорѣ будешь радоваться съ ангелами. Если ты, служа земному царю, заботился о собираніи малыхъ податей, не щадилъ своего здоровья и готовъ былъ умереть на войнѣ, то не съ большимъ ли мужествомъ теперь надлежитъ тебѣ понести всякія мученія и умереть за Царя Небеснаго, съ Коимъ самъ воцаришься!»

Когда привели Адріана къ нечестивому царю Максиміану, онъ, взглянувъ на него, спросилъ:

— «Ужели ты пребываешь еще въ своемъ безуміи и хочешь мученіемъ окончить жизнь свою?»

— «Я уже прежде говорилъ тебѣ, — отвѣчалъ Адріанъ, — что я не обезумѣлъ, но образумился и готовъ умереть въ сей жизни!»

Царь спросилъ:

— «Не принесешь ли ты жертвы и не поклонишься ли богамъ, подобно тому, какъ я и всѣ, которые со мною, кланяемся имъ и приносимъ жертвы?»

— «Безумецъ, — отвѣчалъ Адріанъ, — заблуждаясь самъ, зачѣмъ же ты и другихъ вводишь въ то же заблужденіе? Ты, вѣдь, не только себя самого подвергаешь погибели, но и весь народъ, который слушаетъ тебя, увлекаешь въ ту же погибель, совѣтуя и принуждая покланяться бездушнымъ истуканамъ, оставивъ истиннаго Бога, Творца неба и земли!»

— «Такъ ты считаешь нашихъ великихъ боговъ малыми?» — спросилъ царь.

— «Я, — отвѣчалъ Адріанъ, — не называю ихъ ни малыми, ни великими, ибо они — ничто».

Разгнѣванный мучитель приказалъ тогда жестоко бить его палками.

Блаженная Наталія, услыхавъ, что ея мужа начали бить, извѣстила о томъ святыхъ мучениковъ, сказавъ:

— «Господинъ мой началъ страдать!»

Святые тотчасъ же начали молиться за него Богу, чтобы Онъ укрѣпилъ его въ мукахъ.

Царь же повелѣлъ мучителямъ приговаривать: «не хули боговъ!»

Когда мученика били, онъ говорилъ царю:

— «Если я мучаюсь за то, что хулю боговъ, которые не суть боги, то какое же мученіе ожидаетъ тебя за хулу Бога Живаго и истиннаго?»

— «Ты научился говорить такъ дерзко, вѣроятно, у этихъ льстецовъ?» — спросилъ царь.

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Зачѣмъ ты называешь льстецами наставниковъ на спасеніе и вождей къ вѣчной жизни? Вы — бóльшіе обманщики, увлекающіе людей въ погибель!»

Разгнѣванный Максиміанъ повелѣлъ четверымъ сильнымъ слугамъ жестоко бить мученика толстыми кольями.

И когда били Адріана, онъ говорилъ:

— «Чѣмъ болѣе ты, мучитель, изобрѣтешь мнѣ мученій, тѣмъ больше исходатайствуешь мнѣ за нихъ вѣнцовъ!»

А блаженная Наталія о всемъ, что спрашивалъ царь и что отвѣчалъ ему Адріанъ, передавала святымъ мученикамъ.

— «Пощади, хоть, юность свою, — продолжалъ увѣщевать мучитель, — и призови боговъ! Зачѣмъ тебѣ такъ напрасно и добровольно погибать? Мои боги — велики, и я весьма сожалѣю о тебѣ, видя, какъ тяжко ты мучаешься и какъ гибнетъ твоя красота!»

— «Я щажу себя, — отвѣчалъ мученикъ, — чтобы не погибнуть мнѣ до конца!»

— «Призови же боговъ, — упрашивалъ мучитель, — они помилуютъ тебя, а я возвращу тебѣ прежній твой чинъ. Не должно сравнивать тебя съ тѣми, которые находились съ тобою въ узахъ, такъ какъ ты человѣкъ благородный, сынъ знатныхъ родителей и, хотя молодъ, но — достоинъ великихъ почестей; тѣ же узники — бѣдняки, низкаго происхожденія и — глупые невѣжды!»

— «Я знаю, — отвѣчалъ мученикъ, — что тебѣ извѣстенъ мой родъ и происхожденіе; но если бы ты зналъ родъ тѣхъ святыхъ и богатое наслѣдіе, котораго ожидаютъ они, ты бы одинъ изъ первыхъ припалъ къ ихъ ногамъ и просилъ ихъ помолиться о себѣ и своими же руками уничтожилъ бы своихъ бездушныхъ боговъ!»

Разгнѣвавшись еще сильнѣе, мучитель приказалъ четверымъ сильнымъ слугамъ бить мученика по чреву.

И они били святаго до тѣхъ поръ, пока не прорвалось чрево изъ него начали выпадать внутренности. Видя это, мучитель повелѣлъ перестать бить.

Блаженный Адріанъ былъ молодъ и нѣженъ тѣломъ: ему было лишь двадцать восемь лѣтъ отъ роду.

— «Видишь ли, — обратился къ нему царь, — какъ я щажу тебя! Ты хоть однимъ словомъ призови боговъ и тотчасъ же они будутъ милостивы къ тебѣ; а я призову врачей, чтобы они залѣчили твои раны и сегодня же ты будешь находиться въ моемъ царскомъ дворцѣ!»

— «Если ты обѣщаешь мнѣ уходъ за мною врачей, — отвѣчалъ мученикъ, — и почетъ въ твоемъ дворцѣ и говоришь, что твои боги будутъ милостивы ко мнѣ, то все-таки пусть они своими устами скажутъ мнѣ, что они хотятъ дать мнѣ, пусть скажутъ, какое благодѣяніе обѣщаютъ они мнѣ! И когда я услышу ихъ слова, то принесу имъ жертвы и поклонюсь, какъ ты того желаешь!»

— «Не могутъ говорить они!» — отвѣчалъ царь.

— «А если они не могутъ говорить, — сказалъ мученикъ, — то зачѣмъ же и покланяться имъ, нѣмымъ и бездушнымъ?»

Во гнѣвѣ и ярости мучитель повелѣлъ опять связать святаго мученика съ прочими узниками и заключить ихъ въ темницу, назначивъ день, когда выведетъ ихъ на судъ.

Тогда воины, взявъ святыхъ мучениковъ, однихъ повлекли, другихъ, изнемогшихъ отъ тѣлесныхъ страданій и не могущихъ ходить, несли на рукахъ, а святаго Адріана вели и — снова заключили въ темницу.

Блаженная Наталія ободряла его и утѣшала и, обнявъ, говорила:

— «Блаженъ ты, господинъ мой, что сподобился участи святыхъ мучениковъ! Блаженъ ты, свѣтъ очей моихъ, такъ какъ страдаешь ради Пострадавшаго за тебя! Вотъ ты теперь идешь видѣть славу Его и быть общникомъ оной, ибо общникъ Его страданій будетъ причастникомъ и славы Его».

Во время сего разговора Наталія отирала кровь его и помазывала ею свое тѣло.

А святые мученики весьма радовались мужественному терпѣнію Адріана и, приступивъ къ нему, лобызали его, говоря: «Миръ тебѣ, братъ».

А тѣ, которые не могли ходить отъ тяжести ранъ, лежали на полу и ползкомъ приближались къ нему, чтобы лобызать его, и всѣ говорили ему:

— «Радуйся о Господѣ, возлюбленный брать, такъ какъ имя твое написано съ прославленными рабами Божіими!»

— «Радуйтесь и вы, рабы Христовы, — отвѣчалъ Адріанъ; — вы получите вѣнцы за вашу заботу обо мнѣ! Молитесь же за меня ко Господу, чтобы Онъ укрѣпилъ меня, весьма изнемогшаго тѣломъ и чтобы возстающій на меня врагъ — діаволъ ничего не могъ сдѣлать со мною!»

— «Уповай на Бога, — сказали святые. — Сатана не одолѣетъ тебя: ты далеко отогналъ его своимъ страданіемъ. Мы сначала боялись за тебя, думая, что ты, какъ человѣкъ, будешь немощенъ, а теперь, видя твое крѣпкое терпѣніе, мы болѣе уже не сомнѣваемся въ тебѣ и вѣруемъ, что при Божіей помощи врагъ ничего не можетъ сдѣлать съ тобою; поэтому не бойся: съ тобою — Христосъ, Побѣдитель діавола!»

Вмѣстѣ со святою Наталіею были и другія благочестивыя жены, которыя прислуживали святымъ, прикладывая къ ихъ ранамъ цѣлебныя лѣкарства и дѣлая имъ перевязки, раздѣливъ при этомъ между собою мучениковъ такъ, чтобы каждая могла послужить своему всякимъ за нимъ уходомъ.

Узнавъ о томъ, что многія благочестивыя женщины приходятъ въ темницу и прислуживаютъ узникамъ, прикладывая къ ихъ ранамъ лѣкарства, нечестивый царь запретилъ ихъ допускать туда къ узникамъ.

Видя, что женщинамъ нельзя было болѣе приходить къ мученикамъ, святая Наталія остригла на головѣ своей волосы, переодѣлась въ мужское платье и, войдя въ темницу въ образѣ мужчины, одна прислуживала не только мужу своему, святому Адріану, но и всѣмъ прочимъ святымъ мученикамъ.

Перевязавъ раны мучениковъ, она сѣла у ногъ Адріана и говорила:

—«Молю тебя, господинъ мой, помнить нашъ союзъ и мое присутствіе при тебѣ во время твоего страданія и желаніе тебѣ вѣнцовъ; помолись ко Господу нашему Іисусу Христу, чтобы Онъ взялъ и меня съ тобою: чтобы, какъ жили мы съ тобою вмѣстѣ въ этой многоскорбной и исполненной грѣховъ жизни, такъ неразлучно пребыли и въ оной блаженной жизни. Молю тебя, господинъ, когда предстанешь ты Христу Господу, принеси Ему первую о мнѣ молитву; вѣрю я, что все, о чемъ ни попросишь ты, дастъ тебѣ Господь, ибо молитва твоя любезна Ему и пріятно прошеніе твое. Но ты знаешь нечестіе гражданъ сихъ и безбожіе царя, и я боюсь того, какъ бы не принудили меня выйти замужъ за другого, нечестивца и язычника; тогда осквернится ложе мое и расторгнется союзъ нашъ. Молю тебя, соблюди супругу свою, какъ учитъ апостолъ; дай мнѣ въ награду за мое цѣломудріе умереть съ тобою!»

Сказавъ это, она встала и снова служила святымъ, подавая имъ пищу и питіе, омывая и перевязывая ихъ раны.

Благочестивыя женщины, узнавъ, что Наталія въ мужскомъ одѣяніи служитъ святымъ, по ея примѣру, также остригли волосы на головахъ своихъ и, одѣвшись въ мужскія одежды, по прежнему входили въ темницу и служили святымъ.

Когда нечестивому царю стало извѣстно о томъ, что сдѣлали женщины, а также и о томъ, что узники весьма изнемогли отъ гнойныхъ ранъ и едва живы, онъ повелѣлъ принести къ имъ въ темницу наковальню и желѣзный молотъ, чтобы перебить мученикамъ голени и руки, сказавъ при этомъ:

— «Пусть умрутъ они не обычною для людей насильственною смертію!»

И когда мучители и убіицы-слуги принесли въ темницу желѣзную наковальню и молотъ, Наталія, увидавъ это и узнавъ причину ихъ прихода, встрѣтила ихъ съ мольбою о томъ, чтобы они начали съ Адріана, такъ какъ она боялась, чтобы мужъ ея, видя лютое мученіе и кончину другихъ мучениковъ, не устрашился.

Мучители послушали Наталію и приступили сначала къ Адріану.

А Наталія, поднявъ ноги мужа своего, положила ихъ на наковальню; мучители сильнымъ ударомъ молота по ногамъ мученика перебили ему голени и отбили ноги.

— «Умоляю тебя, господинъ мой, рабъ Христовъ, — сказала Наталія, — пока ты еще живъ, протяни руку свою, чтобы отбили ее и ты тогда сравняешься съ прочими святыми мучениками, которые болѣе пострадали, нежели ты!»

Святый Адріанъ протянулъ къ ней свою руку, а она, взявъ ее, положила на наковальню. Мучитель, ударивъ сильно по рукѣ молотомъ, отсѣкъ ее и тотчасъ святый Адріанъ предалъ душу свою въ руцѣ Божіи отъ великихъ страданій.

Умертвивъ святаго Адріана, мучители пошли съ молотомъ и наковальнею къ прочимъ мученикамъ, но они сами клали свои ноги и руки на наковальню и говорили:

— «Господи, пріими души наши!»

Послѣ сего нечестивый царь повелѣлъ сжечь тѣла мучениковъ, чтобы христіане не могли взять ихъ.

Услыхавъ о семъ повелѣніи царя, блаженная Наталія тайно взяла руку мужа своего и скрыла ее у себя, чтобы она не была сожжена.

Когда слуги мучителя разожгли печь и выносили тѣла святыхъ мучениковъ изъ темницы на сожженіе, святая Наталія и прочія благочестивыя жены слѣдовали за ними и собирали мученическую кровь въ свои дорогія одежды и повязки и, храня у себя, мазали ею свои тѣла. Кромѣ того, онѣ скупили за деньги у слугъ даже и ихъ одежды, обагренныя кровію мучениковъ.

Когда тѣла святыхъ были брошены въ печь, женщины со слезами воскликнули:

— «Помяните насъ, господа наши, въ вѣчномъ покоѣ вашемъ!»

А святая Наталія подбѣжала уже къ печи, чтобы броситься въ огонь, желая принести себя вмѣстѣ съ мужемъ въ жертву Богу, но была удержана отъ этого.

Вдругъ загремѣлъ страшный громъ, засверкала молнія и пошелъ сильный дождь, который затопилъ всѣ мѣста водою и погасилъ самую печь. Объятые страхомъ, нечестивые мучители бѣжали, а многіе изъ нихъ на дорогѣ падали мертвыми, поражаемые молніею.

Когда слуги мучителя разбѣжались, находившіеся тамъ вѣрные мужи вмѣстѣ со святою Наталіею и прочими женами вынули изъ печи тѣла святыхъ мучениковъ цѣлыми, нисколько неповрежденными отъ огня, такъ что даже и волоса на нихъ не обгорѣли.

Одинъ благочестивый мужъ съ своею женою, припадая къ Наталіи, началъ просить ее и прочую братію, говоря такъ:

— «Мы живемъ на краю города въ уединенномъ мѣстѣ; мы гнушаемся безбожія и не можемъ больше смотрѣть на то жестокое кровопролитіе, которое творитъ нечестивый царь и поэтому не хотимъ болѣе пребывать здѣсь и переселяемся въ Византію. Дайте намъ тѣла святыхъ мучениковъ, мы перенесемъ ихъ на корабль, увеземъ ихъ отсюда съ собою и тамъ сохранимъ ихъ до смерти нечестиваго царя Максиміана; по смерти же его, если будемъ живы, мы возвратимся и привеземъ тѣла святыхъ опять сюда, чтобы они были почитаемы всѣми. Если же они нынѣ останутся здѣсь, то царь опять велитъ ихъ сжечь, и вы будете предателями тѣлъ, которыя сохранилъ Богъ отъ сожженія посредствомъ дождя».

Всѣ согласились и перенесли тѣла мучениковъ на корабль, чтобы отправить ихъ въ Византію; а вѣтеръ къ отплытію корабля былъ благопріятенъ.

Между тѣмъ святая Наталія жила въ своемъ домѣ, имѣя у себя руку любезнаго своего супруга, святаго Адріана, которую она, помазавъ драгоцѣннымъ мѵромъ и обвивъ порфирою, положила въ изголовьѣ своей постели, чего никто не зналъ изъ ея домашнихъ.

Спустя нѣсколько времени одинъ знатный мужъ, саномъ тысяченачальникъ пожелалъ жениться на Наталіи, такъ какъ она была молода, красива собой и богата. Онъ просилъ царя, чтобы тотъ позволилъ ему взять за себя замужъ жену Адріанову и царь соласился на этотъ бракъ. Женихъ немедленно же послалъ къ Наталіи знатныхъ женщинъ съ предложеніемъ своей руки. Но Наталія сказала имъ:

— «Я рада вѣсти, что такой мужъ хочетъ взять меня замужъ; но прошу васъ подождать до трехъ дней, чтобы приготовиться мнѣ, такъ какъ я никакъ не ожидала, чтобы кто захотѣлъ такъ скоро сочетаться со мною бракомъ».

Говоря это, блаженная Наталія замыслила бѣжать туда, куда были увезены тѣла мучениковъ.

Отпустивъ къ тысяченачальнику присланныхъ къ ней женщинъ и, обнадеживъ ихъ, сама она, войдя въ спальню свою, гдѣ хранилась рука святаго Адріана и, павши на землю, съ плачемъ воззывала ко Господу:

— «Господи Боже нашъ, Боже скорбящихъ и сокрушенныхъ сердцемъ, призри на меня, рабу Твою, и не допусти, чтобы осквернилось ложе мученика твоего Адріана. Не забудь, Владыко, страданій раба Твоего, которыя онъ претерпѣлъ ради святаго Твоего имени! Милостивый Господи! Помяни преломленіе голеній и отсѣченіе рукъ его и прочихъ рабовъ Твоихъ, претерпѣвшихъ ради Тебя, и да не напрасны будутъ ихъ страданія. Помилуй ради ихъ и меня и не допусти до сожительства съ Твоими врагами. Ты, избавившій отъ огня святыхъ оныхъ, избавь и меня отъ намѣренія сквернаго человѣка!»

Во время сей молитвы Наталія отъ изнуренія и печали задремала и уснула тонкимъ сномъ и, вотъ, въ сонномъ видѣніи ей явился одинъ изъ святыхъ мучениковъ и сказалъ:

— «Миръ тебѣ, раба Христова, Наталія! Вѣрь, что Богъ не презрѣлъ тебя и мы также не забыли твоихъ трудовъ, которые ты понесла своимъ уходомъ за нами во время заключенія нашего въ темницѣ; представъ предъ лице Христа, мы молимъ Его о томъ, чтобы Онъ повелѣлъ и тебѣ поскорѣе придти къ намъ».

Блаженная же Наталія спросила его:

— «А скажи мнѣ, святый мученикъ, предсталъ ли съ вами Христу Господу господинъ мой Адріанъ?»

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Онъ прежде насъ предсталъ предъ Владыкою! А ты ступай и немедленно сядь на корабль и плыви туда, гдѣ находятся наши тѣла; тамъ явится тебѣ Господь и приведетъ тебя къ намъ!»

Пробудившись отъ сна, святая Наталія тотчасъ же покинула все и, взявъ одну только руку святаго Адріана, вышла изъ дома и, подойдя къ берегу морскому, увидала корабль, какъ бы нарочито ее ожидающій и готовый отплыть въ Византію. Войдя въ оный, она увидала на немъ людей обоего пола — и всѣхъ христіанъ, бѣжавшихъ отъ мученія нечестиваго царя Максиміана, и воздала славу Богу.

Тысяченачальникъ же, узнавъ объ отъѣздѣ Наталіи, выпросилъ у царя на помощь воиновъ и, сѣвъ на другой корабль, погнался за нею. Когда корабль его отплылъ отъ берега на тысячу стадій, подулъ на морѣ противный вѣтеръ, который погналъ корабль назадъ къ берегу на то мѣсто, откуда онъ отплылъ, и причинилъ ему большой вредъ, такъ что многіе изъ бывшихъ на кораблѣ потонули. А христіанскій корабль, на которомъ была святая Наталія, плылъ безъ всякой опасности. Въ полночь явился имъ діаволъ, какъ бы плывущій на кораблѣ съ востока, имѣя при себѣ людей наподобіе моряковъ; діаволъ спросилъ христіанскихъ корабельщиковъ, какъ бы голосомъ кормчаго:

— «Вы откуда и куда держите путь?»

Тѣ отвѣчали:

— «Мы изъ Никомидіи, плывемъ въ Византію» [4].

Врагъ сказалъ имъ:

— «Вы сбились съ прямого пути, поверните корабль на лѣвую сторону».

Говоря такъ, діаволъ хотѣлъ ихъ обмануть и утопить.

Христіане, повѣривъ лживому совѣту и думая, что, встрѣтившіеся имъ, дѣйствительно плывутъ съ востока, начали направлять паруса и корабль налѣво; но вдругъ явился имъ святый мученикъ Адріанъ, сіявшій свѣтомъ, и закричалъ громкимъ голосомъ:

— «Плывите по предпринятому пути и не слушайте словъ врага, навѣрно приготовляющаго вамъ погибель».

Сказавъ такъ, мученикъ, казалось, пошелъ впередъ по водамъ, а діаволъ исчезъ вмѣстѣ съ своимъ кораблемъ.

Блаженная Наталія, вставъ, увидѣла святаго Адріана, идущаго впереди корабля и воскликнула:

— «Вотъ мой господинъ!»

И тотчасъ святый сталъ невидимъ.

Подулъ благопріятный вѣтеръ. Путешественники прибыли въ Византію до разсвѣта и пристали къ берегу, на которомъ вблизи находился храмъ, гдѣ были положены тѣла святыхъ мучениковъ, и съ радостію высадились.

Придя въ храмъ къ тѣламъ святыхъ мучениковъ, святая Наталія съ несказанною радостію припала къ нимъ, лобызая ихъ и проливая оть радости слезы; и приложивъ руку святаго Адріана къ его тѣлу, она преклонила колѣна и долго молилась. Потомъ послѣ продолжительной молитвы она встала и облобызала находящихся на ономъ мѣстѣ братьевъ и сестеръ, такъ какъ тамъ собралось много вѣрныхъ христіанъ, которые приняли ее съ радостію, ввели ее внутрь дома и стали просить ее немного отдохнуть, такъ какъ видѣли, что она очень изнемогла отъ морскаго плаванія. Когда она крѣпко заснула, ей явился во снѣ святый Адріанъ и сказалъ ей:

— «Хорошо, что ты пришла сюда, раба Христова и дочь мученическая: пріиди въ покой свой, уготованный тебѣ отъ Господа, пріиди и воспріими должную тебѣ награду!»

Вставъ отъ сна, святая Наталія разсказала свой сонъ находившимся при ней христіанамъ и просила ихъ помолиться о ней. Послѣ этого она уснула снова. Вѣрующіе чрезъ часъ пришли разбудить ее, но нашли ее уже скончавшеюся, ибо ея святая душа отошла въ вѣчный нокой ко Господу. Такъ вскорѣ послѣ страданій святыхъ мучениковъ и святая Наталія окончила свой мученическій подвигъ, хотя и безъ пролитія крови. Много она спострадала святымъ мученикамъ, служила имъ въ темницѣ и смотрѣла на ихъ страданія, а также покинула ради цѣломудрія и домъ свой и отечество, и въ ликѣ мучениковъ предстала предъ Христомъ, Спасителемъ нашимъ, Коему со Отцемъ и Святымъ Духомъ возсылается честь и слава нынѣ, и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Максиміанъ Галерій (305-311 гг.) былъ зятемъ императора Діоклитіана и затѣмъ его преемникомъ.
[2] Никомидія — восточная столица Римской имперіи, великолѣпный городъ въ области Виѳиніи, на берегу Мраморнаго моря, въ сѣверо-западной части Малой Азіи.
[3] Т. е. греко-римской религіи.
[4] Византія, впослѣдствіи знаменитый Константинополь, или Царьградъ, была сначала небольшой колоніею Мегарской, основанной около 658 г. до Р. Хр. и названной по имени ея основателя Визаса, выходца изъ греческаго малоазійскаго города Милета, подчиненнаго нѣкогда персамъ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 441-462.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0