Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День десятый.

Страданіе святыхъ мучениковъ Лаврентія архидіакона, Сикста папы и прочихъ съ ними.

— «Братья и присные мои, не бойтесь временныхъ мукъ, помня тѣ великія мученія, какія для полученія вѣнца вѣчной жизни претерпѣли до насъ святые; Самъ Христосъ пострадалъ ради нашего спасенія, оставляя намъ примѣръ для подражанія (ср. 1 Петр. 2, 21), — не бойтесь пострадать за Христа, чтобы вмѣстѣ съ Нимъ воцариться».

Вмѣстѣ съ папою были взяты два діакона, Фелициссимъ и Агапитъ; они были поставлены предъ Декіемъ и Валеріаномъ.

— «Знаешь ли ты, — обратился Декій къ папѣ, — по какой причинѣ ты взятъ и представленъ предъ нами?»

— «Мнѣ это оченъ хорошо извѣстно», — отвѣчалъ папа.

— «Если знаешь, — сказалъ царь, — то поступай такъ, какъ поступаютъ другіе на твоемъ мѣстѣ: этимъ ты сохранишь жизнь себѣ и увеличишь число твоихъ клириковъ».

— «Дѣйствительно, — подтвердилъ папа, — я постоянно забочусь объ увеличеніи клира».

— «Тогда принеси жертву богамъ и получишь начальство надъ всѣми жрецами», — предложилъ царь.

Святый Сикстъ возразилъ на это:

— «Я всегда приношу чистую и непорочную жертву всесильному Богу Отцу, Сыну Его, Господу нашему Іисусу Христу, и Духу Святому.

— «Мы щадимъ твою старость, — продолжалъ увѣщевать папу царь, — пожалѣй и ты себя самого и клиръ твой, чтобы избавить его отъ смерти».

— «До сихъ поръ, — отвѣчалъ святый Сикстъ, — я заботился и сейчасъ забочусь какъ о себѣ, такъ и о клирѣ моемъ, чтобы вмѣстѣ съ собою всѣхъ исхитить и избавить отъ вѣчной смерти».

— «Ведите его, — приказалъ Декій воинамъ, — въ храмъ Марса, пусть принесетъ тамъ жертву; если онъ не сдѣлаетъ этого, то заключите его въ особую темницу, Мамертинову».

Святаго папу вмѣстѣ съ діаконами привели въ храмъ Марса и стали убѣждать принести жертву; онъ же сказалъ на это воинамъ:

— «О, ослѣпленные дьяволомъ и всякаго сожалѣнія достойные, люди: зачѣмъ покланяетесь нѣмымъ и глухимъ идоламъ, которые не могутъ оказать помощи ни себѣ, ни другимъ? Послушайте меня, дѣти мои, покайтесь, чѣмъ избавите души свои отъ вѣчныхъ мукъ».

Но они, исполняя приказаніе царя, отвели папу и діаконовъ въ Мамертинову темницу.

Святый архидіаконъ [6] Лаврентій увидѣвъ, что папу ведутъ въ тюрьму, воскликнулъ обращаясь къ нему:

— «Куда идешь, отецъ мой, безъ сына своего? Куда, святый архіерей, спѣшишь безъ своего архидіакона? Ты никогда не совершалъ безъ моего сослуженія безкровной Жертвы. Чѣмъ же я теперь прогнѣвалъ твое милосердіе? Развѣ я уже недостоинъ того, чтобы находиться съ тобою вмѣстѣ? Развѣ ты не знаешь меня, какъ всегда покорнаго тебѣ служителя? И если я участвовалъ съ тобою въ принесеніи Божественныхъ Таинъ, то почему не участвую вмѣстѣ съ тобою и въ пролитіи своей крови за Христа? Возьми же, отецъ мой, сына своего съ собою, не оставляй, учитель, ученика твоего, принеси меня въ жертву Богу, какъ Авраамъ сына своего Исаака (Быт. гл. 22) и какъ верховный апостолъ Петръ перваго архидіакона Стефана (Дѣян. гл. 6-7), и послѣ того уже, какъ увидишь меня пріявшимъ мученическій вѣнецъ, самъ приступай къ нему».

Святый Сикстъ отвѣчалъ ему:

— «Я не покидаю тебя, сынъ мой, но сохраняю для большихъ мученій: тебѣ предстоятъ за вѣру Христову большіе подвиги. Я уже старъ и поэтому выхожу на болѣе легкую борьбу; тебѣ же должно обнаружить надъ мучителемъ болѣе славную побѣду и торжество. Не плачь: знай, что, спустя три дня послѣ моей смерти, ты, левитъ, пойдешь за своимъ священникомъ; тебѣ не нужно моего присутствія для твоей поддержки. Илія оставилъ Елисея, но не лишилъ его чудодѣйственной силы (4 Цар. гл. 2). Иди, воспользуйся этимъ временемъ: раздай по собственному усмотрѣнію церковныя сокровища нищимъ и нуждающимся. Святый Лаврентій повиновался: взявъ всѣ церковныя сокровища, не исключая и утвари, онъ ходилъ по городу, разыскивая скрывающихся клириковъ и убогихъ христіанъ, и помогалъ имъ по мѣрѣ ихъ нужды. Такъ онъ пришелъ на гору Хеліонъ, гдѣ нашелъ жилище одной вдовы, со дня смерти мужа которой прошло уже тридцать два года; эта вдова, по имени Киріакія, укрывала у себя многихъ христіанъ вмѣстѣ съ ихъ пресвитерами и клириками. Святый Лаврентій принесъ сюда ночью серебра, одеждъ и другихъ необходимыхъ предметовъ и сталъ умывать ноги какъ священнослужителямъ, такъ и остальнымъ христіанамъ. Вдова же Киріакія, поклонившись ему въ ноги, сказала:

— «Умоляю тебя, рабъ Христовъ, возложи руки твои на мою голову, которая у меня страшно болитъ».

Святый Лаврентій отдалъ ей полотенце, которымъ вытиралъ ноги и возложилъ на голову ея руки, сотворивъ крестное знаменіе, и сказалъ:

— «Во имя Господа нашего Іисуса Христа будь здрава!»

И тотчасъ вдова избавилась отъ своей болѣзни. Въ ту же ночь святый Лаврентій пошелъ въ мѣстность города, извѣстную подъ именемъ Канарійской и тутъ въ домѣ одного христіанина по имени Наркиса встрѣтилъ много христіанъ; онъ умылъ ноги и имъ, удѣливъ отъ церковныхъ сокровищъ на ихъ нужды. Здѣсь находился одинъ слѣпой христіанинъ: онъ съ плачемъ обратился ко святому:

— «Положи твою руку на мои глаза, чтобы мнѣ видѣть твое лицо».

Святый Лаврентій сказалъ:

— «Господь нашъ Іисусъ Христосъ, отверзшій очи слѣпому, да просвѣтитъ тебя!»

Съ этими словами онъ сотворилъ крестное знаменіе на очахъ слѣпаго; послѣдній тотчасъ прозрѣлъ и возрадовался, видя лице святаго Лаврентія. По выходѣ отсюда, святый узналъ, что въ Непотіановыхъ пещерахъ скрывается множество христіанъ; онъ направился туда, захвативъ съ собою серебра на ихъ нужды. Здѣсь онъ нашелъ до семидесяти трехъ христіанъ, считая женщинъ и мужчинъ; тутъ присутствовалъ и святый пресвитеръ Іустинъ. Умывъ ноги христіанамъ и раздавъ послѣднія деньги, святый Лаврентій удалился. Услышавъ, что святаго папу Сикста вмѣстѣ съ двумя діаконами повели на судъ въ храмъ Теллюды, святый Лаврентій поспѣшилъ туда, желая увидѣть, что тамъ будетъ.

Когда папа появился на судилищѣ передъ Декіемъ и Валеріаномъ, то царь сказалъ ему:

— «Жалѣя старость твою, мы желаемъ тебѣ добра, — послушай насъ и принеси богамъ жертву».

— «Пожалѣйте лучше себя, — отвѣчалъ святый Сикстъ, — и не хулите Бога небеснаго, раскайтесь въ пролитіи крови святыхъ, чтобы окончательно не погибнуть».

Отъ этихъ словъ Декій пришелъ въ сильнѣйшій гнѣвъ и сказалъ Валеріану:

— «Если его не уничтожить изъ числа живущихъ, то никто не будетъ повиноваться властямъ и слушаться ихъ».

— «Предать его смерти!» — отвѣчалъ Валеріанъ.

Тогда діаконы воскликнули, обращаясь къ мучителямъ:

— «О, если бы вы, недостойные, послушали увѣщаній нашего отца, — этимъ вы избѣгли бы ожидающихъ васъ вѣчныхъ мукъ!»

— «Долго ли будутъ, — сказалъ Валеріанъ, — они жить и угрожать намъ муками?! Ведите ихъ въ храмъ Марса, — пусть принесутъ жертву; если же они не исполнятъ этого, то отсѣките имъ головы».

Храмъ Марса находился за городской стѣной, предъ Аппіевыми воротами. Когда святыхъ привели сюда, святый Сикстъ произнесъ, глядя на храмъ:

— «Да сокрушитъ тебя Христосъ, Сынъ Бога Живаго!»

Не успѣли присутствовавшіе при этомъ христіане сказать «аминь!», какъ началось землетрясеніе, часть храма обрушилась и находившійся въ немъ идолъ разбился. Святый же Лаврентій воскликнулъ святому папѣ:

— «Не оставляй меня, отецъ мой, я уже роздалъ порученное мнѣ тобою сокровище!»

Воины, услыхавъ о сокровищѣ, схватили святаго Лаврентія и не отпускали его, а святаго папу вмѣстѣ съ діаконами предали смерти на пригоркѣ передъ храмомъ, оставивъ тѣла ихъ непогребенными. Когда наступила ночь, пришли пресвитеры съ діаконами и остальными христіанами и взяли честныя тѣла: папу положили въ гробницѣ, находившейся въ усыпальницѣ Калликста, а діаконовъ — въ усыпальницѣ Претекстата. Мученическую кончину за Христа святый папа Сикстъ и діаконы его Фелициссимъ и Агапитъ потерпѣли въ шестой день мѣсяца августа [7].

По убіеніи святаго Сикста, воины повели святаго Лаврентія къ царю и сказали ему:

— «Мы схватили архидіакона Сикста: онъ получилъ отъ епископа сокровище и гдѣ-то спряталъ его».

Услышавъ о сокровищѣ, царь очень обрадовался и, призвавъ къ себѣ святаго Лаврентія, сказалъ ему:

— «Гдѣ сокровища церковныя, которыя ты спряталъ?»

Святый Лаврентій ничего не отвѣтилъ на это.

Тогда Декій передалъ его епарху Валеріану со словами:

— «Развѣдай у него о церковныхъ сокровищахъ и заставь его поклониться богамъ: если же онъ не откроетъ сокровищъ и не поклонится богамъ, то пусть погибнетъ въ мученіяхъ!»

Валеріанъ, взявъ святаго Лаврентія, отдалъ его для заключенія въ темницу военачальнику Ипполиту, бывшему въ тоже время и смотрителемъ тюрьмы. Ипполитъ затворилъ святаго Лаврентія въ темницѣ, гдѣ уже находились и другіе узники; среди нихъ былъ одинъ грекъ, по имени Луциллій: онъ содержался въ тюрьмѣ очень долгое время и отъ постояннаго плача сдѣлался слѣпымъ.

— «Вѣруй, — сказалъ ему святый Лаврентій, въ Сына Божія, Господа нашего Іисуса Христа и крестись: Онъ возвратитъ тебѣ зрѣніе».

— «Я уже давно имѣю желаніе креститься во имя Христово», — отвѣчалъ слѣпой».

— «Вѣруешь ли отъ всего сердца?» — спросилъ святый Лаврентій.

Слѣпой съ плачемъ отвѣчалъ:

— «Я вѣрую въ Господа Іисуса Христа, отрицаюсь отъ суетныхъ идоловъ и презираю ихъ».

Ипполитъ терпѣливо выслушивалъ разговоръ святаго Лаврентія со слѣпцомъ, желая убѣдиться, — отверзутся ли дѣйствительно очи слѣпому и какъ совершится это чудесное событіе. Святый же Лаврентій, огласивъ Луциллія и благословивъ воду, крестилъ его; и тотчасъ отверзлись очи слѣпого, и онъ воскликнулъ громкимъ голосомъ:

— «Благословенъ Господь Іисусъ Христосъ, вѣчный Богъ, даровавшій мнѣ зрѣніе!»

Услышали объ этомъ чудѣ и другіе слѣпцы и стали приходить къ темницѣ ко святому Лаврентію. А онъ, возлагая на ихъ глаза руку съ крестнымъ знаменіемъ и призывая имя Христово, возвращалъ имъ зрѣніе. Все это возбуждало въ Ипполитѣ невольное удивленіе. Спустя нѣкоторое время, онъ сказалъ святому:

— «Покажи мнѣ церковныя сокровища».

— «Если ты увѣруешь, — отвѣчалъ святый Лаврентій, — во всесильнаго Бога Отца и въ Сына Его Господа Іисуса Христа, то тебѣ откроется сокровище и дастся жизнь вѣчная».

— «Если на самомъ дѣлѣ исполнится то, что ты говоришь, то я исполню все, что ты велишь», — сказалъ Ипполитъ.

— «Послушай меня, — продолжалъ святый Лаврентій, — и поскорѣе исполни то, что тебѣ посовѣтую: отрекись отъ глухихъ и нѣмыхъ идоловъ и крестись».

Ипполитъ согласился и увелъ святаго Лаврентія изъ тюрьмы къ себѣ домой. Давъ Ипполиту наставленія относительно святой вѣры и огласивъ его, святый Лаврентій совершилъ надъ нимъ святое крещеніе.

— «Я видѣлъ, — сказалъ Ипполитъ по крещеніи, — безгрѣшныя души въ великой радости. (Это и были тѣ именно сокровища, о которыхъ предсказывалъ ему святый Лаврентій, что онѣ будутъ открыты для него: во время крещенія Господь въ дивномъ видѣніи показалъ ему небесныя блаженства).

— «Заклинаю тебя, — обратился потомъ Ипполитъ съ просьбой ко святому Лаврентію, — Господомъ Іисусомъ Христомъ, — крести весь мой домъ».

И святый Лаврентій крестилъ въ домѣ Ипполита девятнадцать человѣкъ, мужскаго и женскаго пола. Въ это время Ипполиту передали приказаніе, чтобы онъ велъ святаго Лаврентія къ Валеріану. Ипполитъ передалъ объ этомъ святому Лаврентію, и тотъ сказалъ:

— «Пойдемъ, — какъ мнѣ, такъ и тебѣ готовится мученическій вѣнецъ».

Когда они оба появились предъ Валеріаномъ, послѣдній сказалъ святому Лаврентію:

— «Оставь свое упорство и покажи намъ сокровища, которыми, какъ говорятъ, ты владѣешь».

— «Дай мнѣ время на два или на три дня, и я открою тебѣ сокровища», — предложилъ ему святый Лаврентій.

— «Я ввѣряю тебѣ его на три дня», — обратился Валеріанъ къ Ипполиту и отпустилъ святаго Лаврентія. Святый же Лаврентій въ эти три дня собралъ въ домъ Ипполита множество нищихъ, вдовицъ и сиротъ, слѣпыхъ, хромыхъ и больныхъ. Когда же прошли три дня, онъ привелъ всѣхъ ихъ къ Декію и Валеріану, которые находились въ Салюстіевой палатѣ:

— «Вотъ въ нихъ, — обратился святый Лаврентій къ Декію и Валеріану, — которыхъ вы сейчасъ видите, какъ въ сосудахъ, заключены вѣчныя сокровища, и кто влагаетъ свое имѣніе въ эти сосуды, тотъ съ избыткомъ снова получаетъ его въ Царствіи небесномъ».

Пристыженные этимъ поступкомъ святаго Лаврентія, Декій и Валеріанъ весьма разгнѣвались, но уже болѣе не разспрашивали его о сокровищахъ, а стали принуждать къ идолопоклонству.

— «Чего ты строишь козни, — сказалъ Валеріанъ, — принеси богамъ жертву и брось свои волхвованія, на которыя надѣешься».

— «Зачѣмъ вы позволяете дьяволу научать васъ принуждать христіанъ къ поклоненію бѣсамъ? — спросилъ святый Лаврентій, — посудите сами, справедливо ли поклоняться сдѣланному человѣкомъ идолу съ живущимъ въ немъ бѣсомъ, забывая Бога небеснаго, Создателя всего видимаго и невидимаго».

Придя въ ярость, царь приказалъ, обнаживши святаго, простереть его на землѣ и бить скорпіонами (скорпіономъ называлось орудіе для пытокъ, — это тонкая желѣзная палка съ острыми зубцами). Святаго мученика били такъ жестоко, что его кровью обагрилась земля; самъ же Декій въ это время говорилъ:

— «Не хули боговъ, не хули!»

Святый же Лаврентій, перенося удары, отвѣчалъ:

— «Я благодарю Бога моего, что Онъ удостоилъ меня сдѣлаться участникомъ въ тѣхъ страданіяхъ, какія претерпѣли рабы Его — святые мученики; ты же, несчастный, ослѣпленъ безуміемъ и яростью своей».

Тогда Декій приказалъ прекратить мученія и поднять съ земли святаго Лаврентія; затѣмъ онъ велѣлъ принести и поставить передъ нимъ желѣзный одръ, доски, оловянныя прутья и другія орудія для мученій; указывая на все это, онъ говорилъ:

— «Все послужитъ для твоихъ мученій, если ты не принесешь богамъ жертвы».

— «Я давно желалъ, какъ пиршества, подобныхъ мученій, — отвѣчалъ святый Лаврентій, — они для васъ мученія, а для насъ слава».

— «Если эти мученія, — издѣвался Декій, — для тебя составляютъ пиршество и славу, то скажи намъ, гдѣ скрываются и другіе, подобные тебѣ, христіане: ихъ бы привести сюда, — пусть пиршествуютъ вмѣстѣ съ тобою».

— «Вы нечестивцы, — отвѣчалъ святый Лаврентій, — недостойны того, чтобы видѣть тѣхъ, имена которыхъ написаны на небесахъ».

Послѣ этого царь приказалъ вести связаннаго мученика въ Тиверіевъ дворецъ, куда направлялся и самъ. Придя сюда, онъ сѣлъ въ храмѣ Дія и приказалъ привести къ себѣ святаго Лаврентія:

— «Скажи намъ, — сказалъ онъ, — гдѣ скрываются нечестивые христіане, чтобы мы имѣли возможность очистить отъ нихъ городъ; самъ же ты поклонись богамъ и не надѣйся на сокровища, которыя утаиваешь».

— «Я не открою тебѣ рабовъ Христовыхъ, — отвѣчалъ святый, — на сокровища же я не напрасно уповаю: они мнѣ хорошо извѣстны».

— «Не думаешь ли избавиться отъ мукъ золотомъ или серебромъ?» — спросилъ царь.

— «Я рабъ Христовъ, — отвѣчалъ мученикъ, — и на Него возлагаю всю мою надежду; мнѣ извѣстны и тѣ небесныя сокровища, которыя уготовалъ мнѣ и всѣмъ рабамъ Своимъ Христосъ, Богъ мой».

Разгнѣванный царь велѣлъ бить святаго палицами, обжигая ему бока раскаленными желѣзными досками; во время этихъ мукъ святый Лаврентій молился Богу:

— «Господи Іисусе Христе, Боже отъ Бога, помилуй меня раба Твоего: на меня клеветали, но я не отрекся отъ Тебя; меня спрашивали, и я исповѣдалъ Твое пресвятое имя».

Потомъ Декій приказалъ бить мученика оловянными прутьями, и святый Лаврентій воскликнулъ при этомъ.

— «Господи Іисусе Христе, пріими духъ мой!»

Тогда съ неба ему раздался голосъ:

— «Еще многія страданія тебѣ предстоитъ претерпѣть!»

Этотъ голосъ слышали всѣ. Декій же, придя въ неистовство, громко закричалъ:

— «Мужи римскіе и народное собраніе! Вы слышите голосъ бѣсовъ, утѣшающихъ этого волхва и святотатца, который не почитаетъ боговъ нашихъ, не слушаетъ меня, царя, и не боится мукъ!»

И затѣмъ онъ приказалъ опять протянуть святаго Лаврентія и снова бить его скорпіонами. Но святый мученикъ смѣялся надъ муками, посрамляя Декія и молился, говоря:

— «Благословенъ Ты, Господи Боже, Отецъ Господа нашего Іисуса Христа! Благодарю Тебя за то, что Ты оказываешь намъ недостойнымъ Свою милость, но даруй мнѣ и благодать Твою, чтобы присутствующіе здѣсь и смотрящіе на меня познали, что Ты утѣшитель рабовъ Своихъ».

Во время этой молитвы одинъ изъ воиновъ, присутствовавшихъ при мученіяхъ, по имени Романъ, увѣровалъ во Христа и воскликнулъ громкимъ голосомъ:

— «Святый Лаврентій, я вижу пресвѣтлаго юношу, который стоитъ около тебя и отираетъ язвы и все тѣло твое; заклинаю тебя Господомъ Христомъ, пославшимъ тебѣ своего ангела, не покидай меня!»

Декій сказалъ Валеріану:

— «Мы побѣждены этимъ волхвомъ!»

И, приказавъ отвязать мученика отъ дыбы, онъ отдалъ его Ипполиту въ тюрьму. А воинъ Романъ принесъ полный водоносъ съ водою ко святому Лаврентію, упалъ къ его ногамъ, со слезами умоляя, чтобы онъ крестилъ его. Когда онъ былъ крещенъ, неожиданно пришли другіе воины, взяли его и отвели къ царю; онъ же, прежде чѣмъ даже начали спрашивать, восклицалъ:

— «Я христіанинъ!»

Царь тотчасъ же приказалъ обезглавить его: тогда Романа отвели за городъ черезъ Саларійскія ворота и отсѣкли ему голову; это было въ девятый день августа мѣсяца. Тѣло его вышеупомянутый пресвитеръ Іустинъ взялъ ночью и съ честію предалъ погребенію.

Въ туже ночь Декій и Валеріанъ, находясь въ Олимпіадскихъ баняхъ, недалеко отъ дворца Салюстія, приказали приготовить судилище для представленія святаго Лаврентія на послѣднее испытаніе; вмѣстѣ съ этимъ они велѣли приготовить и всѣ орудія для мученій. Узнавъ объ этомъ, Ипполитъ началъ плакать. Святый же Лаврентій, утѣшая, говорилъ ему:

— «Не плачь обо мнѣ, лучше радуйся, такъ какъ я иду получить славный мученическій вѣнецъ».

— «Почему я не могу закричать при тебѣ "я христіанинъ!" чтобы умереть вмѣстѣ съ тобою?» — спросилъ Ипполитъ.

— «Затаи нынѣ, — сказалъ святый Лаврентій, — свое исповѣданіе въ сердцѣ: спустя немного времени, я позову тебя, — ты услышишь и придешь ко мнѣ».

Когда царь вмѣстѣ съ Валеріаномъ сѣлъ на судилищѣ, къ нему привели святаго мученика Лаврентія.

— «Оставь свое волшебство, — сказалъ ему Декій, — и открой намъ, какого ты рода».

— «Я родился, — отвѣчалъ святый, — въ Испаніи, воспитаніе получилъ въ Римѣ и съ самыхъ пеленокъ христіанинъ; съ дѣтскихъ лѣтъ я уже былъ наученъ закону Божію».

— «Это ли ты, — спросилъ царь, — называешь Закономъ Божіимъ, чтобы не почитать боговъ и не бояться мукъ?»

— «Законъ, которому я наученъ, — отвѣчалъ святый, — открылъ мнѣ и заставляетъ почитать Бога моего, Господа Іисуса Христа; укрѣпляемый Его именемъ, я дѣйствительно не боюсь мукъ, которыми ты мнѣ угрожаешь».

— «Принеси жертву богамъ, — сказалъ царь, — если же не сдѣлаешь этого, то тебя будутъ мучитъ всю ночь».

Святый Лаврентій сказалъ на это:

— «Моя ночь не темна, но вся сіяетъ свѣтомъ».

Мучитель приказалъ бить камнемъ святаго Лаврентія въ уста; святый же мученикъ еще болѣе укрѣплялся духомъ, посрамляя царя, и благодарилъ Бога.

— «Принесите желѣзный одръ, — сказалъ Декій, — пусть возляжетъ на немъ въ эту ночь гордый Лаврентій».

И принесли одръ, представлявшій собою желѣзную рѣшетку; его поставили предъ Декіемъ и Валеріаномъ, а потомъ положили на него обнаженнаго святаго мученика, подложивъ подъ одръ горячіе уголья; при этомъ слуги прижимали сверху святаго Лаврентія желѣзными рогатинами, поджигая его, точно это было съѣдобное мясо.

— «Принеси жертву богамъ», — сказалъ царь.

— «Я себя самого, — отвѣчалъ мученикъ, — принесъ съ сокрушеннымъ духомъ въ жертву моему Богу какъ благовонное куреніе».

Въ это время слуги еще болѣе разводили огонь, все силънѣе накаливая одръ.

— «Знай, несчастный, — обратился мученикъ къ царю, — что эти горячіе уголья готовятъ мнѣ прохладу, а тебѣ вѣчныя муки: знаетъ Господь мой, что я, оклеветанный за исповѣданіе Его святаго имени, не отвергся отъ Него, но спрошенный сказалъ, что я христіанинъ, и теперь, находясь на огнѣ, возсылаю Ему свою благодарность».

— «Гдѣ тотъ огонь, которымъ ты намъ угрожалъ?» — спросилъ Валеріанъ.

— «О, безумные и ослѣпленные! — отвѣчалъ святый, — знайте, что эти уголья, на которыхъ вы меня жжете, душѣ моей служатъ прохладою, а вашимъ душамъ уготовляютъ неугасимый огонь».

Всѣ присутствовавшіе удивлялись жестокости царя, который приказалъ испечь живого человѣка. Святый же Лаврентій говорилъ съ просвѣтленнымъ лицемъ:

— «Благодарю Тебя, Господи Іисусе Христе, что Ты укрѣпилъ меня!» — и, поднявъ глаза на Декія и Валеріана, сказалъ:

— «Вотъ, окаянные, вы уже испекли одну сторону тѣла моего, поворотите его на другую и ѣшьте испеченное».

Потомъ сказалъ славя Бога:

— «Благодарю Тебя, Господи Іисусе Христе, что Ты сподобилъ меня войти во врата Твои!»

Съ этими словами онъ испустилъ духъ. Декій и Валеріанъ увидавъ, что мученикъ скончался, со стыдомъ ушли, оставя тѣло на одрѣ. Ипполитъ же похитилъ до восхожденія солнечнаго честное и многострадальное тѣло святаго мученика; обвивъ его плащаницею съ ароматами, онъ далъ знать святому пресвитеру Іустину.

Послѣдній тотчасъ пришелъ къ Ипполиту, и оба отнесли тѣло къ вышеупомянутой вдовѣ Киріакіи; здѣсь оно оставалось до вечера, и весь этотъ день они постились, проливая слезы. Позднимъ вечеромъ, при многочисленномъ стеченіи христіанъ, со слезами отнесли тѣло въ пещеру, находившуюся на землѣ, принадлежавшей вдовѣ; совершивъ здѣсь всенощное моленіе, съ честію похоронили мученика. Святый пресвитеръ Іустинъ совершилъ Божественную Литургію и всѣ пріобщились Пречистыхъ Таинъ Тѣла и Крови Христовыхъ. Святый мученикъ Лаврентій окончилъ свою страдальческую жизнь въ десятый день августа мѣсяца. Святый же Ипполитъ потерпѣлъ страданія вмѣстѣ съ другими на третій день послѣ святаго Лаврентія, о чемъ на своемъ мѣстѣ будетъ сказано пространнѣе. Да будетъ за все это слава Богу нашему, во Святой Троицѣ славимому нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь [8].

Примѣчанія:
[1] Имя Сикста, по другимъ Ксиста, производятъ отъ ξυστός — выглаженный, выполированный, или ξυστόν — копье; другіе производятъ отъ латинскаго sіsto — твердо стоящій, твердо поставленный.
[2] Декій — императоръ въ 249-251 гг.
[3] Римъ — главный городъ Римскаго государства, находится въ средней Италіи, расположенъ по обѣимъ берегамъ рѣки Тибра, при впаденіи послѣдней въ море. По древнему сказанію онъ былъ основанъ Ромуломъ (ум. въ 707 г. до Р. X.) на холмѣ Палатинскомъ въ 753 г., потомъ распространился на шести сосѣднихъ холмахъ, отчего и называется «семихолмнымъ»; указаніе на эти семь холмовъ Рима находится и въ Апокалипсисѣ (гл. 17, ст. 9). Въ началѣ своей исторіи Римъ представлялъ собою только группы хижинъ, сдѣланныхъ изъ глины и покрытыхъ камышемъ, но затѣмъ сталъ обогащаться вслѣдствіе удачныхъ войнъ съ сосѣдними народами: сабинянами, вольсками, латинянами, галлами, этруссками, которые въ 273 г. (до Р. X.) всѣ были объединены подъ властію Рима. Тогда римляне начали подчинять себѣ народы, жившіе внѣ Италіи, и скоро Карѳагенъ, Македонія, Греція, Иллирія и Азія, перешедшая къ римлянамъ мирнымъ путемъ по завѣщанію пергамскаго царя Аттила III въ 132 г., сдѣлались провинціями Рима. Въ 63 г. римскій полководецъ Помпей вступилъ послѣ трехмѣсячной борьбы въ Іудею и занялъ Іерусалимъ; съ этихъ поръ іудеи сдѣлались данниками Рима и навсегда лишились своей свободы и независимости. При Августѣ, первомъ римскомъ императорѣ, въ 30-ый годъ царствованія котораго родился Господь Іисусъ Христосъ, подчинился Риму и Египетъ. Такимъ образомъ, предъ пришествіемъ Христа Спасителя Римъ достигъ могущества и славы, включая въ свою имперію почти всѣ извѣстные тогда народы; богатства со всѣхъ странъ свѣта стекались въ него; дѣла всѣхъ народовъ рѣшались въ римскомъ сенатѣ. Но время могущества Рима было началомъ его паденія. Безпрестанныя войны разоряли и уменьшали зажиточные классы римскихъ гражданъ, а богатыя и знатныя фамиліи, скупая за безцѣнокъ земли разорившихся семействъ, еще болѣе богатели; вслѣдствіе этого населеніе Рима раздѣлилось на два класса — богачей и бѣдныхъ. Въ то время какъ роскошь первыхъ доходила почти до невѣроятныхъ размѣровъ, послѣдніе находились въ нищетѣ и угнетеніи; цѣлыя состоянія тратились на одинъ обѣдъ, а бѣдняки не имѣли куска хлѣба. — Со времени покоренія Греціи въ Римѣ стали распространяться философскія ученія, подрывавшія народную религію, и невѣріе широкой волной разлилось сначала среди высшихъ, а потомъ и низшихъ классовъ: предметы религіозныхъ вѣрованій открыто высмѣивались на сценическихъ представленіяхъ. Вмѣстѣ съ невѣріемъ стала распространяться и безнравственность, дошедшая до совершенія противоестественныхъ пороковъ (Рим. 1, 26-27); она замѣнила собою прежнюю чистоту и строгость нравовъ, и только возрождающая сила христіанства спасла Римъ отъ окончательной погибели. Христіанство проникло въ Римъ очень рано. Уже императоръ Тиверій (14-37 гг.) слышалъ, какъ говоритъ преданіе, проповѣдь о Христѣ; при преемникѣ его Клавдіи (41-54 гг.) въ Римѣ были сильные раздоры между христіанами изъ евреевъ и іудеями. При Неронѣ (54-68 гг.), благодаря проповѣди апостола Павла, продолжавшейся цѣлыхъ два года (Дѣян. 28, 30), христіане умножились; въ царствованіе этого императора было первое гоненіе на христіанъ, несправедливо обвиненныхъ въ поджогѣ Рима; во время этого гоненія пріяли мученическую кончину святые апостолы Петръ и Павелъ. Но гоненіе не уничтожило христіанства; при Домиціанѣ (81-91 гг.) оно проникло даже въ родъ императора — братъ Домиціана, Флавій Климентъ, былъ казненъ за то, что исповѣдывалъ христіанство. Въ царствованіе этого императора св. Іоаннъ Богословъ былъ сосланъ на островъ Патмосъ, гдѣ удостоился откровенія о будущихъ судьбахъ міра и церкви (Апок. 1, 9). Со времени Нерона и Домиціана гоненіе на христіанъ воздвигались вплоть до 313 г. Особенно сильны они были при императорѣ Діоклетіанѣ (285-305), положившемъ начало раздѣленію Римской имперіи: онъ избралъ себѣ въ соправители Максимина и раздѣлилъ государство между нимъ и собою; потомъ каждый соправитель избралъ себѣ по помощнику, такъ что имперія раздѣлилась на четыре части. По отреченіи отъ дѣлъ правленія Діоклетіана и Максимина, управленіе перешло къ Констанцію Хлору и Галерію; первому наслѣдовавъ сынъ его Константинъ (306 г.), который и издалъ указъ 313 г., дозволяющій каждому желающему переходъ въ христіанство. Сдѣлавшись единодержавнымъ (въ 324 г.), онъ перенесъ свое мѣстопребываніе на Востокъ въ Византію, названную потомъ Константинополемъ. Здѣсь онъ окружилъ себя христіанами, которыхъ назначалъ на высшія государственныя должности; онъ установилъ закономъ празднованіе воскреснаго дня, строилъ много храмовъ; при его содѣйствіи былъ созванъ первый Вселенскій соборъ (325 г.). При императорѣ Ѳеодосіи Великомъ, воспретившемъ указомъ 392 г. языческое богослуженіе, Римская имперія окончательно раздѣлилась на восточную и западную (395 г.). Первая пала подъ ударами турокъ въ 1453 г. при Магометѣ II, а вторая, въ составъ которой входили Италія, Африка, Британія и Испанія въ 475 г.; въ 476 г., послѣ отреченія отъ престола послѣдняго римскаго императора Ромула Августа, надъ Италіею воцарился предводитель геруловъ Одоакръ.
[4] Память его 2 августа.
[5] Память ихъ 30 іюля.
[6] Обязанности архидіакона въ описываемое время состояли не только въ служеніи церковномъ, но и въ завѣдываніи имуществомъ церковнымъ, въ пособіи бѣднымъ, въ устроеніи безпріютныхъ.
[7] Въ 258 году. Самое древнѣйшее свидѣтельство о мученической кончинѣ св. Сикста и о почитаніи его, какъ мученика, находится у св. Кипріана въ письмѣ къ Сукцессу (80-ое или 82-ое); св. Кипріанъ пострадалъ черезъ пять съ половиной недѣль послѣ Сикста (14 Сентября). Св. Сикстъ былъ епископомъ римскимъ 11 мѣсяцевъ слишкомъ или неполный годъ. Мощи св. папы Сикста II находятся въ церкви его имени въ Римѣ; мощи мучениковъ Фелициссима и Агапита — въ Римѣ же, въ церкви Богоматери Милостивой.
[8] Св. Лаврентій скончался мученически въ 258 г. Мѣсто его погребенія было на восточной сторонѣ Рима, въ верстѣ отъ города, на Тибуртинской дорогѣ. На этомъ мѣстѣ, по свидѣтельству Анастасія Библіотекаря, святому былъ построенъ императоромъ Константиномъ Великимъ великолѣпный храмъ. Мощи, или вѣрнѣе часть мощей, св. Лаврентія были положены въ церкви его имени въ Царьградѣ при Ѳеодосіи Младшемъ 27 сентября. Въ настоящее время мощи св. Лаврентія находятся въ Римѣ, въ загородной церкви во имя его по Тибуртинской дорогѣ, а глава — въ домовой церкви его имени ризничаго Квиринальскаго дворца.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 147-159.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0