Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День двадцать четвертый.

Страданіе святой мученицы Сиры.

Святая Сира родилась въ городѣ, называвшемся Керхъ-Селевкія, и происходила изъ нечестиваго рода. Отцемъ ея былъ жрецъ идольскій, весьма уважаемый (язычниками) волхвъ; онъ былъ долгое время судіею и начальникомъ сонма волхвовъ и жрецовъ персидскихъ; онъ хорошо зналъ ученіе древнѣйшаго архиволхва Зороастра [2], перваго знатока астрологіи (звѣздочетной науки) въ Персіи. Сей волхвъ, отецъ святой дѣвицы Сиры, весьма ненавидѣлъ христіанъ и весьма опасался того, какъ бы его дочь не узнала о христіанствѣ и не познакомилась бы съ христіанскими дѣвицами. Ибо тогда въ Персіи было весьма много христіанъ (какъ и вообще ихъ было весьма много по всей Азіи подъ властію агарянъ), несмотря на то, что ихъ весьма притѣсняли и преслѣдовали. По этой причинѣ (желая предохранить Сиру отъ христіанскаго вліянія), отецъ и отдалъ ее по смерти матери въ другой городъ, называвшійся Фарсомъ (въ этомъ городѣ весьма сильно распространено было волшебство) къ нѣкоей родственницѣ своей женщинѣ-волшебницѣ, дабы она воспитала ее въ нечестивыхъ обычаяхъ языческихъ.

Когда отроковица начала приходить въ разумѣніе, то была обучена волшебству и посвящена мерзкому идольскому служенію, именно: ей поручено было совершать бѣсамъ нѣкія тайныя жертвы, называвшіяся язычниками «Іасѳъ» и считавшіяся ими за чистыя жертвоприношенія.

Все это говорится о святой дѣвицѣ Сирѣ для того, чтобы было извѣстно, въ какомъ помраченіи и обольщеніи бѣсовскомъ находилась она и отъ сколь великой тьмы она перешла къ свѣту познанія вѣры истинной, избѣжавъ сѣтей діавольскихъ.

Когда Сира пришла уже въ совершенный возрастъ и основательно изучила все волшебное искусство, — ибо уже служила мерзкимъ богамъ персидскимъ въ санѣ жрицы, — путь спасенія ея устроился такъ.

По промышленію и изволенію Божію, она познакомилась съ нѣкоторыми бѣдными христіанскими женщинами и отъ нихъ услышала впервые о Христѣ Господѣ, Богѣ Истинномъ; потомъ она начала подробнѣе разспрашивать ихъ о христіанской вѣрѣ, о ея догматахъ и о всемъ ученіи христіанскомъ, а также и о жизни христіанъ; и все то, что слышала отъ нихъ, взвѣшивала въ умѣ своемъ, сравнивая вѣру христіанскую съ персидскою и находя между тою и другою великое различіе. Ибо все то, что относилось до персидской вѣры, она начала считать ложнымъ и мерзкимъ, все же, касавшееся вѣры христіанской, — праведнымъ и чистымъ. Тогда у нея явилось твердое намѣреніе оставить нечестіе персидское и присоединиться къ христіанамъ. Желая еще болѣе основательно ознакомиться съ христіанскимъ благочестіемъ, она начала тайно приходить въ храмы христіанскіе, слушала тамъ чтеніе и пѣніе церковное и поученія отъ слова Божія и внимательно присматривалась къ благочинному и благоговѣйному совершенію службъ церковныхъ. Мало-по-малу она весьма полюбила вѣру христіанскую, и ей понравился образъ жизни христіанъ. Тогда она начала осторожно подражать христіанамъ пощеніемъ и умерщвленіемъ тѣла своего. Ей было уже восемнадцать лѣть отъ роду, и она болѣе всего опасалась того, какъ бы ее не отдали въ замужество и не обременили бы умъ ея житейскими попеченіями. Посему она не показывалась на глаза людей (язычниковъ), не водила знакомства съ славными и богатыми дѣвицами и женщинами персидскими, но избѣгала ихъ, сторонясь бесѣды и дружбы съ ними; къ христіанскимъ же дѣвицамъ и женамъ часто приходила и бесѣдовала съ ними о рожденіи Христа отъ Пречистой Дѣвы, о всѣхъ чудесахъ Его, о Его вольномъ страданіи и смерти, о Его воскресеніи и вознесеніи съ плотью на небеса, о будущемъ страшномъ судѣ, о воздаяніи праведнымъ и о мукахъ грѣшниковъ. Всему, что слышала отъ христіанскихъ дѣвицъ, она вѣровала безъ сомнѣнія, запечатлѣвая все, сказанное ими, въ сердцѣ своемъ, умиляясь душею и возгараясь все болѣе и болѣе любовію ко Господу. Она запиралась въ своей комнатѣ, читала христіанскія книги, привыкала къ молитвѣ и псалмопѣнію и молилась единому истинному христіанскому Богу, посыпая пепломъ главу свою. Такъ долгое время подвизалась она, храня втайнѣ вѣру христіанскую. Ибо она боялась отца своего и прочихъ волхвовъ, и кромѣ того думала, что для спасенія достаточно и втайнѣ вѣровать во Христа: еще не уразумѣла она апостольскаго слова: сердцемъ вѣруется въ правду, усты же исповѣдуется во спасеніе (Рим. 10, 10).

Спустя довольно продолжительное время Сира впала въ нѣкую болѣзнь; однако не искала врачевства въ волшебствѣ, какъ это было въ обычаѣ у тѣхъ нечестивыхъ, но обратилась сердцемъ своимъ ко Господу. Страдая тѣломъ, она пришла къ храму христіанскому и начала упрашивать пресвитера дать ей хотя немного праха церковнаго, надѣясь получить отъ того праха исцѣленіе. Но пресвитеръ отвергнулъ ее, какъ нечестивую, сказавъ:

— «Какое общеніе можетъ быть между тобою, невѣрующей, и вѣрующими? Что общаго между тобою, идолослужительницею, и храмомъ христіанскимъ?»

Она не прогнѣвалась на это, зная сама о своемъ недостоинствѣ, но умолчала и прикоснулась съ вѣрою къ одеждѣ іерея, какъ нѣкогда кровоточивая женщина прикоснулась къ одеждѣ Христовой (Матѳ. 9, 20-22), — и тотчасъ получила исцѣленіе отъ недуга своего; потомъ возвратилась здоровой домой, такъ что всѣ удивлялись столь скорому выздоровленію ея.

Послѣ сего святая дѣвица Сира подумала про себя такъ: если такова сила служителей Христовыхъ, то во сколько разъ всесильнѣе Самъ Христосъ, — и весьма пожелала познать совершеннѣе вѣру христіанскую, думая, какимъ бы образомъ сподобиться святаго крещенія.

Діаволъ, завидующій всему доброму, замѣтивъ въ блаженной дѣвицѣ Сирѣ начатки святой вѣры, вознамѣрился воспрепятствовать ей; посему онъ явился ей ночью въ гнѣвномъ видѣ и началъ обличать ее за то, что она, оставивъ родные обычаи, обратилась въ болѣзни къ помощи христіанъ и прикоснулась къ одеждѣ христіанскаго священника.

Блаженная же дѣвица, понявъ, что то было бѣсовское обольщеніе, осѣнила себя знаменіемъ креста, какъ была научена христіанами, и, преклонивъ колѣна, начала читать девятидесятый псаломъ Давидовъ: живый въ помощи вышняго, въ кровѣ Бога небеснаго водворится (Псал. 90, 1 и слѣд.), весь до конца.

Діаволъ послѣ сего исчезъ на непродолжительное время, но послѣ прочтенія псалма явился снова и сказалъ дѣвицѣ то же самое съ гнѣвомъ.

И снова дѣвица преклонила колѣна свои къ Богу и начала читать тотъ же псаломъ.

Снова діаволъ исчезъ на непродолжительное время, но потомъ опять возвратился и дерзнулъ сказать дѣвицѣ:

— «Я — богъ, обитающій въ вышнихъ, подъ защитою коего всѣ пребываютъ; и тебѣ (продолжалъ онъ) слѣдуетъ прибѣгнуть ко мнѣ, а не къ христіанамъ, обольщающимъ тебя».

Святая дѣвица, трижды поклонившись съ молитвою, начала съ усердіемъ просить Христа Бога открыть ей истину и отогнать отъ нея всякое обольщеніе.

И тотчасъ силою Божіею искуситель былъ отогнанъ отъ святой; но въ умѣ ея, какъ слѣдъ отъ обольщенія бѣсовскаго, осталось сомнѣніе. Уразумѣвъ, что это сомнѣніе было отъ бѣсовскаго наважденія, Сира съ теплымъ сердцемъ обратилась къ Богу, каясь со слезами и исповѣдуя Ему свою немощь.

Въ слѣдующую ночь святая утѣшена была Богомъ въ видѣніи сонномъ, предзнаменовавшемъ ея мученичество.

Ей казалось, что она стоитъ на нѣкоемъ высокомъ мѣстѣ, выше священниковъ, и держитъ въ рукахъ своихъ святый потиръ, наполненный кровію Христовою; сей потиръ она показывала народу, причемъ два діакона кадили, стоя по ту и другую сторону отъ нея. Это видѣніе знаменовало собою то, что святой предстояло испить чашу страданія за имя Христово въ присутствіи народа, который будетъ смотрѣть на позорище; высокое же мѣсто, на коемъ она стояла, знаменовало собою высокую честь мученичества, превосходящую всѣ чины святыхъ; а кажденіе было знакомъ того, что страданіе ея было благопріятно Богу, какъ жертва и ѳиміамъ, и что страданіемъ тѣмъ облагоухается вся Церковь Христова.

Послѣ того видѣнія, святая начала проводить строго подвижническое житіе о Богѣ. Вскорѣ же ея братья и родственники узнали, что она сочувствовала вѣрѣ христіанской: ибо видѣли, что она и тѣломъ измѣнилась, и лицемъ была блѣдна отъ воздержанія и поста, почти ни съ кѣмъ не разговаривала, но запиралась въ комнатѣ своей и пребывала въ молчаніи, перестала приносить жертвы богамъ и оставила службы, обычно совершавшіяся у язычниковъ. Видя это, они опечалились и начали просить мачеху уговорить дѣвицу оставить такую жизнь и не отступать отъ служенія отеческимъ богамъ, дабы не опорочить родъ ихъ и не навлечь гнѣва царскаго на весь домъ ихъ. Мачеха же, будучи научаема тѣмъ, кто прельстилъ въ древности, принявъ подобіе змѣи, Еву въ раю [3], — приступила наединѣ къ той блаженной дѣвицѣ, съ радостнымъ и веселымъ лицемъ, и начала говорить ей о себѣ, что и она исповѣдуетъ ту же вѣру христіанскую, но втайнѣ хранитъ ее и служитъ Христу. Мачеха совѣтовала ей втайнѣ не отступать отъ Христа, но явно для всѣхъ совершать обычное жреческое служеніе идоламъ, дабы всѣ, видя, что она служитъ богамъ, перестали подозрѣвать ее въ принадлежности къ христіанству.

— «Поступая такъ, — говорила обольстительница, — ты и Христа не прогнѣваешь (ибо Онъ довольствуется и тѣмъ, если кто служитъ Ему втайнѣ), и отца и братій твоихъ не раздражишь, и избѣжишь лютыхъ мукъ, которыя неминуемо постигнутъ тебя, если ты не послушаешь совѣта моего. Подумай, какъ ты, юная дѣвица, немощная тѣломъ, вытерпишь побои, раны, терзаніе плоти, жженіе на огнѣ, и прочія муки; неужели ты не опасаешься того, что, не вынеся страданій, ты противъ воли своей отречешься отъ Христа? Тогда ты сдѣлаешь большой и непростительный грѣхъ. Гораздо лучше для тебя служить Христу втайнѣ, а явно показывать притворно, что ты будто бы служишь богамъ. Это не будетъ вмѣнено тебѣ въ грѣхъ».

Это и многое другое, подобное сему, говорила ежедневно мачеха дѣвицѣ Сирѣ и склонила сердце ея къ своему совѣту: ибо тлятъ обычаи благи бесѣды злы (1 Кор. 15, 33), — говоритъ Писаніе.

Однако Господь не попустилъ рабѣ Своей погрязнуть въ обольщеніи томъ, какъ въ нѣкоей безднѣ, но снова подкрѣпилъ ее новыми откровеніями.

Прошло послѣ того четыре мѣсяца; наступилъ великій постъ, — святая четыредесятница, и святая дѣвица пожелала подвизаться тайно въ пощеніи и молитвѣ. Когда святая начала поститься, то увидала (въ сонномъ ввдѣніи) своихъ братьевъ погруженными въ гной и тину, также увидала и отца лежавшимъ на нѣкоемъ грязномъ одрѣ; посмотрѣвъ же на другую сторону, увидѣла чертогъ и одръ высокій и красивый, блистающій дивнымъ свѣтомъ; видѣла также и много свѣтлыхъ лицъ, призывавшихъ ее въ тотъ чертогъ.

Послѣ того видѣнія, она пробудилась отъ сна и рано утромъ отправилась въ храмъ христіанскій; придя къ епископу Іоанну, она разсказала ему все подробно о себѣ, какъ она исцѣлилась отъ болѣзни своей прикосновеніемъ къ одеждѣ іерея, какія видѣнія были ей отъ Господа, и начала просить епископа сподобить ее святаго крещенія.

Епископъ, услыхавъ обо всемъ, разсказанномъ ему дѣвицею, возрадовался духомъ о дѣвицѣ, понявъ, что она была призываема Богомъ къ спасенію. Однако, принявъ во вниманіе тогдашнее суровое время, не сподобилъ ее крещенія, такъ какъ зналъ, что она происходила изъ весьма знатнаго рода и имѣла очень уважаемаго (язычниками) отца; зналъ также и о непримиримой ненависти, которую питали всѣ волхвы къ вѣрнымъ; онъ боялся раздражить язычниковъ, дабы они не пришли въ ярость отъ крещенія той дѣвицы, не уговорили бы царя поднять гоненіе на Церковь Христову, и не разогнали бы духовныхъ овецъ Христовыхъ своею яростію, будучи жестоки, какъ волки. Кромѣ того, епископъ опасался и за дѣвицу, боясь, какъ бы она, испугавшись гнѣва родителей и устрашась мученій, не отверглась бы отъ Христа и дабы черезъ то не была поругана благодать святаго крещенія. Посему епископъ совѣтовалъ блаженной дѣвицѣ первоначально исповѣдать Христа предъ отцемъ своимъ, братьями и родственниками и всѣми домашними своими. Если бы оказалось, что она въ состояніи вытерпѣть страданія, которыя могли причинить святой ея родственники, то она могла бы быть непоколебимою до конца въ исповѣданіи имени Христова; и тогда она будетъ сподоблена святаго крещенія. Давъ такой совѣтъ дѣвицѣ, епископъ отпустилъ ее съ миромъ.

Дѣвица отошла отъ епископа весьма опечаленною, такъ какъ ея желаніе не было исполнено; она смущалась въ мысляхъ, ибо находилась между любовію и страхомъ, — горѣла любовію ко Христу, но въ то же время боялась мученій; посему она умолчала изъ страха.

Спустя нѣкоторое время святая дѣвица снова имѣла сонное видѣніе, именно, она увидѣла ангела Божія, державшаго въ рукахъ желѣзную палку и ударившаго ее этою палкою; при этомъ ангелъ вопросилъ ее:

— «Гдѣ твое обѣщаніе? Вѣдь, ты обѣщалась вѣрно служить истинному Богу и крѣпко стоять за святое имя Его противъ нечестивыхъ».

Пробудившись отъ сна и видѣнія сего, дѣвица пришла въ великій ужасъ.

Когда наступило утро, она была позвана къ мачехѣ своей. Мачеха приказала ей совершить утреннее жертвенное служеніе богамъ, по обычаю. Уже горя ревностію по Христѣ Богѣ, Сира намѣревалась явно исповѣдать имя Христово и отречься отъ волшебства и идолослуженія предъ всѣми; однако притворно показала въ тотъ часъ послушаніе матери своей и, взявъ орудія жреческаго служенія по чину діавольскому, согласно преданіямъ Зороастра, подошла къ жертвеннику; но въ это время увидѣла себя осіянною какъ бы нѣкіимъ свѣтомъ божественнымъ. Укрѣпившись въ сердцѣ своемъ и изгнавъ страхъ изъ души своей, святая разбила предъ глазами всѣхъ тѣ жреческія орудія, плюнула на огонь (который персы почитали божествомъ), затушила его, разрушила алтарь и громогласно воскликнула:

— «Я — христіанка! Я отвергаю служеніе идоламъ, порицаю всѣ скверныя волшебныя дѣла бѣсовскія, попираю ложныхъ боговъ и алтари нечестивые, вѣрую же во Единаго истиннаго Бога христіанскаго, и иду къ храму христіанскому».

Братья съ мачехою, а также и всѣ, бывшіе въ домѣ и слышавшіе все, сказанное дѣвицею, взяли ее, удержали и заключили въ комнатѣ, дабы она не вышла оттуда; потомъ поставили стражей охранять дѣвицу (отца тогда дома не случилось). Блаженная же начала просить ихъ призвать отца ея, дабы исповѣдать имя Христово и предъ нимъ, хотя бы и была предана имъ на мученія; ибо она не желала болѣе таить вѣру свою во Христа, но желала явно показать ее всѣмъ, не страшась никакихъ мученій.

Между тѣмъ въ это время къ дѣвицѣ пришли ея родственники и знакомые и начали со слезами увѣщавать ее оставить такое дѣло и не печалить отца и братій, не безчестить рода своего и не отдавать себя самовольно на лютыя мученія; но святая даже и слышать не хотѣла сихъ лукавыхъ увѣщаній.

Когда пришелъ отецъ и увидѣлъ, что его волшебный огонь, который онъ почиталъ за бога, былъ потушенъ, алтарь опрокинутъ, орудія жреческаго служенія были сокрушены, когда услыхалъ также, что дочь его Сира громогласно прославляла имя Христово, то исполнился великой ярости и, схвативъ ее, началъ бить ее своими руками безъ милости, и билъ ее до тѣхъ поръ, пока не изнемогъ самъ. Потомъ началъ со слезами увѣщавать ее и ласкать, говоря съ ней милостиво и дружелюбно; однако не имѣлъ никакого успѣха. Несмотря на то, что отецъ предавалъ ее многимъ мученіямъ, заключалъ ее въ узы, запиралъ въ темномъ мѣстѣ, и морилъ голодомъ и жаждою, и причинялъ много побоевъ; иногда же или самъ, или черезъ родственниковъ своихъ ласково упрашивалъ ее обратиться къ отеческимъ богамъ и жреческому служенію, — истинная раба Христова пребывала твердою, какъ адамантъ, и была непоколебима, какъ столпъ, въ исповѣданіи пресвятаго имени Господа нашего Іисуса Христа.

Когда отецъ убѣдился въ непоколебимомъ сочувствіи Сиры къ вѣрѣ христіанской, а также и въ томъ, что дѣвицу невозможно было отвратить отъ христіанства никоимъ способомъ, онъ пошелъ и разсказалъ обо всемъ Мавиптису, который считался у персовъ начальникомъ волхвовъ. Мавиптисъ же, собравъ всѣхъ жрецовъ и волхвовъ изъ сосѣднихъ городовъ, возсѣлъ вмѣстѣ съ ними у храма бога ихъ — огня, и приказалъ представить предъ судилище свое дѣвицу Христову. Собралось туда много народу; среди народа немало было и христіанъ, пришедшихъ видѣть подвигъ дѣвицы Сиры; ибо всѣмъ уже было извѣстно объ ея обращеніи и о страданіяхъ, причиненныхъ ей отцомъ.

Мавиптисъ началъ допытываться отъ дѣвицы, почему она отвергла отеческихъ боговъ и отеческія преданія и приняла иную вѣру. Дѣвица отвѣчала на это такъ:

— «Ни одинъ человѣкъ, имѣющій здравый разумъ, не будетъ уподобляться неразумнымъ животнымъ, идущимъ во слѣдъ рождшихъ ихъ, — невѣдомо куда, но пойдетъ тѣмъ путемъ, который онъ найдетъ лучшимъ; ни одинъ разсудительный человѣкъ не пойдетъ за отцами и праотцами своими, увлекающими его въ заблужденіи своемъ въ погибель. Подобно сему и я, увидя, что вѣра христіанская была несравненно лучше отеческаго нечестія, избрала лучшее и отвергла худшее».

Мавиптисъ съ гнѣвомъ сказалъ:

— «Многія мученія ожидаютъ тебя, дѣвица, если ты не послушаешь насъ».

Сира, положивъ руку себѣ на шею, съ великимъ дерзновеніемъ сказала:

— «Отсѣки сію; это въ твоей власти, — говорю тебѣ разъ навсегда».

Мавиптисъ послѣ сего много разъ спрашивалъ ее, но она ничего не отвѣчала ему, а читала про себя псалмы Давидовы, которыхъ язычники не разумѣли.

Мавиптисъ наконецъ спросилъ окружающихъ:

— «Что она говоритъ?»

Но никто не зналъ того, что говорила она. И лишь только одинъ изъ бывшихъ тамъ (язычниковъ) сказалъ:

— «Она читаетъ христіанскія молитвы».

Мавиптисъ тотчасъ приказалъ позвать епископа христіанскаго, дабы узнать, христіанскія ли слова говорила дѣвица.

Епископъ пришелъ въ великомъ страхѣ, боясь власти волхвовъ. Мученица посмотрѣла на него. Замѣтивъ, что онъ въ страхѣ, дѣвица громко сказала ему:

— «Не бойся, отче, но вспомни слова Писанія: глаголахъ о свидѣніихъ твоихъ пред цари, и не стыдяхся (Псал. 118, 46). И еще: не убойтеся отъ убивающихъ тѣло, души же не могущихъ убити» (Матѳ. 10, 28).

Когда епископъ былъ спрошенъ о словахъ, сказанныхъ дѣвицею, то удостовѣрилъ, что дѣйствительно то были слова христіанъ.

Мавиптисъ, разгнѣвавшись на дѣвицу, приказалъ бить ее по устамъ. Послѣ сего онъ то говорилъ ей съ лестію, то угрожалъ мученіями, но не успѣлъ ни въ чемъ, и былъ посрамленъ предъ христіанами, которые присутствовали здѣсь и смотрѣли на все происходившее.

Потомъ Мавиптисъ приказалъ нѣкоторое время содержать дѣвицу въ домѣ отца ея, не желая теперь же возвѣщать о дѣвицѣ царю, дабы не обезчестить знатный родъ ея; при этомъ Мавиптисъ далъ совѣтъ отцу дѣвицы, скорѣе ласками, чѣмъ угрозами убѣдить дѣвицу отступить отъ христіанства. И возвратилась мученица домой, радуясь и славя Бога за то, что сподобилась пострадать за имя Христово предъ княземъ, судьями и всѣмъ народомъ.

Въ то время, когда дѣвица была въ домѣ отца ея, Господь утѣшалъ и укрѣплялъ рабу Свою новыми откровеніями; ибо она часто видѣла ангеловъ, которые учили ее, какъ отвѣчать нечестивымъ судьямъ. Иногда ей являлись Моисей [4], Илія [5], Петръ апостолъ [6] и другіе святые, какъ объ этомъ повѣствуется въ болѣе пространномъ сказаніи о страданіи святой дѣвицы Сиры [7].

Между тѣмъ отецъ дѣвицы всячески старался отвратить ее отъ Христа, но не могъ побѣдить ея твердости, и посему опять возвѣстилъ объ упорствѣ дѣвицы Мавиптису и всему сонмищу волхвовъ.

Въ то время случайно прибылъ въ тотъ городъ нѣкій вельможа, состоявшій въ верховномъ совѣтѣ при царѣ, по имени Даръ. Оба эти вельможи, Даръ и Мавиптисъ, находились вмѣстѣ въ то время, когда имъ пришлось выслушать отца дѣвицы, жаловавшагося на дочь свою, а также и оговорившаго христіанъ въ томъ, что они будто бы возмутились противъ него и хотѣли побить его камнями.

Вельможа Даръ послалъ къ дѣвицѣ нѣсколькихъ именитыхъ мужей, приказавъ имъ спросить святую, почему она оставила волшебную мудрость и жреческое служеніе и уклонилась къ христіанской вѣрѣ? При этомъ Даръ приказалъ посланнымъ увѣщавать дѣвицу ласковыми словами, обѣщая ей царскіе дары; а если бы она не послушала ихъ, приказалъ имъ сказать дѣвицѣ, что ее ожидаютъ лютыя мученія.

Когда посланные пришли къ дѣвицѣ и начали разспрашивать ее обо всемъ, говоря съ ней ласково и любезно, дѣвица отвѣчала:

— «Я хотѣла сама идти къ тому, кто васъ послалъ, дабы сказать ему о моей вѣрѣ во Христа: но такъ какъ ко мнѣ пришли вы, то слушайте: я приняла христіанскую вѣру потому, что я уразумѣла ея истинность и правоту, такъ какъ эта вѣра признаетъ Творцемъ всего единаго Бога, Всесильнаго и Безсмертнаго; волшебство же ваше и служеніе идоламъ я возненавидѣла потому, что вы признаете многихъ боговъ, но боги эти бездушны и ничтожны. Скажите же тому, кто васъ послалъ: смотри, не измѣни своему обѣщанію, но на самомъ дѣлѣ предай меня на мученія согласно тому, какъ ты обѣщалъ, ибо я готова пострадать и даже умереть за Христа, Бога моего».

Услыхавъ такой отвѣтъ дѣвицы, вельможа Даръ преисполнился гнѣва и приказалъ взять дѣвицу изъ дома отца и перевести въ темницу; затѣмъ, связавъ желѣзными цѣпями по рукамъ и ногамъ, заключили ее въ тѣсномъ и мрачномъ помѣщеніи и не давали ей ни хлѣба, ни воды.

И пребыла святая въ заключеніи темничномъ три дня и три ночи, не будучи въ состояніи двинуться, какъ по причинѣ тяжелыхъ желѣзныхъ цѣпей, коими она была связана, такъ и по причинѣ тѣсноты помѣщенія.

Спустя три дня дѣвица была выведена изъ заключенія. Тогда язычники спросили ее: довольно ли для нея сего наказанія и не желаетъ ли она обратиться къ исповѣданію боговъ отеческихъ и къ признанію отеческихъ законовъ.

Дѣвица оставалась непреклонной въ вѣрѣ Христовой.

Тогда язычники снова произвели судъ надъ нею и постановили бросить ее въ нѣкій глубокій ровъ, темный, смрадный и мерзкій, связавъ при этомъ святую очень тяжелыми желѣзными узами. Когда возлагали на дѣвицу узы, хотѣли сковать вериги гвоздями, но гвозди не входили въ приготовленныя для нихъ мѣста; были призваны многіе кузнецы, но не успѣли ни въ чемъ. Мученица сотворила крестное знаменіе на гвоздяхъ и веригахъ, и тотчасъ гвозди сами собою расположились на своихъ мѣстахъ. Однако враги Христовы, ослѣпленные злобою, не уразумѣли чудесной силы креста святаго и безъ милосердія сковали святую, нагнувъ голову ея къ ногамъ: потомъ бросили въ ровъ.

Христосъ Господь, не оставляющій любящихъ Его, тотчасъ послалъ рабѣ Своей, находившейся въ томъ рву, утѣшеніе; ибо ее озарилъ тамъ свѣтъ небесный, оковы желѣзныя разрѣшились сами собою и спали со святой, смрадъ превратился въ благоуханіе; мученица пребывала во рву, какъ въ чертогѣ, радуясь и прославляя Бога.

Между тѣмъ, христіане, бывшіе въ томъ городѣ, собравшись вмѣстѣ съ епископомъ своимъ въ храмѣ, начали со слезами молиться къ Богу о мученицѣ Сирѣ, дабы Онъ помогъ ей доблественно совершить подвигъ свой.

И пребывала мученица въ томъ рву пятнадцать дней, такъ что никто не думалъ, чтобы она могла остаться живой по причинѣ великаго смрада и голода, а также и по причинѣ тяжести оковъ, на нее возложенныхъ.

Между тѣмъ въ то время случилась засуха, отъ продолжительнаго бездождія, и народъ говорилъ, что это гнѣвъ Божій покаралъ всѣхъ засухою и голодомъ за невинныя страданія дѣвицы Сиры.

Спустя пятнадцать дней нечестивые судьи узнали, что дѣвица Сира оставалась жива во рву и что она освободилась отъ оковъ. Всѣ пришли въ великое изумленіе. Святую перевели изъ рва опять въ народную темницу.

Лишь только мученица была выведена изъ рва, тотчасъ пролилъ съ неба на землю обильный дождь, который и оросилъ землю въ избыткѣ; и говорили въ народѣ, что Богъ послалъ этотъ дождь ради дѣвицы Сиры, выведенной изъ рва.

Господь далъ рабѣ Своей и даръ чудотворенія, такъ что она могла исцѣлять болѣзни и изгонять бѣсовъ; ко святой, находившейся въ темницѣ, приходили весьма многіе, желая получить отъ нея исцѣленіе; и всѣ тѣ, кои прикасались къ ея одеждѣ, или только къ ея оковамъ, получали исцѣленіе отъ недуговъ своихъ; бѣсы же не терпѣли приближенія къ ней.

Спустя нѣкоторое время наступилъ праздникъ, учрежденный въ честь святыхъ мучениковъ, ранѣе пострадавшихъ въ Персіи; этотъ праздникъ совершался лишь одинъ разъ въ году въ храмѣ, находившемся внѣ города; мученица пожелала быть на томъ всенародномъ празднованіи и на томъ всенощномъ пѣніи; ибо нѣкій боголюбивый христіанинъ далъ сторожамъ золото и поручился имъ самъ за мученицу, дабы ее отпустили изъ темницы, обѣщаясь обратно возвратить ее въ темницу утромъ слѣдующаго дня.

Святая была отпущена изъ темницы; при этомъ она перемѣнила одежду свою, дабы язычники не узнали ее; придя къ храму, она встала въ углу притвора и слушала пѣніе церковное.

Случайно оказалась въ томъ праздничномъ собраніи нѣкоторая бѣсноватая женщина; лишь только женщина та подошла къ святой дѣвицѣ Сирѣ, тотчасъ бѣсъ, находившійся въ женщинѣ той, громко воззвалъ, говоря, что мученица Сира пришла въ храмъ и можетъ изгнать его. И когда всѣ, бывшіе тамъ, начали искать святую мученицу по храму, она тотчасъ ушла оттуда и пришла въ темницу.

Такъ боялись ея бѣсы, что даже не могли приближаться къ ней.

Въ одну изъ слѣдующихъ ночей святая дѣвица Сира снова была отпущена на поруки изъ темницы, за вознагражденіе стражи; тогда она пошла къ епископу и приняла отъ него святое крещеніе въ храмѣ, находившемся въ городѣ.

Послѣ всего этого Мавиптисъ, и прочіе бывшіе съ нимъ судьи и волхвы, рѣшили послать мученицу къ царю, такъ какъ не могли никоимъ способомъ отвратить ее отъ исповѣданія вѣры христіанской. Отправляя дѣвицу къ царю, судьи тѣ положили на шеѣ мученицы печать, согласно обычаю своему, дабы не представлена была какая другая женщина вмѣсто дѣвицы Сиры; печать же та была такого рода, что ее нельзя было никоимъ способомъ снять съ шеи святой мученицы, развѣ только вмѣстѣ съ головой.

Взявъ святую, воины повели ее въ городъ, называвшійся Аліакомъ, ибо царь находился въ то время тамъ; воины передали мученицу начальнику города вмѣстѣ съ письменнымъ сообщеніемъ о винѣ мученицы, и о томъ, коего она рода и какія мученія она претерпѣла.

Начальникъ города (епархъ) сначала приступилъ къ увѣщанію святой ласковыми словами, затѣмъ началъ угрожать муками, уговаривая дѣвицу обратиться къ прежней вѣрѣ и дѣламъ (т.е. къ вѣрѣ и жизни языческой); но увидавъ, что она его не слушалась, приказалъ снять съ нея одежды, одѣть ее въ нѣкое жалкое рубище и отдалъ ее подъ наблюденіе іудеевъ, зная, что іудеи были врагами христіанъ.

Іудеи, взявъ святую, связанную желѣзными оковами, заключили ее въ тѣсномъ помѣщеніи, въ пищу же ей давали очень небольшой кусокъ ячменнаго хлѣба, дабы она не умерла отъ голода; при этомъ каждый день укоряли ее бранными словами, хулили также и Христа, говоря:

— «Гдѣ же разсказанная о тебѣ басня, что сами узы спадаютъ съ тебя, съ твоей шеи, рукъ и ногъ? Посмотримъ нынѣ, какъ спадутъ узы!»

Однажды, когда іудеи въ такихъ словахъ посмѣявались надъ святой, она, поднявъ къ небу очи свои, вздохнула и въ глубинѣ сердца своего помолилась ко Господу; и тотчасъ передъ глазами іудеевъ узы ея спали и съ шеи, и съ рукъ, и съ ногъ ея, такъ что іудеи весьма дивились.

Святая пребывала у іудеевъ одиннадцать дней, потомъ епархъ снова приказалъ привести ее къ начальнику волхвовъ, бывшему при царѣ, пересказавъ ему о дѣвицѣ все то, что ему было извѣстно.

Начальникъ волхвовъ, приказавъ представить себѣ дѣвицу, спросилъ ее:

— «Ради чего ты отвергла вѣру нашу? Вѣдь, нашу вѣру хранятъ съ честію и цари, и князи, наша вѣра распространилась повсюду и владѣетъ всѣми и обогащаетъ тѣхъ, кто хранитъ ее; и ради чего ты присоединилась къ христіанамъ, — людямъ безчестнымъ, бѣднымъ и всѣми презираемымъ и ненавидимымъ».

Дѣвица отвѣчала съ дерзновеніемъ:

— «Гдѣ нынѣ вѣнцы вашихъ умершихъ царей? Гдѣ слава князей? Все это погибло; цари и князи, подобно травѣ, расцвѣли на непродолжительное время, но потомъ увяли и унаслѣдовали смерть вѣчную, такъ какъ не познали Бога истиннаго, Творца всего и не почтили Владыку жизни и смерти, но покланялись творенію какъ божеству, почитая огонь, воду, солнце, луну и звѣзды. Христіане же за тѣ страданія, которыя они претерпѣваютъ отъ васъ въ настоящей жизни, получатъ жизнь вѣчную; а за временное безчестіе они наслѣдуютъ славу небесную».

Начальникъ волхвовъ пришелъ въ ярость отъ такихъ словъ дѣвицы; потомъ началъ подробно разспрашивать ее, гдѣ она была ранѣе. Узнавъ, сколь великія мученія она вынесла, а также узнавъ и о ея тяжкомъ темничномъ заключеніи, услышавъ также и о томъ, что святая находилась подъ наблюденіемъ іудеевъ, онъ приказалъ отдать ее опять іудеямъ, и велѣлъ имъ наблюдать тщательно, чтобы никто изъ христіанъ не приходилъ къ дѣвицѣ.

Взявъ святую, іудеи безъ милосердія начали мучить ее, терзая ее различными муками въ продолженіе трехъ дней.

Когда одинъ сановникъ царскій, коему было поручено наблюдать за всѣми темницами и за всѣми узниками, услышалъ о мученицѣ, то взялъ ее отъ іудеевъ и помѣстилъ въ свою темницу. Поступилъ же такъ сей мужъ ради прибытка, такъ какъ у христіанъ былъ обычай покупать себѣ золотомъ и серебромъ у темничныхъ стражей право входа въ темницу, къ узникамъ, страдавшимъ за имя Христово.

Въ то время, когда мученица находилась въ темницѣ, нѣкоторые христіане, получивъ за деньги право входа въ темницу, пришли къ святой дѣвицѣ Сирѣ, дабы навѣстить ее. Увидавъ, что она была крѣпко связана оковами желѣзными и лежала на голой землѣ, они принесли ей и устроили постель, дабы хотя сколько-нибудь облегчить ея великія муки. Но одинъ изъ темничныхъ стражей придя къ мученицѣ, сбросилъ ее съ постели и причинилъ ей сильную боль, по причинѣ тяжеловѣсности возложенныхъ на мученицу оковъ. И тотчасъ тѣ узы желѣзныя разрѣшились сами собою и спали съ мученицы, такъ что всѣ, бывшіе тамъ, весьма изумлялись всему происшедшему.

Въ тѣ дни царь пожелалъ идти изъ того города въ другой городъ, называвшійся Ресанкусадонъ; съ нимъ пошли и всѣ вельможи персидскіе, а также и начальникъ волхвовъ. Слѣдомъ за ними поведена была и святая мученица Сира (будучи связанной), а также и всѣ прочіе узники; въ продолженіе всего пути, святая мученица молилась ко Господу, воспѣвая псалмы Давидовы. Воины, ведшіе святую, много разъ требовали отъ нея, чтобы она умолкла; по этой причинѣ возлагали на нее еще болѣе тяжелыя оковы; но она не переставала воспѣвать и благодарить Бога.

Когда пришли на мѣсто, называвшееся Карсъ, начальникъ волхвовъ вмѣстѣ съ прочими судьями приказалъ представить святую на допросъ и спросилъ ее:

— «Ты имѣла вполнѣ достаточно времени для размышленія; скажи же намъ, что ты избираешь: согласна ли ты возвратиться къ первоначальному служенію богамъ и остаться въ живыхъ, или ты желаешь умереть въ христіанствѣ?»

Святая отвѣчала:

— «Что я могу еще избирать кромѣ того, что я уже избрала разъ навсегда? Вѣдь, я говорила много разъ, что я христіанка, раба Господа моего Іисуса Христа: Его я люблю, Ему я служу и за Него я желаю умереть».

Начальникъ волхвовъ сказалъ:

— «Скажи намъ слова мудрости волшебной, коимъ ты первоначально была обучена».

Святая же начала громогласно вѣщать слова молитвы къ Богу изъ псалмовъ Давидовыхъ.

Начальникъ волхвовъ весьма разгнѣвался и приказалъ разорвать одежды ея и представить къ себѣ на допросъ обнаженною; потомъ спросилъ:

— «Неужели ты не чувствуешь сейчасъ никакого стыда?»

Святая отвѣчала:

— «Ради чего мнѣ стыдиться? Я не грабительница, не блудница; я не сдѣлала никому никакого зла; хотя вы и лишили меня одежды внѣшней, но я имѣю одѣяніе пресвѣтлое, нетлѣнное, вѣчное на небеси, которое уготовалъ для меня Господь мой, ради Коего я и обнажена нынѣ».

Въ то время, когда святая говорила эти слова, князь страны хузаинской, возсѣдавшій вмѣстѣ съ волхвомъ, сказалъ:

— «Она бѣснуется».

Но святая отвѣчала:

— «Не я бѣсноватая, а ты бѣсноватъ, ибо ты служишь бѣсамъ; если желаешь, я положу знаменіе креста на челѣ твоемъ, тогда изъ тебя выйдетъ бѣсъ, и просвѣтятся душевныя очи твои, такъ что ты познаешь истину».

Тогда всѣ, бывшіе тамъ, громогласно воззвали:

— «Она повинна смерти, ибо хулитъ боговъ нашихъ, унижаетъ царя и говоритъ дерзости князьямъ».

Тогда судьи присудили ее къ смерти и снова наложили печать на ея выю, дабы по чьему либо ухищренію не была умерщвлена другая женщина вмѣсто ея. Уже намѣревались въ тотъ же день отвести ее на убіеніе. Но нѣкоторые изъ судей совѣтовали отсрочить смерть ея на непродолжительное время, говоря, что не слѣдовало бы ее умерщвлять на томъ мѣстѣ, такъ какъ тамъ было много христіанъ и посему могъ подняться мятежъ и ропотъ ради ея смерти. По этой причинѣ умерщвленіе мученицы Христовой было отложено, и судьи отдали святую опять старшему блюстителю надъ темницами; принявъ мученицу, сей блюститель надъ темницами повелѣлъ связать ее и заключить въ одномъ помѣщеніи съ прочими темничными узниками.

Послѣ сего царь направился оттуда въ городъ, называвшійся Веѳармаисъ, и здѣсь остановился на нѣкоторое время. Сюда же была приведена и святая мученица и заключена въ темницу. Въ темницѣ мученица заболѣла весьма сильно, такъ что уже ожидала смерти; тогда мученица Христова начала молиться ко Господу со слезами, прося не дать ей умереть здѣсь, но сподобить ее вѣнца мученическаго и кончины посреди страданій. Богъ услышалъ молитву рабы Своей и даровалъ ей здравіе.

Тогда одинъ изъ стражей темничныхъ, возбуждаемый діаволомъ къ плотскому грѣху, сталъ просить своего начальника разрѣшить ему совершить блудодѣйственное поруганіе надъ узницею (святою дѣвицею Сирою).

Получивъ разрѣшеніе отъ начальника стражей, язычникъ приступилъ къ невѣстѣ Христовой, горя нечистою похотію. Но Господь, охраняющій рабу Свою, невидимо поразилъ у того стража очи, уши и языкъ, такъ что онъ сталъ слѣпымъ, глухимъ и нѣмымъ, и, павъ ницъ на землю, началъ издавать неистовый вопль.

Начальникъ стражей, увидя все это, вмѣсто того, чтобы прійти въ ужасъ, познать силу Божію и наказать стража того за дерзость, самъ замыслилъ совершить беззаконіе, горя страстію къ святой дѣвицѣ.

Святая сказала ему:

— «Я обручена Царю небесному и Онъ не попуститъ осквернить дѣвственницу и невѣсту Свою».

Но начальникъ стражей не слушалъ ея. Однако, когда онъ хотѣлъ безстыдно приблизиться къ дѣвицѣ, тотчасъ ангелъ Божій поразилъ его, и онъ упалъ на землю какъ мертвый. Пришли слуги и унесли его оттуда; онъ не скоро пришелъ въ себя, но и послѣ таковаго наказанія Божія, рабъ сатаны остался неисправимымъ. Преисполнившись ярости, онъ замыслилъ тотчасъ же погубить мученицу, ибо ему было приказано предать мученицу какому-либо роду смерти. Сей нечестивецъ не пожелалъ умертвить святую мечемъ, но замыслилъ удавить ее вервіемъ. Призвавъ кузнеца, онъ приказалъ ему снять съ мученицы оковы желѣзныя.

Святая же дѣвица сказала начальнику надъ стражами:

— «Кузнецъ здѣсь не нуженъ».

Сказавъ эти слова, она сама сняла оковы съ выи, рукъ и ногъ своихъ. И удивлялись всѣ, смотрѣвшіе на сіе, однако не познали силы Божіей.

Тогда начальникъ стражей темничныхъ приказалъ опять связать руки мученицы Христовой, дабы она не оказала сопротивленія во время казни. Но мученица снова сказала ему:

— «Оставь суетные совѣты твои, ибо я сама по своей собственной волѣ отдамъ себя на смерть за Бога моего, такъ что даже не пошевелю рукою».

Тогда нечестивые обвязали выю мученицы вервіемъ и начали затягивать петлю. Когда святая была уже при смерти, они нѣсколько ослабили вервіе и сказали ей:

— «Если отречешься отъ христіанской вѣры, оставимъ тебя въ живыхъ».

Но мученица отвѣчала имъ:

— «Дѣлайте то, что вамъ приказано».

Они снова начали душить, но опять ослабили вервіе и спросили:

— «Не желаешь ли отречься отъ Христа, дабы остаться въ живыхъ?»

Но святая мученица, желая умереть за Христа, снова повелѣла имъ дѣлать то, что приказано. Тогда мучители съ силою потянули вервіе съ обѣихъ сторонъ, пока не умертвили святую мученицу.

Такъ скончалась святая мученица дѣвица Сира, пострадавъ за Христа, Господа своего [8].

Честное тѣло ея мучители рѣшили не предавать погребенію, но отдать на съѣденіе псамъ. Посему они взяли изъ темницы тѣло мученицы, отнесли его въ домъ, собрали сюда множество псовъ и, заперевъ ворота, бросили псамъ на съѣденіе тѣло мученицы. Но псы не прикоснулись къ нему, и ночью язычники выбросили изъ того дома тѣло мученицы. Христіане города того, узнавъ о страдальческой кончинѣ мученицы Христовой, внимательно наблюдали за тѣмъ, что будутъ дѣлать мучители. Когда тѣло мученицы Христовой было выброшено, христіане взяли его и похоронили съ честію, славя Отца, и Сына, и Святаго Духа, Единаго Бога въ Троицѣ, Коему возсылается и отъ насъ честь и слава, нынѣ, всегда и въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Хозрой (или, точнѣе, Хосровъ) съ персидскаго значитъ вообще царь. Это наименованіе обычно прибавлялось къ собственному имени того или другого персидскаго царя. Хозрой Старшій, т. е. Хозрой I-й Ануширванъ, царствовалъ съ 531 г. по 579 г.
[2] Зороастръ — персидскій мудрецъ (магъ); жилъ за 1.000 лѣтъ до Р. Хр.; основалъ очень сложное религіозное ученіе, построенное на дуалистическомъ принципѣ (т. е. на принципѣ строгаго раздѣленія добра и зла, какъ двухъ, непримиримыхъ между собою, но въ то же время самостоятельныхъ, началъ).
[3] Т. е. діаволомъ.
[4] Моисей — верховный вождь и законодатель народа еврейскаго. Память его празднуется св. Церковію 4-го сентября.
[5] Память святаго славнаго пророка Иліи празднуется 20-го іюля.
[6] Память святаго первоверховнаго апостола Петра празднуется 29-го іюня.
[7] Это болѣе пространное сказаніе не дошло до насъ.
[8] Кончина святой мученицы Сиры послѣдовала въ 558 г. Вскорѣ же послѣ кончины святой мученицы Сиры начала страдальческій подвигъ за исповѣданіе имени Христова ея родственница, святая Марія (по-персидски Голиндуха); страданія ея начались при томъ же нарѣ Хозроѣ I-мъ, но продолжались и при другомъ царѣ съ именемъ Хозроя, — внукѣ I-го, — именно, — при Хозроѣ II-мъ Парвезѣ (царствовалъ съ 590 г. по 628 г.). — Память святой Маріи (Голиндухи) празднуется 12-го іюля (подъ симъ числомъ помѣщено и житіе ея).

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 402-420.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0