Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День семнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Алипія Печерскаго.

Въ княженіе благовѣрнаго князя кіевскаго Всеволода Ярославича [2], при игуменѣ преподобномъ Никонѣ, по устроенію Божію и по совѣту преподобныхъ отцевъ Антонія и Ѳеодосія [3], чудесно явившихся въ Константинополѣ въ десятый годъ по своемъ преставленіи, — прибыли для украшенія святой Печерской церкви греческіе иконописцы; этимъ-то иконописцамъ и былъ отданъ блаженный Алипій своими родителями въ обученіе живописному искусству. Святый Алипій былъ очевидцемъ того дивнаго чуда, о которомъ повѣствуется въ сказаніи о церкви Печерской, именно: когда иконописцы украшали живописью алтарь, то въ немъ сама собою изобразилась икона Пресвятой Богородицы: при этомъ икона сія просвѣтилась и блистала ярче солнца; потомъ изъ устъ Пресвятой Богородицы вылетѣлъ голубь, который, полетавъ долгое время (по церкви), влетѣлъ въ уста Спасителя, изображеннаго на иконѣ, находившейся въ верхней части церкви. — Тогда-то обучался сей блаженный Алипій, помогая своимъ учителямъ; и онъ кромѣ того прекрасно живописалъ въ душѣ своей, ибо благодать Пресвятаго Духа пребывала въ той церкви Печерской.

Когда упомянутые иконописцы окончили свое дѣло и украсили иконами святую церковь, украшенъ былъ и Алипій преподобнымъ игуменомъ Никономъ чуднымъ образомъ святаго ангельскаго иноческаго чина. И началъ святый Алипій обучаться искусству изображать въ душѣ своей добродѣтели святыхъ, будучи уже обученъ искусству изображать вещественно (на иконахъ) ихъ лики.

Святый Алипій былъ настолько искусенъ въ своемъ дѣлѣ, что, по благодати Божіей, видимымъ изображеніемъ на иконѣ воспроизводилъ какъ бы самый духовный образъ добродѣтели; ибо обучался искусству иконописному не ради стяжанія богатства, но ради стяжанія добродѣтелей; онъ постоянно трудился, живописуя иконы для игумена, для братіи и для всѣхъ нуждавшихся, ничего не взимая за трудъ свой.

Блаженный Алипій просилъ всѣхъ, видѣвшихъ обветшавшія иконы въ какой-либо церкви, сообщать ему объ этомъ; тогда онъ, не требуя никакого вознагражденія, своимъ искусствомъ украшалъ тѣ церкви. Если же святый былъ свободенъ отъ такой работы, тогда упражнялся въ иконописномъ искусствѣ для себя и живописалъ иконы, которыя отдавалъ тѣмъ, у кого онъ бралъ взаймы золото и серебро, нужное для украшенія иконъ. Такъ поступалъ святый для того, чтобы не проводить времени въ праздности; онъ уподоблялся древнимъ святымъ отцамъ, постоянно занимавшимся рукодѣліемъ, и самому верховному апостолу Павлу [4], который говоритъ о себѣ: яко требованію моему и сущимъ со мною, послужистѣ руцѣ мои сіи (Дѣян. 20, 34).

Если же когда случалось святому Алипію зарабатывать какую-либо сумму денегъ своимъ рукодѣліемъ, то онъ дѣлилъ ее на три части: первую часть тратилъ на поновленіе иконъ, вторую на милостыню нищимъ и третью — отдавалъ на монастырскія нужды. Такъ поступалъ святый ежегодно, не давая себѣ покоя ни днемъ, ни ночью; ибо ночью онъ упражнялся въ молитвенномъ бодрствованіи и поклонахъ, днемъ же съ великимъ смиреніемъ, нестяжательностью, чистотою, терпѣніемъ, постомъ, любовію, богомысліемъ занимался рукодѣліемъ; никто никогда не видалъ его празднымъ; но при всемъ томъ онъ никогда не пропускалъ молитвенныхъ собраній хотя бы для своихъ занятій.

Когда игуменъ замѣтилъ столь великія добродѣтели и иконописное искусство у преподобнаго, такъ что онъ былъ достоинъ, нося ангельскій образъ иноческаго чина, являть собою подражателя Сына Божія Іисуса Христа, — Іерея, по чину Мельхиседекову [5], возвелъ его на степень іерейства. Тогда преподобный былъ поставленъ какъ свѣтильникъ на свѣщникѣ (Матѳ. 5, 15), или, лучше сказать, какъ образецъ для подражанія на высокомъ мѣстѣ, сіяя сугубою красотою добродѣтелей иноческихъ и іерейскихъ. И былъ святый образцомъ не простымъ, ибо творилъ чудеса; изъ многихъ чудотвореній его мы напомнимъ здѣсь о нѣкоторыхъ.

Нѣкто изъ числа богатыхъ гражданъ города Кіева страдалъ проказою; сей искалъ помощи у многихъ врачей, волшебниковъ и язычниковъ, но не только не получилъ облегченія отъ своей болѣзни, а впалъ еще въ худшее состояніе. Тогда одинъ изъ друзей больного посовѣтовалъ ему идти въ Печерскій монастырь, дабы просить молитвы у святыхъ отцевъ; онъ согласился, но съ неудовольствіемъ.

Когда сей больной былъ приведенъ въ монастырь Печерскій, игуменъ приказалъ напоить его водою изъ колодца преподобнаго, а также велѣлъ умыть ему тою же водою и лице. И тотчасъ на тѣлѣ больного появилось такъ много гноя, въ наказаніе за невѣріе его, что всѣ сторонились отъ него, не будучи въ состояній выносить смраднаго запаха, исходившаго отъ тѣла больного. Тогда съ плачемъ и негодованіемъ сей прокаженный возвратился къ себѣ въ домъ, и не выходилъ изъ дома многіе дни, по причинѣ исходившаго отъ него смрада, говоря друзьямъ своимъ: покры срамота лице мое; чуждъ быхъ братіи моей, и страненъ сыновомъ матери моея (Псал. 68, 8-9), потому что я не явилъ вѣры преподобнымъ отцамъ Антонію и Ѳеодосію; и каждый день ожидалъ своей смерти.

Однако, придя въ себя, сей мужъ рѣшилъ исповѣдать всѣ грѣхи свои; посему пошелъ опять въ монастырь Печерскій къ преподобному Алипію и исповѣдалъ ему свои согрѣшенія. Преподобный же сказалъ ему:

— «Ты хорошо сдѣлалъ, чадо, что пришелъ исповѣдать Богу грѣхи свои предъ моимъ недостоинствомъ; такъ свидѣтельствуетъ о себѣ и пророкъ, взывая ко Господу: рѣхъ: исповѣмъ на мя беззаконіе мое Господеви, и Ты оставилъ еси нечестіе сердца моего (Псал. 31, 5).

Потомъ преподобный Алипій долгое время поучалъ его душеспасительными рѣчами, затѣмъ, взявъ иконописныя краски, украсилъ лице его, помазавъ гнойныя мѣста; послѣ этого святый Алипій повелъ больного въ церковь, причастилъ его Божественнымъ Тайнамъ и повелѣлъ ему умыться тою водою, которою обычно умывались священники послѣ принятія святыхъ Таинъ; вскорѣ же послѣ сего гнойныя струпья сошли съ больного и онъ сталъ здравъ, какъ и раньше.

Въ этомъ чудотвореніи преподобный отецъ нашъ Алипій явилъ себя подражателемъ Самому Господу нашему Іисусу Христу; ибо подобно тому какъ Христосъ, исцѣляя прокаженнаго, повелѣлъ ему показаться іерею и принести даръ за очищеніе свое (Матѳ. 8, 4), такъ и сей преподобный приказалъ больному проказою показаться ему, какъ іерею, во время священнослуженія, и принести въ даръ то, о чемъ говоритъ пророкъ: что воздамъ Господеви о всѣхъ, яже воздаде ми? чашу спасенія пріиму (Псал. 115, 3-4). Упомянемъ здѣсь и о дарѣ, ибо правнукъ сего прокаженнаго, въ благодарность за очищеніе его, оковалъ золотомъ кивотъ, находившійся надъ святымъ престоломъ въ церкви Печерской.

Кромѣ сего преподобный Алипій явилъ себя подражателемъ Христа, исцѣлившаго слѣпорожденнаго; ибо, подобно тому какъ Христосъ, исцѣляя слѣпорожденнаго, сначала помазалъ ему очи бреніемъ, потомъ повелѣлъ ему умыться въ купели Силоамской (что значить «посланный») (Іоан. 9, 6-7), такъ и сей преподобный, сначала помазалъ струпы прокаженнаго иконописными красками, потомъ приказалъ ему умыться тою водою, которою умываются обычно іереи, — посланники Божіи; такимъ образомъ святый исцѣлилъ больного какъ отъ проказы тѣлесной, такъ и отъ слѣпоты грѣховной, такъ что всѣ, пришедшіе вмѣстѣ съ больнымъ изъ города, весьма изумились такому скорому исцѣленію. Но преподобный Алипій сказалъ имъ:

— «Братія! Обратите вниманіе на то, что сказано: никтоже можетъ двѣма господинома работати (Матѳ. 6, 24); ибо сей человѣкъ первоначально былъ порабощенъ демону по причинѣ грѣховъ своихъ; поэтому, когда онъ пришелъ къ Богу, но по совѣту вражію, отчаялся въ спасеніи своемъ и не вѣровалъ въ Господа, Который только Одинъ и могъ спасти его, — то проказа еще съ большею силою охватила тѣло его, въ наказаніе за его невѣріе; ибо Господь сказалъ: проси́те, и не просто: проси́те, но съ вѣрою, и дастся вамъ (Матѳ. 7, 7). Когда же нынѣ онъ вторично обратился съ раскаяніемъ къ Богу, въ моемъ присутствіи, то Богъ, богатъ сый въ милости (Ефес. 2, 4), исцѣлилъ его».

Выслушавъ это, люди поклонились святому и отправились въ обратный путь вмѣстѣ съ исцѣленнымъ, прославляя Бога и преподобныхъ отцевъ Антонія и Ѳеодосія, а также и ихъ ученика, преподобнаго отца нашего Алипія; и говорили о семъ святомъ Алипіи, что онъ явленъ былъ имъ какъ новый Елиссей [6], ибо онъ исцѣлилъ отъ проказы того больного подобно тому, какъ Елиссей исцѣлилъ отъ проказы Неемана сиріянина (4 Цар. 5, 14).

Былъ еще нѣкто изъ того же города Кіева, мужъ благочестивый. Сей построилъ церковь и пожелалъ имѣть семь большихъ иконъ для украшенія церкви; сей мужъ отдалъ серебро вмѣстѣ съ досками, предназначенными для начертанія иконъ, двумъ монахамъ монастыря Печерскаго, знакомымъ ему, попросивъ ихъ посовѣтываться со святымъ Алипіемъ относительно написанія иконъ. Но монахи ничего не сказали Алипію, а серебро присвоили себѣ. Спустя нѣкоторое время тотъ мужъ послалъ спросить монаховъ, написаны его иконы, или нѣтъ? Они отвѣчали, что Алипій требуетъ еще серебра. Потомъ снова, взявъ серебро, присланное отъ мужа того, присвоили его себѣ. Затѣмъ, дойдя до крайняго безстыдства, сіи два монаха снова послали сказать тому мужу (клевеща на святаго), что Алипій требуетъ еще столько же серобра, сколько получилъ. Христолюбивый мужъ тотъ далъ серебро и въ третій разъ, сказавъ:

— «Я весьма желаю получить молитву и благословеніе отъ дѣла рукъ его».

Святый же Алипій ничего не зналъ о томъ, что дѣлали монахи.

Наконецъ мужъ тотъ послалъ еще разъ узнать точно, не написаны ли уже иконы? Монахи же тѣ, не зная, что отвѣтить, сказали, что Алипій взялъ все серебро, трижды посланное, но иконъ писать не хочетъ.

Тогда христолюбивый мужъ тотъ прибылъ въ монастырь Печерскій вмѣстѣ со своею дружиною, отправился къ игумену Никону и разсказалъ ему о причинѣ печали, нанесенной ему (якобы) Алипіемъ. Игуменъ, позвавъ Алипія, сказалъ ему:

— «Для чего ты, братъ, наносишь такую обиду сему сыну нашему, который весьма упрашивалъ тебя написать иконы и далъ тебѣ серебра, сколько ты просилъ? Но ты, взявъ такъ много серебра и давъ обѣщаніе написать иконы, не написалъ ихъ, хотя въ иныхъ случаяхъ писалъ иконы и безъ всякой платы».

Блаженный же Алипій отвѣчалъ на это:

— «Честны́й отецъ! Ты хорошо знаешь, что я никогда не выказывалъ лѣности въ дѣлѣ семъ; но сейчасъ я совершенно не понимаю, о чемъ ты говоришь».

Тогда игуменъ снова сказалъ ему:

— «Ты взялъ тройную цѣну за написаніе семи иконъ; но до сихъ поръ ты не написалъ ихъ».

И тотчасъ, желая обличить святаго, приказалъ принести доски, предназначенныя для написанія иконъ (доски тѣ за день предъ этимъ видѣли стоявшими въ одномъ изъ монастырскихъ строеній, и на нихъ не было ничего изображено): игуменъ приказалъ также позвать и тѣхъ монаховъ, чрезъ посредство которыхъ оный мужъ передавалъ серебро святому, дабы сіи монахи обличили Алипія.

Посланные за досками, нашли ихъ весьма искусно расписанными и принесли ихъ къ игумену; увидавъ сіе, всѣ, бывшіе тамъ, весьма удивились и впали въ великій страхъ; потомъ съ трепетомъ пали ницъ на землю и поклонились тѣмъ образамъ, созданнымъ не рукою человѣка, — именно образу Господню, образу Пресвятой Богородицы и прочимъ образамъ святыхъ Божіихъ.

Потомъ пришли тѣ два монаха, которые оклеветали Алипія; не вѣдая ничего о семъ чудѣ, они вступили въ пререканіе со святымъ, говоря:

— «Вотъ ты взялъ тройную цѣну, а иконъ писать не хочешь!»

Услыхавъ эти слова, всѣ, бывшіе тамъ, показали тѣмъ монахамъ иконы, сказавъ:

— «Вотъ эти иконы, написанныя Самимъ Богомъ, удостовѣряютъ невинность Алипія!»

Монахи же тѣ, увидя иконы, пришли въ ужасъ отъ столь великаго чуда. Они тотчасъ же были обличены игуменомъ въ воровствѣ и лжи, были изгнаны изъ монастыря и лишены всего имущества своего.

Но сіи монахи не прекратили злобы своей: они стали распространять въ городѣ хулу на преподобнаго Алипія, утверждая, будто бы они сами написали тѣ иконы; начальникъ же нашъ, — говорили они, — не желая вознаградить насъ за трудъ, — дабы отстранить насъ отъ работы, солгалъ относительно иконъ, что будто бы они написаны Самимъ Богомъ, восхотѣвшимъ оправдать Алипія.

Услыхавъ такія рѣчи, многіе граждане пошли изъ города въ монастырь, дабы видѣть тѣ иконы и поклониться имъ. Однако, несмотря на то, что многіе изъ гражданъ и повѣрили тѣмъ монахамъ, оклеветавшимъ преподобнаго Алипія, — Богъ, прославляющій святыхъ Своихъ, какъ Онъ Самъ говоритъ во святомъ Евангеліи: не можетъ градъ укрытися верху горы стоя (Матѳ. 5, 14); и еще: ниже вжигаютъ свѣтильника и поставляютъ его подъ спудомъ, но на свѣщницѣ, и свѣтитъ всѣмъш (Матѳ. 5, 15), — Богъ не утаилъ добродѣтельныхъ подвиговъ сего праведнаго мужа; ибо до самого князя Владиміра Мономаха [7] дошла вѣсть о семъ чудѣ, сотворенномъ Господомъ ради святаго Алипія; сіе чудо было удостовѣрено еще слѣдующимъ образомъ:

По попущенію Божію, случился въ Кіевѣ пожаръ, отъ котораго сгорѣлъ почти весь Подолъ [8] въ Кіевѣ; въ этой части города находилась и церковь съ упомянутыми иконами, также сгорѣвшая; однако послѣ пожара нашли всѣ тѣ семь иконъ совершенно неповрежденными.

Когда князь услышалъ объ этомъ, то пришелъ лично самъ на мѣсто пожара, желая видѣть бывшее тамъ чудо. Увидавъ иконы, оставшіяся невредимыми отъ огня, князь прежде всего узналъ, что они были написаны въ теченіе одной ночи по устроенію Бога, восхотѣвшаго оправдать Алипія отъ возводимой на него клеветы. Тогда князь Владиміръ Мономахъ со усердіемъ прославилъ Творца всего Бога, явившаго столь великія чудеса ради добродѣтелей преподобнаго Алипія. Потомъ, взявъ одну изъ тѣхъ иконъ, — именно икону Пресвятой Богородицы, приказалъ отправить ее въ городъ Ростовъ, въ каменную церковь, находившуюся тамъ, построенную имъ самимъ. Нѣкогда разрушилась и сія церковь въ Ростовѣ, однако икона та осталась совершенно неповрежденной. Потомъ икона была поставлена въ деревянную церковь; но и эта церковь спустя нѣкоторое время сгорѣла отъ пожара; икона же опять осталась неповрежденной, такъ что на ней не оказалось и небольшой царапины послѣ пожара.

Все сіе съ несомнѣнностью подтверждало добродѣтельную жизнь преподобнаго отца нашего Алипія, ради котораго написалась сама собою та икона.

Перейдемъ теперь къ чуду, совершившемуся при кончинѣ святаго, дабы видѣть, какъ дивно сей человѣкъ, искусный творецъ иконъ, перешелъ изъ жизни сей временной въ жизнь вѣчную.

Нѣкій благочестивый человѣкъ попросилъ преподобнаго отца нашего Алипія написать икону Пресвятой Богородицы; при этомъ онъ просилъ святаго написать сію икону ко дню праздника Успенія. Но преподобный заболѣлъ въ скоромъ времени и уже приближался къ смерти своей; а икона, между тѣмъ, не была написана; человѣкъ тотъ весьма скорбѣлъ по сему случаю и очень беспокоилъ святаго. Блаженный же Алипій сказалъ ему:

— «Чадо! Не безпокой меня, но возложи всю печаль свою на Господа, и Онъ сдѣлаетъ, какъ пожелаетъ: икона будетъ на своемъ мѣстѣ въ праздникъ свой».

Мужъ тотъ, повѣривъ словамъ святаго, пошелъ въ домъ свой съ веселіемъ.

Потомъ онъ снова пришелъ къ Алипію наканунѣ праздника Успенія Пресвятой Богородицы. Увидавъ, что икона не была написана, увидя также и то, что преподобный Алипій разболѣлся еще больше, мужъ тотъ сталъ укорять блаженнаго, говоря такъ:

— «Почему ты не сказалъ мнѣ ничего о своей тяжкой болѣзни? Тогда я отдалъ бы икону другому иконописцу, который бы и написалъ ее мнѣ, дабы праздникъ былъ честенъ и торжествененъ; но вотъ теперь ты ввергаешь меня въ великій стыдъ».

Преподобный съ кротостью отвѣчалъ ему:

— «О, чадо! Развѣ это сдѣлалъ я по своей лѣности? Однако Богъ можетъ единымъ словомъ Своимъ написать икону Матери своей; вотъ я самъ ухожу изъ міра сего, какъ открылъ мнѣ сіе Господь, но не хочу оставить тебя въ печали».

Мужъ тотъ отошелъ съ глубокою скорбью. Тотчасъ послѣ его ухода къ преподобному Алипію вошелъ нѣкій свѣтлый юноша, который и началъ писать икону мужу тому. Алипій подумалъ, что человѣкъ тотъ, обидѣвшись на него, прислалъ новаго иконописца, и принялъ сначала юношу того за человѣка; однако быстрота и изящество его работы показывали, что то былъ ангелъ; ибо онъ въ продолженіи трехъ часовъ написалъ весьма красивую икону, то полагая на икону золото, то растирая различныя краски на камнѣ и живописуя ими. Потомъ сказалъ преподобному:

— «Отче! Быть можетъ здѣсь еще чего не достаетъ, или въ чемъ либо я погрѣшилъ?»

Преподобный же отвѣчалъ:

— «Ты сдѣлалъ все прекрасно; Самъ Богъ помогъ тебѣ написать икону съ такимъ благолѣпіемъ; это Онъ Самъ сдѣлалъ черезъ тебя».

Когда же наступилъ вечеръ, тотъ иконописецъ вмѣстѣ съ иконою сдѣлался невидимымъ.

Между тѣмъ хозяинъ иконы не могъ уснуть всю ночь отъ печали, такъ какъ думалъ, что икона не будетъ готова къ празднику; посему онъ считалъ себя недостойнымъ такой милости Божіей и называлъ себя великимъ грѣшникомъ. По сей причинѣ, вставъ утромъ, на другой день, онъ пошелъ въ церковь, дабы исповѣдать тамъ Господу свои согрѣшенія. Но едва лишь онъ открылъ двери храма, какъ увидѣлъ икону, стоявшую на своемъ мѣстѣ. Тотчасъ же онъ палъ на землю отъ страха, думая, что это было привидѣніе: затѣмъ, немного поднявшись отъ земли, и со вниманіемъ посмотрѣвъ на икону, онъ понялъ, что это была его икона. Вслѣдствіе сего онъ пришелъ въ великій страхъ и ужасъ и вспомнилъ слова преподобнаго Алипія, который сказалъ ему, что икона будетъ готова къ своему празднику; потомъ пошелъ и разбудилъ всѣхъ домашнихъ своихъ. Домашніе его съ веселіемъ поспѣшили въ храмъ со свѣщами и кадильниками; увидавъ здѣсь икону, сіявшую какъ солнце, всѣ пали на землю, поклонились иконѣ и облобызали ее съ радостною душею.

Послѣ сего тотъ благочестивый мужъ отправился къ игумену и разсказалъ ему о чудѣ, случившемся съ иконою; потомъ они вмѣстѣ отправились къ преподобному Алипію и нашли его уже отходящимъ изъ міра сего. Несмотря на это, игуменъ спросилъ его:

— «Отче! Кѣмъ и какъ была написана икона мужу сему?»

Алипій передалъ имъ все, что видѣлъ, и сказалъ:

— «Икону ту написалъ ангелъ и онъ же предстоитъ здѣсь, намѣреваясь взять душу мою».

Сказавъ сіе, блаженный предалъ духъ свой въ руки Господа, въ семнадцатый день мѣсяца августа [9]. Братія, покрывъ пеленами тѣло его, отнесли его въ церковь; потомъ сотворивъ обычное погребальное пѣніе, положили тѣло святаго въ пещерѣ преподобнаго Антонія.

Такъ украсилъ сей святый чудодѣйственный иконописецъ небо и землю; поживъ на землѣ тѣломъ, онъ восшелъ на небо съ добродѣтельною душею, въ прославленіе Начальника иконописцевъ, Бога Отца, Который сказалъ: сотворимъ человѣка по образу и подобію Нашему (Быт. 1, 26), а также и по образу ѵпостаси Его (Евр. 1, 3), Бога-Сына, Который образомъ обрѣтеся якоже человѣкъ (Флп. 2, 7); вмѣстѣ со Святымъ Духомъ, сходившимъ съ неба во образѣ голубя (Матѳ. 3, 16) и въ видѣ языковъ огненныхъ (Дѣян. 2, 3). Всѣхъ сіихъ, — Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Духа Святаго, пребывающихъ въ единомъ существѣ, восхвалимъ вмѣстѣ съ преподобнымъ отцемъ нашимъ Алипіемъ и будемъ прославлять въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Св. Лука — апостолъ изъ 70-ти, написатель третьяго Евангелія и книги Дѣяній апостольскихъ, спутникъ и сотрудникъ св. апостола Павла. Св. Лука былъ родомъ изъ Антіохіи сирійской; онъ былъ врачемъ, какъ говоритъ объ этомъ ап. Павелъ въ посланіи къ Колоссянамъ (гл. 4, ст. 14) и живописцемъ, по свидѣтельству Филосторгія и Никифора Каллиста. По преданію, онъ написалъ икону Божіей Матери. Онъ скончался 80-ти лѣтъ въ Ѳивахъ Беотійскихъ. Мощи его въ 360 г. были перенесены въ Константинополь. — Память его совершается св. Церковію 18-го октября.
[2] Всеволодъ Ярославичъ княжилъ въ первый разъ съ 1075 г. по 1076 г. (шесть мѣсяцевъ) и во второй — съ 1078 г. по 1093 г.
[3] Преподобные Антоній и Ѳеодосій — основатели Кіево-Печерской лавры. Память св. Антонія празднустся св. Церковію 10-го іюля, а преп. Ѳеодосія — 3-го мая.
[4] Житіе его см. подъ 29-мъ іюня.
[5] Мельхиседекъ, царь Салимскій, священникъ Бога Вышняго, упоминается въ книгѣ Бытія (гл. 14, ст. 18). Когда Авраамъ возвращался съ побѣды надъ царемъ Еламскимъ и его союзниками, разграбившими Лота, Мельхиседекъ встрѣтилъ Авраама съ хлѣбомъ и виномъ и благословилъ именемъ Бога Всевышняго. Авраамъ такъ высоко и такъ благоговѣйно принялъ это благословеніе, что далъ Мельхиседеку десятую часть всей своей добычи. — Кто былъ этотъ Мельхиседекъ, остается загадкою. Вѣроятнѣе всего, онъ принадлежалъ къ племени аморреевъ, жившихъ тогда въ Палестинѣ, ибо у нихъ былъ царемъ. Салимъ, полагаютъ, то же, что потомъ Іевусъ, а затѣмъ Іерусалимъ (Псал. 75, 3). Можно догадываться, что Мельхиседекъ былъ особенный, славный во всей Палестинѣ, служитель Бога Истиннаго. Священное Писаніе скрыло подробности о немъ, давая видѣть въ немъ прообразъ Христа. Книга Бытія, повѣствующая о Мельхиседекѣ (гл. 14, ст. 18-24), ничего не говоритъ ни о происхожденін Мельхиседека, ни о концѣ его жизни, что, наравнѣ съ благословеніемъ Авраама, сдѣлало Мельхиседека, по изъясненію св. апостола Павла (Евр. 6, 20) прообразомъ Іисуса Христа, — вѣчнаго Первосвященника и Царя. На прообразовательное значеніе священства Мельхиседекова указывалъ еще царь и пророкъ Давидъ, когда говорилъ о Сынѣ Божіемъ: ты іерей во вѣкъ по чину Мельхиседекову (Псал. 109, 4). Но особенно ясно и подробно раскрыто прообразовательное значеніе Мельхиседека у св. апостола Павла, въ посланіи къ Евреямъ (гл. 7-я).
[6] Елиссей — пророкъ израильскій, ученикъ и преемникъ въ дарѣ пророческомъ святаго славнаго пророка Иліи. Въ продолженіи 65-ти лѣтъ онъ мужественно возвѣщалъ истину и пророчествовалъ при царяхъ: Ахавѣ, Охозіи, Іорамѣ, Іиуѣ, Іоахазѣ и Іоасѣ. Его пророческая дѣятельность относится къ IX-му вѣку до Р. Хр. — Память его празднуется св. Церковію 14-го іюня.
[7] Владиміръ Мономахъ княжилъ съ 1114 г. по 1125 г.
[8] Часть города.
[9] Кончина преподобнаго Алипія послѣдовала въ 1114 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 293-303.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0