Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - среда, 13 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День четырнадцатый.

О созданіи церкви честнаго Успенія Пресвятой Богородицы въ Кіево-Печерской обители.

Въ землѣ варяжской былъ князь Африканъ, братъ Якуна слѣпаго, — того самаго, который, сражаясь со своимъ полкомъ за Ярослава съ лютымъ братомъ его Мстиславомъ, отказался надѣть тканую золотомъ одежду. У Африкана было два сына, Фріандъ и Шимонъ; по смерти Африкана, Якунъ обоихъ сыновей его выгналъ изъ ихъ собственныхъ областей. Шимонъ пришелъ въ Россію къ благовѣрному князю Ярославу, который принялъ его и окружилъ почетомъ; онъ сдѣлалъ его старѣйшимъ бояриномъ у сына своего Всеволода, и дѣйствительно у Всеволода Шимонъ пользовался очень большою властью.

Благодаря слѣдующему обстоятельству, Шимонъ имѣлъ очень сильную любовь къ святой Кіево-Печерской обители. Въ княженіе въ Кіевѣ Изяслава Ярославича на русскую землю произвели нападеніе кочевники Половцы [3]; противъ нихъ выступили три князя — Ярославичи: Изяславъ, Святославъ и Всеволодъ, при которомъ находился и Шимонъ. Всѣ они пришли къ преподобному Антонію, прося его молитвъ и благословенія на брань. Старецъ, открывъ свои правдивыя уста, ясно предсказалъ имъ погибель. Шимонъ упалъ въ ноги старцу и просилъ, чтобы Господь сохранилъ его отъ такой бѣды. Преподобный отвѣчалъ ему:

— «Сынъ мой, многіе изъ васъ падутъ отъ меча, другіе во время бѣгства отъ враговъ будутъ потоптаны, ранены и въ водѣ утонутъ; ты же, спасшись, будешь положенъ здѣсь, въ церкви, которая имѣетъ создаться».

Когда полки обоихъ становъ встрѣтились на рѣкѣ Альтѣ [4], то христіане, лишенные помощи Божіей, были побѣждены, — князья убѣжали, многіе же воеводы со своими воинами были убиты; посреди нихъ лежалъ и раненый Шимонъ. Взглянувъ вверхъ на небо, онъ увидѣлъ великую церковь, какъ и прежде видѣлъ на морѣ, и вспомнилъ слова Спасителя, нѣкогда сказанныя ему [5]; тогда Шимонъ воскликнулъ:

— «По молитвамъ Пречистой Твоей Матери и преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія избавь меня, Господи, отъ этой горькой смерти».

И вдругъ какая-то сила исхитила его изъ среды мертвецовъ, и онъ мгновенно исцѣлился отъ ранъ, снова сдѣлавшись совершенно здоровъ. Возвратившись послѣ этого опять къ преподобному Антонію, Шимонъ все разсказалъ ему, повѣдавъ кромѣ того еще слѣдующее:

— «Отецъ мой Африканъ сдѣлалъ большой, около десяти локтей, крестъ съ изображеніемъ на немъ подобія Христова; почитая изображеніе Господа, онъ возложилъ на чресла его золотой поясъ вѣсомъ около 50-ти гривенъ [6], а на главу вѣнецъ; когда же дядя мой Якунъ выгналъ меня изъ моей области, я взялъ поясъ и вѣнецъ и услышалъ голосъ отъ обратившагося ко мнѣ образа Спасова:

— «Никогда, человѣче, не возлагай вѣнца сего на свою голову, но неси его на приготовленное для него мѣсто, гдѣ преподобный создастъ церковь Моей Матери; ему и отдай въ руки, чтобы повѣсилъ надъ Моимъ жертвенникомъ».

— «Я, — разсказывалъ Шимонъ, — упалъ отъ страха и, оцѣпенѣвъ, лежалъ какъ мертвый, потомъ поднялся, вошелъ на корабль; во время плаванія приключилась сильная буря, — такъ что мы отчаялись остаться въ живыхъ. Тогда я вспомнилъ о поясѣ, о которомъ совершенно забылъ, и началъ громко молиться:

— «Господи прости меня, ибо я умираю сейчасъ за этотъ поясъ, который взялъ у Твоего честнаго образа».

И вдругъ я увидѣлъ церковь вверху и думалъ: какая это церковь? И свыше былъ голосъ:

— «(Это та самая церковь), которая будетъ создана преподобнымъ во имя Божіей Матери; она будетъ также величественна и высока, какъ ты сейчасъ видишь; размѣръ ея преподобный произведетъ тѣмъ золотымъ поясомъ, — двадцать поясовъ въ ширину, тридцать въ длину и пятьдесятъ въ вышину; въ этой церкви ты будешь положенъ».

Послѣ этого на морѣ настала тишина. Мы же всѣ прославили Бога и очень обрадовались, сознавая, что избавились отъ горькой смерти».

Разсказавъ все это, Шимонъ обратился къ преподобному Антонію:

— «Вотъ, отче, я не зналъ, гдѣ создастся показанная мнѣ церковь, пока не услышалъ отъ тебя, что я буду положенъ здѣсь въ имѣющейся создаться церкви».

И, взявъ золотой поясъ, онъ отдалъ его преподобному Антонію со словами:

— «Вотъ мѣра основанія для той церкви», — а отдавая вѣнецъ, сказалъ: — «Этотъ вѣнецъ долженъ быть повѣшенъ надъ святымъ жертвенникомъ».

Старецъ, воздавъ хвалу Богу, отвѣчалъ:

— «Сынъ мой, отселѣ имя твое будетъ не Шимонъ, а Симонъ».

Святый Антоній, призвавъ блаженнаго Ѳеодосія, сказалъ:

— «Вотъ кто, Симонъ, воздвигнетъ церковь», — и послѣ этого вручилъ преподобному поясъ и вѣнецъ.

Съ этого времени Симонъ проникся сильною любовію ко святому строителю Ѳеодосію: онъ много давалъ ему изъ своего имѣнія на устроеніе показанной Богомъ церкви и часто приходилъ къ нему. Однажды Симонъ, придя къ блаженному Ѳеодосію, сказалъ ему послѣ обычной бесѣды:

— «Отче, я попрошу у тебя одного только».

— «Что можешь, — отвѣчалъ преподобный Ѳеодосій, — просить ты, сынъ мой, человѣкъ знатный, у нашего смиренія?»

— «Очень великаго и превышающаго мои силы дара я прошу у тебя», — возразилъ Симонъ.

— «Ты знаешь, сынъ мой, — снова отвѣчалъ преподобный Ѳеодосій, — нашу нищету, — у насъ очень часто не находится и хлѣба для дневного пропитанія; что же такое я имѣю, — не знаю».

Симонъ сказалъ:

— «Если хочешь можешь даровать мнѣ по данной тебѣ благодати отъ Господа, Который назвалъ тебя преподобнымъ: ибо когда я снималъ вѣнецъ съ главы Христовой, то Господь мнѣ сказалъ:

— «Неси вѣнецъ на уготованное ему мѣсто, и отдай въ руки преподобному, который созиждетъ церковь Моей Матери». Вотъ я и прошу у тебя, — дай мнѣ слово, что ты благословишь меня какъ при жизни, такъ и по смерти моей и твоей».

Святый Ѳеодосій отвѣчалъ:

— «О, Симонъ, просьба твоя превышаетъ мои силы! Но если ты увидишь мое отшествіе и, по моемъ преставленіи, устроенную здѣсь церковь, въ которой нерушимо блюдутся преданныя ей уставы, то знай, что я имѣю дерзновеніе къ Богу; теперь же не знаю, — угодна ли молитва моя».

— «Твоя праведность, — отвѣчалъ Симонъ, — засвидѣтельствована Самимъ Господомъ: я слышалъ о тебѣ отъ пречистыхъ устъ святаго Его образа, поэтому и прошу тебя: какъ о своихъ черноризцахъ, такъ помолись о мнѣ грѣшномъ, о моемъ сынѣ Георгіи и всѣхъ моихъ родственникахъ».

Святый Ѳеодосій, какъ бы давая обѣщаніе, сказалъ:

— «Я молюсь не о нихъ только, но и о всѣхъ любящихъ святое мѣсто сіе».

Тогда Симонъ, павъ на землю, просилъ:

— «Отче, я не уйду отсюда, пока не подтвердишь своихъ словъ письмомъ».

Понуждаемый любовью Симона, преподобный Ѳеодосій написалъ слѣдующее:

— «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, молитвами Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Маріи и святыхъ Силъ Безплотныхъ» и — прочія слова разрѣшательной молитвы, кончая:

— «Да будеши прощенъ въ семъ вѣцѣ и въ будущемъ, егда пріидетъ праведный Судія судити живымъ и мертвымъ».

Съ того времени эту молитву стали влагать въ руки умершимъ, какъ это завѣщалъ первый Симонъ относительно себя. При той же молитвѣ преподобный Ѳеодосій написалъ Симону и слѣдующее:

— «Помяни мя, Господи, егда прійдеши во Царствіи си, хотя воздать каждому по дѣламъ его; тогда, Владыко, сподоби рабовъ Твоихъ, Симона и Георгія, стать одесную Тебя во славѣ Твоей и услышать Твой радостный гласъ: пріидите благословенніи Отца Моего, наслѣдуйте уготованное вамъ Царствіе отъ сложенія міра» (Матѳ. 25, 34).

Затѣмъ Симонъ снова попросилъ:

— «Помолись, отче, чтобы отпустились грѣхи родителей моихъ и сродниковъ».

Преподобный Ѳеодосій, поднявъ руки, сказалъ:

— «Да благословитъ васъ Господь отъ Сіона и узрите благая Іерусалима во всѣ дни жизни вашей, до послѣднихъ вашего рода» (ср. Псал. 127, 6).

Симонъ принялъ молитву и благословеніе святаго, какъ драгоцѣннѣйшій жемчугъ, съ которымъ не желалъ разстаться и во гробъ отходя, что впослѣдствіи и случилось. До сего времени онъ былъ варягъ-латинянинъ, а съ этого, наученный преподобнымъ Ѳеодосіемъ, оставилъ, по благодати Божіей, латинскія заблужденія и чистосердечно обратился къ православной вѣрѣ; съ нимъ обратился и весь домъ его, въ которомъ насчитывалось до трехъ тысячъ человѣкъ, — въ числѣ ихъ были и іереи. Все это произошло, благодаря чудесамъ преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія Печерскихъ. — По прошествіи довольно продолжительнаго времени, когда была уже сооружена Кіево-Печерская церковь, въ ней былъ, по откровенію свыше и согласно пророчеству преподобнаго Антонія, положенъ первымъ Симонъ.

Повѣствованіе о достохвальномъ Симонѣ и бывшихъ ему откровеніяхъ Божіихъ ясно показываетъ, что образъ святой Кіево-Печерской церкви прежде построенія ея на землѣ, былъ предъизображенъ на небѣ, такъ что здѣсь исполнились слова псалмопѣвца: Самъ Вышній основалъ ее (Псал. 86, 5). Впослѣдствіи, по ходатайству Царицы Небесной, это обнаружилось еще яснѣе, какъ можно видѣть изъ послѣдующаго.

Прошло уже нѣсколько лѣтъ, какъ Симонъ вручилъ преподобному Антонію поясъ и вѣнецъ, и вотъ однажды къ преподобному Антонію и Ѳеодосію приходятъ изъ Царьграда четыре церковныхъ мастера, — строители каменныхъ церквей, люди весьма богатые:

— «Гдѣ вы желаете начать постройку церкви?» — спросили они ихъ.

— «Гдѣ Господь укажетъ» — отвѣчали преподобные.

— «Удивительная вещь, — говорили строители, — вы знаете время своей смерти и въ тоже время не можете указать мѣста для церкви, хотя при наймѣ и вручили намъ столь большое количество золота».

Призвавъ всю братію, преподобные начали разспрашивать грековъ:

— «Разскажите намъ безъ утайки, о чемъ вы стали говорить».

Строители сказали:

— «Однажды, когда мы спали въ нашихъ домахъ, рано утромъ, — только что взошло солнце, — къ каждому изъ насъ приходятъ благообразные юноши и говорятъ»:

— «Васъ зоветъ во Влахерну [7] Царица».

Мы, взявъ съ собою друзей и родственниковъ, всѣ пришли во Влахерну въ одно и тоже время и, разговорившись, узнали, что призваны къ Царицѣ одними и тѣми же посланцами и словами. Тамъ мы увидѣли Царицу, окруженную множествомъ воиновъ; мы поклонились Ей, а Она сказала намъ:

— «Я хочу на Руси, въ Кіевѣ, соорудить Себѣ церковь; поэтому повелѣваю вамъ: возьмите на три года золота и отправляйтесь на сооруженіе церкви».

Поклонившись, мы отвѣчали:

— «О, Владычица-Царица, Ты отсылаешь насъ въ чужую сторону, — къ кому мы тамъ пойдемъ?»

— «Вотъ сихъ, — сказала Она, — предстоящихъ здѣсь, Антонія и Ѳеодосія Я посылаю тоже».

— «Къ чему же, Владычица, — вопрошали мы, — даешь намъ на три года золота? Скажи имъ только, чтобы мы могли получать пищу и все необходимое, а Ты Сама знаешь, чѣмъ насъ наградить».

«Антоній, — отвѣчала Царица, — лишь благословитъ васъ на дѣло, — онъ отходитъ на вѣчный покой [8], туда за нимъ во второе лѣто пойдетъ и Ѳеодосій [9]; берите же, какъ можно больше золота, и идите, а наградить васъ никто такъ не можетъ, какъ Я: дамъ вамъ, ихже око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша (1 Кор. 2, 9). И Сама Я приду видѣть церковь, въ которой хочу жить.

Послѣ этого Она дала намъ мощи святыхъ мучениковъ: Артемія, Поліевкта, Леонтія, Акакія, Ареѳы, Іакова, Ѳеодора, сказавъ: положите ихъ въ основаніи церковномъ. Мы, взявъ святыя мощи и золота, даже больше необходимаго, спросили Царицу о размѣрахъ церкви:

— «Для измѣренія, — отвѣчала Она, — Я послала поясъ Сына Моего, по Его повелѣнію; все-таки выйдите на просторъ и посмотрите размѣры ея».

Мы вышли и на воздухѣ увидѣли церковь. Возвратившись, мы снова поклонились Царицѣ, спрашивая: какое будетъ, Владычица, имя церкви?

— «Я хочу ей дать Мое имя, » — отвѣчала Она.

Мы не посмѣли спросить Ее о имени Ея, но Царица Сама сказала:

— «Церковь будетъ во имя Богородицы», — и дала намъ изъ Своихъ рукъ сію святую икону».

Слыша это, всѣ прославили Бога и Его Пречистую Матерь; святый же Антоній сказалъ мастерамъ:

— «Мы никогда, чада, не выходили къ вамъ изъ этого мѣста».

Но греки съ клятвою утверждали:

— «При многихъ свидѣтеляхъ мы взяли золото Царицыно изъ вашихъ именно рукъ, съ ними вмѣстѣ проводили васъ до корабля, и черезъ мѣсяцъ, по вашемъ отплытіи, сами отправились въ путь; теперь уже десятый день, какъ мы покинули Царьградъ».

Святый Антоній отвѣчалъ имъ на это:

— «Великой благодати удостоилъ васъ Христосъ, ибо вы являетесь исполнителями Его воли; призывавшіи васъ тѣ благообразные юноши — пресвѣтлые ангелы, а влахернская Царица есть Сама Пресвятая Владычица наша Богородица и Приснодѣва Марія; стоявшіе же вокругъ Нея воины были безплотныя ангельскія силы; принятіе же вами изъ нашихъ именно рукъ золота есть чудо Божіе, которое Господь благоволилъ совершить надъ рабами Своими, Ему одному довѣдомыми путями. Благословенъ вашъ приходъ, и вы себѣ имѣете добрую Сопутницу — сію святую икону Владычицы Богородицы, Которая да даруетъ вамъ, какъ обѣщала, ихже око не видѣ, и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взыдоша; сего никто не можетъ даровать кромѣ Богородицы и Сына Ея, Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа. Поясъ Его и вѣнецъ принесены сюда изъ земли варяжской; широта, длина и высота пречестной той церкви указаны идущимъ отъ велелѣпной славы съ небесъ гласомъ, обращеннымъ къ Симону варягу, который и принесъ намъ поясъ и вѣнецъ».

Греки со страхомъ поклонились святымъ, спрашивая какъ и прежде:

— «Гдѣ мѣсто для построенія церкви? — покажите».

Преподобный Антоній отвѣчалъ:

— «Будемъ три дня молиться, и Господь покажетъ его намъ».

И вотъ по внушенію Божію для изысканія мѣста, гдѣ построить церковь, собралось множество народа, хотя его никто и не звалъ: одни указывали одно мѣсто, другіе другое, но мѣста не находили. По близости лежало поле князя, и по строенію Божію, какъ разъ въ это время, прилучилось проѣзжать мимо самому князю Святославу; увидѣвъ народъ, онъ спросилъ, что это дѣлается? И когда узналъ, то повернулъ коня и приблизился къ народу; и точно движимый Богомъ князь указалъ мѣсто на своемъ полѣ, гдѣ и велѣлъ строить церковь.

Преподобные молились до трехъ дней. И въ первую ночь молитвы преподобному Антонію явился Господь, говоря:

— «Антоній! ты обрѣлъ благодать предо Мною».

Преподобный Антоній отвѣчалъ:

— «Если я, Господи, обрѣлъ благодать предъ Тобою, то пусть будетъ по всей землѣ роса, а на мѣстѣ, которое Ты благоволишь освятить, — суша».

И утромъ, когда по всей землѣ была роса, на томъ мѣстѣ, гдѣ теперь церковь, нашли сушу. Помолившись въ другую ночь, преподобный Антоній сказалъ:

— «Господи, пусть по всей землѣ будетъ суша, а на святомъ мѣстѣ — роса».

И утромъ на святомъ мѣстѣ увидѣли росу въ то время, какъ вся земля была суха (ср. Суд. 6, 37-40). Въ третій день помолились на этомъ мѣстѣ; преподобный Антоній благословилъ его; ширину и длину мѣста размѣрили золотымъ Христовымъ поясомъ, принесеннымъ Симономъ изъ варяжской земли, причемъ руководились той мѣрой, какая была указана Шимону голосомъ съ неба, когда онъ находился на морѣ. Затѣмъ преподобный Антоній, поднявъ вверхъ руки, молился громкимъ голосомъ, подобно пророку Иліи въ древности:

— «Послушай мене, Господи, послушай мене (днесь) огнемъ, и да разумѣютъ вси людіе сіи, яко Ты еси хотяй сего» (ср. 3 Цар. 18, 37).

И тотчасъ съ неба спалъ огонь: онъ пожегъ хворостъ и тернъ, уничтожилъ росу и по размѣренному мѣсту образовалъ ложбину, подобную рву. Окружавшіе въ это время преподобныхъ отъ страха упали какъ мертвые. — Такъ, по благодати Божіей и усерднымъ молитвамъ вѣрующихъ во главѣ съ преподобнымъ Антоніемъ, стало извѣстнымъ то мѣсто, которое избралъ Богъ: и еще ранѣе благодать Божія, по молитвамъ преподобнаго Ѳеодосія, какъ повѣствуетъ житіе его, предуказывала на это мѣсто, — то видѣніемъ пламени, склоняющимся сюда дугою отъ прежней церкви, то видѣніемъ ангеловъ, носящихъ святую икону.

Послѣ чудеснаго указанія мѣста преподобными Антоніемъ и Ѳеодосіемъ заложена была каменная церковь во имя Пресвятой Богородицы; это было въ 6581 году отъ сотворенія міра и 1073 году отъ Р. Хр. при боголюбивомъ епископѣ Михаилѣ, — митрополитъ Георгій тогда находился въ Греціи, — во дни благовѣрнаго князя Святослава Ярославича [10]. Послѣдній своими руками началъ копать ровъ для церковнаго фундамента и далъ 100 гривенъ золота преподобному Ѳеодосію для болѣе успѣшнаго веденія постройки.

Въ основаніе стѣнъ положили и мощи святыхъ мучениковъ, данные во Влахернѣ пресвятой Богородицей мастерамъ. По Ея предсказанію преподобный Антоній не долго прожилъ по закладкѣ церкви, — въ тотъ же годъ онъ отошелъ на вѣчный покой. Преподобнаго Ѳеодосія сильно заботило построеніе церкви, но и онъ вскорѣ, во второй годъ по смерти преподобнаго Антонія, когда фундаментъ былъ уже оконченъ, преставился въ вѣчныя обители. Стройка церкви была приведена къ концу въ третій годъ при блаженномъ Стефанѣ, преемникѣ преподобнаго Ѳеодосія. Блаженный Стефанъ былъ свидѣтелемъ только что описанныхъ преславныхъ чудесъ: онъ видѣлъ, какъ пришли изъ Царьграда съ иконою Богородицы мастера, слышалъ и ихъ разсказъ о наймѣ ихъ Царицей во Влахернѣ. Въ память этихъ чудесъ онъ устроилъ, уже по выходѣ изъ Кіево-Печерскаго монастыря, церковь на Кловѣ [11] въ честь Влахернской Божіей Матери. А благовѣрный князь Владиміръ Всеволодовичъ Мономахъ, — тогда еще отрокъ, — видѣлъ какъ съ неба спалъ огонь и выжегъ яму, гдѣ было золотымъ поясомъ размѣрено основаніе для церкви.

Молва о дивныхъ чудесахъ разнеслась по всей землѣ русской: она побудила и князя Всеволода съ сыномъ Владиміромъ пріѣхать изъ Переяславля въ Кіевъ. Владиміръ тогда былъ боленъ; его опоясали помянутымъ золотымъ поясомъ, и онъ, по молитвамъ святыхъ отцевъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія, тотчасъ выздоровѣлъ. Поэтому Христолюбивый князь Владиміръ взялъ размѣръ показанный Самимъ Богомъ Кіево-Печерской церкви и въ своемъ княженіи, въ городѣ Ростовѣ, выстроилъ точно такую же церковь по вышинѣ, длинѣ и ширинѣ; при этомъ на особой хартіи онъ описалъ всѣ праздники, установленные въ церкви Кіево-Печерской, для руководства своей церкви. Сынъ же Владиміра, князь Георгій, услышавъ отъ своего отца о чудесныхъ событіяхъ при построеніи Кіево-Печерской церкви, тоже создалъ въ своемъ княженіи, въ городѣ Суздалѣ церковь такого же размѣра. Но время перейти къ разсказу объ украшеніи Кіево-Печерской церкви святыми иконами.

Спустя десять лѣтъ по пришествіи изъ Царьграда мастеровъ-строителей, оттуда же пришли къ тогдашнему Кіево-Печерскому игумену блаженному Никону и мастера-иконописцы:

— «Покажи намъ, — говорили они ему, — нанимавшихъ насъ для иконнаго писанія, — мы хотимъ переговорить съ ними: въ присутствіи многихъ свидѣтелей мы сговорились съ ними украсить иконнымъ письмомъ небольшую церковь; этотъ же храмъ очень великъ; въ противномъ случаѣ возьмите ваше золото, а мы возвратимся въ Константинополь».

Эти слова привели игумена въ недоумѣніе, и онъ сказалъ иконописцамъ:

— «Каковы были уговаривавшіеся съ вами?»

Иконописцы описали ему ихъ внѣшній видъ и сообщили имена, — одного звали Антоніемъ, другого Ѳеодосіемъ. Тогда игуменъ воскликнулъ:

— «О, дѣти мои! Намъ невозможно представить вамъ ихъ; уже десять лѣтъ, какъ они отошли ко Господу, гдѣ непрестанно молятся за насъ, охраняя эту церковь, промышляя о своемъ монастырѣ и живущихъ въ немъ».

Слыша отвѣтъ, иконописцы пришли въ ужасъ. Они привели къ игумену многихъ купцовъ, тоже изъ Царьграда, говоря:

— «Вотъ передъ ними мы уговаривались съ тѣми и взяли изъ рукъ ихъ золото; ты же не хочешь намъ показать ихъ; если они преставились, то покажи намъ ихъ изображеніе, чтобы и эти видѣли, — они ли это».

Тогда игуменъ предъ всѣми вынесъ икону преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія. Увидѣвъ образъ, греки поклонились со словами:

— «Поистинѣ это тѣ самые, и вѣруемъ, что они живы и по смерти и могутъ оказывать милости и спасать прибѣгающихъ къ нимъ».

А купцы подарили мозаику, которую привезли, было, для продажи: впослѣдствіи ею былъ украшенъ святый олтарь. Затѣмъ иконописцы начали каяться въ своемъ согрѣшеніи и разсказали слѣдующее:

— «Когда мы на лодкѣ приплыли въ Кіевъ, то на горѣ увидѣли сію великую церковь и спросили: какая это церковь? Кіево-Печерская, которую вы призваны украсить, отвѣчали намъ.

Видя величину церкви, мы разгнѣвались и хотѣли плыть обратно. Но ночью случилась ужасная буря, и, вставши утромъ, мы замѣтили, что находимся близъ Триполья, а лодка сама идетъ вверхъ противъ теченія, — точно ее влечетъ какая-то сила. Мы силою удержали ее и цѣлый день стояли, размышляя, что же будетъ далѣе? Какъ мы въ одну ночь безъ помощи веселъ прошли такой путь, который другіе съ трудомъ совершаютъ и въ три дня? Въ слѣдующую ночь намъ было видѣніе: мы видѣли эту церковь и намѣстную чудотворную икону Божіей Матери, Которая говорила намъ:

— «Что вы напрасно мятетесь, не покоряясь волѣ Сына Моего и Моей? Если не будете повиноваться Мнѣ и побѣжите обратно, Я всѣхъ васъ и вашу лодку поставлю близъ Моей церкви: и знайте, что вы не выйдете оттуда, но, постригшись въ Моемъ монастырѣ, тамъ окончите и жизнь вашу. Я же исходатайствую вамъ въ будущемъ вѣкѣ милость ради молитвъ строителей — Антонія и Ѳеодосія».

Вставши утромъ, мы снова хотѣли бѣжать обратно: но хотя и изъ всѣхъ силъ помогали теченію веслами, лодка все-таки шла вверхъ; поэтому мы отказались отъ своего намѣренія, отдавшись волѣ Божіей, и лодка скоро сама пристала близъ монастыря».

Послѣ этого разсказа всѣ — черноризцы и греки, строители и иконописцы — прославили Бога, Его Пречистую Матерь, Ея чудотворную икону и преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія.

Затѣмъ иконописцы приступили къ украшенію церкви, въ чемъ Господь содѣйствовалъ имъ своими знаменіями. Когда иконописцы украшали алтарь мозаикой, тогда въ алтарѣ самъ собою изобразился образъ Пресвятой Богородицы; въ это время здѣсь присутствовали всѣ иконописцы, среди нихъ — и преподобный Алипій [12], учившійся у нихъ и помогавшій имъ; Богу угодно было сдѣлать ихъ свидѣтелями столь дивнаго и ужаснаго чуда. Когда они глядѣли на образъ, онъ внезапно засіялъ сильнѣе солнца, такъ что иконописцы не въ состояніи были взирать на него и въ ужасѣ упали ницъ. Немного поднявшись, они хотѣли снова взглянуть на чудесный образъ: и вдругъ изъ устъ Богоматери излетѣлъ бѣлый голубь, который поднялся вверхъ къ образу Спасителя и тамъ скрылся. Находившіеся въ церкви смотрѣли, — не вылетѣлъ ли онъ изъ церкви. И вотъ на глазахъ у всѣхъ голубь снова вылетѣлъ изъ устъ Спасителя и носился по всей церкви: онъ подлеталъ къ образамъ святыхъ, садясь одному на руки, а другому на главу; потомъ слетѣвъ внизъ, онъ сѣлъ за мѣстною чудотворною иконою пресвятой Богородицы; присутствовавшіе въ церкви хотѣли взять голубя: приставили лѣстницу, но голубя не находили ни за иконою, ни за завѣсою; осмотрѣли всюду и не видѣли, куда скрылся голубь. И стояли всѣ, взирая на явившуюся въ алтарѣ икону: и вотъ опять на глазахъ у нихъ изъ устъ Богоматери вылетѣлъ голубь и поднялся въ высь къ Спасителеву образу. Стоявшіе внизу закричали работавшимъ вверху:

— «Возьмите его!»

Они протянули за нимъ руки, но голубь опять влетѣлъ въ уста Спасителя. Опять свѣтъ, превышающій солнечный, осіялъ всѣхъ, заставляя закрыть глаза: они же, падши ницъ, поклонились Господу, благодаря Его за то, что Онъ сподобилъ ихъ видѣть дѣйствіе Пресвятаго Духа, пребывающаго въ Кіево-Печерской церкви. Укрѣпляемые чудотвореніями, иконописцы, украшая подобную небу Кіево-Печерскую церковь, украшали и себя различными добродѣтелями. Поживъ богоугодно въ иноческомъ образѣ, они въ томъ же Кіево-Печерскомъ монастырѣ окончили и дни свои; точно также и мастера-строители; всѣ они положены въ притворѣ въ пещерѣ преподобнаго Антонія, гдѣ и донынѣ лежатъ тѣла ихъ нетлѣнно. Такъ исполнилось предсказаніе, которое слышали блаженные иконописцы отъ пречестной иконы Богородицы, когда явилась имъ Кіево-Печерская церковь въ то время, какъ они пытались возвратиться въ Царьградъ; Она сказала имъ: вы не выйдете оттуда, но, постригшись, тамъ и умрете.

Прилично вспомнить здѣсь и о другомъ удивительномъ чудѣ, явленномъ Богомъ въ то же время отъ пречестной чудотворной иконы Богородицы, находящейся въ Кіево-Печерской каменной церкви Успенія Божіей Матери.

Въ Кіевѣ жили два знатныхъ мужа, — друзья между собою, — Іоаннъ и Сергій: однажды они, придя въ Кіево-Печерскую церковь, увидѣли, что отъ чудотворной иконы Богородицы исходитъ свѣтъ, превышающій солнечный, и предъ нею они подтвердили свое духовное братство клятвою. По прошествіи многихъ лѣтъ, Іоаннъ смертельно захворалъ, оставляя послѣ себя пятилѣтняго сына Захарію: призвавъ Кіево-Печерскаго игумена, блаженнаго Никона, онъ, въ его присутствіи, раздавалъ свое имѣніе нищимъ, а сыновнюю часть — тысячу гривенъ серебра и сто гривенъ золота вручилъ Сергію; ему же онъ поручилъ и сына своего, какъ своему другу и вѣрному брату, завѣщая, чтобы Сергій отдалъ его сыну серебро и золото, когда тотъ подрастетъ. Сдѣлавъ это распоряженія, онъ вскорѣ преставился.

Когда Захаріи исполнилось пятнадцать лѣтъ, онъ захотѣлъ взять у Сергія свое серебро и золото; но Сергій, искушаемый діаволомъ, захотѣлъ для пріобрѣтенія богатства погубить свою жизнь. Онъ отвѣчалъ юношѣ:

— «Отецъ твой все имѣніе отдалъ Богу, — у Него и проси золота и серебра; Онъ — твой должникъ и быть можетъ сжалится надъ тобою; я же ни отцу твоему, ни тебѣ не долженъ ничего; отецъ твой, по безумію своему, роздалъ все имѣніе свое нищимъ и оставилъ тебя безъ всякихъ средствъ».

Услышавъ это, юноша сталъ оплакивать свою бѣдность. Затѣмъ онъ отправилъ къ Сергію просьбу, говоря:

— «Отдай хотя половину изъ моего наслѣдства, оставя себѣ другую, равную, часть».

Но Сергій жестокими словами поносилъ какъ отца Захаріи, такъ и его самого. Захарія потомъ просилъ третью часть или хотя даже десятую; видя же, что ничего нельзя получить, сказалъ Сергію:

— «Если ты не бралъ ничего, то приди и поклянись мнѣ предъ чудотворною иконою Пресвятой Богородицы церкви Кіево-Печерской, предъ которою ты заключилъ съ моимъ отцемъ братскій союзъ».

Сергій, не смущаясь, пошелъ въ церковь и ставъ предъ иконою Пресвятой Богородицы клялся, что не бралъ ни тысячи гривенъ серебра, ни ста гривенъ золота. Когда же онъ захотѣлъ облобызать икону, то не могъ приблизиться къ ней. И вотъ, выходя изъ церкви, онъ началъ кричать:

— «Преподобные, Антоній и Ѳеодосій, окажите мнѣ защиту предъ симъ немилостивымъ ангеломъ, который хочетъ меня погубить; молитесь Пресвятой Богородицѣ, чтобы Она отогнала отъ меня многихъ бѣсовъ, которымъ я преданъ, — пусть возьмутъ серебро и золото, запечатанное и скрытое у меня въ клѣти».

На всѣхъ напалъ великій ужасъ, и съ этого времени никому не позволяли клясться предъ святой иконой Богоматери. Послали и нашли дѣйствительно запечатанный сосудъ, и въ немъ двѣ тысячи гривенъ серебра и двѣсти гривенъ золота. Такъ умножилъ наслѣдіе Господь — отдатель милостивымъ. Захарія всѣ деньги отдалъ игумену Іоанну, чтобы онъ употребилъ ихъ, куда хочетъ; самъ же постригся въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ и здѣсь окончилъ свои дни. На это серебро и золото была устроена близъ Кіево-Печерской церкви церковь въ честь святаго Іоанна Предтечи для поминовенія болярина Іоанна и сына его Захаріи, которымъ принадлежало серебро и золото.

Сказавъ о чудесахъ, сопровождавшихъ украшеніе Кіево-Печерской церкви иконнымъ письмомъ, скажемъ, какъ Вышній освятилъ селеніе Своей Матери.

Въ первый годъ игуменства тезоименнаго благодати блаженнаго Іоанна, при митрополитѣ того же имени, чудотворно выстроенная и украшенная Кіево-Печерская церковь была освящена; освященіе ея, по благодати Божіей, сопровождалось такими чудесами. — Когда стали готовиться къ освященію церкви, то увидѣли, что нѣтъ каменной доски для святаго престола. Несмотря на всѣ усилія, не могли найти мастера, который бы могъ ее сдѣлать; поэтому принуждены были замѣнить каменную доску деревянной. Но митрополитъ Іоаннъ не хотѣлъ, чтобы въ столь великой церкви на святомъ престолѣ лежала не каменная, а деревянная доска; это привело игумена и братію въ сильную печаль, такъ какъ освященіе церкви нужно было отложить на нѣкоторое время. 13 августа иноки, по обычаю, пошли въ церковь для совершенія вечерни и вдругъ увидѣли, что у алтарной преграды находится каменная доска и столпцы для устроенія Святаго Престола; объ этомъ сейчасъ дали знать митрополиту; послѣдній воздалъ хвалу Богу и приказалъ совершать вечерню на освященіе. Долго и старательно искали, откуда и кѣмъ, по водѣ или по суху, привезена была доска, — и какъ она внесена въ церковь, которая не отпиралась; но всѣ усилія были напрасны. Тогда послали туда, гдѣ дѣлаются этого рода вещи, три гривны серебра для уплаты мастеру за сдѣланную имъ каменную доску; но такой мастеръ, хотя его искали всюду, не находился; ибо каменную доску на трапезу въ домъ Матери Своей даровалъ Самъ Творецъ и Промыслитель всякаго блага; на ней именно Онъ желалъ во всѣ дни за весь міръ бысть закалаемъ. Но это не конецъ чудесамъ. На другой день утромъ, по чудотворномъ обрѣтеніи помянутой доски, митрополитъ Іоаннъ былъ сильно опечаленъ, что настало время освященію Кіево-Печерской церкви, и при немъ нѣтъ ни одного епископа, ибо каѳедры ихъ были на далекомъ разстояніи отъ Кіева, и вдругъ неожиданно явились боголюбивые епископы: Черниговскій Іоаннъ, Ростовскій Исаія, Юрьевскій Антоній, Бѣлогородскій Лука, хотя ихъ никто и не звалъ; такимъ образомъ желаніе митрополита совершить освященіе церкви вмѣстѣ съ епископами исполнилось. Митрополитъ чрезвычайно удивился, такъ какъ никого не посылалъ за епископами и спросилъ ихъ:

— «Зачѣмъ вы пришли сюда, когда васъ не звали?»

Епископы отвѣчали:

— «Тобой, Владыко, были присланы къ намъ юноши, которые передали намъ, что 14-го августа будетъ освящаться Кіево-Печерская церковь и чтобы мы были готовы къ совершенію вмѣстѣ съ тобою литургіи; и вотъ мы, по слову твоему, здѣсь».

Антоній же Юрьевскій добавилъ:

— «Я былъ боленъ, и въ эту ночь ко мнѣ вошелъ черноризецъ, говоря: завтра освящается Кіево-Печерская церковь, — ты долженъ быть тамъ; какъ только я услышалъ, сдѣлался здоровъ и вотъ, по твоему повелѣнію, здѣсь».

Митрополитъ намѣревался розыскать людей, звавшихъ ихъ, но вдругъ раздался голосъ:

Исчезоша испытающіи испытанія (Псал. 63, 7).

Тогда онъ простеръ къ небу руки, говоря:

— «О, Пресвятая, Госпоже Богородице! какъ при Своемъ преставленіи собрала Ты отъ концевъ вселенной апостоловъ для большей славы Твоего погребенія, такъ и теперь на освященіе Своей церкви собрала нашихъ сослужителей и намѣстниковъ, благослови насъ на сіе дѣло и ради славы Сына Твоего и Своей помоги намъ».

Всѣ были въ ужасѣ отъ такихъ чудесъ, которымъ, впрочемъ, еще не конецъ.

Когда при освященіи, обошедши три раза церковь, приблизились къ дверямъ ея и начали пѣть: «возьмите врата князи ваша», то никто изъ церкви въ отвѣтъ на это не запѣлъ: «кто есть сей Царь славы?» — такъ какъ въ церкви никого не оставили. Но послѣ продолжительнаго молчанія вдругъ извнутри церкви раздалось пѣніе, подобное ангельскому: «кто есть сей Царь славы?» Стали доискиваться, что это за пѣвцы, откуда они и какъ могли войти въ церковь, когда двери ея были закрыты; но въ церкви не нашли ни одного человѣка. И для всѣхъ стало очевидно, что все это творится Промысломъ Божіимъ; и всѣ, вспоминая чудеса при созданіи Кіево-Печерской церкви, восклицали съ апостоломъ:

О, глубина богатства и премудрости и разума Божія! Яко неиспытани судове Его, и неизслѣдовани путіе Его. Кто бо разумѣ умъ Господень? или кто совѣтникъ Ему бысть? (Рим. 11, 33-34).

Такъ совершилось освященіе Кіево-Печерской церкви въ 6597 году отъ сотворенія міра, а отъ Р. Хр. въ 1089 году, во дни благовѣрнаго князя кіевскаго Всеволода Ярославича, при чудотворномъ содѣйствіи, по молитвамъ Пречистой Своей Матери и преподобныхъ отцевъ нашихъ Антонія и Ѳеодосія, Самого Господа.

Дѣйствительно полно чудесъ, братіе, повѣствованіе о Кіево-Печерской церкви, которую Господь показалъ въ явленіи прежде ея созданія и которой изъ земли варяжской прислалъ отъ Своего честнаго образа вѣнецъ и поясъ, а въ землѣ греческой подобіе церкви показала Сама Пресвятая Богородица, приславшая свою икону и мощи святыхъ мучениковъ. Въ исторіи ея созданія, которая распадается на три части, — исторію построенія зданія церковнаго, его украшенія и освященія проявилось дѣйствіе Святой Троицы. Самъ Богъ-Отецъ, Ветхій деньми, назнаменалъ мѣсто, гдѣ должна быть выстроена церковь, сушею, которая есть знакъ ветхости или старости; Сынъ, Иже сниде яко роса на руно, ниспослалъ росу, а Духъ Святый, сошедшій въ огненныхъ языкахъ, сниспослалъ съ неба огонь. Также и при украшеніи церкви Отецъ, создавшій по своему образу человѣка, изобразилъ безъ руки человѣка-иконописца во олтарѣ мозаикою образъ Пресвятой Богородицы, Сынъ — Солнце правды наполнилъ тогда церковь сіяніемъ, Духъ Святый, явившійся въ видѣ голубя, явилъ видѣніе голубя, излетѣвшаго изъ устъ образа. Наконецъ, во время освященія Отецъ, нѣкогда даровавшій Законъ на каменныхъ скрижаляхъ, даровалъ камень для святаго престола, Сынъ, архіерей сѣдшій превыше небесъ, собралъ чудеснымъ образомъ архіереевъ, Духъ Святый — языкъ, вѣщавшій во всю землю, — изъ середины церкви, когда тамъ никого изъ людей не было, издалъ отвѣтъ. Если же Богъ, поклоняемый въ Троицѣ, съ такими чудесными знаменіями благоволилъ соорудить Себѣ пречестную Кіево-Печерскую церковь во имя любимой Имъ Небесной Царицы, то, конечно, Онъ и пребываетъ съ любовью здѣсь; съ Нимъ пребываетъ и стоящая одесную Его Царица, Заступница и прибѣжище всѣхъ христіанъ, Пресвятая Богородица, какъ и Сама Она обѣщалась во Влахернѣ, говоря мастерамъ:

— «Я и Сама приду видѣть церковь и хочу жить въ ней».

Такъ же и святые Божіи, мощи которыхъ лежатъ подъ церковными стѣнами, какъ недвижимое основаніе, неотступно пребываютъ въ Кіево-Печерской церкви. Что скажемъ о ней? Поистинѣ она свята и дивна и подобна небу. Посему намъ должно воздать благодареніе и похвалу отшедшимъ благовѣрнымъ князьямъ, христолюбивымъ боярамъ, честнымъ инокамъ и всѣмъ православнымъ, имѣвшимъ усердіе къ святой Кіево-Печерской церкви. По молитвамъ преподобныхъ отцевъ нашихъ, Антонія и Ѳеодосія, да подастъ благость и милость свою Глава Церкви — Христосъ какъ имъ, такъ и намъ, — чадамъ Церкви Православной; Христу-Богу честь и слава со безначальнымъ Его Отцемъ а Пресвятымъ и Благимъ и Животворящимъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Лавра — съ греч. часть города, переулокъ — собственно рядъ келлій, расположенныхъ вокругъ жилища настоятеля въ видѣ переулковъ въ городѣ и обнесенныхъ оградой или стѣной. Иноки въ лаврахъ вели отшельническій образъ жизни и подвизались каждый въ своей кельѣ, собираясь вмѣстѣ для богослуженія въ первый и послѣдній день недѣли, а въ остальные дни сохраняя безмолвіе; жизнь въ лаврахъ была много труднѣе, чѣмъ въ другихъ обителяхъ. Съ глубокой древности названіе Лавры примѣняется къ многолюднымъ и важнымъ по своему значенію монастырямъ. Впервые появилось оно въ Египтѣ и затѣмъ въ Палестинѣ. Въ настоящее время имя Лавры употребляется у насъ исключительно въ смыслѣ почетнаго названія.
[2] Симонъ — постриженникъ Кіево-Печерскаго монастыря. Отсюда онъ взятъ былъ великимъ княземъ Всеволодомъ Юрьевичемъ въ игумены основаннаго имъ во Владимірѣ Рождественскаго монастыря; затѣмъ Симонъ былъ поставленъ первымъ епископомъ Владимірской епархіи, отдѣленной отъ Ростовской въ 1214 г. Симонъ скончался въ 1226 г. послѣ двѣнадцатилѣтняго правленія. Изъ посланій епископа Владимірскаго Симона къ Поликарпу, тоже постриженнику и впослѣдствіи игумену Кіево-печерскаго монастыря, и изъ посланія Поликарпа къ Акиндину, печерскому архимандриту, содержаніемъ которыхъ служитъ рядъ сказаній о Кіево-Печерскихъ чудотворцахъ и о чудесахъ, бывшихъ въ самомъ монастырѣ при построеніи его великой церкви, и составился знаменитый Печерскій Патерикъ (πατερικόν подразумѣвается βίβλιον — отечникъ, отеческая книга, т. е. книга отцовъ или объ отцахъ).
[3] Половцы или Куманы — тюркское кочевое племя, жившее въ X-XIII вв. на югѣ Россіи и отсюда дѣлавшее набѣги на пограничные города и селенія Русской земли.
[4] Это было въ 1066 г. Альта — притокъ Трубежа, впадающаго ниже Кіева въ Днѣпръ съ лѣвой, Московской стороны.
[5] Объясненіе этихъ словъ повествованія см. ниже.
[6] Гривна — старинная монета опредѣленнаго вѣса (72-96 золотниковъ), часто въ видѣ слитка золота или серебра.
[7] Влахерны — мѣстность въ Царьградѣ.
[8] Преп. Антоній скончался въ 1073 г.
[9] Преп. Ѳеодосій скончался 3 мая 1074 г. Въ 1073 г. преп. Ѳеодосій заложилъ великую каменную церковь, но за своею смертью не успѣлъ докончить ея постройку.
[10] Святославъ Ярославичъ — великій князь Кіевскій въ 1073-1075 гг.
[11] Кловъ — урочище близъ Кіева.
[12] Память его совершается Православною Русскою Церковію 17-го августа.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 203-220.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0