Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 12 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День одиннадцатый.

Страданіе святой мученицы Сосанны дѣвы и иныхъ съ нею мучениковъ.

Пресвитеръ Гавиній имѣлъ дочь по имени Сосанну; онъ воспиталъ ее въ истинно христіанскомъ духѣ, съ малыхъ лѣтъ внушивъ ей страхъ Божій, вмѣстѣ съ тѣмъ онъ далъ ей и хорошее свѣтское образованіе. Сосанна отличалась умомъ и тѣлесною красотою, которую превосходила красота душевная: она всѣмъ сердцемъ любила Господа Іисуса Христа и была Его вѣрной, цѣломудренной рабой. Услыхавъ объ умѣ и красотѣ Сосанны, Діоклитіанъ захотѣлъ сдѣлать ее женою сыну своему Максиміану. (Другіе называютъ его Максиминомъ; въ дѣйствительности онъ не былъ сыномъ Діоклитіана, а былъ усыновленъ имъ, какъ происходившій отъ его ближайшихъ родственниковъ; сначала Діоклитіанъ выдалъ за него свою дочь Валерію; послѣ же ея смерти онъ захотѣлъ сочетать Максиміана бракомъ съ родственицей своей Сосанной. Этотъ Максиміанъ имѣлъ другое имя Галерій, и его нужно отличать отъ вышеупомянутаго Максиміана, прозваннаго Геркуломъ). Діоклитіанъ послалъ къ Гавинію знатнаго мужа, своего двоюроднаго брата Клавдія, переговорить съ нимъ о томъ, чтобы онъ отдалъ дочь свою Сосанну за его сына Максиміана. Придя съ этимъ порученіемъ къ Гавинію, Клавдій сказалъ:

— «Пресвѣтлый царь нашъ Діоклитіанъ послалъ меня къ тебѣ съ великой милостью и радостью: онъ хочетъ возобновить родство съ тобою черезъ устройство брака твоей дочери, и какое благодѣяніе можетъ быть для тебя бо́льшимъ, чѣмъ это новое прославленіе твоего рода чрезъ кровный союзъ съ царскимъ домомъ!»

— «Мы убоги и смиренны, — сказалъ Гавиній, — и при своемъ недостоинствѣ, какъ можемъ называться родственниками царю?»

Клавдій отвѣчалъ:

— «Развѣ ты и твой братъ, епископъ Гаій, не сыновья сенатора Максимина, бывшаго родственникомъ дяди нашему, брату господина нашего царя Діоклитіана?»

— «Это вѣрно, — согласился Гавиній, — однако обстоятельства послѣдняго времени вынуждаютъ сказать, что мы недостойны названія родственниковъ царя».

— «Не отрицайся твоего родства, — возразилъ Клавдій, — вотъ нашъ господинъ и царь повелѣваетъ отдать тебѣ за сына его Максиміана свою дочь, объ умѣ которой идетъ слухъ, что она обладаетъ обширными знаніями въ наукахъ; и справедливо не раздѣляться вѣтвямъ, происходящимъ отъ одного корня; этого желаемъ и мы, твои родственники; думаю, что это доставитъ и тебѣ радость».

Гавиній сказалъ:

— «Прошу дать мнѣ время, чтобы узнать мнѣніе самой дочери о твоемъ предложеніи».

На этомъ они разстались.

По уходѣ Клавдія Гавиній попросилъ придти къ нему въ домъ брата своего папу Гаія, который жилъ недалеко. Когда пришелъ Гаій, Гавиній разсказалъ ему съ какимъ порученіемъ отъ царя приходилъ къ нему Клавдій. Затѣмъ они позвали къ себѣ Сосанну и сказали ей со слезами на глазахъ:

— «Царь Діоклитіанъ прислалъ къ намъ родственника нашего Клавдія, передавая черезъ него свое желаніе видѣть тебя супругою сына своего Максиміана».

Блаженная Сосанна такъ отвѣчала на это отцу и дядѣ:

— «Куда исчезла теперь ваша мудрость? Поистинѣ я не замѣчаю ея въ васъ; если бы я не была такой христіанкой, какой стала, благодаря вашимъ наставленіямъ, тогда со мной дѣйствительно можно бы было говорить о томъ, о чемъ вы сейчасъ ведете рѣчь; теперь зачѣмъ вы оскверняете ваши уши и уста, слушая нечестивыя слова и передавая ихъ мнѣ съ тою цѣлію, чтобы я вышла замужъ за нечестиваго мучителя? Вѣдь вы сами безбоязненно отреклись отъ всякаго родства съ нимъ за его нечестіе, съ которымъ не можетъ мириться исповѣдуемая вами святая, христіанская вѣра. Но слава всесильному Богу, даровавшему мнѣ духъ, сродный святымъ Его: отвергая черезъ вѣру въ Господа нашего Іисуса Христа это скверное супружество съ нечестивцемъ, я сподоблюсь мученическаго вѣнца!»

— «Смотри, дочь моя, — сказалъ на это Гавиній, — будь тверда въ вѣрѣ, которою сейчасъ обладаешь, чтобы соблюсти себя непостыдной предъ Господомъ, и мы возрадуемся, видя плодъ твоей вѣры, приносимый Владыкѣ Христу».

— «Господіе мои, — отвѣчала Сосанна отцу своему и дядѣ, — вы часто поучали меня соблюдать дѣвство ради Господа Іисуса Христа, и теперь въ любви къ Нему и страхѣ Его я такъ утвердилась, что не могу даже и помыслить о плотскомъ супружествѣ; отецъ мой, я только Того буду любить, для Того жить и на Того надѣяться, Кому ты самъ навсегда поручилъ меня; Онъ, Владыка, знаетъ искренность моего сердца!»

— «Такъ какъ ты вручена небесному жениху Христу-Богу, то пребывай всегда въ любви Его, соблюдая Его заповѣди» — сказалъ святый папа Гаій.

Такъ оба святые служители Господни, узнавъ о добромъ намѣреніи Сосанны, долго утверждали ее въ ея благочестивомъ желаніи, исполняясь въ то же время великой радости, исторгшей изъ глазъ ихъ невольныя слезы умиленія.

Спустя три дня, Клавдій въ сопровожденіи множества слугъ опять пришелъ къ Гавинію; оставивъ послѣднихъ около дома, онъ самъ вошелъ внутрь, гдѣ нашелъ и папу Гаія. Послѣ обычныхъ привѣтствій Клавдій сказалъ:

— «Для васъ, честные отцы, не безъизвѣстна та радостная причина, которая привела меня къ вамъ».

— «Хотя бы, — отвѣчалъ епископъ Гаій, — и не было такой причины, мы и такъ рады тебѣ, будучи родственниками другъ другу; мы рады утѣшиться этимъ родственнымъ свиданіемъ и бесѣдой другъ съ другомъ».

— «Вы знаете, любезнѣйшіе братья, — продолжалъ Клавдій, — что господинъ нашъ, царь Діоклитіанъ, выражаетъ сильное желаніе вступить съ вами въ болѣе тѣсное родство, и я совѣтую и прошу васъ исполните волю владѣющаго вселенной и тѣмъ утѣшите его».

— «Передай объ этомъ желаніи царя моему господину и брату, епископу Гаію», — отвѣчалъ Гавиній.

— «Нашъ доброжелательный царь, — обратился Клавдій къ Гаію, — хочетъ взять въ супруги своему сыну вашу дочь, а мою внучку; ему извѣстно объ ея красотѣ, разумѣ и талантахъ; мы, родственники, полагаемъ, что ничего не можетъ быть почетнѣе того, чтобы родъ нашъ не только не отлучался отъ царской крови, но еще тѣснѣе соединился съ нею: черезъ это онъ еще болѣе возвысится и прославится».

Такъ какъ епископъ молчалъ, то на рѣчь Клавдія отвѣчалъ Гавиній:

— «Позовемъ дѣвицу и спросимъ саму ее».

Тогда была позвана къ нимъ святая Сосанна. Въ комнатѣ не было никого изъ постороннихъ; сидѣли только они трое. Увидавъ Сосанну, Клавдій прослезился отъ любви и радости и хотѣлъ, обнявши, привѣтствовать ее поцѣлуемъ. Она же воспротивилась этому и сказала, отвернувшись отъ него:

— «Моему Господу Іисусу Христу извѣстно, что устъ рабыни Его никогда не касались мужскія уста: не оскверняй ихъ».

— «Я хотѣлъ поцѣловать тебя, какъ родственникъ: вѣдь ты мнѣ внучка», — отвѣчалъ Клавдій.

Святая Сосанна сказала на это:

— «Меня побуждаетъ гнушаться твоего поцѣлуя не какая-либо другая причина, а то обстоятельство, что твои уста осквернены идольскими жертвами».

Отъ этихъ словъ святой Сосанны Клавдій, точно почуствовавъ прикосновеніе къ своему сердцу перста Божія, умилился и сказалъ:

— «Что я долженъ сдѣлать, чтобы очистить отъ скверны мои уста?»

— «Покайся и крестись во имя Отца и Сына и Святаго Духа», — отвѣчала святая Сосанна.

Тогда Клавдій обратился къ епископу со словами:

— «Очистите меня, ибо человѣкъ чистый черезъ вѣру во Христа лучше служащаго богамъ: я принесъ имъ множество жертвъ, но не получилъ отъ нихъ ничего, хотя и цари преклоняются предъ ними».

Увидавъ чудесное, быстрое измѣненіе, произведенное въ Клавдіи дѣйствіемъ благодати Божіей чрезъ слова непорочной дѣвы, епископъ Гаій сказалъ съ радостію:

— «Послушай меня, братъ мой! Я намѣренъ дать тебѣ добрый совѣтъ: ты пришелъ къ намъ, чтобы найти невѣсту сыну твоего господина, а Богъ ищетъ тебя и хочетъ по молитвамъ этой дѣвы спасти тебя, чтобы и изъ нашего рода нашлись достойные Царствія Божія. Итакъ, вѣруй въ Бога, кайся въ пролитіи крови святыхъ мучениковъ и не медли принятіемъ святаго крещенія».

— «Если я, — спросилъ Клавдій, — приму святое крещеніе, то очистятся ли всѣ грѣховныя скверны моего сердца?»

— «Безъ сомнѣнія; только вѣруй отъ всего сердца», — отвѣчалъ святый папа.

Слыша это, святая Сосанна припала къ ногамъ своего дяди, святаго Гаія со словами:

— «Умоляю тебя, господинъ мой, не отлагай ради Христа крещенія Клавдія, спаси его душу».

— «Сначала убѣдимся, истинно ли онъ вѣруетъ во Христа Бога», — сказалъ святый епископъ.

— «Я искренно вѣрую, — воскликнулъ Клавдій, — только бы были прощены грѣхи мои, какъ обѣщаете вы мнѣ».

— «Во имя всемогущаго Господа Іисуса Христа прощаются тебѣ всѣ грѣхи твои», — отвѣчалъ Гаій.

Клавдій палъ на землю предъ ногами святителя и взывалъ, посыпая прахомъ свою голову:

— «Господи Боже, свѣтъ превѣчный, прости грѣхи мои, содѣянные въ невѣдѣніи и невѣріи, исполни меня Твоей благодати, чтобы жена и дѣти мои познали, что Ты одинъ спасаешь уповающихъ на Тебя!»

Тогда святый Гаій, огласивъ и наставивъ Клавдія, отпустилъ его домой. Потомъ Клавдій пришелъ ночью ко святому Гаію вмѣстѣ съ женой и двумя сыновьями, прося у него святаго крещенія. Не отлагая болѣе, епископъ крестилъ ихъ; пресвитеръ Гавиній былъ ихъ воспріемникомъ. Когда Клавдій вышелъ изъ святой купели, то сказалъ:

— «Я видѣлъ свѣтъ, превосходившій солнечный и осіявшій меня во время крещенія».

По святомъ крещеніи и мѵропомазаніи, епископъ совершилъ святую литургію и пріобщилъ крещенныхъ Божественныхъ Таинъ Тѣла и Крови Христовой, и всѣ радовались о Богѣ Спасѣ своемъ. Супругѣ Клавдія имя было Препедигна, а сыновей звали одного Александромъ, а другого Куфіемъ. Послѣ крещенія Клавдій началъ продавать имѣніе свое и раздавать его нищимъ; для этого онъ разыскивалъ скрывавшихся по различнымъ потаеннымъ мѣстамъ христіанъ, ходилъ также тайно по ночамъ въ темницы; всѣмъ, кого находилъ, Клавдій умывалъ ноги, цѣловалъ ихъ и восполнялъ нужду ихъ щедрыми дарами, снабжая ихъ на каждый день одеждою и пищей, при этомъ онъ непрестанно каялся во грѣхахъ, содѣянныхъ въ предыдущую жизнь.

Спустя нѣкоторое время, Діоклитіанъ началъ спрашивать о Клавдіи, почему онъ не принесъ никакого извѣстія, хотя былъ нарочно посланъ къ Гавинію, чтобы узнать о согласіи Сосанны на бракъ съ его сыномъ; царю доложили, что Клавдій болѣнъ. Тогда онъ послалъ къ нему, чтобы посѣтить больного и разспросить о Сосаннѣ его младшаго брата Максима, занимавшаго почетную должность при дворѣ. Максимъ нашелъ брата своего одѣтымъ во власяницу и возносящимъ молитвы къ Богу. Онъ пришелъ въ ужасъ и сказалъ:

— «Братъ мой возлюбленный, воспитавшій меня съ самаго дѣтства, что заставило тебя такъ измѣниться, — ты сталъ такъ блѣденъ и худъ?!»

— «Если хочешь выслушать меня, я разскажу тебѣ о причинахъ моей перемѣны», — отвѣчалъ Клавдій.

— «Скажи мнѣ, господинъ мой, о твоей болѣзни!» — воскликнулъ Максимъ.

— «Я каюсь, — началъ разсказывать Клавдій, — что повинуясь царямъ и исполняя ихъ приказанія, убивалъ христіанъ, проливая, такимъ образомъ, неповинную кровь; хотя я и дѣлалъ это по невѣдѣнію, слѣдуя приказаніямъ царя, однако теперь сильно скорблю и раскаиваюсь въ этомъ».

— «Что это ты говоришь братъ мой? — возразилъ Максимъ. — Владыка нашъ, царь Діоклитіанъ посылалъ тебя къ брату нашему Гавинію, чтобы ты сосваталъ дочь его сыну; чтобы узнать объ этомъ, я и посланъ къ тебѣ, а ты говоришь что-то совершенно другое».

— «Я за этимъ и ходилъ, — сказалъ Клавдій, — къ возлюбленной внучкѣ нашей и видѣлъ ее: она прекрасна какъ тѣломъ, такъ и душею; она свята и премудра и уже невѣста небеснаго царя Христа; благодаря ей, и я избавился отъ грѣховъ моихъ. Но чтобы и тебѣ было извѣстно о милосердіи Божіемъ, которое хочетъ всѣхъ спасти, ночью пойдемъ къ брату нашему пресвитеру Гавинію, и ты увидишь свѣтъ вѣчный».

— «Все, что ты велишь, я сдѣлаю», — отвѣчалъ Максимъ.

Въ ту же ночь они пошли къ воротамъ города, извѣстныхъ подъ именемъ Саларійскимъ и находившихся у Салюстіевыхъ палатъ. Когда Гавинію сказали, что его братья, Клавдій и Максимъ, стоятъ около дома и желаютъ войти къ нему, то онъ тотчасъ поспѣшилъ имъ на встрѣчу и съ радостію ввелъ ихъ къ себѣ. Прежде чѣмъ начать съ ними бесѣду Гавиній всталъ на молитву: онъ преклонилъ колѣна и склонилъ голову, Клавдій и Максимъ послѣдовали его примѣру.

— «Господи Боже, — говорилъ, молясь, Гавиній, — собирающій разсѣянныхъ и призирающій на собранныхъ, призри на дѣла рукъ Твоихъ, просвѣти всѣхъ вѣрующихъ въ Тебя: Ты свѣтъ истинный во вѣки вѣковъ».

Всѣ отвѣчали:

— «Аминь!»

Возставши, они обнимали и цѣловали другъ друга, а Клавдій припалъ къ ногамъ пресвитера, лобызая ихъ. Видя это, Максимъ удивлялся и просилъ разрѣшенія повидаться съ Сосанной. Гавиній велѣлъ ее позвать. Войдя къ нимъ, она сначала поклонилась Богу, а потомъ, подойдя къ отцу, сказала:

— «Благослови меня, отче».

Пресвитеръ же снова помолился ради пришествія Сосанны:

— «Да подастся намъ миръ отъ Господа нашего Іисуса Христа, Который живетъ и царствуетъ со всесильнымъ Богомъ Отцомъ во вѣки вѣковъ», — сказалъ онъ.

— «Аминь!» — воскликнули всѣ.

Увидавъ святую Сосанну, исполненную смиренія и цѣломудрія, Максимъ хотѣлъ поцѣловать ей руку; она же не дозволила этого. И въ то время какъ всѣ они долго не могли удержать слезъ, вызванныхъ родственною любовью, святому Гаію, жившему недалеко отъ устроенной имъ церкви, сказали, что братья его собрались вмѣстѣ. Онъ подумалъ, что ихъ берутъ на мученія и, желая первымъ изъ нихъ испытать участь мученика, поспѣшилъ въ домъ Гавинія. Всѣ увидавъ его, отъ неожиданности пришли въ страхъ и поклонились ему до земли.

— «Миръ вамъ! — сказалъ имъ святый Гаій, — мужайтесь во имя Господа, помолимся!»

И началъ молиться, говоря:

— «Господи Боже, Отецъ Господа нашего Іисуса Христа, пославшій Его на спасеніе всѣхъ, желая изъять насъ изъ тьмы міра сего и ввести въ жизнь вѣчную, утверди насъ, рабовъ Твоихъ, въ вѣрѣ Твоей, ибо Ты царствуешь во вѣки вѣковъ».

— «Аминь», — сказали присутствовавшіе.

Сѣвши, епископъ началъ боговдохновенную бесѣду; всѣ со вниманіемъ слушали говоримыя имъ слова Божіи; святая же Сосанна слушала стоя, не желая сидѣть при нихъ; въ то же время она тайно молилась. По окончаніи бесѣды епископъ сказалъ Максиму:

— «Благодаримъ тебя, братъ, что ты посѣтилъ насъ».

— «Я недостойный пришелъ къ вамъ, чтобы цѣловать ваши святыя ноги, а что первоначально побудило меня идти къ вамъ, о томъ сами хорошо знаете», — отвѣчалъ Максимъ.

— «Лучше скажи ты самъ», — предложилъ ему святый Гаій.

— «Царь Діоклитіанъ, — сказалъ Максимъ, — проситъ отдать Сосанну за сына его Максиміана».

— «Дѣва имѣетъ уже Христа, небеснаго Жениха, даннаго ей Богомъ Отцемъ, и пусть будетъ тебѣ хорошо извѣстно, что она уже не можетъ выходить замужъ», — отвѣтилъ на это предложеніе епископъ.

— «Все, что даетъ Богъ, вѣчно», — сказалъ Максимъ.

— «Пріими и ты жизнь вѣчную», — предложилъ ему папа.

— «Что есть жизнь вѣчная?» — спросилъ онъ.

— «Та есть жизнь вѣчная, которую позналъ я», — вступилъ въ бесѣду Клавдій.

— «Кого ты позналъ, Того и я познать желаю, — обратился къ нему Максимъ, — но все-таки намъ не слѣдуетъ удаляться отъ родства съ царемъ».

— «Мы убѣждаемъ тебя, — возразилъ святый Гаій, — вѣровать въ Господа нашего Іисуса Христа, вѣчнаго Сына Божія, а видимая слава и честь земнаго царя временны, и родство съ нимъ не приноситъ ничего; все это вмѣстѣ съ кратковременною жизнію минуетъ и погибнетъ. Что же обѣщаетъ намъ небесный Царь, Христосъ Богъ нашъ, то вѣчно и необходимо, и достойно того, чтобы къ тому стремиться».

Выслушавъ это, Максимъ умилился и съ радостію далъ согласіе пріять святую вѣру.

— «Тебѣ извѣстно, братъ, — сказалъ епископъ, — что мы оставили все свое имѣніе и теперь ничего не ищемъ кромѣ Господа нашего Іисуса Христа, Которымъ мы живемъ и Которымъ хвалимся».

— «Не медлите, господіе мои, — воскликнулъ Максимъ, — но поторопитесь сдѣлать все, что считаете необходимымъ для моего спасенія».

Заповѣдавъ ему постъ, епископъ отпустилъ его домой. Удалившись, Максимъ сначала скрывалъ свою вѣру во Христа, хотя и горѣлъ любовію къ Гавинію, Гаію и особенно къ Самому Господу Іисусу; потомъ, при усиленіи въ немъ любви къ Богу, онъ началъ явно исповѣдывать имя Христово, презирая смерть. Но епископъ и пресвитеръ совѣтовали ему скрывать свою вѣру въ продолженіи пяти дней, пока не распродастъ своего имѣнія и не раздастъ нищимъ. Максимъ повиновался имъ. Спустя пять дней, онъ пришелъ къ святому Гаію и, припавъ къ его ногамъ, сказалъ:

— «Заклинаю тебя, господинъ мой, именемъ Христовымъ, просвѣти меня святымъ крещеніемъ, какъ просвѣтилъ ты брата моего Клавдія; съ того самаго времени, какъ ты наставилъ меня въ ученіи Господа нашего Іисуса Христа, сердце мое до того умилилось, что я не могу успокоиться, пока не приму святаго крещенія».

Епископъ крестилъ его и, совершивъ святую литургію, пріобщилъ Божественныхъ Таинъ. Максимъ пребывалъ у родственниковъ своихъ христіанъ, воспѣвая съ ними Богу и славя Его; въ это время онъ окончательно распродалъ имѣніе, которое онъ не могъ продать и роздать въ пять дней, и роздалъ нищимъ черезъ вѣрнаго друга своего Ѳарсона, который былъ тайный христіанинъ и впослѣдствіи описалъ страданія сихъ святыхъ мучениковъ, такъ какъ все совершалось на его глазахъ.

По прошествіи пятнадцати дней со времени посѣщенія Максимомъ Клавдія, Діоклитіанъ узналъ, что оба они, — а послѣдній и со всѣмъ своимъ семействомъ, сдѣлались христіанами; это очень его огорчило. Однако онъ скрывалъ свою печаль и своей супругѣ, царицѣ Иринѣ сказалъ только, что посылалъ къ Гавинію, желая сосватать дочь его Сосанну сыну своему Максиміану. Услышавъ объ этомъ, Ирина прославила Бога: она была тайная христіанка, а царю сказала:

— «Дѣлай, что внушаетъ тебѣ Богъ».

Не довѣривъ царицѣ своей скорби, Діоклитіанъ призвалъ къ себѣ военачальника Юлія, язычника и человѣка жестокаго, и разсказалъ ему съ печалію, что возлюбленные родственники его, посланные для обрученія невѣсты сыну Максиміану, приняли христіанство, не смотря на его запрещеніе.

— «Всѣ пренебрегающіе царскія повелѣнія, — сказалъ Юлій, — хотя бы послѣднія были несправедливы, должны подвергнуться смертной казни; твое же приказаніе было справедливо, и если они его нарушили, то тѣмъ болѣе достойны смерти».

Царь тотчасъ приказалъ Юлію послать воиновъ, чтобы взять всѣхъ кромѣ епископа Гаія, что и было исполнено. Пресвитера Гавинія съ дочерью онъ велѣлъ стеречь въ кустодіи; Максима же Клавдія съ женой и дѣтьми послалъ въ изгнаніе; потомъ онъ велѣлъ сжечь ихъ въ городѣ Остіа [5], бросивъ пепелъ въ море; такъ скончались святые, удостоившись славнаго мученическаго вѣнца.

Спустя пятьдесятъ пять дней, Діоклитіанъ велѣлъ супругѣ своей взять къ себѣ Сосанну, чтобы склонить ее къ браку съ его сыномъ. Когда же святая Сосанна, находившаяся подъ стражей, увидала идущихъ за нею, то съ глубокимъ сердечнымъ вздохомъ и слезами сказала, обращаясь къ Богу:

— «Господи, не оставь рабы Твоей!»

Когда Сосанну ввели къ царицѣ, то послѣдняя поклонилась ей прежде, чѣмъ она: царица чтила въ ней благодать Христову и цѣломудріе. Святая Сосанна упала предъ царицею на землю, но она ласково подняла ее со словами:

— «Радуется о тебѣ Спаситель нашъ Христосъ».

Услышавъ изъ устъ царицы имя Христово, святая Сосанна возрадовалась и сказала:

— «Благодарю Христа Бога моего, царствующаго на всякомъ мѣстѣ!»

И обѣ онѣ, царица Ирина и святая Сосанна, радовались о Господѣ Богѣ, съ любовію бесѣдуя о Немъ. Онѣ возносили къ Нему горячія молитвы, особенно же святая Сосанна: слѣдуя наставленіямъ отца, она непрестанно днемъ и ночью воспѣвала, благословляя Бога. Діоклитіанъ же въ это время ждалъ, надѣясь, что Сосанна дастъ согласіе на бракъ. Послѣ долгихъ ожиданій онъ послалъ за царицей и спросилъ ее:

— «Склонила ли она Сосанну на бракъ съ его сыномъ? Склоняется ли она на любовь Максиміана?»

— «Напрасенъ трудъ тамъ, — отвѣчала царица, — гдѣ преслѣдуется невозможная цѣль, и не слѣдуетъ надѣяться тамъ, гдѣ не будетъ согласія: я не замѣчаю въ Сосаннѣ и слѣда такихъ мыслей и намѣреній, которыя бы позволяли думать, чтобы кто-либо могъ ее какимъ-нибудь образомъ принудить къ этому».

Услышавъ это, Діоклитіанъ пришелъ въ сильнѣйшій гнѣвъ и далъ позволеніе сыну своему Максиміану опозорить Сосанну, совершивъ надъ нею гнусное насиліе, но не во дворцѣ, — пусть отведетъ ее въ домъ отца ея и тамъ обезчеститъ ее, повинуясь своей постыдной похоти. Святая Сосанна принуждена была оставить дворецъ, чтобы отправиться въ домъ свой. Отпуская святую Сосанну, царица, съ плачемъ говорила ей:

— «Избавившій въ древности рабу Свою Сосанну (Дан. гл. 13) избавитъ и тебя, поможетъ тебѣ и даруетъ славное упокоеніе».

Простившись, онѣ разстались, рыдая. Когда святая Сосанна была приведена въ свой домъ двумя женщинами, она упала на землю въ своей комнатѣ и здѣсь съ рыданіемъ и плачемъ молилась Избавителю своему Христу, чтобы Онъ поспѣшилъ къ ней на помощь. Въ ту же ночь пришелъ распаляемый скверною похотью сынъ царя Максиміанъ; войдя тихонько въ комнату, гдѣ молилась святая Сосанна, онъ увидѣлъ надъ нею ангела Божія, отъ котораго исходило великое сіяніе. На Максиміана напалъ сильный страхъ: не осмѣлившись подойти къ святой Сосаннѣ, онъ поспѣшилъ какъ можно скорѣе, домой, во дворецъ, гдѣ и разсказалъ о всемъ своему отцу.

— «Это не больше, какъ волшебство христіанъ», — сказалъ Діоклитіанъ.

И послалъ одного изъ приближенныхъ своихъ, Куртія, разузнать, что дѣлается въ домѣ Сосанны. Но и Куртій, какъ только вошелъ въ домъ, тотчасъ почувствовалъ сильный страхъ и въ ужасѣ побѣжалъ къ царю. Въ это время Діоклитіанъ велъ споры съ царицею относительно пришествія Христа и почитанія боговъ. Будучи побѣжденъ царицею, онъ вспомнилъ о Сосаннѣ и сказалъ:

— «Почему ты не увѣщевала ее, видя ея красоту и умъ, согласиться на бракъ съ моимъ сыномъ?»

— «Она избрала себѣ лучшее, — отвѣчала царица, — вѣдь и сынъ твой самъ говорилъ, что видѣлъ надъ нею неприступный свѣтъ».

Царь чрезвычайно разгнѣвался и приказалъ нѣкоему Македонію, ревностному язычнику, отличавшемуся жестокостію, идти къ Сосаннѣ и принудить ее не только посредствомъ угрозъ, но и мученій къ идолопоклонству; вмѣстѣ съ тѣмъ Діоклитіанъ приказалъ дѣлать это тайно, чтобы не осуждали царя за мучительство, говоря, что онъ не щадитъ даже родственниковъ своихъ. Македоній пришелъ къ святой Сосаннѣ, захвативъ съ собою маленькаго, золотого идола, изображавшаго бога Дія; показывая его святой, онъ приказывалъ ей поклониться ему. Святая Сосанна дунула на идола со словами:

— «Господи мой, Христе Іисусе, пусть не видятъ очи мои дьявольскаго орудія».

И тотчасъ идолъ, находившійся въ рукахъ Македонія, сдѣлался невидимъ, точно кто вырвалъ его. Македоній удивился и думалъ, что какъ-нибудь сама святая Сосанна похитила идола и спрятала его:

— «Вижу, — сказалъ онъ, — что ты любишь золото, такъ какъ украла идола изъ моихъ рукъ, и не могу не похвалить тебя за это: думаю, что ты не взяла бы идола, если бы не любила его».

— «Господь Богъ мой, — отвѣчала святая Сосанна, — послалъ ангела Своего, который и удалилъ идола изъ глазъ моихъ, выбросивъ его вонъ изъ дома».

Во время этихъ словъ ея вошелъ слуга Македонія, докладывая, что идолъ выброшенъ изъ дома на дорогу. Придя въ сильную ярость, Македоній своими руками разорвалъ одежды на святой Сосаннѣ и началъ безъ жалости бить ее палками. Святая же Сосанна взывала въ это время:

— «Слава Тебѣ, Господи!»

— «Принеси жертву богамъ», — сказалъ Македоній.

— «Я сама себя приношу въ жертву Господу моему», — отвѣчала святая.

Македоній доложилъ царю о неизмѣнномъ и твердомъ пребываніи Сосанны въ вѣрѣ и о поруганіи ею идола. Царь приказалъ тамъ же, въ домѣ, убить ее мечемъ. И была усѣчена глава невѣстѣ Христовой, святой мученицѣ Сосаннѣ; она отошла, веселясь и радуясь, въ свѣтлый чертогъ небеснаго Жениха своего. Узнавъ объ убіеніи святой Сосанны, царица взяла ночью честное тѣло святой мученицы и собрала кровь ея пролитую на землѣ покровомъ со своей головы: обвивъ полотномъ, умащеннымъ ароматами, царица положила тѣло ея въ усыпальницѣ святаго Александра, гдѣ было погребено много мучениковъ, а кровь ея, собранную на головное покрывало, вложила въ серебряный ковчегъ, который спрятала въ своей комнатѣ, гдѣ она обычно тайно молилась и днемъ и ночью. Святый же папа Гаій храмину, гдѣ была пролита кровь святой мученицы Сосанны, освятилъ въ церковь и совершалъ въ ней Божественныя службы [6]. — Спустя немного времени пострадалъ и святый пресвитеръ Гавиній, а послѣ него пріялъ мученическую кончину и святый Гаій; всѣ они, какъ мученики, предстали престолу Божію, славя Отца, Сына и Святаго Духа, единаго Бога въ Троицѣ, Ему же и отъ насъ да будетъ честь и слава, и нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ [7]. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Діоклитіанъ — императоръ 284-305 гг.
[2] Максиміанъ — императоръ, соправитель Діоклитіана 285-305 гг.
[3] Римъ — главный городъ Римскаго государства, находится въ средней Италіи, расположенъ по обѣимъ берегамъ рѣки Тибра, при впаденіи послѣдней въ море. По древнему сказанію онъ былъ основанъ Ромуломъ (ум. въ 707 г. до Р. X.) на холмѣ Палатинскомъ въ 753 г., потомъ распространился на шести сосѣднихъ холмахъ, отчего и называется «семихолмнымъ»; указаніе на эти семь холмовъ Рима находится и въ Апокалипсисѣ (гл. 17, ст. 9). Въ началѣ своей исторіи Римъ представлялъ собою только группы хижинъ, сдѣланныхъ изъ глины и покрытыхъ камышемъ, но затѣмъ сталъ обогащаться вслѣдствіе удачныхъ войнъ съ сосѣдними народами: сабинянами, вольсками, латинянами, галлами, этруссками, которые въ 273 г. (до Р. X.) всѣ были объединены подъ властію Рима. Тогда римляне начали подчинять себѣ народы, жившіе внѣ Италіи, и скоро Карѳагенъ, Македонія, Греція, Иллирія и Азія, перешедшая къ римлянамъ мирнымъ путемъ по завѣщанію пергамскаго царя Аттила III въ 132 г., сдѣлались провинціями Рима. Въ 63 г. римскій полководецъ Помпей вступилъ послѣ трехмѣсячной борьбы въ Іудею и занялъ Іерусалимъ; съ этихъ поръ іудеи сдѣлались данниками Рима и навсегда лишились своей свободы и независимости. При Августѣ, первомъ римскомъ императорѣ, въ 30-ый годъ царствованія котораго родился Господь Іисусъ Христосъ, подчинился Риму и Египетъ. Такимъ образомъ, предъ пришествіемъ Христа Спасителя Римъ достигъ могущества и славы, включая въ свою имперію почти всѣ извѣстные тогда народы; богатства со всѣхъ странъ свѣта стекались въ него; дѣла всѣхъ народовъ рѣшались въ римскомъ сенатѣ. Но время могущества Рима было началомъ его паденія. Безпрестанныя войны разоряли и уменьшали зажиточные классы римскихъ гражданъ, а богатыя и знатныя фамиліи, скупая за безцѣнокъ земли разорившихся семействъ, еще болѣе богатели; вслѣдствіе этого населеніе Рима раздѣлилось на два класса — богачей и бѣдныхъ. Въ то время какъ роскошь первыхъ доходила почти до невѣроятныхъ размѣровъ, послѣдніе находились въ нищетѣ и угнетеніи; цѣлыя состоянія тратились на одинъ обѣдъ, а бѣдняки не имѣли куска хлѣба. — Со времени покоренія Греціи въ Римѣ стали распространяться философскія ученія, подрывавшія народную религію, и невѣріе широкой волной разлилось сначала среди высшихъ, а потомъ и низшихъ классовъ: предметы религіозныхъ вѣрованій открыто высмѣивались на сценическихъ представленіяхъ. Вмѣстѣ съ невѣріемъ стала распространяться и безнравственность, дошедшая до совершенія противоестественныхъ пороковъ (Рим. 1, 26-27); она замѣнила собою прежнюю чистоту и строгость нравовъ, и только возрождающая сила христіанства спасла Римъ отъ окончательной погибели. Христіанство проникло въ Римъ очень рано. Уже императоръ Тиверій (14-37 гг.) слышалъ, какъ говоритъ преданіе, проповѣдь о Христѣ; при преемникѣ его Клавдіи (41-54 гг.) въ Римѣ были сильные раздоры между христіанами изъ евреевъ и іудеями. При Неронѣ (54-68 гг.), благодаря проповѣди апостола Павла, продолжавшейся цѣлыхъ два года (Дѣян. 28, 30), христіане умножились; въ царствованіе этого императора было первое гоненіе на христіанъ, несправедливо обвиненныхъ въ поджогѣ Рима; во время этого гоненія пріяли мученическую кончину святые апостолы Петръ и Павелъ. Но гоненіе не уничтожило христіанства; при Домиціанѣ (81-91 гг.) оно проникло даже въ родъ императора — братъ Домиціана, Флавій Климентъ, былъ казненъ за то, что исповѣдывалъ христіанство. Въ царствованіе этого императора св. Іоаннъ Богословъ былъ сосланъ на островъ Патмосъ, гдѣ удостоился откровенія о будущихъ судьбахъ міра и церкви (Апок. 1, 9). Со времени Нерона и Домиціана гоненіе на христіанъ воздвигались вплоть до 313 г. Особенно сильны они были при императорѣ Діоклетіанѣ (285-305), положившемъ начало раздѣленію Римской имперіи: онъ избралъ себѣ въ соправители Максимина и раздѣлилъ государство между нимъ и собою; потомъ каждый соправитель избралъ себѣ по помощнику, такъ что имперія раздѣлилась на четыре части. По отреченіи отъ дѣлъ правленія Діоклетіана и Максимина, управленіе перешло къ Констанцію Хлору и Галерію; первому наслѣдовавъ сынъ его Константинъ (306 г.), который и издалъ указъ 313 г., дозволяющій каждому желающему переходъ въ христіанство. Сдѣлавшись единодержавнымъ (въ 324 г.), онъ перенесъ свое мѣстопребываніе на Востокъ въ Византію, названную потомъ Константинополемъ. Здѣсь онъ окружилъ себя христіанами, которыхъ назначалъ на высшія государственныя должности; онъ установилъ закономъ празднованіе воскреснаго дня, строилъ много храмовъ; при его содѣйствіи былъ созванъ первый Вселенскій соборъ (325 г.). При императорѣ Ѳеодосіи Великомъ, воспретившемъ указомъ 392 г. языческое богослуженіе, Римская имперія окончательно раздѣлилась на восточную и западную (395 г.). Первая пала подъ ударами турокъ въ 1453 г. при Магометѣ II, а вторая, въ составъ которой входили Италія, Африка, Британія и Испанія въ 475 г.; въ 476 г., послѣ отреченія отъ престола послѣдняго римскаго императора Ромула Августа, надъ Италіею воцарился предводитель геруловъ Одоакръ.
[4] Гаій былъ папою отъ 283 г. по 22 апрѣля 296 г.
[5] Такъ называлась пристань близъ Рима.
[6] Въ жизнеописаніи папы Сергія говорится о церкви въ самомъ домѣ Сосанны, бывшей въ 682 году.
[7] Святые мученики поминаемые съ Сосанною, скончались въ 295-296 году. Мощи муч. Сосанны съ мощами отца ея Гавинія находятся въ Римѣ, въ церкви ея имени; мощи папы Гаія также въ Римѣ въ церкви его имени.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 172-184.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0