Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 19 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Августъ.
День первый.

Страданіе святыхъ ветхозавѣтныхъ мучениковъ Елеазара священника, семи братьевъ Маккавеевъ, матери ихъ Соломоніи и иныхъ съ ними.

Первое великое и страшное разрушеніе Іерусалима, произведенное Вавилонскимъ царемъ Навуходоносоромъ, было во дни царя іудейскаго Седекіи, о чемъ сообщается въ житіи святаго пророка Іереміи [2] и въ житіи святаго пророка Іезекіиля [3]. Спустя семьдесятъ лѣтъ послѣ этого разоренія, іудеи, по милосердію Божію, избавились отъ плѣна и возвратились въ Іерусалимъ; во святомъ городѣ снова возникли прекрасныя зданія, и вновь построенный храмъ Божій, подобно первому, былъ благолѣпно украшенъ; эта исторія возвращенія изъ плѣна, обновленія Іерусалима и храма подробно излагается въ книгахъ Ездры и Нееміи. Число людей Божіихъ быстро увеличивалось; они скоро разселились по Палестинѣ въ томъ же порядкѣ и почти въ томъ же количествѣ, какъ и прежде; святый городъ, вѣрный закону Божію, долгое время процвѣталъ въ благочестіи, наслаждаясь спокойствіемъ подъ управленіемъ своихъ первосвященниковъ-князей. Онъ пользовался славою и уваженіемъ ото всѣхъ, хотя и находился подъ властію языческихъ царей. Многіе языческіе цари и князья, будучи идолопоклонниками, чтили, однако, Бога Израилева и посылали въ Іерусалимъ храму Господню дары (2 Мак. 3, 2); они съ особеннымъ уваженіемъ относились и къ первосвященникамъ; напримѣръ, Александръ, царь Македонскій, увидѣвъ вышедшаго ему навстрѣчу первосвященника Адду, поклонился ему до земли; войдя же въ Іерусалимъ и храмъ Божій, онъ принесъ дары и жертвы Господу Саваоѳу. Подобнымъ образомъ поступали и другіе языческіе цари.

Царь египетскій Птоломей Филадельфъ послалъ множество даровъ въ Іерусалимъ храму Господню и написалъ первосвященнику Елеазару, прося его прислать книги святаго Писанія и свѣдущихъ мужей, которые бы могли ихъ перевести съ еврейскаго языка на греческій; преемникъ Птоломея Филадельфа Птоломей Филопаторъ, побѣдивъ сирійскаго царя Антіоха Великаго пришелъ въ Іудею, и въ Іерусалимѣ, въ храмѣ Господнемъ, принесъ благодарственную жертву единому истинному Богу. Также и Антіохъ Великій, побѣдивъ въ свою очередь египтянъ, пришелъ въ Іерусалимъ, чтобы поклониться истинному Богу; во святомь храмѣ онъ принесъ множество жертвъ съ благодарственными молитвами и щедро одарилъ первосвященника и другихъ начальниковъ іудейскихъ. Въ такомъ уваженіи находился Іерусалимъ и храмъ Божій у язычниковъ; объ этомъ упоминаетъ и святое Писаніе, когда говоритъ, что сами цари почитали мѣсто и прославляли церковь великими дарами (ср. 2 Мак. 3, 2). Подобное отношеніе со стороны язычниковъ къ Іерусалиму продолжалось до тѣхъ поръ, пока начальники его, пребывая въ страхѣ Божіемъ, соблюдали Законъ Господень, ведя богоугодную жизнь; когда же они забыли Законъ Божій, то на нихъ, какъ и прежде, обрушились многочисленныя бѣдствія. Началомъ ихъ послужило слѣдующее обстоятельство.

Во дни праведнаго первосвященника Симона, восхваляемаго въ книгѣ Іисуса сына Сирахова (Сирах. 50, 1), когда въ Азіи и Сиріи царствовалъ Селевкъ, сынъ Антіоха Великаго, былъ въ Ісрусалимѣ нѣкоторый мужъ по имени Симонъ, происходившій изъ колѣна Веніаминова; ему поручено было завѣдываніе сокровищами храма, управленіе слугами церковными и начальство надъ воинами, составлявшими, церковную стражу. Изъ гордости и ненависти онъ всегда оказывалъ сопротивленіе первосвященнику и производилъ смуты въ народѣ; не вынося угрозъ и увѣщаній, которыя первосвященникъ часто бывалъ вынужденъ ему дѣлать, Симонъ задумалъ учинить зло не только послѣднему, но и всей церкви. Съ этою цѣлію онъ пошелъ къ военачальнику Сиріи и Финикіи Аполлонію и сообщилъ ему о сокровищахъ церковныхъ: Симонъ сказалъ, что въ хранилищахъ при храмѣ находятся безчисленныя богатства, гдѣ вмѣстѣ съ сокровищами церковными хранятся безмѣрныя сокровища, принадлежащія всему народу, при этомъ онъ добавилъ, что всѣ эти богатства могутъ перейти въ руки царя (2 Мак. 3, 5-6). Аполлоній передалъ сообщеніе Симона царю, отличавшемуся своимъ корыстолюбіемъ. Послѣдній тотчасъ же послалъ въ Іерусалимъ съ войскомъ хранителя царскихъ сокровищъ Иліодора, чтобы вывезти упомянутыя сокровища въ царское хранилище. Когда Иліодоръ, по прибытіи въ Іерусалимъ, началъ отбирать церковныя богатства и грабить деньги, собранныя и хранимыя для пропитанія нищихъ и странниковъ, вдовъ и сиротъ, то его, какъ подробно сообщаетъ это 3 глава 2 книги Маккавейской, постигло наказаніе Божіе: онъ подвергся такому жестокому бичеванію со стороны ангеловъ, что чуть не умеръ, и, поэтому, принужденъ былъ возвратиться къ царю, не исполнивъ его приказанія. Вскорѣ послѣ этого царь Селевкъ былъ убитъ своими приближенными; ему наслѣдовалъ его родной братъ Антіохъ, прозванный Епифаномъ, то есть свѣтлымъ; онъ отличался еще большею испорченностію, чѣмъ его предшественникъ. Нѣкоторые чаще называли Антіоха Епиминомъ, то есть безумнымъ: онъ безумно возсталъ на истиннаго Бога и на храмъ Его, являя собою образъ будущаго антихриста [4]. Въ Іерусалимѣ возникли большія смуты. Братъ первосвященника Оніи, Іасонъ, желая получить священноначаліе, пошелъ къ царю и купилъ у него санъ первосвященника за большое количество денегъ. Желая угодить царю, этотъ недостойный властолюбецъ выразилъ предъ нимъ свою любовь къ эллинскимъ [5] гражданскимъ законамъ, нравамъ и обычаямъ и обѣщался вводить ихъ среди евреевъ: получивъ за свои деньги и обѣщанія власть первосвященника, Іасонъ лишилъ ея своего брата, святаго Онію, и началъ на мѣсто существовавшихъ у евреевъ добрыхъ гражданскихъ законовъ вводить языческія беззаконія. При подошвѣ горы Сіона онъ устроилъ мѣста для зрѣлищъ, училища, въ которыхъ проходились греческія философскія ученія, устроилъ и палестры для игръ юношей; Іасонъ завелъ даже, вопреки прямому запрещенію закона, во святомъ городѣ блудилищные дома, гдѣ безнаказанно совершалось прелюбодѣяніе; эти непотребные дома посѣщались главнымъ образомъ юношами, обучавшимися эллинскимъ искусствамъ. Введя нечестіе эллинское въ Іерусалимѣ, Іасонъ многихъ отвратилъ отъ истиннаго богопочтенія, такъ что даже священники оставляли храмъ Божій для зрѣлищъ, бѣговъ, борьбы и другихъ игрищъ и безчиній языческихъ (2 Мак. 4, 7-14); еще болѣе ими увлекались люди юные и не твердые въ законѣ: они восхваляли еллинскіе законы и обычаи и, забывая законъ Божій, легко склонялись къ нечестію. Люди же твердые въ законѣ и истинно-благочестивые, видя совершающіяся въ Іерусалимѣ беззаконія, не могли не воздыхать о разореніи завѣта Господня и объ оскверненіи святаго города; они оплакивали и своихъ единоплеменниковъ, идущихъ по слѣдамъ слѣпаго вождя — Іасона, который изъ любоначалія оставилъ Бога и Его законъ, продалъ отеческое благовѣріе и ввелъ въ среду народа Божія столько поводовъ къ соблазну и паденію.

Іасонъ пользовался своею, незаконно пріобрѣтенною, властью три года, послѣ чего былъ изгнанъ другимъ, подобнымъ ему всластолюбцемъ и приверженцемъ эллинскаго нечестія, — Менелаемъ. Такимъ образомъ Іасонъ самъ долженъ былъ претерпѣть то, что ранѣе причинилъ брату своему праведному Оніи. Манелай далъ царю большее количество денегъ и за это получилъ власть первосвященника; изгнавъ Іасона, онъ добился у нечестиваго вельможи царскаго насильственной смерти и прежде бывшему первосвященнику, праведному Оніи. Однако и Менелай не долго пробылъ первосвященникомъ: власть первосвященника у него отнялъ братъ его Лисимахъ, давшій царю еще болѣе денегъ; Менелай, подобно Іасону, также подвергся изгнанію. Лисимахъ былъ убитъ народомъ за воровство церковныхъ сосудовъ и денегъ. Менелай, желая отомстить за смерть своего брата, купилъ у царя право наказать іерусалимлянъ смертью и многихъ изъ нихъ, совершенно невинныхъ, лишилъ жизни, вмѣстѣ съ тѣмъ онъ снова получилъ у царя власть первосвященника (2 Мак. 4, 23-50). Подобныя нестроенія и смуты въ Іерусалимѣ, возрастаніе съ каждымъ днемъ языческаго нечестія и открытое совершеніе беззаконій прогнѣвали Господа, и приблизился Его праведный, воздающій по дѣламъ, судъ. Явилось дивное знаменіе, предвозвѣщавшее грядущій на городъ гнѣвъ Божій: въ воздухѣ видѣли полки воиновъ: облеченные въ золотыя одежды и со шлемами на головахъ, воины, сидя на коняхъ, вступали между собою въ битву, держа въ рукахъ обнаженные мечи и копья; одни изъ нихъ посѣкали другъ друга мечами, другіе поднимали вверхъ копья и щиты, третьи пускали другъ въ друга стрѣлы, — словомъ дѣлали все, обычно совершающееся во время сраженій; отъ броней и оружія воиновъ исходилъ огненный блескъ (2 Мак. 5, 2-3). Это страшное, наводящее ужасъ, видѣніе продолжалось до сорока дней. Жители Іерусалима пребывали въ великомъ страхѣ и недоумѣніи; каждый изъ нихъ невольно спрашивалъ самъ себя: что же это хочетъ быть? Въ это время въ Іерусалимъ пришло ложное извѣстіе, что будто бы царь умеръ въ битвѣ съ египтянами: онъ, дѣйствительно, ушелъ тогда на войну въ Египетъ. Наиболѣе благочестивые изъ іерусалимлянъ радовались, торжествовали и веселились, полагая, что злой и нечестивый царь на самомъ дѣлѣ погибъ. Когда же стало извѣстно, что послѣдній не умеръ, но живъ и возвращается изъ Египта въ Сирію, то они рѣшили болѣе не подчиняться ему и не платить дани; поэтому они приготовились для борьбы съ нимъ. Узнавъ объ этомъ, царь пришелъ въ сильнѣйшую ярость и пошелъ съ войскомъ къ Іерусалиму; іерусалимляне закрыли передъ нимъ ворота, но не могли оказать ему достаточно сильнаго сопротивленія, потому что среди самихъ осажденныхъ возникли разногласія: уклонившіеся въ эллинское нечестіе, среди нихъ особено лжепервосвященникъ Менелай, питали къ царю расположеніе. Взявъ съ помощію своего войска городъ, царь велѣлъ безъ пощады избивать не только всѣхъ встрѣчающихся на улицахъ, но и входить въ домы для убійства мужей, женъ, старцевъ, юношей и младенцевъ; въ три дня число убитыхъ достигло восьмидесяти тысячъ; связанныхъ и брошенныхъ въ темницы было сорокъ тысячъ; почти столько же роздано воинамъ въ качествѣ плѣнныхъ. Въ гордости своей царь, подъ предводительствомъ предателя отечества и закона — Менелая, осмѣлился войти въ храмъ Божій; здѣсь онъ взялъ золотой олтарь, золотой свѣтильникъ, золотыя кадильницы и всѣ драгоцѣнные сосуды, пожертвованные царями для украшенія храма; онъ захватилъ также завѣсу, вѣнцы и другія золотыя украшенія и, найденное имъ, скрытое золото и серебро. Опустошивъ и осквернивъ храмъ Божій, разоривъ городъ и наполнивъ его кровью и рыданіями, царь возвратился въ Антіохію, а въ Іерусалимѣ и по всей Іудеи Антіохъ оставилъ для пытокъ надъ израильтянами еще болѣе, чѣмъ самъ онъ, жестокихъ мучителей (2 Мак. 5, 5-22).

По истеченіи нѣкотораго времени, Антіохъ разослалъ по всему царству указъ, чтобы всѣ его подданные безъ различія племени исповѣдывали вмѣстѣ съ нимъ однихъ и тѣхъ же греческихъ боговъ и держались однихъ и тѣхъ же греческихъ законовъ. Не только всѣ язычники согласились исполнить этотъ указъ, но даже и изъ іудеевъ многіе ему повиновались: они принесли жертвы идоламъ и осквернили субботу. Спустя немного дней послѣ изданія указа, царь послалъ изъ Антіохіи въ Іерусалимъ одного изъ своихъ совѣтниковъ — старца; родомъ аѳинянина, съ порученіемъ принудить всѣхъ евреевъ отречься отъ отеческихъ законовъ, поклониться идоламъ и вкусить отъ идоложертвеннаго мяса; онъ далъ особое повелѣніе заставлять евреевъ ѣсть свиное мясо, запрещенное закономъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ Антіохъ приказалъ храмъ Господень превратить въ идольское капище: поставить въ немъ идола Юпитера и назвать его храмомъ Юпитера Олимпійскаго. Посланный царемъ старецъ въ сопровожденіи войска пришелъ въ Іерусалимъ и приступилъ къ исполненію повелѣнія царева: онъ осквернилъ храмъ Господень, поставивъ въ немъ идоловъ, которымъ приносилъ мерзкія жертвы, понуждая къ тому же и людей Божіихъ. Многіе изъ евреевъ, не имѣвшіе твердости душевной, поспѣшили принести жертвы идоламъ; тѣ же изъ нихъ, которые отличались твердостію въ вѣрѣ, бѣжали въ горы и пустыни и здѣсь, спасаясь отъ мукъ и охраняя себя отъ сквернъ языческаго служенія, скрывались въ пещерахъ и пропастяхъ. Оставшіеся же въ городѣ были схвачены и съ горестію въ душѣ принуждены были, повинуясь насилію, идти въ день рожденія царя и другіе языческіе праздники для принесенія жертвъ идоламъ; не хотѣвшіе дѣлать этого подвергались мученіямъ (2 Мак. 6, 1-9). Всѣ жители Іерусалима были объяты великимъ страхомъ, такъ что никто не осмѣливался открыто назваться іудеемъ, праздновать день субботній, обрѣзывать своихъ дѣтей, вообще исполнять предписанія закона Моисеева: у всѣхъ предъ глазами стояли будущія муки и смерть. Въ это время присланному царемъ мучителю было донесено, что двѣ женщины іудеянки обрѣзали по своему закону рожденныхъ ими младенцевъ. Тогда мучитель велѣлъ схватить этихъ женщинъ и водить ихъ для поруганія по городу, привѣсивъ за шею младенцевъ къ сосцамъ; потомъ ихъ сбросили съ городской стѣны внизъ головою; такимъ образомъ матери съ младенцами пріяли мученическую кончину. Узнавъ также о нѣкоторыхъ іудеяхъ, что они собираются въ ближайшія къ городу пещеры для празднованія субботы, мучитель приказалъ всѣхъ ихъ сжечь огнемъ (2 Мак. 6, 10-11).

Послѣ этого былъ схваченъ одинъ изъ первыхъ книжниковъ, священникъ по имени Елеазаръ, человѣкъ уже престарѣлый, украшенный сѣдинами, весьма благообразный видомъ, славный своею мудростію и благочестіемъ; его всѣ знали, какъ одного изъ самыхъ первыхъ законоучителей въ Іерусалимѣ; онъ былъ однимъ изъ семидесяти двухъ толковниковъ, переведшихъ святое Писаніе съ еврейскаго языка на греческій царю египетскому Птоломею Филадельфу. О страданіяхъ этого честнаго отца въ святомъ Писаніи повѣствуется слѣдующее. Когда Елеазара привели къ мучителю и, заставляя ѣсть, начали насильно влагать ему въ уста свиное мясо, то онъ согласился лучше умереть славною мученическою смертію за Законъ Божій, нежели сохранить чрезъ его нарушеніе безчестную и прогнѣвляющую Бога жизнь. Такимъ образомъ Елеазаръ по собственной волѣ пошелъ на муки; дорогой онъ отплевывался, потому что принужденъ былъ устами коснуться нечистаго мяса; онъ подавалъ примѣръ другимъ богобоязненнымъ іудеямъ, которымъ также угрожала смерть за соблюденіе Закона Божія, самымъ дѣломъ научая ихъ, что не должно совершать грѣха ради сохраненія земной жизни, не должно изъ привязанности къ ней нарушеніемъ закона прогнѣвлять Бога. Нѣкоторые изъ язычниковъ, давно знавшіе Елеазара, жалѣя его, принесли ему тайно вмѣсто свиного, другое, не запрещенное закономъ мясо, и говорили на ухо:

— «Возьми это и ѣшь предъ всѣми вмѣсто свиного; всѣ, видя, что ты ѣшь мясо сочтутъ его за свиное, которое приказываетъ ѣсть царь, и ты, такимъ образомъ, избѣгнешь мукъ и смерти».

Но благоразумный и благочестивый старецъ, не задумываясь, отвѣчалъ имъ:

— «Я скорѣе соглашусь пойти въ адъ, нежели прогнѣвать Господа моего нарушеніемъ Его святаго закона, и не должно мнѣ, достигшему столь преклонныхъ лѣтъ, лицемѣрить на соблазнъ многихъ юныхъ: когда они увидятъ, что я дѣлаю то, что вы мнѣ совѣтуете, то скажутъ: «вотъ Елеазаръ уже въ глубокой старости оставилъ древній законъ нашихъ отцевъ для закона язычниковъ», и изъ-за моего лицемѣрнаго поступка они отступятъ отъ истиннаго Бога и погибнутъ, глядя на мой примѣръ; изъ любви къ временной жизни, они начнутъ презирать Законъ Божій и уклонятся въ эллинское нечестіе, а я посрамлю свою старость, явившись виновникомъ погибели столькихъ душъ. Если я избѣгну мукъ отъ людей, то карающей десницы Божіей я не избѣгну ни во время жизни на землѣ, ни послѣ смерти за гробомъ; лучше мнѣ умереть теперь, и умирая твердо, не падая духомъ при мученіяхъ за святый законъ, я украшу мужествомъ свои сѣдины и оставлю юнымъ добрый примѣръ для подражанія».

При этихъ словахъ святаго Елеазара повлекли на мученія, и тѣ люди, которые сначала выражали ему свое сожалѣніе, теперь, послѣ его рѣчи, воспылали на него гнѣвомъ п яростію. Во время великихъ мученій, когда отъ лютыхъ ранъ священникъ Божій уже приближался къ смерти, онъ сквозь стоны обратился къ Господу:

— «Всевѣдующій и о всѣхъ милосердствующій Господи, Ты вѣдаешь и то, что я, хотя и могъ бы избѣжать смерти, однако съ радостію и любовію охотно принимаю жестокія раны, подвергая тяжкимъ мученіяхъ свое тѣло: ибо страдаю для прославленія Твоего святаго имени».

Сказавъ это, онъ скончался, оставивъ не только юношамъ, но и всѣмъ іудеямъ въ своей смерти примѣръ мужества (2 Мак. 6, 18-31). Повѣствованіе священныхъ книгъ о страданіяхъ святаго Елеазара дополняется еще слѣдующимъ преданіемъ: послѣ жестокаго біенія ему влили въ ноздри крѣпкій уксусъ, издававшій отвратительный запахъ, и затѣмъ бросили въ огонь, — онъ же, помолившись Богу, чтобы Господь принялъ его мученія и смерть, какъ жертву за весь народъ еврейскій, предалъ духъ свой.

Послѣ мученической кончины святаго Елеазара были схвачены вмѣстѣ съ матерію семь братьевъ; такъ какъ они принадлежали къ знатному роду, то ихъ для испытанія отправили къ самому царю въ Антіохію. Здѣсь, вопреки прямому запрещенію закона, царь заставлялъ ихъ ѣсть свиное мясо, что почиталось явнымъ знакомъ отступленія отъ Господа Саваоѳа, въ Котораго вѣрили евреи, и прираженіемъ къ нечестію эллиновъ, въ которое уклонялись боящіеся мукъ іудеи. Упомянутые семь братьевъ, ученики пострадавшаго священника и учителя іерусалимскаго Елеазара, хорошо помнили его наставленія и пребывали непоколебимы въ своемъ благочестіи: они не повиновались царю, ни за что не соглашаясь преступить законъ. За это ихъ подвергли долгимъ мученіямъ, біенію бичами и воловьими жилами. Объ ихъ страданіяхъ и безбоязненномъ дерзновеніи предъ мучителемъ святое Писаніе во 2-й книгѣ Маккавейской повѣствуетъ такъ. Одинъ изъ братьевъ, старшій возрастомъ, принявъ на себя обязанность отвѣта, сказалъ царю:

— «О чемъ ты хочешь спрашивать, или что узнать отъ насъ? Мы готовы лучше умереть, нежели преступить отеческіе законы».

Тогда царь, озлобившись, приказалъ разжечь сковороды и котлы. Когда это было исполнено, царь тотчасъ велѣлъ у юноши, принявшаго на себя отвѣтъ, отрѣзать языкъ, содрать кожу, отсѣчь члены тѣла, въ виду прочихъ братьевъ и матери. Лишеннаго всѣхъ членовъ, но еще дышащаго мученика царь велѣлъ отнести къ костру и жечь на сковородѣ; когда же отъ сковороды распространилось сильное испареніе, братья вмѣстѣ съ матерію увѣщевали другъ друга мужественно претерпѣть смерть, говоря:

— «Господь Богъ видитъ и по истинѣ умилосердится надъ нами, какъ Моисей возвѣстилъ въ своей пѣсни предъ лицемъ народа; «и надъ рабами Своими умилосердится».

Когда умеръ первый, вывели на поруганіе второго и, содравши съ головы кожу съ волосами, спрашивали, будетъ ли онъ ѣсть (свиное мясо), прежде нежели начнутъ мучить, отсѣкая по частямъ его тѣло? Онъ же, отвѣчая на родномъ языкѣ, сказалъ: нѣтъ. Поэтому и онъ принялъ мученія такимъ же образомъ, какъ первый, и при послѣднемъ издыханіи сказалъ:

— «Ты, мучитель, лишаешь насъ настоящей жизни, но Царь міра воскреситъ насъ, умершихъ за Его законы, для жизни вѣчной.».

Послѣ того третій братъ подвергнутъ былъ поруганію, и на требованіе дать языкъ, тотчасъ выставилъ его, неустрашимо протянувъ и руки, и мужественно сказалъ:

— «Отъ неба я получилъ ихъ, и за Законы его не жалѣю ихъ и отъ него надѣюсь опять получить ихъ».

Самъ царь и бывшіе съ нимъ изумлены были такимъ мужествомъ отрока, какъ онъ ни во что вмѣнялъ страданія. Когда скончался и этотъ, такимъ же образомъ терзали и мучили четвертаго. Будучи близокъ къ смерти, онъ такъ говорилъ:

— «Умирающему отъ людей вожделѣнно возлагать надежду на Бога, что Онъ опять оживитъ; для тебя же не будетъ воскресенія въ жизнь».

Затѣмъ привели и начали мучить пятаго. Онъ, смотря на царя, сказалъ:

— «Имѣя власть надъ людьми, ты, самъ подверженный тлѣнію, дѣлаешь, что хочешь; но не думай, чтобы родъ нашъ оставленъ былъ Богомъ. Подожди, и ты увидишь великую силу Его, какъ Онъ накажетъ тебя и сѣмя твое».

Послѣ этого привели шестаго, который, готовясь на смерть, сказалъ:

— «Не заблуждайся напрасно, ибо мы терпимъ это за себя, согрѣшивши предъ Богомъ нашимъ, отъ того и произошло достойное удивленія [6]. Но не думай остаться безнаказаннымъ ты, дерзнувшій противоборствовать Богу».

Наиболѣе же достойна удивленія и славной памяти мать, которая, видя, какъ семь ея сыновей умерщвлены въ теченіи одного дня, благодушно переносила это въ надеждѣ на Господа. Исполненная доблестныхъ чувствъ и укрѣпляя женское разсужденіе мужескимъ духомъ, она поощряла каждаго изъ сыновей на родномъ языкѣ и говорила имъ:

— «Я не знаю, какъ вы явились во чревѣ моемь: не я дала вамъ дыханіе и жизнь; не мною образовался составъ каждаго изъ васъ. И Творецъ міра, Который образовалъ природу человѣка и устроилъ происхожденіе всѣхъ, опять дастъ вамъ дыханіе и жизнь съ милостію, такъ какъ вы не щадите самихъ себя за Его законы».

Антіохъ же, думая, что его презираютъ, и принимая эту рѣчь за поруганіе себѣ, убѣждалъ самаго младшаго, который еще оставался, не только словами, но и клятвенными увѣреніями, что и обогатитъ, и осчастливитъ его, если онъ отступитъ отъ отеческихъ законовъ, что будетъ имѣть его другомъ и ввѣритъ ему почетныя должности. Но какъ юноша нисколько не внималъ, то царь, призвавъ мать, убѣждалъ ее посовѣтовать сыну сберечь себя. Послѣ многихъ его убѣжденій она согласилась уговаривать сына. Наклонившись же къ нему и посмѣеваясь жестокому мучителю, она такъ говорила на родномъ языкѣ:

— «Сынъ! сжалься надо мною, которая девять мѣсяцевъ носила тебя во чревѣ, три года питала тебя молокомъ, вскормила и выростила и воспитала тебя. Умоляю тебя, дитя мое, посмотри на небо и землю и, видя все, что на нихъ, познай, что все сотворилъ Богъ изъ ничего, и что такъ произошелъ и родъ человѣческій. Не страшись этого убійцы, но будь достойнымъ братьевъ твоихъ и прими смерть, чтобы я, по милости Божіей, опять пріобрѣла тебя съ братьями твоими».

Когда она еще продолжала говорить, юноша сказалъ:

— «Чего вы ожидаете? Я не слушаю повелѣнія царя, а повинуюсь повелѣнію Закона, даннаго отцамъ нашимъ чрезъ Моисея. Ты же, изобрѣтатель всѣхъ золъ для евреевъ, не избѣгнешь рукъ Божіихъ: мы страдаемъ за свои грѣхи: Если для вразумленія и наказанія нашего живый Господь и прогнѣвался на насъ на малое время, то Онъ опять умилостивится надъ рабами Своими; ты же, нечестивый и преступнѣйшій изъ всѣхъ людой, не возносись напрасно, надмеваясь ложными надеждами, что ты воздвигнешь руку на рабовъ Его; ибо ты не ушелъ еще отъ суда Всемогущаго и Всевидящаго Бога. Братья наши, претерпѣвши нынѣ краткое мученіе, получили жизнь вѣчную, а ты, по суду Божію, понесешь праведное наказаніе за превозношеніе. Я же, какъ и братья мои, предаю и душу и тѣло за отеческіе Законы, призывая Бога, чтобы Онъ скоро умилосердился надъ народомъ, и чтобы ты съ муками и карами исповѣдалъ, что Онъ единъ есть Богъ, и чтобы на мнѣ и на братьяхъ моихъ окончился гнѣвъ Всемогущаго, праведно постигшій весь родъ нашъ».

Тогда разгнѣванный царь поступилъ съ нимъ еще жесточе, нежели съ прочими, негодуя на посмѣяніе. Такъ и этотъ кончилъ жизнь чистымъ, всецѣло положившись на Господа [7]. Видя это, блаженная матерь, — имя ей Соломонія, — исполнилась неизреченной радости, что предпослала Господу дѣтей своихъ непорочными; ставши надъ тѣлами ихъ, она простерла вверхъ руки свои и, помолившись съ теплыми радостными слезами, предала духъ свой въ руки Божіи. Такъ скончалась матерь съ дѣтьми своими, положивъ души за Законъ Господа Вседержителя [8].

Взирая на пролитіе крови рабовъ Своихъ, Господь умилосердился надъ народомъ еврейскимъ: Онъ воздвигъ среди нихъ Іуду, происходившаго изъ священническаго рода и прозваннаго Маккавеемъ. Съ воинскою силою Іуда оказалъ мужественное сопротивленіе нечестивому Антіоху и послѣ побѣды заставилъ удалиться его военачальниковъ. Затѣмъ онъ предалъ смерти всѣхъ, уклонившихся въ эллинское нечестіе, и очистилъ храмъ отъ идоловъ, о чемъ пространно повѣствуютъ книги Маккавейскія.

Царя же Антіоха еще въ здѣшней жизни постигъ праведный судъ Божій. Онъ подвергся ужасной болѣзни: внутренности его начали гнить и переполняться червями, при чемъ отъ него исходилъ нестерпимый смрадъ. Тогда, по пророчеству юнѣйшаго изъ мучениковъ (2 Мак. 7, 34-35), нечестивый Антіохъ невольно долженъ былъ признать всемогущество хулимаго имъ ранѣе истиннаго Бога, и послѣ своихъ гоненій обратился къ Нему съ молитвой. Но Господь не даровалъ милости тому, кто самъ не оказывалъ ея другимъ: Антіохъ, не принеся искренняго раскаянія, умеръ злою смертью, возбуждая у всѣхъ мысль о справедливомъ судѣ Божіемъ. Всѣ прославляли всесильнаго Бога, какъ и нынѣ прославляется Онъ ото всѣхъ родовъ и всегда будетъ прославляться въ безконечные вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Іерусалимъ — главный городъ древней Палестины у ручья Кедрона на склонахъ трехъ отроговъ іудейскихъ горъ Акра, Сіонъ и Моріа. Іерусалимъ дорогъ каждому христіанину какъ центръ историческихъ событій ветхозавѣтной и новозавѣтной исторіи, какъ матерь церквей христіанскихъ, откуда слово благовѣстія пронеслось по всей вселенной.
[2] 1 мая.
[3] 21 іюля.
[4] Антіохъ IV Епифанъ, царь сирійскій въ 176-164 гг. до Р. Хр., захватившій престолъ послѣ смерти своего брата, отличался непомѣрной гордостью (2 Мак. 5, 21; 9, 8); онъ называлъ себя Богомъ и принялъ прозваніе Олимпійскаго Зевса; онъ повелѣлъ, чтобы всѣ его подданные поклонялись одному только богу — Олимпійскому Зевсу, съ которымъ онъ отождествлялъ себя; т. е. Антіохъ въ дѣйствительности приказалъ поклоняться себѣ какъ Богу (2 Мак. 6, 7). Среди іудеевъ находились люди, склонные къ язычеству въ греческой формѣ; они представляли изъ себя особую партію въ Іерусалимѣ, которая находила поддержку у Антіоха (1 Мак. 1, 11-15). Въ 176 г. благочестиваго первосвященника Онію низвергнулъ братъ его Іисусъ, перемѣнившій свое имя на греческое Іасонъ, купившій у Антіоха санъ первосвящениика и получившій позволеніе ввести греческія игры, что еще болѣе увеличило число измѣнниковъ истинной религіи. Спустя три года, Іасона низвергнулъ Менелай, предложившій большую цѣну за должность первосвященника, которую онъ удерживалъ самыми низкими способами: такъ Менелай убилъ Онію (2 Мак. 4, 23-50). Антіохъ предпринялъ походъ на Египетъ и уже разсчитывалъ всецѣло покорить его, но былъ остановленъ слухами о нападеніи римлянъ (въ 168 г.). Между первымъ и вторымъ походами на Египетъ Антіохъ ограбилъ храмъ Іерусалимскій (1 Мак. 1, 21), а при окончательномъ возвращеніи изъ Египта онъ приказалъ отмѣнить поклоненіе Іеговѣ, обрѣзаніе, почитаніе субботы и различіе между чистымъ и нечистымъ; священныя книги онъ велѣлъ сжечь; велѣлъ воздвигнуть алтари, на которыхъ, подъ угрозой смерти, всякій долженъ былъ приносить жертвы Олимпійскому Зевсу (1 Мак. 1, 41; 2 Мак. 5, 24); 15-го Кислева въ 168 г. въ храмѣ былъ поставленъ жертвенникъ Олимпійскому Зевсу (2 Мак. 6, 2; 1 Мак. 1, 54) и 25-го Кислева совершено было первое жертвоприношеніе, на горѣ Гаризимъ установлено было поклоненіе Зевсу Ксенію (2 Мак. 6, 2). Но многіе оставались преданными своей вѣрѣ, не взирая на ужасныя пытки (1 Мак. 1, 52. 64; 2 Мак. 6, 7). Во главѣ вѣрныхъ сталъ священникъ Маттаѳія. Въ Модинѣ, близъ Іоппіи, онъ убилъ сирійскаго начальника предъ языческимъ жертвенникомъ, и началось вооруженное возстаніе іудеевъ. Антіохъ рѣшилъ подавить его военною силою; нужда въ деньгахъ заставила его раздѣлить свое войско на двѣ части; съ одною половиною онъ отправился самъ въ восточныя провинціи для сбора подати (2 Мак. 8, 10; 1 Мак. 3, 34), а другую часть отдалъ подъ начальство Лисанія, который былъ на голову разбитъ Іудой Маккавеемъ, а іудеи овладѣли храмомъ. 25-го Кислева 165 г., черезъ три года послѣ совершенія перваго языческаго жертвоприношенія, храмъ съ большою торжественностью былъ очищенъ и освященъ, при чемъ было постановлено ежегодно совершать празднество въ воспоминаніе славнаго дня (1 Мак. 4, 59), получившаго названіе «Праздникъ Обновленія» (Іоан. 10, 22). Между тѣмъ Антіохъ имѣлъ мало успѣха на Востокѣ; онъ пытался, было, ограбить богатый храмъ Нанеи въ Елимаидѣ, но былъ прогнанъ жителями и умеръ въ 164 г. въ Табѣ вслѣдъ за полученіемъ непріятныхъ извѣстій изъ Іудеи (1 Мак. 6, 4). Въ Ветхомъ Завѣтѣ Антіохъ изображается противникомъ Господа, Его народа и Завѣта (1 Мак. 1, 10), въ Новомъ — какъ прообразъ антихриста (Апок. 13, 5).
[5] Эллинскій — греческій.
[6] Т. е. гоненіе в мученіе іудеевъ.
[7] 2 Мак. 7, 2-40 (эти стихи буквально изъ русской Библіи).
[8] Кончина святыхъ мучениковъ относится къ 166 г. до Р. X.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга двѣнадцатая: Мѣсяцъ Августъ. — М.: Синодальная Типографія, 1911. — С. 12-27.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0