Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 20 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День четвертый.

Память святыхъ семи отроковъ Ефесскихъ.

Въ это время въ Ефесѣ находилось семь отроковъ, они были сыновья уважаемыхъ городскихъ начальниковъ и служили въ войскѣ, имена ихъ слѣдующія: Максимиліанъ, Іамвлихъ, Мартиніанъ, Іоаннъ, Діонисій, Ексакустодіанъ и Антонинъ. Не будучи связаны узами тѣлеснаго родства, они были связаны узами родства духовнаго, — вѣрою и любовію Христовою; они вмѣстѣ молились и постились, сораспинаясь Христу умерщвленіемъ плоти и строгимъ соблюденіемъ цѣломудрія. Видя постоянныя притѣсненія и жестокія казни христіанъ, они сокрушались въ душѣ своей и не могли удержаться отъ слезъ и воздыханій. — Когда язычники вмѣстѣ съ царемъ отправились приносить жертву, святые отроки уклонились отъ нихъ; придя въ церковь христіанскую, они поверглись на землю предъ Господомъ и, посыпавъ прахомъ свои головы, возсылали къ Нему слезныя молитвы. Подобные поступки съ ихъ стороны не укрылись отъ взора нѣкоторыхъ людей (въ то время каждый наблюдалъ за другомъ своимъ, какому богу онъ молится, и предавалъ на смерть братъ брата, отецъ сына, сынъ отца; никто не скрывалъ ближняго своего, если замѣчалъ, что онъ молится Христу). Они тотчасъ же пошли къ царю и сказали:

— «Царь, живи во вѣкъ! Ты призываешь издалека христіанъ, убѣждая приносить жертвы, а между тѣмъ находящіеся около тебя пренебрегаютъ твоей царской властью и, не слушая твоихъ повелѣній, нарушаютъ ихъ, держась христіанской вѣры».

Разгнѣванный царь спросилъ, кто именно противится его повелѣніямъ. Доносчики сказали:

— «Максимиліанъ — сынъ городского правителя и шесть другихъ отроковъ, сыновей знатныхъ ефесскихъ гражданъ; всѣ они уже имѣютъ значительные военные чины».

Царь тотчасъ же велѣлъ схватить ихъ, заковать въ цѣпи и привести къ себѣ. Святые отроки скоро были приведены къ царю съ глазами еще не обсохшими отъ слезъ и со слѣдами праха на головѣ. Взглянувъ на нихъ, мучитель сказалъ:

— «Почему вы не явились вмѣстѣ съ нами на праздникъ въ честь боговъ, которымъ покланяется вся вселенная? Подите теперь и, подобно другимъ, принесите богамъ должную жертву».

Святый Максимиліанъ отвѣчалъ:

— «Мы исповѣдуемъ Единаго Бога и Царя небеснаго, Своею славою наполнившаго небо и землю, и Ему каждый часъ приносимъ духовную жертву вѣры и молитвы, идоламъ же вашимъ, чтобы не осквернить душъ нашихъ, мы не принесемъ жертвъ, состоящихъ изъ сожженія животныхъ, сопровождаемаго смрадомъ и дымомъ».

Послѣ такого отвѣта царь велѣлъ отнять у юношей ихъ воинскіе пояса, — знакъ занимаемаго ими высокаго положенія:

— «Вы не достойны, — сказалъ онъ, —служить въ войскѣ царя, ибо не повинуетесь ни ему, ни богамъ».

Однако видя красоту и молодость ихъ, царь сжалился надъ ними и сказалъ:

— «Было бы безжалостно сейчасъ же предать мукамъ столь молодыхъ. Поэтому, прекрасные юноши, я даю вамъ время для размышленія, чтобы вы, образумившись, принесли жертву богамъ и, такимъ образомъ, сохранили себѣ жизнь».

Затѣмъ онъ приказалъ снять съ нихъ цѣпи и освободить ихъ до назначеннаго времени, а самъ удалился въ другой городъ, намѣреваясь опять возвратиться въ Ефесъ.

Святые же отроки, слѣдуя ученію Христову, дарованное имъ царемъ свободное время употребляли на добрыя дѣла: взявъ въ домѣ родителей своихъ золото и серебро, они раздавали его тайно и открыто нищимъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ они совѣщались между собою говоря:

— «Удалимся на время изъ города, пока въ него не возвратится царь, уйдемъ въ ту большую пещеру, которая находится въ горѣ на востокъ отъ города, и тамъ, пребывая въ безмолвіи, усердно помолимся Господу о дарованіи намъ крѣпости при предстоящемъ исповѣданіи Его святаго имени, чтобы мы могли, безбоязненно явившись къ мучителю, мужественно перенести страданія и получить отъ Владыки нашего Христа уготованный вѣрнымъ рабамъ неувядаемый вѣнецъ славы».

Такъ сговорившись между собою, они отправились къ восточной горѣ, извѣстной подъ именемъ Охлонъ, захвативъ съ собою столько серебра, сколько нужно было для покупки пищи на нѣсколько дней. Придя въ находившуюся въ горѣ пещеру, они пробыли въ ней довольно продолжительное время, непрестанно славя Бога и молясь о спасеніи своихъ душъ. Хожденіе въ городъ для покупки нужнаго было поручено святому Іамвлиху, какъ самому младшему. Святый Іамвлихъ, весьма разумный отрокъ, отправляясь въ городъ, перемѣнялъ свои одежды на рубище, чтобы его не узнали; изъ захваченныхъ съ собою денегъ, онъ отдѣлялъ часть для раздачи нищимъ, а на остальныя покупалъ пищу. Въ одно изъ такихъ посѣщеній города, святый Іамвлихъ, скрывая свое имя, разузнавалъ когда именно, скоро ли возвратится царь. Спустя достаточное время, святый Іамвлихъ, подъ видомъ нищаго, снова пришелъ въ городъ и самъ увидѣлъ вшествіе возвратившагося съ пути царя и слышалъ оповѣщенное въ городѣ его повелѣніе, чтобы всѣ градоначальники и военачальники на слѣдующее утро приготовились для принесенія жертвъ богамъ, — столь ревностный язычникъ былъ царь. Кромѣ того Іамвлихъ услышалъ, что царь велѣлъ отыскать и ихъ, отпущенныхъ на время, чтобы они вмѣстѣ съ другими гражданами, въ его присутствіи, принесли жертвы идоламъ. Испуганный Іамвлихъ, захвативъ немного хлѣба, поспѣшилъ къ братьямъ въ пещеру; здѣсь онъ разсказалъ имъ все, что видѣлъ и слышалъ, сообщилъ также и о томъ, что ихъ уже ищутъ для принесенія жертвъ. Эти извѣстія привели ихъ въ страхъ: павъ на землю съ плачемъ и стенаніями, они молились Богу, поручая себя Его покровительству и милосердію. Возставъ отъ молитвы, святый Іамвлихъ приготовилъ трапезу, состоявшую изъ небольшого количества принесеннаго хлѣба; былъ уже вечеръ, и солнце заходило; сѣвши, святые отроки подкрѣпили себя пищею, ожидая предстоящихъ мученій. Окончивъ скудную трапезу, они бесѣдовали между собою, ободряя и поощряя другъ друга къ мужественному перенесенію страданій за Христа. Во время этой душеспасительной бесѣды ихъ стало клонить ко сну: отъ сердечной печали отяжелѣли очи ихъ. Милостивый же и человѣколюбивый Господь, всегда пекущійся о церкви Своей и вѣрныхъ рабахъ Своихъ, повелѣлъ семи святымъ отрокамъ уснуть дивнымъ и необычайнымъ сномъ, желая въ будущемъ явить дивное чудо и увѣрить сомнѣвающихся относительно воскресенія мертвыхъ. Святые уснули сномъ смертнымъ, души же ихъ хранились въ руцѣ Божіей, а тѣла лежали нетлѣнными и неизмѣненными, какъ у спящихъ.

Утромъ царь приказалъ отыскать семь благородныхъ отроковъ, и послѣ тщетныхъ поисковъ сказалъ вельможамъ:

— «Я жалѣю юношей, потому что они были изъ знатнаго рода и отличались красотою, думаю, что они, боясь гнѣва нашего, убѣжали куда-нибудь и скрываются, хотя, по милосердію своему, мы готовы щадить тѣхъ, которые, покаявшись, опять обращаются къ богамъ».

Вельможи отвѣчали на это:

— «Не печалься, царь, объ этихъ юношахъ, противящихся тебѣ и богамъ: мы слышали, что они не только не покаялись, но сдѣлались еще злѣйшими хулителями боговъ; раздавъ городскимъ нищимъ множество золота и серебра, они безслѣдно исчезли. Если позволишь, то можно призвать родителей ихъ и пытками заставить открыть мѣсто, гдѣ находятся сыновья».

Царь, не медля, приказалъ призвать родителей святыхъ отроковъ и сказалъ имъ:

— «Скажите, не утаивая, гдѣ ваши, опозорившіе мое царство, сыновья? Вмѣсто нихъ я велю погубить васъ: вѣдь вы дали имъ золото и серебро и отослали куда то, чтобы они не явились предъ лицемъ нашимъ».

Родители отвѣчали:

— «Прибѣгаемъ къ твоему милосердію, царь! Выслушай насъ безъ гнѣва: мы не замышляемъ козней противъ твоего царства, никогда не нарушаемъ твоихъ повелѣній и постоянно приносимъ жертвы богамъ, — за что же намъ грозишь смертью? Если же сыновья наши развратились, то не мы учили ихъ этому, мы не давали имъ золота и серебра; они сами тайно взяли его и, раздавъ неимущимъ, убѣжали и скрылись, по дошедшимъ до насъ слухамъ, въ великой пещерѣ горы Охлонъ. Прошло уже много дней, а они все не возвращаются: не знаемъ, живы ли они тамъ, или нѣтъ».

Царь, выслушавъ, отпустилъ родителей, а потомъ велѣлъ завалить каменьями входъ въ пещеру, говоря:

— «Такъ какъ они не покаялись, не обратились къ богамъ и не явились ко мнѣ, то пусть отнынѣ не видятъ болѣе лица человѣческаго и погибнутъ отъ голода и жажды въ заваленной камнями пещерѣ».

Царь и жители Ефеса думали, что отроки еще живы, не зная, что они отошли уже ко Господу. Въ то время, когда задѣлывали входъ въ пещеру, два царскихъ постельничихъ Ѳеодоръ и Руфинъ, тайные христіане, описали на двухъ оловянныхъ дощечкахъ страданія семи святыхъ отроковъ, сообщивъ и ихъ имена, потомъ они вложили эти дощечки въ мѣдный ящичекъ и поставили послѣдній среди камней, положенныхъ въ пещерномъ ходѣ: если, думали они, Господь посѣтитъ рабовъ Своихъ до Своего славнаго пришествія, и пещера когда-нибудь будетъ открыта, и найдены будутъ тѣла святыхъ, тогда, по нашему описанію, узнаютъ объ именахъ и дѣлахъ ихъ и поймутъ, что эти тѣла — тѣла мучениковъ, умершихъ въ загражденной пещерѣ за исповѣданіе Христа. Такъ былъ заваленъ входъ въ пещеру, при чемъ на него была навѣшена печать.

Вскорѣ послѣ этого умеръ нечестивый Декій. Послѣ него было много и другихъ нечестивыхъ царей, также гнавшихъ церковь Божію, пока съ Константина Великаго [4] не наступило время христіанскихъ царей. Во дни благочестиваго царя Ѳеодосія Младшаго [5], когда прошло уже довольно продолжительное время со смерти Константина Великаго, появились еретики, отрицавшіе воскресеніе мертвыхъ, хотя Господь Іисусъ Христосъ и передалъ объ этомъ Церкви Своей ясное, уничтожающее всякое сомнѣніе, ученіе. И, однако, многіе усомнились, и не только міряне, но даже нѣкоторые епископы сдѣлались послѣдователями ереси. Со стороны уклонившихся въ ересь вельможъ и епископовъ, — изъ послѣднихъ особенно выдѣлялся епископъ Егинскій Ѳеодоръ, — возникло сильное гоненіе на православныхъ. Одни изъ еретиковъ говорили, что за гробомъ люди не могутъ разсчитывать на воздаяніе, ибо по смерти уничтожается не только тѣло, но и душа, другіе же утверждали, что души будутъ имѣть свое воздаяніе, — одни тѣла истлѣютъ, погибнутъ.

— «Какъ могутъ, говорили они, возстать эти тѣла, спустя цѣлыя тысячелѣтія, когда нѣтъ уже и самаго праха ихъ?»

Такъ умствовали еретики, въ своемъ нечестіи забывая слова Христовы въ Евангеліи: мертвіи услышатъ гласъ Сына Божія, и услышавше оживутъ (Іоан. 5, 25), забыли и написанное у пророка Даніила: мнози отъ спящихъ въ земнѣй персти возстанутъ, сіи въ жизнь вѣчную, а оніи во укоризну и въ стыдѣніе вѣчное (Дан. 12, 2), — и пророка Іезекіиля, говорящаго отъ лица Божія: се Азъ отверзу гробы ваша, и изведу вы отъ гробовъ вашихъ, людіе Мои (Іез. 37, 12). Не помня этого ученія священнаго Писанія, еретики производили большія смуты въ церкви Божіей. Они доставляли царю Ѳеодосію сильную печаль: онъ усердно въ постѣ и слезахъ молился Богу, чтобы Онъ, Творецъ всего, избавилъ отъ пагубной ереси церковь Свою. Милостивый Господь, не хотя, чтобы кто-нибудь, заблуждаясь въ истинахъ вѣры, погибъ, услышалъ молитву царя и слезныя стенанія многихъ вѣрныхъ и явно открылъ тайну ожидаемаго воскресенія мертвыхъ и вѣчной жизни. По дѣйствію Божественнаго промысла, произошло слѣдующее. Нѣкоторый мужъ, по имени Адолій, владѣтель горы Охлонъ, гдѣ въ загражденной пещерѣ пребывали спящіе отроки, имѣя на горѣ свободное мѣсто, захотѣлъ тамъ сдѣлать ограду для овецъ. При ея постройкѣ рабы брали каменья, которыми былъ заваленъ входъ въ пещеру; совершенно не предполагая, что въ горѣ находится пещера, они думали, что камни составляютъ естественную часть горы. Отсѣкая камни и унося ихъ на мѣсто работы, они образовали въ устьи пещеры отверстіе, въ которое могъ свободно пролѣзть человѣкъ. Въ это время Господь нашъ Іисусъ Христосъ, Владыка жизни и смерти, воздвигшій нѣкогда четверодневнаго Лазаря (Іоан. 11, 39. 43-44), воздвигъ, уже много лѣтъ спавшихъ [6] и семь святыхъ отроковъ: по Его Божественному велѣнію, святые мученики воскресли, какъ бы пробудившись отъ сна. Возставъ, они прежде всего вознесли утреннее славословіе Господу, послѣ чего, по обычаю, привѣтствовали другъ друга. Имъ казалось, что они пробудились отъ обыкновеннаго ночного сна, потому что ничто не указывало имъ на пробужденіе отъ смерти: одежды на нихъ были совершенно неповреждены, внѣшній видъ нисколько не измѣнился, — по-прежнему они цвѣли здоровьемъ и красотою: все невольно приводило святыхъ отроковъ къ мысли, что они вчера уснули, а теперь, утромъ, пробудились. Вступивъ въ бесѣду между собою, они съ печалью вспоминали о гоненіи на христіанъ и о томъ, что имъ надлежитъ отправляться въ городъ по приказанію царя, повелѣвшему приносить жертвы идоламъ; они были увѣрены, что Декій ищетъ ихъ для мученій. Обратившисъ ко святому Іамвлиху, они просили его снова разсказать, что онъ слышалъ въ городѣ. Святый Іамвлихъ отвѣчалъ:

— «Что сказалъ вамъ вчера, то скажу и сегодня: царь велѣлъ въ нынѣшній день всѣмъ гражданамъ быть готовымъ для жертвоприношенія, велѣлъ вмѣстѣ съ тѣмъ искать и насъ, чтобы мы вмѣстѣ со всѣми на его глазахъ поклонились идоламъ, а если не сдѣлаемъ этого, то онъ предастъ насъ мукамъ».

Тогда святый Максимиліанъ сказалъ, обращаясь ко всѣмъ:

— «Братья, выйдемъ и явимся безбоязненно предъ Декіемъ: долго ли будемъ сидѣть здѣсь подобно малодушнымъ? Изыдемъ и безъ страха предъ царемъ земнымъ исповѣдуемъ Царя небеснаго, истиннаго Бога, Господа нашего Іисуса Христа, а за славу Его святаго имени прольемъ свою кровь, положимъ души наши, не будемъ бояться мучителя и мукъ смертныхъ: они не могутъ лишить насъ жизни вѣчной, которой мы ожидаемъ по вѣрѣ во Христа Іисуса. Ты же, братъ Іамвлихъ, озаботъся приготовленіемъ для насъ въ обычное время пищи, возьми сребреникъ и иди въ городъ, тамъ купи хлѣба въ большемъ, чѣмъ вчера, количествѣ, — ты вчера принесъ мало, и мы голодны теперь; узнай, что приказалъ относительно насъ Декій и возвращайся поскорѣе, чтобы, подкрѣпившись пищею, мы могли по собственной волѣ выйти отсюда и предать самихъ себя на мученія».

Святый Іамвлихъ взялъ сребреникъ и отправился въ городъ; было очень рано, только что начало разсвѣтать.

Выходя изъ пещеры, святый Іамвлихъ къ удивленію своему увидѣлъ камни; что это значитъ, подумалъ онъ, когда они положены? Вчерашній день ихъ здѣсь не было. Спустившись съ горы, онъ шелъ со страхомъ, опасаясь войти въ городъ, гдѣ его могли узнать и свести къ царю. Приблизившись къ городскимъ воротамъ, святый Іамвлихъ съ великимъ изумленіемъ замѣтилъ на нихъ честный Крестъ, прекрасной художественной работы. И всюду, куда онъ не обращалъ взоры свои, вездѣ съ тѣмъ же изумленіемъ замѣчалъ другія зданія, жилища и стѣны. Святый Іамвлихъ пошелъ къ другимъ воротамъ города и тамъ съ недоумѣніемъ увидѣлъ изображеніе Честнаго Креста, поставленное на стѣнѣ; онъ обошелъ всѣ ворота города и вездѣ видѣлъ святые Кресты. Отъ недоумѣнія святый Іамвлихъ близокъ былъ къ безумію. Возвратившись опять къ первымъ воротамъ, онъ думалъ: что же это значитъ? Вчера нигдѣ не было изображеній Честнаго Креста кромѣ тѣхъ, которые тайно хранились у вѣрныхъ, а теперь они открыто поставлены на воротахъ и стѣнахъ города, вижу ли я ихъ на самомъ дѣлѣ или мнѣ только кажется? Не во снѣ ли я? Ободрившись, онъ вошелъ въ городъ. Пройдя немного, святый Іамвлихъ услышалъ, что многіе клянутся именемъ Христовымъ. Онъ пришелъ въ ужасъ, размышляя: вчера никто не смѣлъ открыто произнести имя Христово, теперь же я слышу его изъ многихъ устъ; повидимому, это не Ефесъ, а какой-то другой городъ, при этомъ и зданія другія и на людяхъ совершенно иныя одежды. Продолжая путь свой, онъ спросилъ одного человѣка:

— «Какъ называется этотъ городъ?»

— «Ефесъ», —отвѣчалъ тотъ.

Святый Іамвлихъ не повѣрилъ и по прежнему думалъ: безъ сомнѣнія я попалъ въ какой-то другой городъ, нужно скорѣе купить хлѣба и поторопиться выйти изъ города, чтобы окончательно не заблудиться. Приблизившись къ продавцу хлѣбовъ, онъ вынулъ сребреникъ и отдалъ ему для уплаты за хлѣбъ и остановился, ожидая покупку и сдачу. Сребреникъ былъ очень великъ и имѣлъ на себѣ надпись и изображеніе древнѣйшихъ царей. Продавецъ взялъ сребреникъ и показалъ его другому, тотъ подалъ третьему, а этотъ четвертому, подошли и другіе присутствовавшіе при этомъ; глядя на сребреникъ всѣ удивлялись его древности и, осматривая святаго Іамвлиха, говорили на ухо другъ другу:

— «Навѣрное этотъ отрокъ нашелъ какое-нибудь, спрятанное во дни глубокой древности, сокровище».

Святый Іамвлихъ, замѣтивъ ихъ шепотъ, испугался, думая, что его узнали и сговариваются о томъ, чтобы его схватить и представить царю Декію.

— «Прошу васъ, сказалъ онъ, возьмите себѣ сребреникъ: я не хочу съ него сдачи».

Но окружавшіе схватили святаго Іамвлиха и, удерживая, говорили:

— «Открой намъ, откуда ты и какимъ образомъ нашелъ сокровище временъ древнихъ царей, удѣли намъ часть, и мы не скажемъ о тебѣ, а если ты не согласишься раздѣлить его вмѣстѣ съ нами, мы предадимъ тебя судьѣ».

Слыша это, святый Іамвлихъ удивлялся и, недоумѣвая, молчалъ. Они же продолжали:

— «Нельзя уже утаить это сокровище, — гдѣ оно, скажи, лучше по собственной волѣ, пока не заставятъ этого сдѣлать пытки».

Святый Іамвлихъ не зналъ, что имъ сказать, и молчалъ подобно нѣмому. Тогда мужи сняли съ него поясъ и, одѣвъ ему на шею, держали его среди торговой площади; среди народа разнесся слухъ, что схваченъ какой то отрокъ, нашедшій сокровище. Святаго Іамвлиха окружила большая толпа; всѣ смотрѣли на лице его, говоря: онъ не здѣшній, мы раньше никогда не видали его. Святый же Іамвлихъ, хотя и желалъ сказать, что онъ не нашелъ никакого сокровища, но отъ сильнаго изумленія не могъ сказать ни одного слова; онъ глядѣлъ на толпу, стараясь найти кого-нибудь изъ знакомыхъ или кого-нибудь изъ домашнихъ, — отца, матерь или раба. Никого не находя и не узнавая, онъ пришелъ еще въ большее удивленіе: вчера его всѣ знали, какъ сына знатнаго человѣка, а сегодня не только никто его не узнаетъ, но и самъ онъ не находитъ никого изъ знакомыхъ. Распространившійся по городу слухъ о взятіи святаго Іамвлиха дошелъ до начальника города и епископа Стефана [7]: по Божію смотрѣнію, оба они въ это время находились вмѣстѣ и вели между собою бесѣду; оба они велѣли привести къ себѣ юношу, захваченнаго со сребреникомъ.

Во время пути святый Іамвлихъ думалъ, что его ведутъ къ царю Декію, и еще прилежнѣе глядѣлъ въ народъ, надѣясь увидѣть кого-нибудь изъ знакомыхъ, но всѣ ожиданія его были напрасны. Когда его привели къ начальнику города и епископу, то они взяли сребреникъ и, разсматривая его, дивились, такъ какъ онъ относился ко времени очень древнихъ царей. Потомъ начальникъ города спросилъ святаго Іамвлиха:

— «Гдѣ найденное тобою сокровище? Конечно, ты оттуда взялъ этотъ сребреникъ».

— «Я не знаю никакого сокровища, — отвѣчалъ святый Іамвлихъ, — мнѣ одно лишь извѣстно, что онъ взятъ мною у моихъ родителей и ничѣмъ не отличается отъ обычныхъ, употребляемыхъ въ этомъ городѣ, сребрениковъ. Я удивляюсь и недоумѣваю, что такое со мною дѣлается».

— «Откуда ты?» — спросилъ градоначальникъ.

Святый отвѣчалъ:

— «Думаю, что изъ этого города».

Градоначальникъ сказалъ на это:

— «Чей ты сынъ? Находится ли здѣсь кто-нибудь изъ знающихъ тебя? Тогда онъ пусть придетъ и засвидѣтельствуетъ справедливость твоихъ словъ, и мы отпустимъ тебя».

Святый Іамвлихъ назвалъ по имени отца, мать, дѣда, братьевъ и другихъ родственниковъ; никто не зналъ ихъ.

— «Ты говоришь неправду, — возразилъ градоначальникъ, — называешь какія-то странныя и необычайныя имена, какихъ мы никогда и не слыхали».

Святый отрокъ въ недоумѣніи молчалъ, опустивъ голову, одни изъ присутствовавшихъ говорили:

— «Онъ юродивый».

— «Нѣтъ, онъ лишь притворяется такимъ, чтобы избѣгнуть бѣды», — отвѣчали другіе.

Градоначальникъ съ гнѣвомъ началъ угрожать святому Іамвлиху:

— «Какѣ мы можемъ вѣрить тебѣ, когда ты говоришь, что этотъ сребреникъ ты взялъ изъ числа другихъ, употребляемыхъ твоими родителями? Вѣдь на немъ изображеніе и надпись древняго царя Декія, по смерти котораго прошло уже много лѣтъ, и сребреникъ совсѣмъ не похожъ на тѣ, какіе ходятъ нынѣ. Неужели родители твои такъ стары, что помнятъ царя Декія и имѣютъ его сребреники? Ты еще молодъ, не имѣешь тридцати лѣтъ, и хочешь своимъ коварствомъ обмануть старцевъ и мудрецовъ Ефесскихъ. Я тебя брошу въ темницу, подвергу наказанію и не отпущу до тѣхъ поръ, пока не скажешь правды, не откроешь, гдѣ найденное тобою сокровище».

Во время этой рѣчи градоначальника святый Іамвлихъ съ одной стороны убоялся его угрозъ, съ другой удивился при словахъ, что Декій былъ въ древнее время; упавъ на колѣна, онъ сказалъ:

— «Молю васъ, господіе мои, отвѣтьте мнѣ на то, о чемъ я васъ спрошу, а я самъ разскажу вамъ все безъ принужденія: царь Декій находится ли въ городѣ, онъ живъ или нѣтъ?»

Епископъ отвѣчалъ ему:

— «Въ настоящее время, сынъ мой, въ этой странѣ нѣтъ царя по имени Декія, въ прежніе годы, во времена древнія, дѣйствительно, былъ такой царь; теперь царствуетъ благочестивый Ѳеодосій».

Тогда святый Іамвлихъ сказалъ:

— «Молю васъ пойдемте со мною и я покажу вамъ въ пещерѣ горы Охлонъ своихъ друзей, отъ которыхъ убѣдитесь въ справедливости сказаннаго мною. Мы, дѣйствительно, убѣгая отъ Декія, нѣсколько дней тому назадъ удалились отсюда и скрылись въ той пещерѣ; Декія я вчера видѣлъ, когда онъ входилъ въ Ефесъ, теперь же я не знаю, Ефесъ это или какой другой городъ».

Епископъ, размышляя, говорилъ въ себѣ:

— «Богъ хочетъ открыть черезъ этого юношу какую-то тайну».

— «Идемъ съ нимъ, —обратился онъ къ градоначальнику, — и посмотримъ: что-то чудесное имѣетъ совершиться».

Поднявшись епископъ и градоначальникъ пошли съ юношею, за ними послѣдовали всѣ городскія власти и множество народа. Когда шествіе достигло до горы, святый Іамвлихъ первый вошелъ въ пещеру, а епископъ, слѣдуя за нимъ съ остальными, нашелъ при входѣ въ пещеру, между двумя камнями, мѣдный ящичекъ съ двумя серебряными печатями; открывши передъ всѣми ящичекъ, епископъ и градоначальникъ нашли въ немъ двѣ оловянныя дощечки, въ которыхъ было написано, что семь святыхъ отроковъ, — Максимиліанъ, сынъ городского начальника, Іамвлихъ, Мартиніанъ, Іоаннъ, Діонисій, Ексакустодіанъ и Антонинъ, бѣжали отъ царя Декія и скрылись въ этой пещерѣ; повелѣніемъ же Декія входъ въ пещеру былъ заваленъ каменьями, и святые отроки умерли въ ней мученическою смертью за Христа. Послѣ этого чтенія всѣ пришли въ изумленіе и громко прославляли Бога.

Войдя въ пещеру, они нашли святыхъ отроковъ, цвѣтущихъ красотою; лица ихъ выражали радость и сіяли свѣтомъ благодати Божіей; епископъ, градоначальникъ и народъ припали къ ногамъ святыхъ отроковъ, воздавая хвалу Богу, сподобившему ихъ увидѣть столь славное чудо. Святые отроки разсказали имъ все о себѣ, о Декіи, — каково было при немъ гоненіе на христіанъ. Тотчасъ епископъ и градоначальникъ послали письмо благовѣрному царю Ѳеодосію, прося его прислать честныхъ мужей; чтобы видѣть чудо, явленное Господомъ въ его царствованіе:

— «Ибо, — писали они, — въ наши дни показалъ Господь въ воскресеніи тѣлъ святыхъ отроковъ образъ будущаго всеобщаго воскресенія не только души, но и тѣла».

Царь Ѳеодосій, получивъ извѣстіе, пришелъ въ сильную радость и тотчасъ, въ сопровожденіи вельможъ и множества народа, поспѣшилъ изъ Константинополя въ Ефесъ, гдѣ былъ встрѣченъ торжественно, какъ подобало его высокому положенію. Епископъ, градоначальникъ и другіе городскія власти повели царя къ пещерѣ.

Когда Ѳеодосій, проникнувъ внутрь пещеры, увидѣлъ, подобныхъ ангеламъ, святыхъ отроковъ, то палъ къ ногамъ ихъ, они же, простерши руки, подняли его съ земли. Возставъ, царь съ любовію обнялъ святыхъ отроковъ и, лобызая ихъ, не могъ воздержаться отъ слезъ, потомъ, сѣвши противъ нихъ на землѣ, онъ съ умиленіемъ глядѣлъ на нихъ и славилъ Бога:

— «Господа́ мои, — говорилъ онъ, — въ лицѣ вашемъ я вижу Самого Царя и Владыку моего Христа, нѣкогда воздвигшаго Лазаря изъ гроба: нынѣ Онъ и васъ воздвигъ Своимъ всесильнымъ словомъ, чтобы явно возвѣстить намъ о грядущемъ воскресеніи мертвыхъ, когда находящіеся въ гробахъ, услышавъ гласъ Сына Божія, оживутъ и изыдутъ изъ нихъ нетлѣнны».

Святый Максимиліанъ сказалъ царю:

— «Отнынѣ царство твое за твердость вѣры твоей будетъ несокрушимо, и Іисусъ Христосъ, Сынъ Бога Живаго (Матѳ. 16, 16), сохранитъ его во имя святое Свое отъ всякаго зла; вѣрь, что ради тебя Господь воскресилъ насъ прежде дня всеобщаго воскресенія».

Во время довольно продолжительной бесѣды святые отроки говорили царю и много другихъ душеспасительныхъ истинъ, а царь съ епископомъ, вельможами и народомъ внималъ имъ съ радостію духовною. (Греческій описатель церковныхъ событій Никифоръ Каллистъ прибавляетъ, что царь въ теченіе недѣли каждый день раздѣлялъ съ ними трапезу и служилъ имъ). Послѣ этихъ собесѣдованій святые отроки на глазахъ у всѣхъ, наслаждавшихся ихъ лицезрѣніемъ, опять склонили головы на землю и уснули по Божію повелѣнію смертнымъ сномъ. Сильно плакалъ царь надъ ними, и всѣ присутствующіе не могли удержаться отъ слезъ [8].

Царь велѣлъ приготовить изъ серебра и золота семь гробницъ, чтобы положить въ нихъ тѣла святыхъ отроковъ. Въ ту же ночь они явились во снѣ царю, повелѣвая ему не трогать ихъ, но оставить почивать на землѣ, какъ они почивали прежде. На мѣстѣ успенія святыхъ отроковъ собрался сонмъ святителей, которые, сотворивъ свѣтлый праздникъ, достойно почтили святыхъ мучениковъ. Царь же роздалъ щедрую милостыню нищимъ и убогимъ той страны, отпустилъ на свободу находившихся въ темницахъ, послѣ чего съ радостію возвратился въ Царьградъ, славя Христа Бога нашего, Ему же и отъ насъ грѣшныхъ да будетъ честь и слава со Отцемъ и Святымъ Духомъ нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Декій — императоръ 249-251 гг.
[2] Карѳагенъ — городъ на Сѣверномъ берегу Африки, давшій свое имя основанному имъ великому западно-финикійскому государству, долго бывшему соперникомъ Рима, пока оно въ 146 г. (до Р. Хр.) не сдѣлалось провинціей Рима. Начало евангельской проповѣди соединяется здѣсь съ именемъ Епенета (Рим. 16, 5), но какъ первый епископъ упоминается Оптатъ (202 г.); преемники его были митрополитами Сѣверо-Западной Африки; выдающимися епископами карѳагенской церкви, оказавшими сильное вліяніе на христіанскую литературу, являются Тертулліанъ, Кипріанъ и Августинъ. Карѳагенъ насчитываетъ много помѣстныхъ соборовъ, бывшихъ въ немъ по церковнымъ нуждамъ. Теперь на мѣстѣ Карѳагена, этого «Лондона древности» — три бѣдныхъ арабскихъ деревеньки.
[3] Ефесъ — главный городъ Иконіи въ Малой Азіи близъ устья Каистра, средоточіе для всей торговли передней Азіи въ древности. Славился храмомъ Артемиды-Діаны. Св. ап. Павелъ въ концѣ своего второго миссіонерскаго путешествія пробылъ здѣсь немного времени (Дѣян. 18, 19-26), а въ третье путешествіе пробылъ здѣсь болѣе двухъ лѣтъ (Дѣян. гл. 19), насаждая христіанство. Къ Ефесской церкви ап. Павелъ писалъ изъ Рима посланіе, переданное Тихикомъ. Въ Ефесѣ долго жилъ св. ап. Іоаннъ до и послѣ изгнанія на островъ Патмосъ; преданіе говоритъ, что любимый ученикъ Господа здѣсь окончилъ и жизнь свою. Первымъ епископомъ Ефеса былъ св. Тимоѳей, поставленный ап. Павломъ. Впослѣдствіи епископы Ефеса получили патріаршія права. Теперь на мѣстѣ знаменитаго города жалкая турецкая деревушка Айя-Селукъ (святой богословъ). Ефесъ въ исторіи церкви замѣчателенъ какъ мѣсто 3-го вселенскаго собора (431 г.), не считая нѣсколькихъ помѣстныхъ.
[4] Константинъ Великій, — римскій императоръ, сынъ Констанція Хлора, правителя западной части римской имперіи, и Елены, родился въ 274 году. По смерти отца войско провозгласило его императоромъ, и онъ, благодаря этому, сдѣлался обладателемъ Галліи и Испаніи. Послѣ продолжительной борьбы съ начальниками другихъ областей римскаго государства, Лициніемъ и Максентіемъ Константинъ объявилъ себя въ 324 году независимымъ правителемъ и объединилъ подъ своею властію всю имперію. Константинъ Великій замѣчателенъ своею дѣятельностію на пользу Церкви Христовой; за эту именно дѣятельность исторія называетъ его Великимъ, а Церковь равноапостольнымъ. Поворотъ къ христіанству въ законодательной дѣятельности Константана Великаго начинается съ манифеста 313 года о вѣротерпимости, изданнаго въ Медіоланѣ за подписью его и Лицинія: въ этомъ манифестѣ, между прочимъ, разрѣшался свободный переходъ въ христіанство всякому желающему. Вскорѣ появились указы объ освобожденіи клириковъ отъ всѣхъ личныхъ повинностей и церкви отъ податей; законъ 321 года разрѣшалъ дѣлать вклады въ христіанскую церковь; въ слѣдующемъ году запрещено было христіанъ насильственно привлекать на языческія празднества. Сдѣлавшись единодержавнымъ, Константинъ Великій уничтожилъ указы и постановленія прежнихъ императоровъ, изданныя противъ христіанъ; онъ возвратилъ права, имущество и свободу всѣмъ, лишившимся ихъ въ прежнее время за исповѣданіе христіанства. Особымъ указомъ имъ было предписано посвящать Богу воскресный день и другіе праздничные дни; во время праздниковъ закрывались зрѣлища и суды. Въ церкви Константинъ Великій старался поддерживаіъ миръ и согласіе; для прекращенія аріанскихъ смутъ имъ былъ созванъ первый Вселенскіи соборъ въ Никеѣ (325 г.). Не желая пребывать въ Римѣ, гдѣ язычество было особенно сильно, Константинъ Великій перенесъ столицу въ Византію; здѣсь онъ уничтожилъ идоловъ и украсилъ городъ христіанскими храмами. Въ 337 году онъ принялъ крещеніе, послѣ котораго вскорѣ умеръ на 65 г. жизни. Въ V вѣкѣ Церковь причислила Константина Великаго къ лику святыхъ; память его — 21 мая.
[5] Ѳеодосій II — императоръ въ 408-450 гг.
[6] Около двухсотъ лѣтъ.
[7] По другимъ, болѣе достовѣрнымъ извѣстіямъ, описываемое событіе было при предшественникѣ Стефана св. Мемнонѣ, память котораго 16 декабря.
[8] Эта чудесная исторія имѣетъ весьма сильныя, неопровержимыя доказательства своей достовѣрности: современникъ — описатель этого событія, св. Іоаннъ Коловъ (†ок.422 г. или въ I-ой полов. V в.) говоритъ объ семъ событіи въ житіи Паисія Великаго 19 іюня; Сирскій писатель, православный епископъ Саругенскій (въ Месопотаміи) Іаковъ оставилъ описаніе этого событія; оно въ переводѣ было извѣстно Григорію Турскому (†594 г.). Сирійцы-Марониты, въ VII в. отдѣлившіеся отъ Православной Церкви, въ своей службѣ чтутъ святыхъ отроковъ; они находятся въ еѳіопскомъ календарѣ и древнихъ римскихъ мартирологахъ; исторія ихъ была извѣстна Магомету и многимъ арабскимъ писателямъ. Пещера отроковъ до сихъ поръ показывается близъ Ефеса въ ребрахъ горы Пріона. Послѣднее извѣстіе о мощахъ ихъ относится къ XII вѣку, когда ихъ видѣлъ нашъ паломникъ по святымъ мѣстамъ игуменъ Даніилъ. Дальнѣйшая судьба честныхъ мощей неизвѣстна.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 50-66.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0