Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 24 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День одиннадцатый.

Житіе преподобныхъ отецъ нашихъ Ѳеодора и Василія, иноковъ Кіево-Печерскихъ.

Преподобный Ѳеодоръ во время жизни въ міру обладалъ очень большимъ состояніемъ. Услышавъ однажды слова Господа въ Евангеліи, — всякъ отъ васъ, иже не отречется всего своего имѣнія, не можетъ быти Мой ученикъ (Лук. 14, 33), онъ послѣдовалъ имъ: оставивъ міръ и раздавъ свое богатство нищимъ, преподобный Ѳеодоръ сдѣлался черноризцемъ Кіево-Печерскаго монастыря, ведя жизнь полную подвиговъ. По приказанію игумена онъ поселился въ пещерѣ, извѣстной подъ именемъ Варяжской, гдѣ и прожилъ много лѣтъ, соблюдая строгое воздержаніе. Во время пребыванія преподобнаго Ѳеодора въ этой пещерѣ діаволъ поселилъ въ немъ скорбь и сожалѣніе о розданномъ нищимъ имѣніи, приводя ему на умъ преклонность лѣтъ, слабость здоровья и скудость монастырской пищи. Блаженный Ѳеодоръ не понялъ, что подобныя мысли есть дьявольское искушеніе. Забывая слова Господа: не пецытеся душею вашею, что ясте или что піете: воззрите на птицы небесныя, яко не сѣютъ, ни жнутъ, ни собираютъ въ житницы, и Отецъ вашъ Небесный питаетъ ихъ (Матѳ. 6, 25-26), и видя нищету свою, онъ началъ приходить отъ скорби къ отчаянію, съ каждымъ днемъ все болѣе плѣняясь искушеніемъ. Однажды онъ открылъ, ничего не утаивая, свою печаль своимъ друзьямъ.

Среди черноризцевъ Кіево-Печерскаго монастыря былъ нѣкто Василій, одинъ изъ наиболѣе добродѣтельныхъ по жизни. Желая извлечь преподобнаго Ѳеодора изъ рва отчаянія и утѣшить его, онъ сказалъ ему:

— «Молю тебя, братъ Ѳеодоръ, не губи награды своей, но если ты сожалѣешь объ имѣніи, розданномъ нищимъ, то я постараюсь возвратить его тебѣ въ томъ же количествѣ: ты только скажи предъ Господомъ, чтобы твоя милостыня вмѣнилась мнѣ, и тотчасъ избавишься отъ скорби и снова пріобрѣтешь черезъ меня свое имѣніе. Впрочемъ, смотри, попуститъ ли это Господь: въ Константинополѣ также нѣкто сожалѣлъ о золотѣ, розданномъ нищимъ, и вмѣнилъ предъ Богомъ милостыню другому, взявъ съ него деньги, равныя розданнымъ; когда онъ сказалъ: «Не я, Господи, сотворилъ милостыню, но она есть дѣло сего», — то тотчасъ упалъ среди церкви и умеръ, потерявъ такимъ образомъ и золото и жизнь».

Выслушавъ это, блаженный Ѳеодоръ образумился и началъ оплакивать свое паденіе, ублажая брата, исцѣлившаго его отъ столь опасной душевной болѣзни. О такихъ людяхъ сказалъ Господь: аще изведеши честное отъ недостойнаго, яко уста Моя будеши (Іер. 15, 19). Съ этого времени между Ѳеодоромъ и Василіемъ еще болѣе усилилась любовь другъ къ другу. Съ тѣхъ поръ преподобный Ѳеодоръ неустанно преуспѣвалъ въ заповѣдяхъ Божіихъ, стараясь совершать все необходимое для праведной, богоугодной, святой и непорочной жизни. Діаволъ же подвергся великому посрамленію, не будучи въ состояніи окончательно прельстить преподобнаго Ѳеодора сребролюбіемъ. Онъ опять вооружился на преподобнаго, строя новыя козни, чтобы возбудить въ немъ страсть любостяжанія. Однажды игуменъ послалъ преподобнаго Василія изъ монастыря на нѣкоторое послушаніе, исполненіе котораго заняло у него три мѣсяца: считая это время удобнымъ для своихъ козней, діаволъ, принявъ образъ Василія, пришелъ въ пещеру къ преподобному Ѳеодору какъ будто для душеспасительной бесѣды.

— «Какъ ты, — говорилъ онъ, — преуспѣваешь въ добродѣтельной жизни? Прекратилась ли у тебя борьба съ искушеніями бѣсовскими или все еще продолжается, возбуждая въ тебѣ любостяжаніе чрезъ воспоминаніе о имѣніи розданномъ нищимъ?»

Преподобный Ѳеодоръ, не узнавъ бѣса и полагая, что съ нимъ говоритъ братъ Василій, отвѣчалъ:

— «По твоимъ, отче, молитвамъ я съ успѣхомъ выдерживаю борьбу съ діаволомъ и не слушаю возбуждаемыхъ имъ мыслей, и теперь, что ты мнѣ прикажешь, я охотно исполню, повинуясь тебѣ: въ твоихъ наставленіяхъ я нашелъ великую пользу для моей души».

Мнимый же братъ, не слыша изъ устъ преподобнаго Ѳеодора имени Божія, пріобрѣлъ еще большую смѣлость:

— «Я даю тебѣ, — сказалъ онъ, — новый совѣтъ: исполнивъ его, ты найдешь покой и скоро получишь отъ Бога вознагражденіе въ размѣрѣ розданнаго тобою имѣнія: проси у Господа Бога, чтобы Онъ послалъ тебѣ множество золота и серебра, и не позволяй никому входить къ тебѣ въ пещеру и самъ не выходи изъ нея».

Преподобный Ѳеодоръ обѣщалъ все это исполнить. Тогда оставилъ его полный злыхъ ухищреній діаволъ; незамѣтно внушая преподобному мысль о пріобрѣтеніи сокровищъ, онъ побуждалъ его молиться объ этомъ. Блаженный Ѳеодоръ молилъ Господа послать ему сокровище, которое онъ обѣщался все раздать нищимъ. Послѣ молитвы онъ уснулъ и увидѣлъ во снѣ бѣса, который, принявъ видъ свѣтлаго ангела, указывалъ ему на сокровище въ пещерѣ. Это видѣніе было не одинъ, а много разъ. Спустя нѣкоторое время, преподобный Ѳеодоръ пришелъ на указанное ему въ сновидѣніи мѣсто; начавъ копать, онъ дѣйствительно нашелъ здѣсь сокровище, состоящее изъ золота, серебра и цѣнныхъ сосудовъ. Послѣ этого бѣсъ подъ видомъ Василія опять пришелъ къ нему и сказалъ:

— «Гдѣ данное тебѣ сокровище? Явившійся тебѣ ангелъ открылъ и мнѣ, что по своимъ молитвамъ ты получилъ множество золота и серебра».

Блаженный Ѳеодоръ не захотѣлъ показать ему сокровища. И тотчасъ коварный бѣсъ началъ явно совѣтовать ему, влагая и тайныя помыслы, взять сокровище и удалиться съ нимъ въ другую страну. Сначала онъ сказалъ преподобному:

— «Не говорилъ ли я, братъ Ѳеодоръ, что ты вскорѣ получишь отъ Бога вознагражденіе за розданное тобою имѣніе, ибо Онъ самъ сказалъ: всякъ, иже оставитъ домъ, или села имене Моего ради, сторицею пріиметъ, и животъ вѣчный наслѣдитъ (Матѳ. 19, 29), и вотъ теперь въ рукахъ твоихъ богатство; дѣлай съ нимъ, что хочешь!»

— «Я затѣмъ просилъ его у Бога, — отвѣчалъ преподобный, — чтобы все дарованное мнѣ раздать нищимъ и думаю, что для этого именно оно и ниспослано мнѣ».

— «Смотри, братъ Ѳеодоръ, — возразилъ врагъ, — не причинилъ бы діаволъ опять тебѣ скорби черезъ это раздаяніе, какъ прежде; сокровище дано тебѣ, какъ замѣна розданнаго тобою, и я даю тебѣ совѣтъ: возьми его и иди въ другое мѣсто, а тамъ пріобрѣти себѣ землю; и въ томъ мѣстѣ можешь спастись и избѣжать бѣсовскихъ козней. Когда же придетъ время смерти, то никто не запретитъ тебѣ раздать имущество, кому захочешь, и по тебѣ черезъ это сохранится благодарная память».

Преподобный Ѳеодоръ отвѣчалъ:

— «Мнѣ стыдно, что я, оставя міръ съ его благами и обѣщавшись окончить жизнь въ этой пещерѣ, сдѣлаюсь бѣглецомъ и мірскимъ человѣкомъ».

— «Ты не можешь, — убѣждалъ его діаволъ, — скрыть здѣсь сокровища: объ немъ узнаютъ и тогда возьмутъ его отъ тебя. Лучше послушайся меня и исполни скорѣе, что я посовѣтую тебѣ: если бы Богу не было угодно, чтобы ты обладалъ имуществомъ, то Онъ не послалъ бы тебѣ сокровища и не извѣстилъ бы меня, чтобы я тебя наставилъ».

Тогда блаженный Ѳеодоръ, повѣривъ бѣсу, какъ брату, началъ тайно приготовлять повозки и сосуды, въ которыя бы могъ помѣстить сокровища, чтобы съ ними выйти изъ пещеры и отправиться, куда бы повелъ его діаволъ, хотѣвшій хитростію своею удалить святаго отъ мѣста преподобныхъ Антонія и Ѳеодосія, отъ Пресвятыя Богородицы и, главнымъ образомъ, отъ Бога. Но человѣколюбивый Господь, Иже всѣмъ человѣкомъ хощетъ спастися (1 Тим. 2, 4), спасъ по молитвамъ своихъ преподобныхъ и раба своего Ѳеодора.

Въ это время возвратился изъ путешествія преподобный Василій, ранѣе избавившій блаженнаго Ѳеодора отъ злыхъ помышленій. Желая повидаться съ нимъ, онъ пришелъ къ нему въ пещеру, говоря:

— «Какъ ты проводишь теперь, братъ Ѳеодоръ, жизнь свою по Богѣ? Давно я тебя не видалъ».

Преподобный Ѳеодоръ удивился такому привѣтствію и сказалъ:

— «Что это ты говоришь, что долгое время не видѣлъ меня? Вчера, третьяго дня и раньше ты постоянно приходилъ ко мнѣ, поучая меня, и вотъ я теперь отправляюсь, какъ ты мнѣ велѣлъ».

Въ свою очередь преподобный Василій еще болѣе удивился такому отвѣту:

— «Скажи мнѣ, — спросилъ онъ, — что значатъ твои слова, будто я вчера, третьяго дня и раньше постоянно приходилъ къ тебѣ, наставляя тебя? И куда ты идешь? Я только сегодня возвратился съ дороги и ничего не знаю: быть можетъ тебя искушалъ діаволъ? Молю тебя, ради Бога не скрывайся отъ меня».

Преподобный Ѳеодоръ съ гнѣвомъ сказалъ ему:

— «Что ты искушаешь меня? Зачѣмъ смущаешь душу мою, говоря въ одно время такъ, а въ другое иначе? Чему я долженъ вѣрить?» — Выразивъ такъ ему свою досаду, онъ прогналъ его отъ себя.

Выслушавъ это, преподобный Василій удалился въ монастырь. А бѣсъ снова пришелъ въ образѣ Василія къ преподобному Ѳеодору:

— «Потерялъ я окаянный умъ, — сказалъ онъ, — говоря тебѣ то, что не слѣдуетъ; поэтому я не помню поношенія, нанесеннаго мнѣ тобою, и повторяю тебѣ опять: въ эту же ночь иди скорѣе отсюда, захвативъ свое сокровище». — Съ этими словами онъ удалился.

Преподобный же Василій, взявъ съ собою нѣкоторыхъ старцевъ, опять пришелъ къ Ѳеодору:

— «Богъ свидѣтель, — обратился онъ къ нему, — что прошло три мѣсяца, какъ я не видѣлъ тебя: я былъ отосланъ игуменомъ по монастырскимъ дѣламъ; сегодня третій день какъ я возвратился, а ты, едва только я вошелъ къ тебѣ, сказалъ мнѣ, что за все время моего отсутствія я постоянно приходилъ къ тебѣ. Думаю, что къ тебѣ приходилъ въ моемъ образѣ бѣсъ; если хочешь убѣдиться, сдѣлай такъ: не позволяй никому изъ пришедшихъ къ тебѣ начинать бесѣды съ тобою, прежде чѣмъ онъ не сотворить молитвы Іисусовой: если вошедшій не захочетъ, тогда узнаешь, что онъ есть бѣсъ».

Послѣ этого преподобный Василій сотворилъ молитву запрещенія, призывая на помощь святыхъ, и, наставивъ Ѳеодора, ушелъ въ монастырь въ свою келлію. Бѣсъ не дерзнулъ снова явиться преподобному Ѳеодору, и для него стало явно коварство обольстителя. Съ той поры онъ заставлялъ каждаго приходящаго къ нему прежде всего сотворить молитву Іисусову и потомъ уже бесѣдовалъ съ нимъ. Такъ преподобный Ѳеодоръ побѣдилъ врага и избавился при помощи Божіей отъ устъ льва, ищущаго добычи [1].

Подобное избавленіе Господь оказывалъ и оказываетъ многимъ избранникамъ Своимъ, скитающимся въ пустыняхъ и пропастяхъ, безмолвствующимъ наединѣ въ затворахъ: имъ нужна великая нравственная сила и Божія помощь, чтобы ихъ во время борьбы не побѣдилъ и не поглотилъ звѣрь душегубитель.

Будучи избавленъ отъ рва погибели, преподобный Ѳеодоръ сталъ заботиться о томъ, чтобы впалъ въ яму самъ врагъ рода человѣческаго: прежде всего онъ закопалъ глубоко въ землю найденное имъ сокровище, едва не приведшее его къ отпаденію отъ Бога; въ тоже время преподобный Ѳеодоръ непрестанно молилъ Господа, чтобы Онъ даровалъ ему забвеніе мѣста, гдѣ зарыто сокровище и отнялъ отъ него страсть любостяжанія. Господь услышалъ молитву раба Своего: преподобный Ѳеодоръ совершенно забылъ, гдѣ было скрыто имъ сокровище, и никогда не думалъ о пріобрѣтеніи богатствъ; золото и серебро для него стали не дороже грязи.

Затѣмъ, чтобы не пребывать въ праздности, которая порождаетъ лѣность, а съ нею и безпечность, чѣмъ діаволъ снова могъ воспользоваться для своихъ искушеній, преподобный Ѳеодоръ возложилъ на себя великій трудъ: онъ поставилъ въ своей пещерѣ жернова и началъ работать на братію, причемъ не только самъ мололъ жито, но самъ и приносилъ его изъ монастыря; ночь онъ проводилъ почти безъ сна, посвящая большую часть ея молитвѣ и работѣ на ручныхъ жерновахъ, а днемъ относилъ муку и снова приносилъ жито. Своими трудами преподобный въ теченіе многихъ лѣтъ не мало облегчалъ монастырскихъ рабовъ, не стыдясь раздѣлять ихъ трудъ.

Однажды монастырскій келарь, увидѣвъ, какой тяжелый и мучительный подвигъ возложилъ на себя преподобный Ѳеодоръ, пришелъ въ умиленіе: когда было привезено изъ монастырскихъ селъ жито, онъ отправилъ пять возовъ его къ преподобному, чтобы онъ избавилъ себя отъ лишняго труда, — не ходилъ за нимъ въ монастырь. Преподобный Ѳеодоръ, высыпавъ жито, принялся за работу, поя псалмы. Утомившись, онъ хотѣлъ немного отдохнуть, вдругъ раздался какъ бы ударъ грома, и жернова начали сами молотъ. Уразумѣвъ козни діавола, преподобный Ѳеодоръ поднялся и началъ усердно молиться, послѣ чего сказалъ громкимъ голосомъ:

— «Господь запрещаетъ тебѣ, лукавый бѣсъ!»

Но бѣсъ не переставалъ молотъ на жерновахъ. Тогда преподобный снова сказалъ:

— «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, свергшаго тебя съ небесъ и давшаго во власть угодниковъ Своихъ, я грѣшный повелѣваю тебѣ не оставлять работы, пока не перемелешь все жито; потрудись и ты на святую братію».

Сказавъ это, онъ продолжалъ молитву; бѣсъ же не посмѣлъ ослушаться и въ одну ночь измололъ все жито. Утромъ преподобный Ѳеодоръ далъ знать келарю, чтобы тотъ прислалъ за мукою. Келарь удивился столь необычайному дѣлу, какъ можно было смолотъ въ одну ночь пять возовъ, и самъ отправился въ пещеру, чтобы вывезти изъ нея муку, при чемъ совершилось другое чудо: отъ этого же жита получилось еще пять возовъ муки. Такъ сбылось здѣсь, въ сейчасъ разсказанномъ событіи изъ жизни преподобнаго Ѳеодора, слово апостоловъ, нѣкогда говорившихъ Іисусу Христу: Господи, и бѣси повинуются намъ о имени Твоемъ (Лук. 10, 17), а также и обѣтованіе Самого Слова Божія: се даю вамъ власть наступати на змію и на скорпію, и на всю силу вражію (Лук. 10, 19). Лукавые бѣсы хотѣли устрашить преподобнаго Ѳеодора и заставить его повиноваться себѣ какъ прежде, во время его прельщенія, но вмѣсто этого сами наложили на себя узы рабства, такъ что принуждены были возопить:

— «Мы не будемъ болѣе появлятъся здѣсь».

Преподобные Ѳеодоръ и Василій установили между собою благочестивый обычай никогда не утаивать своихъ мыслей, но обоимъ обсуждать ихъ вмѣстѣ, чтобы видѣть, насколько они богоугодны. По обоюдномъ совѣщаніи, Василій удалился безмолвствовать въ пещеру, а преподобный Ѳеодоръ, какъ достигшій уже старости, вышелъ изъ нея съ тѣмъ, чтобы поселиться въ древнемъ монастырѣ.

Въ это время монастырь былъ сожженъ. Деревья на устройство церкви и келлій, пригнанныя плотами по Днѣпру, лежали на берегу, и наняты были работники, чтобы внести ихъ въ гору, но преподобный Ѳеодоръ, желая самъ поставить себѣ келлію, началъ на себѣ носить бревна съ берега на гору, не дозволяя никому работать за него. Лживые бѣсы, забывъ свое, вынужденное подневольной работой, обѣщаніе никогда не приближаться къ преподобному, снова начали свои козни: всѣ бревна, какія съ великимъ трудомъ блаженный Ѳеодоръ вносилъ за день на гору, бѣсы ночью сбрасывали внизъ, желая черезъ это добиться его удаленія. Понявъ козни бѣсовъ, преподобный сказалъ имъ:

— «Именемъ Господа нашего Іисуса Христа, повелѣвшаго вамъ войти въ свиней (Матѳ. 8, 32), я, грѣшный рабъ Его, повелѣваю вамъ всѣ бревна съ берега перенести на гору, чтобы братія, работающая Богу, не отрывалась отъ своего труда и могла безъ вашихъ козней выстроить храмъ Пресвятой Богородицѣ и келліи себѣ; тогда узнаете, что Господь присутствуетъ на этомъ мѣстѣ».

Въ туже ночь бѣсы перенесли съ берега на гору всѣ бревна, предназначенныя для постройки монастыря. Когда утромъ на берегъ пріѣхали нанятые для перевозки, то не нашли ни одного бревна; поглядѣвъ по сторонамъ, они увидѣли, что бревна уже находятся на горѣ и не свалены въ кучу, а разложены въ порядкѣ: особо — предназначенныя для крыши, особо — для пола и особо — длинныя, чрезвычайно тяжелыя балки. Все это, какъ дѣло превышающее человѣческія силы, возбуждало удивленіе. Такъ прославился Господь чрезъ угодниковъ своихъ Ѳеодора и совѣтника его Василія; ради ихъ подвиговъ Господь явилъ это чудо. Но эти сродные по духу рабы Божіи не гордились, видя повиновеніе себѣ бѣсовъ, слѣдуя наставленію Христа: не радуйтеся, яко дуси вамъ повинуются: радуйтеся же, яко имена ваша написана суть на небесѣхъ (Лук. 10, 20). Бѣсы же, столь явно обличенные въ своихъ козняхъ святыми Ѳеодоромъ и Василіемъ, не могли стерпѣть своего поношенія, — они когда-то пользовавшіеся, какъ боги, почитаніемъ и поклоненіемъ отъ язычниковъ, теперь должны были переносить отъ вѣрныхъ угодниковъ Божіихъ презрѣніе, униженіе и безчестіе, должны были, какъ рабы купленные, трудиться для нихъ то меля жито, то таская бревна, и къ тому же, повинуясь запрещенію тѣхъ же святыхъ, они должны были удаляться отъ людей. Поэтому-то во время переноски бревенъ они и вопили, какъ слышали нѣкоторые:

— «О, злые и лютые враги наши Ѳеодоръ и Василій! Мы не перестанемъ боротъся съ вами, пока не предадимъ васъ смерти!»

Съ этого времени лукавые бѣсы, — не зная, что послужатъ къ еще большему прославленію преподобныхъ, — начали всѣми способами возбуждать злыхъ людей на святыхъ Ѳеодора и Василія. Тотчасъ же, по чудесномъ перенесеніи бревенъ, нанятые для перевозки рабочіе подняли возмущеніе:

— «Давай намъ, — говорили они блаженному Ѳеодору, — нашу плату: мы не хотимъ знать, какими хитростями ты вмѣстѣ съ Василіемъ перенесъ бревна, когда мы готовы были ихъ перенести».

Къ тому же присудилъ и недобросовѣстный судья, будучи подкупленъ золотомъ: не помня угрозы Господа, что судящій неправедно самъ будетъ осужденъ, онъ не побоялся сказать преподобному Ѳеодору:

— «Пусть помогутъ тебѣ платить тѣ бѣсы, которые помогли перевозить».

Великую скорбь доставило это новое искушеніе діавола нестяжателю Ѳеодору и совѣтнику его Василію. Не достигши смерти преподобныхъ, діаволъ, вспоминая свою первую побѣду надъ блаженнымъ Ѳеодоромъ, воздвигъ опять смертоносную бурю. Принявъ образъ преподобнаго Василія, безмолвствовавшаго въ то время въ Варяжской пещерѣ, онъ пришелъ къ одному изъ ближайшихъ къ князю бояръ; это былъ человѣкъ жестокій и нечестивый, лично знавшій преподобнаго Василія.

— «Ѳеодоръ, жившій до меня въ пещерѣ, — сказалъ ему искуситель, — нашелъ большое сокровище, состоящее изъ золота, серебра и цѣнныхъ сосудовъ, и хотѣлъ, было, бѣжать съ нимъ, да я удержалъ его; теперь онъ притворяется юродивымъ и имѣетъ сношенія съ бѣсами, которымъ приказываетъ то молотъ жито, то носить бревна на гору съ берега; при всемъ этомъ онъ тщательно скрываетъ найденныя имъ богатства, чтобы удалиться съ нимъ куда-нибудь тайно отъ меня, когда настанетъ для этого болѣе благопріятное время; въ послѣднемъ случаѣ князю, конечно, ничего не достанется».

Услышавъ это, бояринъ повелъ мнимаго Василія къ князю Мстиславу Святополковичу. Бѣсъ разсказалъ и ему тоже самое, присоединивъ еще слѣдующій совѣтъ:

— «Схватите его какъ можно скорѣе, пока не сбѣжалъ, и тогда получите сокровище; если онъ не захочетъ разстаться съ нимъ добровольно, прибѣгните къ побоямъ; но если и послѣ нихъ не согласится отдать, то подвергните его, не жалѣя, пыткѣ и позовите меня: я предъ всѣми уличу его и укажу самое мѣсто, гдѣ спрятано сокровище».

Обольстивъ, такимъ образомъ, князя, бѣсъ скрылся.

На другое утро князь, точно собравшись на охоту или противъ непріятеля, въ сопровожденіи множества воиновъ поѣхалъ въ монастырь; взявъ преподобнаго Ѳеодора, онъ привелъ его къ себѣ въ домъ и сталъ сначала съ ласкою спрашивать его:

— «Скажи мнѣ, отче, правда ли ты, какъ я слышалъ, нашелъ сокровище?»

— «Да, — отвѣчалъ преподобный, — я дѣйствительно нашелъ его, и оно спрятано теперь въ пещерѣ».

— «Не извѣстно ли, — снова спросилъ князь, — кто именно спряталъ его и какъ много въ немъ золота, серебра и сосудовъ?»

— «Еще при жизни преподобнаго отца нашего Антонія, — сказалъ блаженный Ѳеодоръ, говорили о сокровищѣ, спрятанномъ варягомъ въ этой пещерѣ, отчего она и до сихъ поръ называется Варяжской; я видѣлъ его; оно состоитъ изъ множества золота, серебра и сосудовъ, только латинскихъ».

— «Почему же ты, отче, не отдашь его мнѣ?» — спросилъ князь. — «Я раздѣлю его съ тобою, ты возьми сколько тебѣ будетъ нужно, и за это ты станешь вмѣсто отца какъ мнѣ, такъ и моему отцу» (послѣдній въ это время находился въ Туровѣ).

Преподобный Ѳеодоръ сказалъ на это:

— «Я бы ничего не потребовалъ бы себѣ изъ того, что мнѣ не принесетъ никакой пользы, все бы отдалъ вамъ; на васъ лежатъ такія заботы, отъ которыхъ я совершенно свободенъ, но Господь отнялъ у меня всякую память о томъ мѣстѣ, гдѣ мною зарыто сокровище».

Тогда князь въ гнѣвѣ приказалъ слугамъ:

— «Скуйте этого монаха по рукамъ и ногамъ и не давайте ему даже черезъ три дня хлѣба и воды: онъ не дорожитъ моими милостями».

Послѣ того, какъ преподобный Ѳеодоръ былъ закованъ, его снова спросили, куда онъ спряталъ сокровище?

Преподобный Ѳеодоръ отвѣчалъ на это тоже, что и ранѣе:

— «Я сказалъ уже, что не знаю, гдѣ оно находится».

Послѣ этого отвѣта князь велѣлъ его бить, такъ что власяница, бывшая на преподобномъ, омочилась кровью; потомъ, по приказанію того же князя, его повѣсили въ сильномъ дыму и, привязавъ сзади, развели подъ нимъ огонь. Многіе дивились терпѣнію преподобнаго Ѳеодора: онъ пребывалъ среди пламени точно среди росы; огонь не коснулся даже власяницы. Одинъ изъ видѣвшихъ это разсказалъ князю; послѣдній, придя въ ужасъ, опять сталъ увѣщевать старца:

— «Зачѣмъ ты губишь себя, не открывая сокровища, которое должно быть наше?»

— «Я тебѣ истину говорю, что по молитвамъ брата моего Василія былъ избавленъ отъ сребролюбія, когда нашелъ сокровище, и теперь, — снова повторяю, — Господь отнялъ у меня память, гдѣ оно зарыто», — отвѣчалъ преподобный Ѳеодоръ.

Выслушавъ этотъ отвѣтъ, князь тотчасъ послалъ за блаженнымъ Василіемъ, котораго привели силою, такъ какъ онъ не хотѣлъ выходить изъ пещеры.

— «Все, что ты совѣтовалъ мнѣ сдѣлать съ этимъ злымъ старцемъ, — обратился князь къ преподобному Василію, — я сдѣлалъ, но ничего не достигъ и призываю во свидѣтели тебя, котораго желаю имѣть вмѣсто отца.»

— «Что же я тебѣ совѣтовалъ?» — спросилъ въ недоумѣніи преподобный Василій.

— «Онъ, не смотря на мученія, не хочетъ открыть, гдѣ спрятано имъ сокровище, которое, какъ ты сообщилъ мнѣ, было имъ найдено», — отвѣчалъ ему князь.

— «Узнаю козни лукаваго бѣса, — сказалъ преподобный Василій, — прельстившаго тебя, оболгавшаго меня и сего честнаго мужа: вотъ уже пятнадцать лѣтъ, какъ я не выхожу изъ пещеры».

— «Ты при всѣхъ насъ говорилъ князю», — возразили присутствовавшіе при разговорѣ бѣса съ княземъ.

— «Васъ всѣхъ прельстилъ бѣсъ, — отвѣчалъ преподобный, — я не видѣлъ ни васъ, ни князя».

Разгнѣванный князь приказалъ и его, какъ преподобнаго Ѳеодора, подвергнуть жестокой пыткѣ. Не вынося обличенія и придя въ сильнѣйшую ярость, отъ опьяненія перешедшую въ буйство, онъ взялъ стрѣлу и ранилъ блаженнаго Василія. Извлекши стрѣлу изъ своего тѣла, преподобный бросилъ ее князю со словами:

— «Этою стрѣлой скоро самъ будешь раненъ», — что и сбылось по пророчеству святаго.

Послѣ это князь велѣлъ заключить преподобныхъ, еле живыхъ уже отъ мученій, въ отдѣльную темницу, чтобы утромъ подвергнуть ихъ новымъ, болѣе жестокимъ пыткамъ. Въ ту же ночь оба преподобныхъ отошли ко Господу [2]. Господь вывелъ ихъ души изъ темницы для прославленія Его всесвятаго имени въ присносущемъ свѣтѣ. Узнавъ объ ихъ смерти, пришли братія и, взявъ тѣла святыхъ страдальцевъ, съ честію погребли ихъ въ Варяжской пещерѣ, гдѣ они проводили свою, полную богоугодныхъ подвиговъ, жизнь. Впослѣдствіи они были перенесены въ пещеру преподобнаго Антонія, гдѣ и до нынѣ лежатъ нетлѣнны въ окровавленныхъ одеждахъ и власяницахъ, тоже не подвергшихся тлѣнію.

Спустя немного времени послѣ ихъ блаженной кончины, сбылось пророчество преподобнаго Василія: князь Мстиславъ Святополковичъ былъ раненъ стрѣлою во время битвы съ княземъ Давидомъ Игоревичемъ въ городѣ Владимірѣ; узнавъ стрѣлу свою, которою ранилъ преподобнаго Василія, онъ сказалъ:

— «Вотъ я умираю, наказываемый за преподобныхъ Ѳеодора и Василія».

Такъ злой убійца былъ наказанъ за свое преступленіе; преподобные же страдальцы, какъ побѣдители діавола, побѣждающаго сребролюбіемъ, увѣнчаны не тлѣннымъ серебромъ и золотомъ, но вѣчною славою и честію: они получили вѣнецъ отъ драгоцѣннаго Камня-Христа, Ему же честь и слава съ Богомъ Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Т. е. діавола. Сравн. 1 Петр. гл. 5, ст. 8.
[2] Въ 1098 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 160-172.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0