Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - воскресенiе, 25 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Мѣсяцъ Августъ.
День седьмой.

Житіе преподобнаго отца нашего Пимена многоболѣзненнаго.

Приступая къ повѣствованію о блаженномъ Пименѣ, остановимъ наше вниманіе на его великомъ мужествѣ въ страданіяхъ и отсюда научимся, что болѣзни дóлжно переносить терпѣливо и — что сила Божія въ немощахъ совершается. — Блаженный Пименъ уже и родился больнымъ; болѣзнь не оставляла его всю жизнь, но эта болѣзнь тѣла не дала въ немъ развиться болѣзни душевной: онъ былъ чистъ отъ пороковъ и соблюлъ дѣвство отъ утробы матери. Неоднократно просилъ онъ своихъ родителей, чтобы они позволили ему удалиться въ монастырь для постриженія въ иноческій образъ, но изъ сильной любви къ нему они не соглашались на эти просьбы, желая имѣть его наслѣдникомъ по своей смерти. Однажды, по дѣйствію Божественнаго Промысла, устрояющаго все къ лучшему, блаженный Пименъ особенно сильно заболѣлъ, такъ что даже не надѣялся и на выздоровленіе; повинуясь необходимости, родители принесли его тогда въ Печерскій монастырь [1] и просили жившихъ въ немъ преподобныхъ отцевъ помолиться объ избавленіи ихъ сына отъ болѣзни. Но усердныя молитвы иноковъ не приносили исцѣленія болящему; молитва блаженнаго была сильнѣе молитвы ихъ всѣхъ, — онъ просилъ себѣ у Господа еще бóльшей болѣзни, такъ какъ опасался, что, по выздоровленіи, родители опять возьмутъ его изъ монастыря и такимъ образомъ лишатъ его возможности получить постриженіе. Поэтому, когда отецъ и мать сидѣли около него, не допуская постриженія [2], блаженный Пименъ сильно печалился и молился Богу, чтобы онъ исполнилъ его желаніе, какими вѣдаетъ путями. И вотъ въ одну ночь, когда родители его и рабы были погружены въ глубокій сонъ, вошли къ нему свѣтлые ангелы, одни — въ образѣ прекрасныхъ юношей, другіе — игумена и братіи; они несли въ рукахъ святое Евангеліе, свѣчи, власяницу, мантію, куколь и все остальное, нужное при постриженіи:

— «Хочешь ли, чтобы мы постригли тебя?» — спросили они преподобнаго.

Онъ съ радостію отвѣчалъ:

— «Ей хочу; Господь послалъ васъ, господіе мои; исполните желаніе моего сердца».

Они тотчасъ же начали творить вопросы, совершая сполна все, что положено въ уставѣ иноческаго постриженія; такъ они постригли его въ великій ангельскій образъ, облекли его въ мантію и куколь, нарекли Пименомъ. Давъ ему, по обычаю, горящую свѣчу, они сказали:

— «Въ теченіе сорока дней и ночей свѣча не угаснетъ».

И вмѣстѣ съ тѣмъ предсказали ему постоянную болѣзнь, избавленіе отъ которой будетъ знáкомъ для него скораго наступленія смерти. Цѣловавъ блаженнаго Пимена, они удалились въ церковь, гдѣ положили на гробъ преподобнаго Ѳеодосія [3] волосы его, завернувши ихъ въ полотно.

Иноки, находившіеся въ ближайшихъ келліяхъ, слыша пѣніе, разбудили прочихъ, думая, что или игуменъ съ нѣкоторыми изъ братіи постригаетъ болящаго, или онъ преставился; они всѣ вмѣстѣ отправились въ келлію, гдѣ лежалъ преподобный. Здѣсь они нашли всѣхъ спящими, — отца, матерь, рабовъ; иноки разбудили ихъ и замѣтили, что келлія полна благоуханія, а болящій полонъ радости и веселія и облеченъ въ иноческую одежду.

— «Кѣмъ ты постриженъ и что за пѣніе мы слышали здѣсь, котораго, однако, не слыхали твои родители?» — спросили они, обращаясь къ преподобному.

— «Я думаю, — отвѣчалъ онъ, — что меня постригъ, нарекши, Пименомъ, игуменъ, пришедшій сюда съ братіей; они-то и пѣли, какъ вы слышали; они же мнѣ дали и эту свѣчу, которую вы видите, сказавъ, что она будеть непрерывно горѣть въ теченіе сорока дней и ночей; затѣмъ, положивъ мои волосы въ убрусъ, они удалились съ ними въ церковь».

Услышавъ это, иноки тотчасъ поспѣшили въ церковь, но нашли ее запертой; разбудивъ пономарей, они спросили ихъ, — входилъ ли кто въ церковь послѣ вечерней молитвы. Тѣ отвѣчали, что никто не входилъ, такъ какъ и самые ключи находятся у екклесіарха [4]. Былъ разбуженъ экклесіархъ (онъ никому не давалъ ключей и самъ ни съ кѣмъ не входилъ въ церковь); взявъ ключи, иноки вошли въ храмъ и здѣсь на гробѣ преподобнаго Ѳеодосія дѣйствительно нашли лежащіе въ убрусѣ волосы. Послѣ этого о всемъ извѣстили игумена. Послѣдній чрезвычайно удивился и старательно доискивался, кто бы могъ постричь преподобнаго Пимена, но всѣ розыски были напрасны. Тогда для всѣхъ стало очевидно, что постриженіе, по повелѣнію Божію, совершали святые ангелы. Долго разсуждали игуменъ и братія, вмѣнять ли чудесное постриженіе какъ обычное, совершенное по уставу, и пришли къ мысли не повторять надъ блаженнымъ Пименомъ постриженія, такъ какъ имѣлись ясныя доказательства дѣйствительности совершеннаго надъ нимъ: иноки дѣйствительно нашли, какъ и говорилъ блаженный Пименъ, волосы его на гробѣ преподобнаго Ѳеодосія, и свѣча, для которой было довольно сутокъ, чтобы сгорѣть, въ теченіе сорока дней и ночей горѣла, не угасая [5], на что тоже указывалъ преподобный тотчасъ по своемъ постриженіи. Въ виду этого они только сказали:

— «Для тебя, братъ Пименъ, достаточно дарованнаго тебѣ Богомъ образа и имени».

— «Но все-таки открой намъ, — говорилъ игуменъ, придя съ книгою постриженія, — кто именно были постригавшіе тебя и не опустили ли они чего, написаннаго въ этой книгѣ?»

Блаженный Пименъ сказалъ игумену:

— «Что меня испытываешь, отче? Ты самъ, придя сюда со всею братіею, совершилъ надо мною все, что положено въ этой книгѣ, при этомъ ты сказалъ, что мнѣ всю жизнь дóлжно испытывать страданія отъ болѣзни и лишь предъ смертью я буду избавленъ отъ нея, такъ что буду въ состояніи нести свой смертный одръ; молись о мнѣ, святый отче, чтобы Господь даровалъ мнѣ терпѣніе».

Выслушавъ это, всѣ оставили его.

Блаженный же Пименъ, по предсказанію постригшихъ его, много лѣтъ лежалъ въ тяжкой и возбуждавшей отвращеніе болѣзни: ею гнушались всѣ прислуживавшіе ему и часто дня по три не давали ему ни ѣсть, ни пить, но онъ все переносилъ съ радостію, благодаря Бога.

Случилось какъ-то, что одинъ больной, страдавшій такимъ же недугомъ, какъ и преподобный Пименъ, принесенъ былъ въ Печерскій монастырь и постриженъ. Иноки, на которыхъ лежала обязанность служить больнымъ, внесли его къ блаженному Пимену, чтобы служить обоимъ вмѣстѣ и равномѣрно, но, небрежно относясь къ своимъ обязанностямъ, они часто забывали объ нихъ, такъ что больные по временамъ изнемогали отъ жажды. Тогда блаженный Пименъ сказалъ лежавшему съ нимъ больному:

— «Такъ какъ прислуживающіе намъ гнушаются нами по причинѣ смрада, исходящаго отъ насъ, то захотѣлъ ли бы ты, братъ мой, нести ихъ обязанности, если бы тебя возставилъ Господь?»

Больной обѣщался преподобному съ усердіемъ служить до самой смерти. Блаженный Пименъ сказалъ на это:

— «Вотъ Господь отнимаетъ болѣзнь твою отъ тебя, и ты, сдѣлавшись здоровъ, исполни обѣщаніе твое, — служи мнѣ и подобнымъ мнѣ, а на нерадиво исполнявшихъ обязанности свои Господь наведетъ лютую болѣзнь, чтобы они, испытавъ наказаніе, получили спасеніе».

Больной тотчасъ всталъ и началъ служить преподобному; нерадивыхъ же служителей, по слову его, объялъ недугъ.

Избавившійся отъ болѣзни братъ не долго послужилъ преподобному Пимену: не выдержавъ смрада, онъ удалился и оставилъ его томиться голодомъ и жаждой; уйдя, онъ поселился въ другой келліи. И воть внезапно его, какъ огнемъ, охватилъ сильный жаръ; не имѣя силъ подняться, онъ три дня мучился отъ жажды и наконецъ сталъ кричать:

— «Ради Бога сжальтесь надо мною, вѣдь я умираю отъ жажды!»

Услыхавъ его, иноки, находившіеся въ ближайшей келліи, пришли къ нему; видя его болѣзнь, они сообщили о ней преподобному Пимену:

— «Братъ, служившій тебѣ, умираетъ».

— «Что сѣетъ человѣкъ, — отвѣчалъ преподобный, — то и пожнетъ (ср. Гал. 6, 7): онъ бросилъ меня голоднаго и жаждущаго, и самъ потерпѣлъ то же, солгавъ Богу и презрѣвъ мое недостоинство. Но мы научены не воздавать за зло зломъ, поэтому идите и скажите ему: тебя зоветъ Пименъ, — встань и иди къ нему».

Когда заболѣвшему передали это, то онъ тотчасъ сдѣлался здоровъ и, вставши, безъ всякой помощи пришелъ къ преподобному. Блаженный Пименъ долго увѣщевалъ его, говоря:

— «Маловѣръ, вотъ ты здоровъ; смотри, опять не согрѣшай! Развѣ ты не знаешь, что равную награду будутъ имѣть, какъ болящій, такъ и служащій ему. Терпѣніе униженныхъ не останется безплодно: испытывающіе здѣсь кратковременную скорбь и тяготу, будутъ испытывать радость и веселіе тамъ, гдѣ нѣтъ ни болѣзней, ни печали, ни воздыханій, но жизнь безконечная. Ради этого я и терплю все; Богъ, чрезъ меня избавившій тебя отъ твоего недуга, можетъ и меня возставить отъ этого одра и исцѣлить мою немощь, но я не хочу: претерпѣвый до конца спасенъ будетъ (Матѳ. 10, 22), сказалъ Господь. Лучше мнѣ въ этой жизни превратиться въ трупъ, чтобы въ той тѣло мое было нетлѣнно; лучше здѣсь переносить смрадъ, чтобы тамъ наслаждаться неизреченнымъ благоуханіемъ. Величественно, братъ мой, церковное служеніе въ свѣтломъ, чистомъ и святомъ мѣстѣ, гдѣ богоугодно и сладостно съ невидимыми ангельскими силами возносить молитвы къ Богу, почему церковь и называется земнымъ небомъ, а стоящіе въ ней почитаются за стоящихъ на небѣ. Эта же темная и смрадная келлія не прежде ли суда судъ? Не прежде ли безконечной муки мука? Но терпящій все это съ благодареніемъ можетъ съ правомъ сказать: терпя потерпѣхъ Господа, и внятъ ми (Псал. 39, 2); утѣшая подобныхъ страдальцевъ, апостолъ говоритъ: аще наказаніе терпите, якоже сыновомъ обрѣтается вамъ Богъ. Аще безъ наказанія есте, убо прелюбодѣйчищи есте, а не сынове (Евр. 12, 7-8), и Самъ Господь увѣщеваетъ насъ, братъ мой, говоря: въ терпѣніи вашемъ стяжите души ваша (Лук. 21, 19).

Проникнувшись этимъ наставленіемъ преподобнаго, братъ не покидалъ его, служа ему; доблестный же страдалецъ и истинный подражатель праведнаго Іова, святый Пименъ лежалъ двадцать лѣтъ на одрѣ болѣзни, непрестанно благодаря Бога. Когда же настало время отшествія его, въ Печерскомъ монастырѣ явилось знаменіе: надъ трапезною показались ночью три огненныхъ столпа, которые потомъ перешли на верхъ церкви. Одинъ Господь зналъ истинное значеніе этого знаменія, но не будетъ несправедливымъ предположить, что черезъ него показывалось, что Богъ-Троица, творяй ангелы Своя духи и слуги Своя пламень огненный (Псал. 103, 4), уже ниспослалъ Своихъ ангеловъ за душею многоболѣзненнаго Пимена, какъ за душею Лазаря: въ этотъ день онъ внезапно выздоровѣлъ и узналъ о наступленіи своей смерти, вспомнивъ предсказаніе постригшихъ его. Вставъ, онъ обошелъ всѣ келліи, всѣмъ кланяясь и прося прощенія. Болящимъ же инокамъ говорилъ:

— «Братья и друзья мои, встаньте и проводите меня!» Тотчасъ по слову его оставила ихъ болѣзнь, и они, сдѣлавшись здоровы, послѣдовали за нимъ. Преподобный же Пименъ, войдя въ церковь, пріобщился Божественныхъ Таинъ и послѣ этого, взявъ смертный одръ свой, понесъ его, безъ всякихъ указаній къ пещерѣ, въ которой никогда не былъ, которую никогда не видалъ со дня своего рожденія. Войдя въ пещеру, онъ поклонился гробу преподобнаго Антонія [6] и указалъ мѣсто, гдѣ желалъ быть погребенъ. Передъ смертью онъ повѣдалъ чудную тайну, указывая на гробы нѣкоторыхъ изъ братій, лежавшихъ вблизи:

— «Здѣсь, — сказалъ, — вы положили въ этомъ году двухъ братьевъ, одного безъ схимы, а другого въ схимѣ [7]; перваго, положеннаго безъ схимы, вы найдете въ схимѣ; онъ неоднократно хотѣлъ принять ее, но все откладывалъ, но такъ какъ онъ явилъ дѣла, достойныя этого образа, то Господь даровалъ ему схиму по смерти. Другого же брата, положеннаго въ схимѣ, найдете безъ нея; онъ не хотѣлъ схимы во время жизни, не показалъ и дѣлъ достойныхъ ея, а говорилъ, когда увидите, что я покидаю этотъ міръ, тогда постригите меня въ схиму; не помнилъ онъ словъ, сказавшаго: не мертвіи восхвалятъ Тя, Господи, нижé вси нисходящіи во адъ, но мы живіи благословимъ Господа (Псал. 113, 25-26). Поэтому и отнято у него достоинство схимы и дано показавшему дѣла, достойныя ея: имущему бо (добрыя дѣла) вездѣ дано будетъ и преизбудетъ, отъ неимущаго же (добрыхъ дѣлъ) и еже мнится имѣя, взято будетъ (Матѳ. 25, 29). Третій братъ, — продолжалъ онъ, — много лѣтъ тому назадъ положенъ здѣсь и весь истлѣлъ, но схима его осталась нетлѣнной: она блюдется для его осужденія и обличенія, ибо онъ совершалъ дѣла недостойныя этого образа, — всю жизнь провелъ въ лѣности и грѣхахъ, не помня словъ Господа: ему же дано будетъ много, много взыщется отъ него (Лук. 12, 48); постриженіе въ схиму не приноситъ никакой пользы тѣмъ, которые не совершаютъ добрыхъ дѣлъ, избавляющихъ отъ вѣчныхъ мукъ».

Открывъ тайну, преподобный Пименъ сказалъ братіи:

— «Вотъ пришли постригавшіе меня для пріятія моей души».

Тотчасъ послѣ этихъ словъ онъ возлегъ и преставился о Господѣ [8]. Иноки съ великою честью положили его на указанномъ мѣстѣ. — Откопавши гробы, о которыхъ разсказалъ преподобный, они нашли, соотвѣтственно его словамъ, трехъ черноризцевъ: изъ двоихъ, недавно умершихъ, одинъ погребенный въ схимѣ, былъ лишенъ ея, — она была возложена на другого, но имѣвшаго ея; третьяго же брата, уже давно умершаго, нашли всего истлѣвшаго; одна только схима его была цѣла. И долго дивились всѣ неизреченному суду Божію, воздающему каждому по дѣламъ его. Богу слава, честь и держава подобаетъ и нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Кіевопечерскій монастырь основанъ преподобнымъ Антоніемъ при великомъ князѣ Изяславѣ (1054-1068 гг.), сынѣ Ярослава Мудраго и внукѣ Владиміра святаго. Преп. Антоній, уроженецъ г. Любеча, недалеко отъ Чернигова, былъ постриженъ въ иночество на Аѳонѣ; по совѣту постригавшаго его игумена и съ его благословенія онъ, чрезъ нѣсколько времени, снова отправился въ Россію, гдѣ, по пророческимъ словамъ игумена, должно было отъ него произойти много черноризцевъ. Сперва онъ поселилея въ пещерѣ, ископанной священникомъ села Берестова, Иларіономъ, а затѣмъ выкопалъ и свою пещеру. Къ нему начали приходить искавшіе подвижнической жизни и стали селиться возлѣ него, искапывая и себѣ пещеры. Самые замѣчательные изъ этихъ пришельцевъ были преподобный Никонъ и преподобный Ѳеодосій. Когда число братіи увеличилось, то они ископали близь келлій и церковь, въ которой отправляли Богослуженіе, а еще позднѣе была выстроена небольшая церковь надъ пещерой, во имя Успенія Пресв. Богородицы. Когда-же число иноковъ еще увеличилось, то преп. Антоній попросилъ великаго князя Изяслава отдать имъ гору, находящуюся надъ пещерой, на что великій князь съ радостью согласился. Тогда была заложена великая церковь, огражденъ монастырь оградой, поставлено много келлій, наконецъ окончена церковь и украшена святыми иконами. Съ того времени начался въ собственномъ смыслѣ монастырь, названный Печерскимъ — отъ пещеръ, въ которыхъ жили его иноки.
[2] Постриженіе въ иночество съ древнихъ временъ совершается св. православной Церковью по особому чину надъ избирающими путь подвижнической жизни и всецѣлаго преданія себя Богу въ молитвѣ и покаяніи. Рѣшившемуся вступить на этотъ путь предлагается вопросъ о томъ, по свободному-ли произволенію онъ избираетъ его, затѣмъ онъ обязанъ произнести три обѣта: дѣвства, цѣломудрія и нищеты, послѣ чего происходитъ, во имя Святой Троицы, крестообразное постриженіе его власовъ и возложеніе на него одеждъ монашескихъ. Новопостриженному дается въ руки Распятіе и возженная свѣча.
[3] Преподобный Ѳеодосій, ближайшій сподвижникъ препод. Антонія, былъ впослѣдствіи и игуменомъ Кіево-Печерскаго монастыря. При немъ особенно возросъ и увеличился послѣдній и духовная подвижническая жизнь иноковъ просіяла, какъ свѣтильникъ, поставленный на возвышенномъ мѣстѣ. При мудромъ руководствѣ братіею, преподобный Ѳеодосій, одушевленный пламенной любовію къ ближнимъ, и на людей живущихъ въ міру изливалъ благодѣянія: утѣшалъ печальныхъ, поддерживалъ изнемогающихъ, кормилъ голодныхъ, одѣвалъ нищихъ, успокаивалъ больныхъ и престарѣлыхъ. Скончался онъ 8-го мая 1074 года, 65 лѣтъ отъ роду. Мощи его были сначала погребены въ пещерѣ, гдѣ онъ подвизался, когда-же была окончена великая каменная церковь во имя Успенія Пресв. Богородицы, заложенная при немъ, его мощи были перенесены туда и поставлены въ притворѣ на правой сторонѣ.
[4] Ключарь церковный, которому поручено храненіе церковнаго имущества и на которомъ лежитъ обязанность наблюденія за исполненіемъ устава церковнаго богослуженія.
[5] Число сорокъ имѣетъ важное символическое значеніе. Оно означаетъ переходъ отъ одного состоянія къ другому, обновленіе, перемѣну. По истеченіи сорока дней послѣ рожденія, младенецъ вносится въ церковь для посвященія его Богу. Въ сороковой день послѣ кончины, по вѣрованію св. православной Церкви, душа почившаго христіанина возносится на поклоненіе Богу. Такъ и при постриженіи въ монашество сорокъ дней новопостриженный долженъ особенно пребывать въ подвигѣ молитвы, такъ какъ онъ какъ-бы рожденъ для новой жизни, а для земнаго и преходящаго какъ-бы умеръ. Это-же означала и зажженная свѣча, данная ангелами преподобному Пимену и горѣвшая сорокъ дней и ночей.
[6] Мощи преподобнаго Антонія († 1073 г.) почиваютъ подъ спудомъ въ той пещерѣ, гдѣ онъ подвизался (въ такъ называемыхъ Ближнихъ пещерахъ).
[7] Схима есть одѣяніе высшей степени монашеской, которая называется Великикъ Ангельскимъ образомъ. При постриженіи въ схиму возлагаются на монаха и нѣкоторыя особенныя одежды, а именно: куколь и аналавъ. — Куколь есть одѣяніе обнимающее голову и плечи со всѣхъ сторонъ: онъ имѣетъ верхъ нѣсколько остроконечный и украшается пятью крестами, вышитыми изъ шнуровъ краснаго цвѣта; кресты эти расположены: на челѣ, на груди, на обоихъ плечахъ и на спинѣ. — Аналавъ есть четвероугольный платъ со шнурками, пришитыми по угламъ. Онъ, опускаясь съ верху отъ шеи на шнуркахъ и раздѣлаясь на стороны, обнимаетъ мышцы подъ руками и, располагаясь крестообразно на груди и раменахъ, тѣми-же шнурками обвиваетъ и стягиваетъ одежду. И куколь, и аналавъ имѣютъ духовное значеніе.
[8] 11 февраля 1110 года.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 107-114.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0