Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 17 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День четырнадцатый.

Перенесеніе мощей преподобнаго отца нашего Ѳеодосія, игумена Печерскаго.

Вся братія святой, великой и чудотворной печерской лавры, собравшись вмѣстѣ съ руководителемъ своимъ игуменомъ Іоанномъ, единодушно пришли, послѣ совѣщанія, къ рѣшенію пренести изъ пещеры въ великую каменную церковь честныя мощи блаженнаго и богоноснаго Ѳеодосія, мужа преподобнаго и высокаго по жизни, чуднаго добродѣтелями и славнаго чудесами. Братія говорили между собою:

— «Что мы напрасно лишаемъ себя отца и учителя своего? Не прилично намъ быть лишеннымъ пастыря, не подобаетъ и пастырю оставлять порученныя ему Богомъ овцы, чтобы дикій звѣрь не расхитилъ словесное стадо Христово. Намъ, братіе, слѣдуетъ постоянно имѣть предъ очами честную раку отца нашего, принося ему всегда достойное поклоненіе. Неудобно ему пребывать внѣ монастыря и церкви своей, ибо онъ положилъ ей основаніе и соединилъ монашествующихъ». Затѣмъ всѣ, какъ одними устами, сказали:

— «Возьмемъ честныя мощи любимаго отца нашего и перенесемъ ихъ изъ пещеры сюда: ниже́, — говоритъ Господь, — вжигаютъ свѣтильника и поставляютъ его подъ спудомъ, но на свѣщницѣ, и свѣтитъ всѣмъ» (Матѳ. 5, 15).

Послѣ этого рѣшенія братія тотчасъ устроили мѣсто для положенія честныхъ мощей и поставили каменную раку. Приблизился праздникъ Успенія Пресвятой Богородицы. За три дня до праздника игуменъ приказалъ идти въ пещеру и раскопать мѣсто, гдѣ были положены честныя мощи преподобнаго отца нашего Ѳеодосія. Первый исполнитель этого дѣла и первый самовидецъ честныхъ мощей былъ блаженный Несторъ, написавшій настоящее повѣствованіе. Онъ самъ о себѣ такъ свидѣтельствуетъ:

— «Я повѣдаю вамъ по истинѣ и правдѣ, — ибо я слышалъ не отъ другихъ [2], но самъ былъ первымъ участникомъ. Игуменъ, придя ко мнѣ, сказалъ: «пойдемъ, сынъ мой, къ преподобному отцу нашему Ѳеодосію». И пришли мы въ пещеру совершенно ни для кого незамѣтно. Осмотрѣвшись, мы назначили мѣсто, которое нужно раскопать и удалились. Потомъ игуменъ сказалъ мнѣ: «возьми на помощь себѣ кого хочешь изъ братіи, и кромѣ этихъ избранныхъ не говори никому, — пусть не знаетъ никто изъ братіи, пока честныя мощи не вынесемъ на мѣсто предъ пещерою». Я въ тотъ же день приготовилъ орудія для копанія. Былъ вторникъ; глубокимъ вечеромъ я взялъ съ собою двухъ братьевъ, мужей чудной жизни, — болѣе же никто не зналъ. Когда пришли въ пещеру, то, сотворивъ молитву съ поклоненіемъ, приступили, не медля, съ пѣніемъ псаломскихъ пѣсенъ, къ дѣлу. Копать началъ я; послѣ продолжительнаго труда, я вручилъ заступъ другому брату. Такъ копали до полуночи и не могли обрѣсти мощей святаго. Тогда мы начали скорбѣть и плакать: сначала думали, что святый не благоволитъ намъ явить себя; эту мысль смѣнила другая, — не копаемъ ли мы въ другой сторонѣ? И вотъ я снова взявъ орудіе, началъ копать еще прилежнѣе. Одинъ изъ братьевъ, бывшихъ со мною и находившійся предъ пещерою, услышавъ ударъ въ било [3] церковное, призывающій на утреню, сказалъ мнѣ, что уже ударили въ церковное било. Я же въ это время раскопалъ землю надъ честными мощами и отвѣчалъ брату: я уже, братъ, прокопалъ землю. Когда же я сдѣлалъ это, то меня объялъ великій страхъ и началъ я восклицать:

— «Ради преподобнаго Ѳеодосія помилуй меня, Господи!»

Затѣмъ я послалъ сказать игумену:

— «Пріиди отче, — изнесемъ честныя мощи преподобнаго».

Игуменъ пришелъ съ двумя братьями; я же прокопалъ еще болѣе. И наклонившись мы увидѣли мощи, лежащіе святолѣпно: всѣ составы были цѣлы, и ихъ не коснулось тлѣніе; лице свѣтло, очи сомкнуты, уста соединены, власы же присохли къ главѣ. Возложивъ на одръ честныя мощи, мы вынесли ихъ предъ пещеру».

Такъ говоритъ святый Несторъ объ участіи своемъ (въ обрѣтеніи честныхъ мощей); онъ же свидѣтельствуетъ и о дивныхъ дѣлахъ Божіихъ, происшедшихъ при этомъ.

Въ эту ночь въ монастырѣ печерскомъ бодрствовали два брата, сторожа́, когда игуменъ тайно съ неизвѣстнымъ имъ братомъ перенесетъ честныя мощи преподобнаго; и смотрѣли они прилежно по направленію къ пещерѣ; когда ударили къ утренѣ въ церковное било, они замѣтили, что три столпа, въ видѣ какъ бы свѣтозарныхъ дугъ, постоявъ надъ пещерою преподобнаго Ѳеодосія, перемѣстились на верхъ великой церкви, куда преподобный имѣлъ быть перенесенъ. Это видѣли и другіе изъ иноковъ, идущихъ къ утренѣ въ церковь; видѣли и въ самомъ городѣ многіе изъ благочестивыхъ гражданъ.

Досточудный Стефанъ, бывшій, послѣ преподобнаго Ѳеодосія печерскимъ игуменомъ, и затѣмъ устроившій монастырь на Кловѣ [4] и послѣ этого, по изволенію Божію, ставшій епископомъ города Владиміра, былъ тогда на Кловѣ въ своемъ монастырѣ; и въ ту ночь онъ увидѣлъ черезъ поле великую зарю надъ пещерою. Подумавъ, что это переносятъ честныя, мощи преподобнаго Ѳеодосія (ему возвѣщено было за день о событіи) онъ очень сожалѣлъ, что безъ него совершается перенесеніе. Онъ тотчасъ сѣлъ на коня и въ сопровожденіи Климента, поставленнаго имъ вмѣсто себя игуменомъ на Кловѣ, быстро направился къ пещерѣ. На пути издалека они видѣли великую зарю, а когда начали приближаться, то замѣтили надъ пещерою многія свѣщи. Но придя къ пещерѣ, они не увидали ничего. Тогда поняли, что видѣнная ими божественная свѣтлость исходила отъ честныхъ мощей преподобнаго Ѳеодосія. Подойдя къ дверямъ пещеры, Стефанъ и Климентъ увидѣли святаго Нестора съ братіею, окружавшихъ честныя мощи.

На другой день по обрѣтеніи честныхъ мощей преподобнаго по изволенію Божію собрались боголюбивые епископы: Ефремъ Переяславскій, Стефанъ Владимірскій, Іоаннъ Черниговскій, Маринъ Юрьевскій, Антоній Порозскій, — собрались и игумены всѣхъ монастырей (кіевскихъ) со множествомъ черноризцевъ; стеклось изъ города и множество благовѣрныхъ людей, пришедшихъ изъ города со свѣчами и ѳиміамомъ. И взявши честныя мощи святаго Ѳеодосія перенесли ихъ въ богомзданную пречестную церковь. И возрадовалась пречестная церковь, пріявъ своего свѣтильника, такъ что свѣтъ дневный покрывался свѣтомъ свѣщнымъ. Затѣмъ святители прикасаясь, іереи припадая, иноки съ народомъ притекая съ любовію, лобызали мощи святаго, возсылая Богу пѣснопѣнія духовныя, а преподобному принося благодарственное хваленіе. Итакъ положили честныя мощи въ основанной преподобнымъ Ѳеодосіемъ церкви Успенія пресвятой Богородицы, на правой сторонѣ, — положили въ четырнадцатый день августа мѣсяца, въ четвертокъ, въ первый часъ дня: и праздновали торжественно этотъ день. Не должно здѣсь обойти молчаніемъ того обстоятельства, что въ третій день по пренесеніи мощей преподобнаго отца нашего Ѳеодосія сбылось слѣдующее его пророчество.

Во дни игуменства единственною заботою преподобнаго Ѳеодосія было, какъ бы возможно наилучшимъ образомъ управить врученное ему стадо; при этомъ онъ заботился не только о черноризцахъ, но и о спасеніи мірскихъ людей, особенно о дѣтяхъ своихъ духовныхъ; онъ утѣшалъ и наставлялъ приходящихъ къ нему; иногда посѣщалъ домы ихъ и подавалъ благословеніе. Среди вельможъ находился духовный сынъ святаго Ѳеодосія, по имени Іоаннъ; жена его Марія и самъ онъ были люди благочестивые, проводившіе цѣломудренную жизнь. Блаженный отецъ придя однажды въ домь къ нимъ (онъ любилъ ихъ, такъ какъ они жили по заповѣдямъ Господнимъ и въ любви между собою) началъ поучать супруговъ о милостынѣ убогимъ, о царствіи небесномъ, уготованномъ праведнымъ, и о мукахъ грѣшнымъ, и многое другое говорилъ имъ отъ Божественнаго писанія, пока слово не дошло до положенія во гробъ тѣла. Воспользовавшись этимъ словомъ преподобнаго благочестивая жена Іоанна сказала ему:

— «Отче честный! кто знаетъ, гдѣ будетъ положено мое тѣло?»

Богодохновенный же Ѳеодосій, исполнившись пророческаго дара, отвѣчалъ ей:

— «Истину говорю тебѣ: гдѣ мое тѣло будетъ положено, тамъ и ты, по прошествіи нѣсколькихъ лѣтъ, почіешь».

Что и сбылось въ восемнадцатый годъ по преставленіи святаго, когда перенесли честныя мощи его; въ это время преставилась жена Іоанна Марія. Мощи преподобнаго Ѳеодосія были перенесены въ 14-ый день августа мѣсяца, а она въ шестнадцатый день того же мѣсяца и года была положена въ тойже печерской церкви противъ гроба преподобнаго Ѳеодосія, на лѣвой сторонѣ. Затѣмъ, въ пятнадцатый годъ по пренесеніи мощей преподобнаго Ѳеодосія преставился и мужъ Маріи, великій бояринъ Іоаннъ, уже маститый девяностолѣтній старецъ, сынъ храбраго воеводы Вышаты, внукъ воеводы Остроміра и самъ довольно продолжительное время бывшій воеводою; Іоаннъ былъ праведникъ и не худшій своихъ предковъ, какъ человѣкъ благій, кроткій, смиренный, удалявшійся отъ зла. Онъ былъ положенъ у головы своей жены противъ гроба того же преподобнаго Ѳеодосія, такъ что и на немъ исполнилось пророчество блаженнаго отца о положеніи тамъ же, гдѣ лежитъ и его тѣло.

Умѣстно здѣсь вспомнить и о слѣдующемъ. Господь, прославляющій прославляющихъ Его и благоволившій къ пренесенію мощей преподобнаго Ѳеодосія изъ темной пещеры въ святую печерскую церковь въ восемнадцатый годъ отъ преставленія Его, желая еще болѣе прославить угодника Своего, благоволилъ къ пренесенію его именемъ и почитаніемъ изъ темнаго невѣдѣнія во всѣ православные церкви, также въ восемнадцатый годъ отъ перенесенія изъ пещеры, — да свѣтитъ сей свѣтильникъ всему міру.

Сердцевѣдецъ возложилъ на сердце блаженному Ѳеоктисту, печерскому игумену, озаботиться о томъ, чтобы имя преподобнаго Ѳеодосія было вписано въ сѵнодикъ или соборникъ церковный и чтобы онъ причтенъ былъ къ лику древнихъ преподобныхъ отцевъ и всѣхъ святыхъ, которымъ Православная Церковь совершаетъ празднество повсюду. Блаженный Ѳеоктистъ началъ напоминать объ этомъ благовѣрному великому князю Михаилу-Святополку Изяславичу [5]: онъ просилъ его повелѣть преосвященному митрополиту Никифору [6] собрать освященный соборъ епископовъ, игуменовъ и весь церковный клиръ и сообщить имъ причину собранія, и тогда пусть совершится все, какъ будетъ угодно Богу. Митрополитъ съ удовольствіемъ внялъ рѣчи князя, собралъ епископовъ, игуменовъ и весь клиръ церковный и сообщилъ имъ о предполагаемомъ чествованіи преподобнаго Ѳеодосія. Князь же великій повѣдалъ всѣмъ отцамъ собора о житіи преподобнаго. Тогда всѣ единодушно и единогласно рѣшили издать опредѣленіе, чтобы преподобный Ѳеодосій почитался въ православной (русской) церкви, какъ равный всѣмъ, уже почитаемымъ повсемѣстно святымъ. Преосвященный митрополитъ повелѣлъ епископамъ, чтобы каждый изъ нихъ во всѣхъ церквахъ своей епархіи вписалъ имя преподобнаго Ѳеодосія въ соборникъ святыхъ. Епископы съ радостію исполнили это: вписали имя преподобнаго Ѳеодосія и начали воспоминать его во всѣхъ храмахъ, молясь ему и ежегодно совершая съ похвалами день торжества его во славу все дарующему Богу и угоднику Его, дароименитому Ѳеодосію.

Блаженному же Ѳеоктисту, съ усердіемъ потщавшемуся послужить отцу своему, преподобному Ѳеодосію, — вписать въ соборникъ имя его, Господь воздалъ по трудамъ: спустя немного времени, онъ былъ избранъ во епископа богоспасаемаго града Чернигова и хиротонисанъ тѣмъ же преосвященнымъ митрополитомъ Никифоромъ. Когда онъ вступилъ на свой престолъ, тогда христолюбивый князь Давидъ, княгиня, бояре и всѣ люди приняли его съ неисповѣдимою радостью, какъ сотворившаго неисповѣдимую радость церкви вписаніемъ въ соборникъ имени преподобнаго Ѳеодосія. Ради его молитвъ и мы, съ блаженнымъ Ѳеоктистомъ, ожидаемъ услышать радостный призывъ: радуйтеся, яко имена ваша написана суть на небесѣхъ (Лук. 10, 20).

Помѣстимъ здѣсь же и сказаніе блаженнаго епископа Симона [7] о чудотворномъ украшеніи золотомъ и серебромъ честной раки преподобнаго отца нашего Ѳеодосія, который своими честными перенесенными мощами какъ бы золотомъ и серебромъ нетлѣннымъ украсилъ святую печерскую церковь, а прочія церкви православныя украсилъ почитаніемъ своего честнаго имени. Было это такъ. Спустя довольно продолжительное время по пренесеніи мощей преподобнаго Ѳеодосія, сынъ Симона и внукъ Африкана, Варяжскихъ князей, тысяченачальникъ Георгій, управлявшій областью въ землѣ Суздальской отъ князя Георгія Владиміровича Мономаховича, захотѣлъ украсить честную раку преподобнаго Ѳеодосія въ знакъ своей великой любви къ нему. Онъ послалъ изъ Суздаля въ Кіевъ, въ Печерскій монастырь, одного изъ своихъ бояръ, именемъ Василія, и вручилъ ему, для окованія раки преподобнаго, пятьсотъ гривенъ [8] серебра и пятьдесятъ гривенъ золота. Взявъ серебро и золото, Василій съ неохотой отправился въ путь, проклиная свою жизнь и день своего рожденія:

— «Что это, — говорилъ онъ, — задумалъ господинъ нашъ погубить такое богатство? и какая награда будетъ ему за то, что онъ обложитъ гробъ мертваго? Какъ видно, собралъ онъ безъ труда — понапрасну и расточаетъ. Но горе именно мнѣ, не осмѣлившемуся ослушаться своего господина, — зачѣмъ я оставилъ домъ свой и ради кого шествую этимъ горькимъ путемъ? Получу ли отъ кого честь? — вѣдь я посланъ не къ князю, ни къ какому-либо вельможѣ. Что скажу той горсти каменной? И кто мнѣ отвѣтитъ? Кто не посмѣется надъ моимъ безумнымъ приходомъ?»

Такъ и многое другое говорилъ Василій къ сопровождавшимъ его. Святый же Ѳеодосій явился ему во снѣ, говоря съ кротостью:

— «О, чадо! я хотѣлъ вознаградить тебя за трудъ твой; но если ты не покаешься, много потерпишь непріятностей».

Однако, Василій не оставлялъ ропота, и Господь навелъ на него великую бѣду за его грѣхи: всѣ кони подохли, а имущество, кромѣ посланнаго сокровища, украли воры. Тогда Василій взялъ пятую часть отъ сокровища, состоящаго изъ золота и серебра, посланнаго для окованія раки святаго; онъ издержалъ это на надобности себѣ и конямъ, не догадываясь, при этомъ, о наказаніи, постигшемъ его за хулу. Когда же онъ былъ въ Черниговѣ, то упалъ съ коня и такъ сильно разбился, что не могъ даже и рукою двинуть. Сопровождавшіе Василія, положили его на колесницу и привезли подъ Кіевъ уже вечеромъ. И въ ту ночь явился Василію святый Ѳеодосій, говоря:

— «Василій! развѣ ты не слышалъ словъ Господа: сотворите себѣ други отъ мамоны неправды, да, егда оскудѣете, пріимутъ вы въ вѣчныя кровы (Лук. 16, 9) и: пріемляй праведника во имя праведниче, мзду праведничу пріиметъ (Матѳ. 10, 41). Доброе дѣло замыслилъ сынъ мой Георгій; съ нимъ и тебѣ, за твой трудъ, предстояло увѣнчаться, и такую славу не всякій получитъ, какой ты имѣлъ быть сообщникъ съ Георгіемъ. Теперь же ты всего лишился; но все-таки не отчаивайся въ своей жизни, хотя ты не можешь исцѣлиться другимъ образомъ, кромѣ какъ покаявшись въ своихъ согрѣшеніяхъ. Прикажи внести себя въ печерскій монастырь, въ церковь Пресвятой Богородицы, и пусть положатъ тебя на мою раку и будешь здоровъ; золото же и серебро, издержанное тобою, найдешь въ цѣлости».

Это сказалъ преподобный Ѳеодосій Василію, явившись явно, а не во снѣ. На-утро же пришелъ къ Василію со всѣми боярами князь Георгій Владиміровичъ; увидѣвъ его въ сильномъ недугѣ, онъ съ печалью удалился. Василій же, увѣровавъ въ видѣніе святаго, приказалъ вести себя въ печерскій монастырь. Когда они были у берега, вошелъ кто-то, незнакомый, къ игумену печерскому и сказалъ:

— «Иди скорѣе на берегъ, приведи Василія и положи его на гробѣ преподобнаго Ѳеодосія; когда онъ вручитъ тебѣ сокровище, обличи его предъ всѣми, что онъ взялъ пятую часть изъ него; и если покается, прости его».

Съ этими словами сказавшій сталъ невидимъ. Игуменъ Тимоѳей сталъ доискиваться относительно человѣка, пришедшаго къ нему; но никто не видѣлъ его входящимъ и выходящимъ. Игуменъ пошелъ къ Днѣпру, привелъ Василія и положилъ его на ракѣ святаго Ѳеодосія; и Василій возсталъ цѣлъ и здравъ. Онъ сталъ давать игумену порученное ему сокровище, говоря:

— «Вотъ, ты найдешь здѣсь четыреста гривенъ серебра и сорокъ золота».

Игуменъ же сказалъ ему:

— «Чадо! а гдѣ еще сто гривенъ серебра, и десять золота?»

Василій началъ каяться и сознался:

— «Это я взялъ и издержалъ; потерпи, отче, и все возвращу тебѣ; думалъ я утаить это отъ всевидящаго Бога».

Тогда высыпали золото и серебро изъ сосуда, гдѣ оно находилось подъ печатью, сочли предъ всѣми и нашли въ цѣлости, — пятьсотъ гривенъ серебра и пятьдесятъ золота; и всѣ прославили Бога и святаго Ѳеодосія. Тогда Василій началъ по порядку разсказывать о явленіяхъ ему святаго и о его дѣяніяхъ о немъ. Утромъ князь, взявъ съ собою врачей, пришелъ къ мѣсту, гдѣ видѣлъ больного Василія, желая лечить его, и не нашелъ. Узнавъ, что Василій отвезенъ въ печерскій монастырь и подумавъ, что онъ уже умеръ, князь съ поспѣшностью отправился въ обитель и здѣсь нашелъ Василія, — точно онъ и не болѣлъ. Услышавъ отъ него о дивныхъ чудесахъ, князь и ужаснулся и исполнился духовной радости; онъ пошелъ поклонился чудотворному гробу преподобнаго отца нашего Ѳеодосія и удалился. Услышавъ объ этомъ, Георгій Симоновичъ, тысяченачальникъ, еще болѣе возгорѣлся любовію къ Пресвятой Богородицѣ и къ святому Ѳеодосію; къ своему великому дару онъ присоединилъ еще гривну [9], которую самъ носилъ и въ которой было сто гривенъ золота; при этомъ онъ написалъ слѣдующее:

— «Вотъ я, Георгій, сынъ Симона, рабъ Пресвятыя Богородицы и святаго Ѳеодосія, благословенный его святою рукой, болѣлъ нѣкогда три года глазами и не видѣлъ луча солнечнаго, но по слову преподобнаго исцѣлѣлъ, — ибо я слышалъ изъ устъ его: «прозри!» и прозрѣлъ. Ради этого я пишу сію эпистолію [10] послѣднему роду своему, да никто не отлучаетъ себя отъ обители пресвятой Владычицы Богородицы и преподобныхъ отцевъ, Антонія и Ѳеодосія печерскихъ; ихъ молитва приноситъ заступленіе и въ селахъ обители: когда мы съ Половцами [11] пришли на Изяслава Мстиславича, то издали увидали высокій городъ, и тотчасъ отошли отъ него. Но никто не зналъ, что это за городъ; изъ Половцевъ же, бывшихъ около него, было много раненыхъ, и бѣжали мы отъ того города. Послѣ же мы узнали, что то было село печерской обители; города же тамъ никогда и не бывало; да и сами, жившіе въ селѣ томъ, не знали о происшедшемъ; выйдя утромъ, они увидѣли, что было кровопролитіе и сильно удивлялись. Потому я и пишу вамъ, что всѣ вы вписаны въ молитву святаго Ѳеодосія: онъ обѣщалъ отцу моему Симону молиться о насъ, какъ молится о своихъ черноризцахъ; и написалъ онъ молитву, которую отецъ мой повелѣлъ, когда его будутъ класть во гробъ, вложить въ свою руку, въ ожиданіи исполненія того обѣтованія [12], о чемъ, явившись одному изъ богоносныхъ отцевъ, сказалъ такъ:

— «Скажи сыну моему Георгію, что я воспріялъ благая по молитвамъ святаго, — и ты, сынъ мой, слѣдуй за мною добрыми дѣлами».

— «Кто не пожелаетъ благословенія и молитвы святаго Ѳеодосія и уклонится отъ него, тотъ возлюбитъ клятву, — и да пріидетъ она на него».

Здѣсь конецъ эпистоліи вышепомянутаго Георгія христолюбца; и намъ, оканчивающимъ настоящее сказаніе, должно научиться отъ него, — да не уклонимся благословенія и многопоспѣшествующей молитвы преподобнаго отца нашего Ѳеодосія, но приблизимся къ нему добрыми дѣлами, и онъ приблизится къ намъ. И, такимъ образомъ, не убоясь клятвы, получимъ благословеніе, какъ наслѣдники царства, уготованнаго отъ сложенія міра Господомъ нашимъ Іисусомъ Христомъ, чрезъ Котораго и съ Которымъ Отцу со Святымъ Духомъ слава, держава, честь и поклоненіе нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Преп. Ѳеодосій Печерскій преставился въ 1074 году.
[2] Объ открытіи мощей преп. Ѳеодосія.
[3] Деревянная или металлическая доска, посредствомъ удара въ которую палкою или молоткомъ призывались, до введенія колоколовъ, вѣрующіе къ богослуженію въ церковь.
[4] Кловъ — урочище близъ Кіева.
[5] Великій князь Кіевскій 1093-1114 гг.
[6] Никифоръ — 1-ый митрополитъ этого имени 1103-1121 гг.
[7] Симонъ — постриженникъ Кіево-Печерскаго монастыря. Отсюда онъ взятъ былъ великимъ княземъ Всеволодомъ Юрьевичемъ въ игумены основаннаго имъ во Владимірѣ Рождественскаго монастыря; затѣмъ Симонъ былъ поставленъ первымъ епископомъ Владимірской епархіи, отдѣленной отъ Ростовской въ 1214 г. Симонъ скончался въ 1226 г. послѣ двѣнадцатилѣтняго правленія. Изъ посланій епископа Владимірскаго Симона къ Поликарпу, тоже постриженнику и впослѣдствіи игумену Кіево-печерскаго монастыря, и изъ посланія Поликарпа къ Акиндину, печерскому архимандриту, содержаніемъ которыхъ служитъ рядъ сказаній о Кіево-Печерскихъ чудотворцахъ и о чудесахъ, бывшихъ въ самомъ монастырѣ при построеніи его великой церкви, и составился знаменитый Печерскій Патерикъ (πατερικόν подразумѣвается βίβλιον — отечникъ, отеческая книга, т. е. книга отцовъ или объ отцахъ).
[8] Гривна — старинная монета опредѣленнаго вѣса (72-96 золотниковъ), часто въ видѣ слитка золота или серебра.
[9] Т. е. цѣпь, которую, въ видѣ украшенія, носили на шеѣ.
[10] Т. е. письмо, посланіе.
[11] Половцы или куманы — тюркское кочевое племя, жившее въ X-XIII вв. на югѣ Россіи и отсюда дѣлавшее набѣги на пограничные города и селенія Русской земли.
[12] См. объ этомъ въ Сказаніи о созданіи церкви честнаго Успенія Пресвятой Богородицы.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 220-229.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0