Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 28 апрѣля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Апрѣль.
День двадцать второй.

Житіе преподобнаго отца нашего Ѳеодора Сикеота, епископа Анастасіупольскаго.

— «Зачавшійся въ тебѣ отрокъ воистину будетъ великій мужъ, не только среди людей, но и у Бога, звѣзда же свѣтлая знаменуетъ собой царскую славу, какъ это объясняютъ мудрые толкователи сновъ; но для тебя видѣнное тобою не должно имѣть значенія царской власти на землѣ, а звѣзда, которую ты видѣла, предвѣщаетъ ту славу добродѣтелей и благодати Божіей, которою Богъ одаритъ твое чадо. Ибо Господь обыкновенно рабовъ Своихъ освящаетъ во утробѣ матерней прежде ихъ рожденія».

Такъ предсказалъ Маріи прозорливый старецъ и, давъ ей нѣсколько совѣтовъ, отпустилъ ее съ миромъ. Стало все это извѣстно епископу Анастасіопольскому Ѳеодосію, и тотъ такъ же понялъ видѣніе, что рожденный младенецъ будетъ служить свѣтомъ міру. Марія, возвратившись отъ старца послѣдовала его совѣтамъ и проводила жизнь богоугодную, въ цѣломудріи, вмѣстѣ съ своею матерью и сестрой. Когда же исполнилось время рожденія, Марія родила сына и по христіанскому обычаю онъ былъ крещенъ и нареченъ Ѳеодоромъ (что значитъ съ греческаго «Божій даръ»), самымъ своимъ именемъ означающимъ, что отрокъ будетъ великимъ даромъ міру отъ Бога.

Когда ему исполнилось шесть лѣтъ, мать пожелала записать его заранѣе въ военную службу и для этого приготовила ему драгоцѣнныя одежды, золотой поясъ и другія, нужныя для этой службы вещи и хотѣла отправиться въ Константинополь, чтобы тамъ отдать его царю на службу; но въ сонномъ видѣніи явился ей святый великомученикъ Георгій, говоря:

— «Зачѣмъ ты такое намѣреніе замыслила о дѣтищѣ своемъ? О, жена, не трудись напрасно, — Царь небесный Себѣ требуетъ сына твоего».

Пробудившись, Марія начала плакать и говорить, что близка смерть сыну ея, думая, что онъ умретъ скоро; но отрокъ возрасталъ лѣтами и разумомъ. Восьми лѣтъ мать отдала его въ ученіе и съ помощью благодати Божіей, онъ учился лучше прочихъ дѣтей и былъ любимъ всѣми за свое добронравіе. Даже въ дѣтскихъ играхъ проявлялся сильный умъ Ѳеодора: онъ воздерживался отъ клятвы, хулы и предостерегалъ другихъ дѣтей отъ всего этого, усмиряя ихъ споры и ссоры.

Въ домѣ сихъ женщинъ жилъ одинъ старецъ Стефанъ, богобоязливый и благочестивый, котораго любили и почитали какъ отца за его добродѣтельную жизнь. Отрокъ Ѳеодоръ, видя, что онъ постится во святую четыредесятницу до вечера и вкушаетъ только небольшой ломоть хлѣба съ водой, воспламенился любовью къ Богу и началъ подражать его посту, такъ же воздерживаясь до вечера. Когда же въ обѣденное время онъ шелъ изъ училища домой, то мать заставляла его ѣсть съ ними, но онъ отказывался и, чтобы не принуждали его, пересталъ въ обычное время приходить домой, а старался приходить только къ вечеру. И сейчасъ же изъ дома онъ шелъ со Стефаномъ въ церковь на обычное пѣніе; съ нимъ причащался Пречистыхъ Таинъ Тѣла и Крови Христа Бога нашего, поздно возвращался домой и подкрѣплялся только кускомъ хлѣба съ водой. Мать и всѣ домашніе пытались убѣдить его ѣсть вареную и всякую другую пищу, но онъ не соглашался на это. Она просила учителя отпускать домой во время обѣда отрока изъ училища, чтобы хотя этимъ способомъ заставить его что-нибудь ѣсть, такъ какъ отъ постояннаго поста онъ сталъ очень худъ тѣломъ. Ѳеодоръ же, отпускаемый изъ училища, не шелъ домой, но всходилъ на бывшую недалеко отъ того мѣста гору, на вершинѣ которой воздвигнутъ былъ храмъ въ честь великомученика Георгія, гдѣ святый великій мученикъ, видимо являясь ему въ образѣ прекраснаго юноши, вводилъ его внутрь храма. Тамъ юный Ѳеодоръ много упражнялся въ чтеніи книгъ и проводилъ все свое обѣденное время; выходя изъ церкви какъ бы изъ дому, онъ снова шелъ въ училище. Вечеромъ, на вопросъ матери, почему не пришелъ обѣдать, отвѣчалъ, что не выучилъ стиха и потому былъ оставленъ. И снова мать шла къ учителю съ просьбой отпускать его домой, учитель же съ клятвой увѣрялъ ее, что по первому же ея прошенію онъ отпускаетъ въ часъ обѣда Ѳеодора вмѣстѣ съ прочими учениками. Однажды она, увидавъ, что онъ не шелъ домой, а взбирался на гору къ церкви, послала слугу привести его оттуда силой и многими угрозами убѣждала приходить обѣдать, онъ же, не слушая ея, хранилъ обычное воздержаніе.

Когда ему было десять лѣтъ, въ селеніи томъ случилась ужасная болѣзнь, такъ что многіе отъ нея умирали; также заразился этой болѣзнью и блаженный отрокъ Ѳеодоръ. Всѣ близкіе были въ отчаяніи, такъ какъ онъ былъ уже при смерти: тогда его полуживаго принесли въ ближайшую церковь святаго Іоанна Крестителя, гдѣ положили его передъ алтаремъ. Вверху церкви, подъ крестомъ, находилось изображеніе лица Спасителя, отъ Котораго упали двѣ капли росы на больного отрока и исцѣлили его; онъ всталъ и пошелъ домой здоровымъ, прославляя Бога. По ночамъ, когда онъ и всѣ его домашніе спали, приходилъ къ нему святый великомученикъ Георгій и будилъ его, говоря:

— «Встань Ѳеодоръ, заря возсіяла и настало время утренней молитвы, идемъ въ церковь святаго Георгія».

Ѳеодоръ поспѣшно и съ радостью тотчасъ вставалъ. Вначалѣ святый Георгій являлся ему во образѣ Стефана, который жилъ у нихъ въ домѣ, затѣмъ самъ въ своемъ образѣ показывался ему, пробуждая его каждую ночь и водя къ своей церкви. Дорогою бѣсы хотѣли устрашить отрока, являясь ему въ видѣ волковъ и различныхъ звѣрей и устремляясь прямо на него; но святой мученикъ, идя впереди Ѳеодора и имѣя въ рукахъ копье, отгонялъ тѣ страшныя привидѣнія и убѣждалъ его не бояться. Это повторялось всякую ночь, и мать и другія съ ней женщины, вставая отъ сна и не находя Ѳеодора на его постели, приходили въ недоумѣніе; узнали онѣ, что онъ ходитъ ночью въ церковь, и удивлялись, что никто не слышитъ, когда онъ встаетъ, хотя онъ съ вечера и ложился среди нихъ. Боялась мать за него, какъ бы его не растерзали звѣри, такъ какъ въ то время прошелъ слухъ, что одинъ волкъ похищаетъ не только скотъ, но и маленькихъ дѣтей; поэтому она подъ угрозами запретила ему выходить изъ дому въ церковь прежде восхода солнца, потому что мѣсто то было пустынно. Не смотря на угрозы, блаженный отрокъ никакъ не слушался матери и въ обычное ночное время, побуждаемый къ молитвѣ святымъ Георгіемъ, уходилъ въ церковь никѣмъ не замѣченный. Однажды на разсвѣтѣ, проснувшись, мать Ѳеодора и другія женщины не нашли отрока на его постели и, сильно разгнѣвавшись, поспѣшили къ церкви; тамъ мать, схвативши его за волосы, вывела оттуда, влача съ побоями къ дому и не пустила его никуда, а на ночь крѣпко привязала къ постелѣ, чтобы никакими способами Ѳеодоръ не могъ уйти. Въ эту ночь святой великомученикъ Георгій явился въ сонномъ видѣніи матери его и прочимъ женщинамъ, имѣя мечъ препоясанный при бедрѣ, пригрозивъ которымъ, грозно сказалъ:

— «Головы ваши отсѣку вамъ, если вы еще будете бить отрока и запрещать ему ходить ко мнѣ».

Пробудясь отъ сна со страхомъ и ужасомъ, женщины разсказали одна другой страшное явленіе мученика и угрозы его, поражаясь особенно тѣмъ, что всѣ видѣли одно и то же видѣніе, и онѣ тотчасъ же развязали святого отрока, ласкали его и смиренно просили, чтобы онъ на нихъ не гнѣвался за то, что они били его. Онѣ спрашивали его, какимъ образомъ, выходя изъ дома раньше дневнаго свѣта, онъ не боится звѣрей? Онъ отвѣчалъ имъ, что всякую ночь свѣтлый юноша пробуждаетъ его и водитъ въ церковь, защищая дорогой отъ страшныхъ привидѣній. Тогда поняли женщины, что святый великомученикъ Георгій, котораго онѣ видѣли въ видѣніи, является ему и защищаетъ его. Съ тѣхъ поръ ни въ чемъ не возбраняли Ѳеодору и предали его Промыслу Божію, говоря:

— «Да будетъ воля Господня».

Была у этого святаго отрока маленькая сестра, именемъ Влатта, родившаяся отъ второго мужа матери Ѳеодора, по уговорамъ родственниковъ вышедшей въ молодыхъ лѣтахъ вторично замужъ. Эта отроковица очень любила своего брата Ѳеодора и часто днемъ слѣдовала за нимъ въ церковь, молясь съ нимъ вмѣстѣ и стараясь подражать его жизни. Духъ Божій дѣйствовалъ въ ней такъ же какъ и въ Ѳеодорѣ. Недалеко отъ дома ихъ была церковь святаго мученика Емиліана, который въ странѣ Галатійской, въ городѣ Анкирѣ, въ царствованіе беззаконнаго Юліана Отступника [6], послѣ долгихъ мученій былъ распятъ на крестѣ [7]. Блаженный Ѳеодоръ, взошелъ въ церковь этого мученика и провелъ здѣсь ночь въ молитвѣ. Въ полночь онъ задремалъ и ему было такое видѣніе: представилось Ѳеодору, что стоитъ онъ передъ царемъ, сидящимъ на престолѣ въ большой славѣ, окруженномъ множествомъ воиновъ, а около царя была пресвѣтлая жена, одѣтая въ порфиру, и услыхалъ онъ голосъ царя, говорящій ему:

— «Подвизайся, Ѳеодоръ, чтобы принять въ Царствіи небесномъ совершенную награду, я же тебя и на землѣ сдѣлаю достойнымъ чести и прославлю предъ людьми».

Это видѣніе было ему въ двѣнадцатилѣтнемъ возрастѣ. Съ того времени онъ возгорѣлся большимъ желаніемъ и любовью къ Богу и началъ сильнѣе трудиться. Затворившись въ одной изъ комнатъ своего дома, онъ оставался въ ней отъ праздника Крещенія до вербной недѣли, упражняясь въ постѣ, молитвѣ, чтеніи книгъ и бесѣдуя только съ однимъ Богомъ. Въ первую же и среднюю недѣли великаго поста онъ ни съ кѣмъ не говорилъ и находился въ глубокомъ молчаніи, углубляя весь свой умъ въ мысль о Богѣ. Такъ окончились святые дни великаго поста и наступилъ праздникъ воскресенія Христова; ненавистникъ діаволъ не терпя болѣе видѣть такого добродѣтельнаго отрока, придумывалъ, какъ бы его погубить и замыслилъ такую хитрость: въ одинъ изъ дней, превратившись въ юношу Геронтія, учившагося вмѣстѣ съ Ѳеодоромъ въ училищѣ, пришелъ къ нему и, позвавъ его съ собой какъ бы на прогулку, привелъ его на высокій холмъ называемый «Тзидрама», а самъ, вставши на большой камень, началъ его искушать такъ же, какъ искушаемъ былъ діаволомъ Христосъ въ пустынѣ (см. Матѳ. 4, 1-11), говоря:

— «Если хочешь добрый Ѳеодоръ, показать мужество свое, то упади отсюда внизъ».

Ѳеодоръ же отвѣчалъ:

— «Боюсь, потому что очень высоко».

Сказалъ ему діаволъ:

— «Ты былъ мужественнѣе всѣхъ насъ въ училищѣ, а теперь и этого боишься? вотъ я не боюсь, но тотчасъ соскочу внизъ».

Отвѣчалъ ему Ѳеодоръ:

— «Не дѣлай этого, чтобы упавши не разбиться».

Діаволъ продолжалъ уговаривать, что никакого вреда не можетъ быть; тогда сказалъ ему Ѳеодоръ:

— «Если ты первый сдѣлаешь это и я увижу тебя цѣлымъ, то брошусь также».

Діаволъ бросился съ высоты въ страшную глубину и, вставъ тамъ, звалъ къ себѣ Ѳеодора. Ужаснулся Ѳеодоръ, увидѣвъ его цѣлымъ и подумалъ, какъ же это Геронтій, никогда не имѣя столько смѣлости, вдругъ могъ броситься съ столь высокаго холма внизъ безъ вреда. Какъ только эта мысль пришла ему въ голову, — а діаволъ снизу кричалъ и звалъ къ себѣ Ѳеодора, — такъ тотчасъ же явился святый великомученикъ Георгій и взявъ за руку Ѳеодора, сказалъ:

— «Уйди отсюда и слѣдуй за мной! не слушай искусителя, ищущаго души твоей, это не Геронтій, а врагъ рода нашего».

И привелъ его въ свою церковь, гдѣ Ѳеодоръ долго оставался, такъ что пришла къ нему мать и бабка, умоляя блаженнаго идти въ домъ, такъ какъ многіе родные и сосѣди, собравшись къ нимъ на пиръ, ждутъ его. Зная писаніе, яко любы міра сего вражда Богу есть; иже бо восхощетъ другъ быти міру, врагъ Божій бываетъ (Іак. 4, 4), не послушалъ ихъ, но снялъ свой золотой поясъ [8], драгоцѣнную верхнюю одежду и гривну [9], говоря:

— «Я знаю, вы боитесь, что я не сберегу ихъ, возьмите все это, меня же оставьте».

И не пошелъ на пиръ.

Услыхалъ Ѳеодоръ объ одномъ добродѣтельномъ старцѣ, именемъ Гликеріи, который жилъ въ десяти поприщахъ, въ пустынномъ мѣстѣ, и отправился къ нему, имѣя желаніе поучиться у него и получить благословеніе. Гликерій былъ человѣкъ прозорливый, узналъ въ отрокѣ присутствіе Духа Божія и, принявъ его радостно, спросилъ, улыбаясь:

— «Чадо, любишь ли ты иноческій образъ?»

Отвѣчалъ отрокъ:

— «Весьма люблю, отецъ, и усердно желаю удостоиться его».

Было же тогда, въ странѣ той бездождіе и сильная засуха. Оба они вышли изъ кельи и пошли, и встали передъ церковью святого Іоанна Крестителя; и сказалъ преподобный Гликерій, обратясь къ блаженному отроку Ѳеодору:

— «Чадо, преклонимъ колѣна и помолимся Господу, чтобъ Онъ умилосердился и послалъ дождь напоить изсохшую землю и такимъ образомъ мы узнаемъ, въ числѣ ли мы праведныхъ».

Старецъ сдѣлалъ это не потому, что хотѣлъ искушать Господа, но потому, что онъ надѣялся, что молитвы Ѳеодора особенно благопріятны передъ Богомъ. Преклонивши колѣна, они стали молиться и тотчасъ небо покрылось облаками, а когда они окончили молитву, то прошелъ очень большой дождь и достаточно напоилъ сухую землю. Радости исполнился старецъ о благодати Господней и сказалъ любезно Ѳеодору:

— «Отселѣ, чадо, все, чего бы ты ни попросилъ отъ Бога, дастъ тебѣ, ибо Онъ будетъ съ тобой, укрѣпляя тебя, чтобы ты и тѣлеснымъ возрастомъ и духовнымъ о Богѣ житіемъ возрасталъ отъ силы въ силу; ты же исполни желаемое, когда для этого наступитъ время».

Ѳеодоръ, принявъ благословеніе отъ старца, возвратился въ свой домъ.

Четырнадцати лѣтъ отъ рожденія, онъ замыслилъ окончательно оставить свой домъ, чтобы жить на горѣ при церкви святаго Георгія и умолилъ мать и всѣхъ домашнихъ не препятствовать его намѣренію и не приходить смущать его. Они не смѣли запретить ему, зная, что съ нимъ Богъ. Ѳеодоръ пошелъ, выкопалъ себѣ пещеру въ горѣ подъ алтаремъ и пребывалъ тамъ, постоянно ходя въ церковь для молитвы. Мать посылала ему хлѣбъ чистый и разныхъ вареныхъ и печеныхъ птицъ, но онъ клалъ все это на камни по дорогѣ въ церковь, чтобы ихъ съѣдали или птицы, или звѣри, или же брали себѣ, люди проходившіе мимо, самъ же питался, приносимыми въ церковь, просфорами, съѣдая только по одной вечеромъ.

Въ восьми поприщахъ отъ пещеры было мѣсто, обитаемое демонами, называемое «Арея» [10], о которомъ разсказывали, что живетъ тамъ нечестивая богиня Діана [11] со множествомъ бѣсовъ, такъ что никому нельзя было миновать того мѣста безъ бѣды, въ особенности же въ полдень, въ іюлѣ и въ августѣ мѣсяцѣ, и много людей отъ тѣхъ бѣсовъ было мучимо до смерти. Слышалъ объ этомъ блаженный Ѳеодоръ и въ тѣ мѣсяцы приходилъ каждый день на то мѣсто и проводилъ тамъ весь день, возвращаясь къ вечеру, никакого несчастія не потерпѣвъ отъ бѣсовъ, ибо они, завидѣвъ его, бросались бѣжать, прогоняемые силою Божіею. Въ январѣ мѣсяцѣ, въ праздникъ Богоявленія, онъ ходилъ съ прочими людьми и клириками на освященіе воды, входилъ въ воду босой и такъ стоялъ неподвижно до окончанія всего пѣнія. Послѣ праздника затворялся въ своей пещерѣ и безвыходно оставался въ молчаніи, даже до вербной недѣли. Бабка его Елпидія, любившая его больше нежели обѣихъ дочерей, утѣшалась такой его жизнью и приносила ему въ пищу овощи и яровой хлѣбъ, которые онъ вкушалъ каждую недѣлю по субботамъ и воскресеньямъ. Всѣ изумлялись такой благодати Божіей въ столь юномъ отрокѣ и, прославляя Бога, говорили:

— «Утаилъ еси сія отъ премудрыхъ и разумныхъ и открылъ еси та сему младенцу» (Матѳ. 11, 25).

Также и епископъ Анастасіопольскій Ѳеодосій, слыша все это о Ѳеодорѣ, радовался, и всѣмъ восхваляя его говорилъ:

— «Отъ Бога научается этотъ отрокъ таковому житію».

Однажды Ѳеодоръ заболѣлъ отъ стужи и, когда воздремалъ, явился ему святый великомученикъ Георгій и сказалъ:

— «Какая причина твоей болѣзни, чадо?»

Ѳеодоръ посмотрѣлъ и увидѣлъ нечистаго духа, стоявшаго вдалекѣ и, показывая на него мученику, говорилъ:

— «Вотъ тотъ скверный и мерзскій нагналъ на меня эту болѣзнь».

Святый Георгій, схвативши бѣса, сильно мучилъ его и отогналъ, а Ѳеодора, взявши за руку, сказалъ:

— «Встань и будь здоровъ; теперь тотъ скверный и коварный не явится предъ твое лицо».

Тотчасъ же Ѳеодоръ всталъ и почувствовалъ себя вполнѣ здоровымъ.

Человѣколюбивый Богъ, давшій святымъ апостоламъ Своимъ власть надъ духами нечистыми изгонять ихъ и исцѣлять всякія болѣзни въ людяхъ, подобную же власть даровалъ и Своему возлюбленнному отроку Ѳеодору, и онъ началъ творить чудеса во славу Божію.

Одинъ человѣкъ привелъ къ нему въ церковь бѣсноватаго сына своего, умоляя исцѣлить его. Ѳеодоръ, будучи еще слишкомъ юнъ, не зналъ что дѣлать и отказывался; тогда пришедшій началъ плакать и, давъ Ѳеодору въ руки бичъ, сказалъ:

— «Рабъ Божій, возьми бичъ этотъ и, угрожая, бей сына моего, со слѣдующими словами: отойди духъ нечистый отъ отрока во имя Господа моего».

Блаженный Ѳеодоръ поступилъ такъ, какъ научилъ его этотъ человѣкъ, и началъ бѣсъ кричать въ отрокѣ:

— «Уйду, уйду, только на одинъ часъ оставь меня».

Когда Ѳеодоръ отошелъ къ алтарю, то бѣсъ закричалъ:

— «О, мученіе! О, великая сила Назорея [12]! Съ того времени какъ сошла на землю, она вооружила на насъ людей, и теперь этому ничтожному отроку дала власть надъ нами. О горе мнѣ! такимъ еще юнымъ отрокомъ изгоняемъ я, будучи не въ силахъ сносить благодать, данную ему съ неба. Великая бѣда будетъ нашему роду отъ малѣйшаго сего, ибо многихъ насъ онъ изгонитъ изъ тѣлъ человѣческихъ, а самая лютая для меня бѣда — начало данной ему власти онъ начинаетъ на мнѣ испытывать, и я не смѣю возвратиться къ отцу моему діаволу, изгнанный малымъ этимъ дѣтищемъ. Если бы отъ какого нибудь стараго человѣка со мной это случилось бы, не такой былъ бы мнѣ за это укоръ и стыдъ. Проклятъ день, въ который родился этотъ страшный для насъ отрокъ!»

Въ то время, какъ вопіялъ бѣсъ, святый Ѳеодоръ взялъ елея отъ лампады, помазалъ имъ голову бѣсноватому отроку, сотворилъ надъ нимъ крестное знаменіе и запретилъ бѣсу, говоря:

— «Выйди теперь, коварный духъ, и не произноси подобныхъ словъ болѣе».

Бѣсъ вскричалъ громкимъ голосомъ и, кинувъ отрока къ ногамъ Ѳеодора, вышелъ; отрокъ же благодатіею Божіею сталъ здоровъ. Объ этомъ чудѣ узнали всѣ жившіе въ той странѣ и прославили Бога.

Пожелалъ Ѳеодоръ подражать въ пустынной жизни святому Іоанну Крестителю и святому Иліи пророку [13] и раздумывалъ, гдѣ бы онъ могъ скрыться отъ людей. Для этого онъ поднялся на высокую часть горы и нашелъ тамъ уединенное мѣсто, гдѣ увидалъ большой камень, подъ которымъ ископалъ себѣ пещеру и затѣмъ попросилъ одного изъ клириковъ, добродѣтельнаго діакона, приносить ему въ извѣстное время немного хлѣба и воды, заклиная его именемъ Божіимъ, никому не говорить о немъ. Онъ взялъ отъ клирика жесткую власяную одежду, а до тѣхъ поръ всегда ходилъ въ мягкихъ одеждахъ, даваемыхъ ему матерью, и затворился въ этой пещерѣ. Клирикъ по просьбѣ его и входъ землею засыпалъ, оставивъ только небольшое отверстіе, чтобы можно было подать ломоть хлѣба и кружку воды. Такъ провелъ два года жизни въ полномъ затворѣ святый Ѳеодоръ, какъ погребенный мертвецъ, и никто о томъ не зналъ кромѣ клирика. Люди того селенія приходили въ церковь и, не видя тамъ Ѳеодора, удивлялись и недоумѣвали, куда онъ скрылся. Случилось въ это время проходить тамъ воинскимъ полкамъ, и нѣкоторые думали, что воины взяли и увели Ѳеодора съ собой, и просили князя своего отправить въ полки за поисками слугу его, но, искавши тамъ прилежно, не нашли и думали, что онъ былъ съѣденъ звѣрями. Плакали по немъ мать и всѣ домашніе его неутѣшно какъ по мертвомъ, и всѣ люди того селенія жалѣли о немъ. По прошествіи двухъ лѣтъ, клирикъ, побуждаемый отчасти неутѣшными рыданіями матери Ѳеодора, отчасти боясь, чтобы онъ не умеръ отъ такой тѣсноты, разсказалъ о немъ. Тогда пошли всѣ съ поспѣшностью и радостью и, отворивши пещеру, извлекли его оттуда почти мертвымъ. Онъ же, какъ только увидѣлъ дневной свѣтъ, былъ безгласенъ на много часовъ. Голова его покрылась струпьями и червями и плакали, смотря на него, домашніе и привели его въ церковь святаго Георгія. Мать хотѣла взять Ѳеодора къ себѣ въ домъ, чтобы полѣчить его, но онъ никакъ не хотѣлъ и оставался по прежнему при церкви мученика, голова же его черезъ нѣсколько дней совершенно исцѣлилась. Узналъ объ этомъ Анастасіопольскій епископъ Ѳеодосій и прибылъ съ причтомъ въ это селеніе, чтобъ увидать раба Божія Ѳеодора, и, увидавъ, удивился житію его. Побуждаемый внушеніемъ Св. Духа онъ сначала благословилъ Ѳеодора на низшія степени клира, а потомъ посвятилъ въ санъ пресвитера, хотя онъ имѣлъ только семнадцать лѣтъ [14]. Епископъ говорилъ о немъ такъ:

— «Таковой человѣкъ, въ которомъ благодать Божія живетъ, восполняя время, достоинъ быть рукоположенъ и раньше надлежащаго времени, ибо святый апостолъ Павелъ, святаго Тимоѳея еще совсѣмъ юнаго удостоилъ сана пресвитера».

Къ Ѳеодору же обратился со словами:

— «Господь, удостоившій тебя священства, даруетъ тебѣ и архіерейство, чтобы тебѣ пасти словесное стадо Его; прежде же прими монашескій чинъ, возрастай вѣрой, добрыми дѣлами и помолись о мнѣ».

Сказавъ это и благословивъ Ѳеодора, епископъ отправился къ себѣ, а блаженный Ѳеодоръ началъ совершать безкровныя жертвы, достойно предстоя предъ престоломъ Божіимъ. Имѣя желаніе видѣть святыя мѣста въ Іерусалимѣ и найдя себѣ добраго спутника, онъ пошелъ туда и достигъ Іерусалима. Тамъ онъ съ большимъ усердіемъ и благоговѣніемъ поклонился Животворящему Древу Крестному, святому Гробу Господню и, обойдя прочія святыя мѣста, поклонился имъ и молился. Посѣтилъ святыхъ отцовъ, жившихъ тамъ въ затворахъ и въ пустынномъ отшельничествѣ, сподобился отъ нихъ молитвъ и благословеній, послѣ сего пришелъ въ Хозевитскую лавру, находящуюся при церкви Пресвятой Богородицы близъ Іордана, въ которой о Ѳеодорѣ было уже возвѣщено Богомъ архимандриту. Въ Лаврѣ онъ былъ облеченъ въ иноческій образъ по повелѣнію Божію и съ благословеніемъ отпущенъ къ себѣ.

Возвратившись, онъ продолжалъ жить при церкви святаго великомученика Георгія, свято служа Богу, сіяя какъ славный пророкъ Моисей благодатью Господней, обильно пребывающей въ немъ. Съ помощью ея онъ исцѣлялъ всякія болѣзни, случавшіеся съ людьми, и какъ власть имѣющій, изгонялъ духовъ нечистыхъ. Бабка его Елпидія, тетка Диспенія и юная сестра Влатта не хотѣли разлучаться съ нимъ, но, взирая на богоугодную жизнь его, по силѣ своей, старались подражать ему какъ постомъ, такъ и молитвой, и отъ трудовъ рукъ своихъ нищимъ подавали милостыню.

Въ скоромъ времени преставилась ко Господу въ добромъ исповѣданіи тетка его Диспенія, по погребеніи которой, онъ взялъ свою двѣнадцатилѣтнюю сестру Влатту, привелъ въ дѣвичій монастырь и оставилъ тамъ, уневѣстивъ ее Христу, а блаженную Елпидію устроилъ пока въ домѣ близъ себя. Проводя жизнь святую и непорочную, дѣва Христова Влатта, по истеченіи трехъ лѣтъ, перешла въ чертогъ своего безсмертнаго Жениха. Узнавъ о ея кончинѣ, святый Ѳеодоръ съ радостью возблагодарилъ Бога. Елпидія же по совѣту святаго удалилась въ близъ стоящій женскій монастырь при церкви святаго мученика Христофора, куда присылалъ къ ней преподобный, приводимыхъ къ нему за исцѣленіемъ бѣсноватыхъ и больныхъ дѣвицъ, чтобы Елпидія давала имъ наставленія какъ молиться, поститься и чтобы поучала ихъ добронравію. По отшествіи блаженной матери его въ монастырь, не имѣя никого во служеніи у себя, онъ нанялъ работника, чтобы служилъ ему. Промыслъ Божій хотѣлъ сдѣлать Ѳеодора ловцомъ человѣковъ (ср. Матѳ. 4, 19) и началъ посылать ему нѣкоторыхъ людей для сожительства. Во-первыхъ, нѣкто Епифаній, молодой лѣтами, побуждаемый боголюбивыми стремленіями, пришелъ къ нему. Радъ былъ блаженный Ѳеодоръ, что Богъ не оставилъ его одного. Принявъ Епифанія, онъ облекъ его въ иноческій образъ и наставилъ его на столь святое житіе, что онъ и надъ бѣсами имѣлъ власть, изгоняя ихъ изъ людей. Также одна благочестивая женщина, получившая отъ преподобнаго Ѳеодора исцѣленіе отъ своей болѣзни, привела къ нему своего малолѣтняго сына именемъ Филумена, умнаго и хорошо знающаго читать и писать. И были эти три сверстника рабы Христовы, подобны древнимъ тремъ отрокамъ въ Вавилонѣ (см. Дан. гл. 3), соединенные одной любовью и усердіемъ къ Богу, а между ними былъ Самъ Господь, говорящій: идѣже еста два или тріе собрани во имя Мое, ту есмь посредѣ ихъ (Матѳ. 18, 20). Черезъ нѣсколько лѣтъ, когда скончался о Господѣ блаженный Епифаній, пришелъ вмѣсто него очень усердный въ добродѣтели Іоаннъ. Въ то время прибыли люди изъ селенія, называемаго Протомарія, къ преподобному, умоляя придти къ нимъ, потому что недалеко было мѣсто, обитаемое множествомъ нечистыхъ духовъ, и никому нельзя было безъ вреда миновать его, ни людямъ, ни скоту, а въ особенности въ часъ полуденный и по захожденіи солнца. Пошелъ рабъ Божій Ѳеодоръ на это мѣсто и велѣлъ тамъ выкопать малую пещеру, затворился въ ней на всю зиму и оставался тамъ, пребывая въ постѣ и молитвѣ, до Пасхи. Бѣсы, не вынося пребыванія его тамъ, бѣжали, гонимые какъ оружіемъ, молитвами святаго и много разъ отъ многихъ людей слышны были плачевныя вопли бѣсовъ, стонавшихъ о томъ, что ихъ изгналъ Ѳеодоръ. Народъ того селенія имѣлъ столь сильную вѣру въ него, что, приходя, бралъ землю изъ пещеры, въ которой жилъ преподобный, и, примѣшивая ее къ пищѣ или питью, подавалъ больнымъ людямъ и скоту какъ вѣрное врачество и по вѣрѣ своей получалъ исцѣленія.

Жилъ въ томъ мѣстѣ одинъ вѣрующій мужъ, ремесломъ кузнецъ, которому преподобный велѣлъ сдѣлать желѣзную клѣтку безъ крыши, такую узкую, чтобы только человѣку возможно было стоять, и въ ней онъ придумалъ необычайное мученіе для своего тѣла. Объ этомъ узнали многіе люди и стали приносить къ кузнецу желѣзныя орудія, такъ что желѣза стало достаточно для дѣла, и когда скована была клѣть, то ее отнесли съ крестами въ Сикею къ преподобному. Онъ поставилъ ее надъ своей пещерой и затворялся въ ней часто на продолжительное время и стоялъ тамъ, какъ столпъ недвижимый, перенося всякую непогоду. Поелику клѣтка та была безъ крыши, то лѣтомъ знойное солнце жгло его, зимой жестокіе морозы леденили и сковывали тѣло святаго. Бури и вѣтры на него ополчались, снѣгъ и дождь омочали его, но онъ оставался какъ камень нечувствителенъ и твердъ какъ адамантъ. Всемогущій Богъ послалъ ему столь великое терпѣніе, превосходящее человѣческій умъ и природу, на изумленіе людямъ и прославленіе святаго имени Божественнаго. Ѳеодоръ не только клѣтку ту желѣзную избралъ себѣ какъ добровольную темницу, но и тѣло все свое заключилъ въ желѣзныя узы: ноги свои обувалъ въ кованные сапоги и носилъ такія же нарукавницы, надѣвалъ тяжелую желѣзную броню, опоясывался толстыми веригами и носилъ желѣзный жезлъ съ изображеніемъ на верху его креста. Жизнь свою онъ расположилъ такъ: послѣ праздника Рождества Христова, до Крещенія, входилъ въ пещеру обложенный тяжкими желѣзными веригами, оставаясь въ ней безвыходно до Пасхи, послѣ же Пасхи затворялся въ клѣткѣ. Такой тяжестью желѣзной и произвольной темницей терзалъ онъ свою плоть, мучая и угнетая ее какъ раба и плѣнника, чтобы она не возбуждала внутренней брани. Во святую четыредесятницу отнюдь не вкушалъ пищи, кромѣ овощей и ярового хлѣба и то только въ субботу и воскресенье. Богъ покорилъ ему дикихъ звѣрей, бывшихъ въ пустынѣ; такъ напримѣръ страшный медвѣдь три года приходилъ къ нему и бралъ изъ его рукъ пищу, также и волкъ питался отъ него. Приходившіе и уходившіе отъ святаго звѣри не дѣлали никакого зла ни людямъ, ни животнымъ, еслибы и случалось кому-либо встрѣтиться съ ними. Было это по чудесному дѣйствію Божію, Который прославлялъ угодника Своего, Его прославляющаго.

Однажды, къ Ѳеодору, затворившемуся въ клѣткѣ, пришелъ человѣкъ прокаженный всѣмъ тѣломъ, желая получить исцѣленіе отъ святыхъ его молитвъ. Преподобный велѣлъ больному снять свои одежды, взялъ воду и такъ помолился Богу:

— «Господи Іисусе Христе Боже нашъ, очистивый пророкомъ Твоимъ Елисеемъ Неемана Сиріянина отъ проказы [15] и Самъ, благоутробіемъ Твоимъ къ намъ сошедшій и бывшій Человѣкомъ, словомъ исцѣлялъ прокаженныя: призри нынѣ на насъ и на воду сію и, благословивъ ее, подаждь ей цѣлебную силу, яко да возможетъ очистить отъ проказы сего предстоящаго человѣка, въ прославленіе святаго имени Твоего».

Помолившись и осѣнивъ воду крестнымъ знаменіемъ, онъ полилъ водой на голову человѣка и на все тѣло, послѣ чего тотчасъ же больной избавился отъ проказы и отошелъ здоровымъ, восхваляя Бога. Также и одинъ священникъ прокаженный, по имени Колдирій, пришелъ къ святому и только что надѣлъ на себя одежду его, въ ту же минуту получилъ исцѣленіе. Видя такую жизнь и чудеса Ѳеодора, блаженная Елпидія радовалась духомъ. Многихъ женщинъ она привела въ монашество и наставила въ богоугодной жизни, ибо сама была весьма добродѣтельна и подражала своему внуку въ духовныхъ подвигахъ. О приближеніи кончины своей узнала Елпидія изъ откровенія ей бывшаго и пришла для послѣдняго посѣщенія и прощальнаго привѣтствія къ преподобному своему внуку и разсказала ему свое видѣніе, говоря:

— «Дитя мое и свѣтъ очей моихъ! Я видѣла въ видѣніи прекраснѣйшаго юношу, одѣтаго въ свѣтлую одежду, имѣвшаго золотистые волосы и похожаго на святаго великомученика Георгія, какъ мы видимъ его изображеннаго на иконѣ. Онъ пришелъ ко мнѣ, спрашивая о тебѣ, желая узнать отъ меня образъ твоего житія и псалмопѣнія. Я разсказала ему все подробно. Онъ мнѣ сказалъ:

— «Когда поете псалмы, говорите такъ: благословите Господа горы и холмы!» Дан. 3, 75)

И потомъ сказалъ:

— «О, жено, ты получила большую милость отъ Бога, что удостоилась видѣть своего внука въ такомъ состояніи; мнѣ же, помощнику его, ты много обязана, больше же всего подобаетъ благодареніе общему Владыкѣ и Содѣтелю Богу, Который удостоилъ твоего внука быть въ числѣ святыхъ рабовъ Его. Успокойся же, ибо ты до сего времени трудилась».

Блаженная Елпидія, сказавши о своемъ видѣніи преподобному Ѳеодору и давши ему послѣднее цѣлованіе, отошла въ келлію свою; тамъ, поболѣвъ немного, преставилась ко Господу и была погребена преподобнымъ съ честію. Послѣ ея погребенія, прибылъ нѣкто изъ города Анкиры и принесъ преподобному вѣсть, что умерла мать его Марія и совѣтовалъ ему, чтобы послалъ взять ея имѣніе, ибо она скончалась, не имѣя наслѣдника. Святый отвѣтилъ ему:

— «Ты говоришь неправду, потому что мать моя не умерла».

Но посланный увѣрялъ, что видѣлъ ее мертвою своими глазами, онъ же снова сказалъ:

— «Это неправда, не умерла она для меня, не умретъ душой, но и теперь жива и будетъ жить вѣчно».

И не обратилъ никакого вниманія на оставшееся имущество, самъ же, постясь цѣлую недѣлю, приносилъ Богу усердныя молитвы о душѣ ея. Во время пребыванія преподобнаго въ пещерѣ, пришелъ къ нему изъ Иліополя Галатійскаго церковный экономъ и чрезъ служащаго его передалъ ему слезную просьбу свою, говоря:

— «Сжалься надо мной, рабъ Божій, въ случившейся со мною печали: я отправилъ за сборомъ денегъ для церкви слугу, онъ же, собравъ деньги, бѣжалъ; я гонялся за нимъ всюду, искалъ и не могъ найти его, помолись Господу, да покажетъ мнѣ его, потому что всего моего имѣнія не достанетъ отдать церкви за все то, что унесъ мой слуга».

Отвѣтилъ ему святый:

— «Если ты обѣщаешь твоего слугу отпустить не наказывая и не брать у него ничего больше, а только то, что онъ взялъ, то утѣшитъ тебя Господь и дастъ его въ твои руки. Если не обѣщаешься, то ты его не найдешь».

Экономъ обѣщалъ не только не бить его и не брать больше, но дать и отъ себя, лишь бы вернуть церковное достояніе, и сказалъ:

— «Я и дѣти мои останемся нагими, если не въ состояніи буду воздать церкви ея похищенное достояніе».

Тогда отвѣтилъ ему святый:

— «Иди съ миромъ домой и будь безпечаленъ, уповай на Бога, ибо Онъ скоро утѣшитъ тебя».

Успокоенный экономъ отправился домой, имѣя полное довѣріе къ словамъ преподобнаго. Бѣглецъ, похитившій церковное имущество, всталъ на пути, какъ бы связанный, на мѣстѣ близъ селенія называемаго Никея и не могъ ни шагу ступить далѣе; ему представлялось, что бѣжитъ скоро, тогда какъ на самомъ дѣлѣ оставался на томъ же самомъ мѣстѣ. Люди, случайно шедшіе по той дорогѣ, узнали преступника, схватили его и привели къ эконому. Такимъ образомъ было возвращено церкви все, что онъ взялъ и экономъ сдержалъ обѣщаніе не дѣлать никакого зла, отпустилъ его и опять пришелъ къ преподобному и принесъ благодареніе.

Однажды, въ дни святой пятидесятницы, одинъ человѣкъ привелъ свою бѣсноватую жену и когда преподобный Ѳеодоръ изгонялъ нечистаго, то бѣсъ кричалъ:

— «О, горе! За что гнѣваешься на меня, сокрушитель желѣза [16], виноватъ ли я, ибо не по своей волѣ вошелъ въ нее. Я посланъ отъ Ѳеодора волхва, прозываемаго Караппосъ, который живетъ въ Мазаміи».

Угодникъ же Божій, именемъ Іисуса Христа запретивъ злому духу, изгналъ его изъ той женщины. И въ то же лѣто, въ іюнѣ мѣсяцѣ, жители селенія Мазамія, слышавшіе о чудесахъ совершаемыхъ преподобнымъ Ѳеодоромъ, пришли къ нему со слезами умоляя придти къ нимъ, отогнать саранчу, слетѣвшую подобно облаку на ихъ нивы и сады. Святый пошелъ съ ними, вошелъ въ храмъ ихъ и провелъ тамъ ночь въ молитвѣ, а на утро онъ пошелъ въ поле на нивы, совершилъ тамъ общественное моленіе и, взявъ въ руки три саранчи, вознесъ молитвы Богу о народѣ, и во время молитвы саранча стала мертвою въ рукѣ его. Онъ же, возблагодаривъ Бога, сказалъ народу:

— «Возвратитесь, чада, въ церковь, ибо Господь скоро явитъ намъ милость Свою».

И возвратившись въ церковь, святый совершилъ божественную литургію, а на утро народъ увидалъ, что вся саранча вымерла. Ѳеодоръ Караппосъ, обитавшій въ тѣхъ мѣстахъ, воспылалъ завистью къ святому Ѳеодору, ибо уже и прежде гнѣвался на него за изгнаніе изъ женщины бѣса, котораго тотъ волхвъ наслалъ въ нее. Гнѣваясь на святаго и завидуя чудотворной въ немъ Божіей силѣ, волхвъ призвавъ подручныхъ ему бѣсовъ, велѣлъ идти на святаго Ѳеодора Сикеота и замучить его до смерти. Но они не могли приблизиться къ нему, потому что преподобный всегда имѣлъ на устахъ своихъ молитву и бѣсы должны были дожидаться, пока онъ уснетъ, но когда святый спалъ, благодать Божія, какъ огнь отъ него исходящая, опаляла и прогоняла бѣсовъ; они снова возвращались и устремлялись на преподобнаго и опять, опаляемые и прогоняемые, съ позоромъ возвращались къ пославшему ихъ, а тотъ съ досадой укорялъ ихъ, говоря:

— «Поистинѣ ничтожна ваша сила; если вы къ спящему не могли подойти, то что же можете сдѣлать ему бодрствующему?»

И утверждали бѣсы, говоря:

— «Какъ только мы приближаемся къ нему, такъ пламень огненный изъ устъ его исходитъ и опаляетъ насъ, чего мы не можемъ стерпѣть».

Волхвъ, распаляемый еще большею злобой и завистью, вложилъ въ рыбу смертоносный ядъ и послалъ ту рыбу въ даръ преподобному. Угодникъ Божій, хранимый благодатіей Христовой, во время своей обычной трапезы вкусилъ отъ той рыбы и остался невредимъ. Волхвъ Ѳеодоръ Караппосъ этому очень удивился и уразумѣвъ Божію силу и немощь бѣсовскую, умилился душой и, придя къ преподобному, припалъ къ ногамъ его святымъ, исповѣдуя грѣхи свои со слезами и сжегши волшебныя книги, отвергся дѣлъ сатанинскихъ и принялъ святое крещеніе.

По возвращеніи въ обитель, преподобный впалъ въ тяжкую болѣзнь и ожидалъ смерти, ибо онъ видѣлъ пришедшихъ къ нему святыхъ ангеловъ и подумалъ, что они хотятъ уже взять его душу; онъ плакалъ и рыдалъ о томъ, что не готовъ къ смерти. Надъ нимъ была икона святыхъ врачей безсребренниковъ Космы и Даміана [17]; они явились ему въ видѣніи и по обычаю врачебному осязали жилы рукъ его и бесѣдовали между собой, какъ бы отчаяваясь въ его жизни, потому что силы его уже ослабѣли. Они сказали ему:

— «О чемъ плачешь и скорбишь, братъ?»

Больной отвѣчалъ:

— «О томъ, что не покаялся Богу, отцы мои, и что оставляю сіе малое стадо еще не совершенно направленное на истинный путь и требующее еще многихъ наставленій».

Говорили ему святые:

— «Хочешь ли, мы умолимъ за тебя Бога, чтобы Онъ продлилъ жизнь твою?»

Отвѣчалъ больной:

— «Если вы это сдѣлаете и испросите мнѣ время для покаянія, то будете виновниками многихъ мнѣ благъ и получите награду за мое покаяніе».

Святые, обратившись къ ангеламъ просили ихъ, чтобы помедлили немного, пока они, шедши къ Царю и Богу, попросятъ Его о Ѳеодорѣ. Ангелы обѣщали, и святые страстотерпцы Косма и Даміанъ идутъ къ Всесильному Царю Христу Богу нашему, нѣкогда приложившему Езекіи пятнадцать лѣтъ жизни [18], и, умоливши Его о приложеніи лѣтъ жизни Ѳеодору, возвращаются въ скоромъ времени, имѣя среди себя юношу, подобнаго ангеламъ тѣмъ, но сіявшаго большею славою. Сей юноша сказалъ ангеламъ такъ:

— «Оставьте Ѳеодора въ живыхъ, о немъ умолили Владыку всѣхъ Царя славы, и Онъ повелѣлъ ему быть во плоти».

И тотчасъ святые ангелы съ тѣмъ пресвѣтлымъ юношей отошли на небо. Святые же Косма и Даміанъ сказали Ѳеодору:

— «Возстань, братъ, и внимай себѣ и своему стаду: благій и милостивый Владыка принялъ молитвы наши о тебѣ и даровалъ тебѣ жизнь, да дѣлаеши брашно негиблющее, но пребывающее въ жизнь вѣчную, чтобы многимъ душамъ устроить спасеніе».

Сказавъ ему это, святые врачи стали невидимы. Блаженный Ѳеодоръ пришелъ въ себя и, почувствовавъ себя вполнѣ здоровымъ, всталъ тотчасъ, прославилъ Бога и съ большимъ усердіемъ предался псалмопѣнію и посту.

Дарованной ему благодатіею Божіею, онъ творилъ чудеса, исцѣлялъ различныя болѣзни и бѣсовъ изгонялъ словомъ. Слухъ прошелъ о его чудесахъ повсюду, многіе удивлялись и умилялись, оставляли домы свои и къ нему приходили для иноческихъ подвиговъ. Также многіе изъ получившихъ отъ него исцѣленія, не разлучались съ нимъ, но оставались здѣсь и служили монастырскимъ нуждамъ, ибо когда собралось множество братій, то составился большой монастырь, и Ѳеодоръ былъ въ своемъ монастырѣ архимандритомъ, но такъ какъ церковь святаго великомученика Георгія была слишкомъ мала и не могла вмѣщать всѣхъ приходившихъ для обычныхъ пѣснопѣній, то преподобный позаботился создать другую церковь, недалеко отъ прежней, во имя святаго архистратига Михаила, болѣе просторную, и, тамъ устроивъ братію, послалъ ученика своего Филумена къ епископу Анастасіопольскому принять рукоположеніе въ санъ пресвитера и поставивъ того игуменомъ сего монастыря; самъ же усиленно предался безмолвію.

Была нужда въ серебрянномъ сосудѣ для совершенія божественной литургіи, ибо до тѣхъ поръ таинство совершали въ каменномъ мраморномъ сосудѣ. Преподобный отправилъ своего діакона въ Константинополь купить серебряный сосудъ для священнослуженія; когда былъ купленъ и принесенъ къ нему сосудъ чистый, отлично сдѣланный, то святый отвергъ его, не желая совершать въ немъ священнодѣйствіе, ибо онъ прозрѣлъ, что сосудъ былъ негоденъ, черенѣ и смраденъ. Діаконъ хвалилъ его хорошую работу и чистое серебро, но преподобный сказалъ:

— «И я вижу, чадо, что сосудъ сдѣланъ красиво и хорошаго серебра, но онъ оскверненъ невидимой нечистотой, и если ты мнѣ не вѣришь, то помолимся, чтобы Господь открылъ твои душевныя очи и ты увидишь».

Какъ только они, преклонивъ колѣна, помолились, то тотчасъ же не только діаконъ, но и всѣ находившіеся тамъ братья увидали сосудъ, чернымъ какъ уголь, вынутый изъ печки, и удивились. Когда же діаконъ взялъ его въ руки, сосудъ сталъ сейчасъ же попрежнему чистъ и свѣтелъ. Взявъ его, онъ понесѣ въ Константинополь къ золотыхъ дѣлъ мастеру, у котораго купилъ, и разсказалъ ему, почему преподобный Ѳеодоръ не принялъ его. Златарь сталъ припоминать о серебрѣ, откуда оно и вспомнилъ, что оно было изъ вещей одной блудницы и ея неправеднаго имущества, удивился прозорливости преподобнаго отца и просилъ прощенія, а сосудъ принялъ обратно и перемѣнилъ на другой чистѣйшій, прося святыхъ молитвъ о себѣ.

Діаконъ возвратился, принесъ сосудъ въ монастырь, разсказалъ отцу и братьямъ, изъ какого серебра былъ первый сдѣланъ, и всѣ прославили Бога и удивлялись прозорливости святаго.

Однажды изъ селенія Вузійскаго, недалеко отъ Граціанополя, пришли люди къ преподобному Ѳеодору по слѣдующему поводу: они у себя строили каменный мостъ черезъ рѣку и когда выкапывали изъ земли на сосѣднемъ холмѣ камни и тесали доски, то видѣли множество выходившихъ изъ ямы бѣсовъ, которые нападали на людей и животныхъ и мучили ихъ; иные же какъ разбойники, устраивая засады на пути, ранили проходящихъ. Пришедшіе умоляли преподобнаго придти въ ихъ селеніе и избавить ихъ отъ бѣсовскаго нападенія, и Ѳеодоръ пошелъ съ ними, уповая на Бога. И только что онъ приблизился къ селенію ихъ, бѣсы находившіеся въ людяхъ, чувствуя приближеніе его, выходили навстрѣчу къ нему, крича:

— «О горе, о бѣда! Зачѣмъ оставивъ Галатію идешь сюда сокрушитель желѣза? Знаемъ, зачѣмъ пришелъ, но не послушаемъ тебя, какъ это сдѣлали духи въ Галатіи; мы гораздо злѣе и сильнѣе ихъ!»

Преподобный, запрещая имъ, повелѣлъ молчать, на утро же собралъ народъ, обошелъ крестнымъ ходомъ все селеніе и, поднявшись на вершину холма, изливалъ горячія молитвы въ Богу долгое время. И тотчасъ бѣсы, которые оттуда вышли, силой Божіей опять тамъ показались въ образѣ мухъ, мышей, зайцевъ, и ихъ всѣхъ онъ выгналъ въ яму, запечатлѣлъ крестнымъ знаменіемъ и велѣлъ завалить землею и камнями, и такъ освободилъ онъ селеніе отъ напасти бѣсовской. Подобнымъ образомъ онъ и многія другія селенія, и страны, и домы избавилъ отъ бѣсовъ, а также изъ множества людей изгналъ лукавыхъ духовъ, которые при одномъ имени его трепетали.

Изъ учениковъ преподобнаго многіе были извѣстны и велики своими добродѣтелями. Такъ, напримѣръ, блаженный Арсинъ затворникъ, жившій въ тѣсной кельѣ, пребывалъ въ молчаніи, лишь на третій день принимая пищу: немного хлѣба и сырой зелени или вареныхъ овощей и воды въ мѣру, въ святую же четыредесятницу онъ питался только въ субботу и по воскресеньямъ и то сухоядѣніемъ. Подобное житіе проводили и другіе два мужа, Евагрій и Андрей, имѣя свои затворы недалеко отъ Арсина. О честномъ ихъ житіи очень радовался преподобный Ѳеодоръ и благодарилъ Бога. Всѣ трое они согласились пойти въ Іерусалимъ на поклоненіе святымъ мѣстамъ и просили отца отпустить ихъ съ благословеніемъ. Онъ разрѣшилъ и они прибыли туда и посѣтили всѣ окрестныя лавры и отшельническія обители. Евагрій пожелалъ остаться тамъ и, придя въ лавру преподобнаго Саввы [19], онъ жилъ свято, самыми дѣлами показывая себя ученикомъ Ѳеодора. Арсинъ же и Андрей возвратились къ отцу въ Галатію и просили его отпустить ихъ жить въ разныхъ мѣстахъ для молчанія. Андрей съ благословенія отца поселился на холмѣ Вріана, въ восьми поприщахъ отъ монастыря. Арсинъ удалился въ горную часть Потаміи, гдѣ избралъ себѣ мѣсто вдали отъ селеній человѣческихъ, про которое поворили, что тамъ жилище бѣсовъ. Тамъ онъ помолился, говоря:

— «Боже, молитвами отца моего Ѳеодора, соблюди меня грѣшнаго и защити отъ козней бѣсовскихъ и помоги мнѣ угодить Тебѣ на семъ мѣстѣ».

Прежде всего онъ построилъ себѣ келлійцу деревянную и перезимовалъ въ ней, потомъ поставилъ высокій столпъ и, сорокъ лѣтъ проведши въ немъ въ великомъ терпѣніи, отошелъ ко Господу. И Елпидій по наставленію преподобнаго Ѳеодора не мало преуспѣлъ въ добродѣтели. Послѣ нѣсколькихъ лѣтъ пребыванія съ отцомъ онъ ушелъ съ его благословеніемъ къ востоку, поселился близъ горы Синайской и, долгое время проживъ въ безмолвіи, праведно скончался; послѣ него это мѣсто названо было святыми отцами Синая:

— «Елпидіево молчаніе».

Также и Леонтій, ученикъ отца нашего Ѳеодора, былъ дивенъ въ отшельничествѣ; онъ безмолвствовалъ близъ Перматіи и, удостоившись дара пророчества, предсказывалъ будущее. Такъ онъ предрекъ нашествіе персовъ, свое убійство ими, что и сбылось, ибо когда онъ не захотѣлъ выйдти изъ своей безмолвной кельи, то былъ убитъ въ ней персами. Затѣмъ Ѳеодоръ, постившійся на горѣ Драконійской и Стефанъ при рѣкѣ Псиліи и многіе другіе ученики преподобнаго Ѳеодора просіяли добрыми дѣлами; одни жили при немъ, а другіе поселялись по разнымъ пустыннымъ мѣстамъ.

Преподобному Ѳеодору пришло желаніе еще разъ посѣтить святыя мѣста Іерусалима, и онъ, взявъ своихъ двоихъ учениковъ, пошелъ. Въ то время, въ Палестинѣ, гдѣ городъ Іерусалимъ, было бездождіе и засуха, и люди и животные терпѣли лишенія вслѣдствіе безводія, всѣ рвы и водохранилища, въ которыхъ собирается вода, высохли. Народъ много молился, прося дождя у Бога, но не получалъ, потому что Господь благодать ту хранилъ для угодника Своего Ѳеодора и потому привелъ его въ Палестину. Были тамъ нѣкоторые изъ Галатійской страны, знавшіе преподобнаго Ѳеодора и слышавшіе о его чудотвореніяхъ; они говорили народу:

— «Мы знаемъ одного святаго отца въ нашей странѣ, могущаго одной молитвой наполнить дождемъ всю вселенную, какъ нѣкогда пророкъ Илія».

Когда преподобный пришелъ въ Іерусалимъ, поклонился Животворящему Древу Крестному и Живоносному Гробу Христову; пришельцы изъ Галатіи, узнали его, и скоро пронеслась о немъ молва во святомъ городѣ и въ окрестныхъ монастыряхъ и лаврахъ. Во множествѣ собрались монахи, и всѣ клирики обступили святаго, радуясь его приходу къ нимъ и просили именемъ патріарха испросить у Господа дождя на изсохшую землю. Святый отказывался, сознавая себя грѣшнымъ и недостойнымъ, но они умоляли его и говорили:

— «Мы надѣемся, отецъ, что когда ты молитвы свои соединишь съ молитвами другихъ отцовъ, тогда Богъ смилуется надъ нами и пошлетъ дождь на землю».

И сказалъ имъ святый:

— «Если вы такъ вѣрите, то пусть будетъ вамъ по вѣрѣ вашей».

Послѣ совершенія литіи, когда народъ шелъ съ крестнымъ ходомъ, преподобный обратился къ нему, сказавъ:

— «Перемѣните ваши одежды, о чада, вы измокнете, потому что ради вѣры вашей Господь явитъ милость Свою скоро».

Когда они были внѣ города, то на одномъ мѣстѣ онъ повелѣлъ остановиться и, простирая руки къ небу, началъ усердно молиться; и тотчасъ же явилось съ запада небольшое облако и, увеличиваясь, въ одинъ часъ покрыло все небо. Святый, окончивъ молитву свою, велѣлъ молящемуся народу скорѣе возвращаться, чтобъ избѣжать дождя. Внезапно пролился чрезмѣрно большой дождь и всѣ поспѣшили въ городъ къ церкви, потому что всѣ сильно измокли. Дождь не переставалъ до тѣхъ поръ пока не напоилъ всю землю и не наполнилъ всѣ рвы, водохранилища и углубленія. Преподобный Ѳеодоръ, боясь чтобы за таковое чудо его не стали славить и почитать люди, скрылся отъ всѣхъ со своими двумя учениками изъ города и пошелъ въ свой Галатійскій Сикеотскій монастырь. Но и въ своей странѣ во многихъ окрестныхъ мѣстахъ по просьбамъ народа творилъ онъ подобныя чудеса: низводилъ дожди, очищалъ воздухъ, умножалъ плоды полей и садовъ, прекращалъ разливы, наводненія и предсказывалъ будущее.

Воеводѣ Маврикію, возвращавшемуся въ Константинополь послѣ персидской войны черезъ Галатію и пришедшему къ преподобному просить молитвъ и благословенія, предсказалъ, что онъ будетъ царемъ. И когда то сбылось, то Маврикій [20] написалъ своему пророку, сему святому отцу, прося молитвъ о себѣ и своемъ царствѣ и еще прибавилъ: «проси у меня чего хочешь». Преподобный Ѳеодоръ послалъ къ нему блаженнаго Филумена и написалъ, чтобы царь далъ хлѣба монастырю для множества бѣдныхъ, приходящихъ къ нему каждый день. Царь тогда написалъ своимъ приставникамъ въ Галатію, чтобы они отпускали всякій годъ монастырю Ѳеодора пшеницы по шести сотъ четвериковъ и кромѣ того пожертвовалъ драгоцѣнные сосуды въ церковь.

Видя день ото-дня умножающуюся паству свою и множество народа, стекающагося въ его монастырь ради молитвъ и исцѣленій, онъ разобралъ церковь святаго великомученика Георгія, которая была очень мала, и построилъ большую чудеснымъ образомъ: онъ повелѣлъ сдвинуться огромному неподвижно стоящему камню и идти съ своего мѣста на другое. А когда изъ близъ лежащей мѣстности Еварзіи везли нерастворенную известь для постройки храма, то внезапно нашла дождевая туча и работники боялись, какъ бы известь не загорѣлась и не попалила воза и животныхъ, тогда преподобный Ѳеодоръ своей молитвой раздѣлилъ на двое тучу и сильный дождь лилъ по обѣимъ сторонамъ пути, а на известь и на возъ не упала ни одна капля до тѣхъ поръ, пока все не было привезено къ мѣсту церковнаго зданія и сложено съ возовъ.

Когда постройка церкви приходила къ концу, преставился Анастасіопольскій епископъ Тимоѳей, бывшій послѣ Ѳеодосія, и граждане пошли къ архіепископу Анкирской митрополіи Павлу просить его поставить въ ихъ городъ епископомъ преподобнаго Ѳеодора, архимандрита Сикеотской лавры. Архіепископъ былъ радъ и послалъ за блаженнымъ Ѳеодоромъ, чтобы его привели къ нему съ, честью. Въ то время преподобный, затворившись въ пещерѣ, пребывалъ въ безмолвіи и усердно творилъ свои обычныя молитвы. Когда клирики и Анастасіопольскіе граждане пришли къ нему просить, чтобы онъ согласился быть у нихъ епископомъ, онъ и слышать не хотѣлъ, но они силою отворили его келью, вывели преподобнаго, посадили на святительскую колесницу и привезли въ Анкиру съ радостью и веселіемъ. Когда же братія его плакали и рыдали объ отцѣ своемъ, что отлучался отъ нихъ, то онъ послалъ сказать имъ:

— «Не скорбите, братія, но вѣрьте мнѣ, что не оставлю васъ. Нѣтъ на землѣ ничего, что могло бы меня разлучить съ вами».

Итакъ преподобный былъ поставленъ во епископа Анастасіопольскаго митрополитомъ Анкирскимъ Павломъ, хотя и не желалъ принять такого сана. Когда же онъ принялъ его, то одному извѣстному мужу было такое видѣніе: пресвѣтлая, превеликая звѣзда спустилась съ неба на церковь и своими лучами освѣтила не только городъ и страну, но и всѣ окрестныя страны и города. Воистину сей преподобный на престолѣ архіерейскомъ, какъ свѣща на свѣщникѣ, явился свѣтомъ міру, безчисленными чудесами и образомъ своего предивнаго житія просвѣщая и удивляя вселенную. Часто онъ посѣщалъ свою Сикеотскую лавру и утѣшалъ братію, а храмъ святаго великомученика Георгія, созданный его усердіемъ, освятилъ. Какіе и сколько чудесъ онъ совершилъ, будучи епископомъ, подробно сказать невозможно; онъ несъ усиленные труды, имѣя прилежное попеченіе о ввѣренной ему паствѣ. Впрочемъ не мало преподобный и скорбѣлъ, что прервано было его безмолвіе, и всегда носилъ въ душѣ непремѣнное желаніе оставить епископство и снова возвратиться въ монастырь на безмолвіе.

Спустя нѣсколько лѣтъ блаженный Ѳеодоръ опять возымѣлъ желаніе поклониться святымъ мѣстамъ въ Іерусалимѣ и, взявши двухъ братій изъ своего монастыря, архидіакона Іоанна и Мартина, пошелъ съ ними въ путь; обходя же святыя мѣста, не показывалъ своего епископскаго сана, но ходилъ какъ простой старецъ. Пришла ему мысль не возвращаться къ себѣ, а жить тамъ въ какомъ нибудь монастырѣ, ибо онъ видѣлъ, что ради епископскаго сана былъ вынужденъ оставить иноческіе подвиги. Итакъ онъ пошелъ въ лавру святаго Саввы, испросилъ себѣ келью и жилъ въ ней въ безмолвіи отъ праздника Рождества Христова до Пасхи. Послѣ Пасхи два брата съ нимъ пришедшіе, Іоаннъ и Мартинъ, непрестанно говорили ему о возвращеніи домой, но онъ не хотѣлъ ихъ послушать и въ одну ночь, въ сонномъ видѣніи явился ему святый великомученикъ Георгій, далъ ему въ руки посохъ и сказалъ:

— «Поспѣши выйдти отсюда и возвратимся въ отечество; не надобно тебѣ, оставивши отечество, здѣсь медлить».

Ѳеодоръ сказалъ:

— «Не могу идти къ себѣ, потому что не желаю епископства».

Мученикъ отвѣтилъ ему:

— «Я тебя скоро освобожу отъ этого сана; только возвратись, потому что многіе скорбятъ по тебѣ».

Послѣ такого увѣщанія, преподобный взялъ своихъ двухъ учениковъ и пошелъ въ свою страну. Приближаясь къ Галатіи, онъ зашелъ въ попавшійся ему на пути Друйнійскій монастырь и приказалъ спутникамъ своимъ не сказывать кто онъ. Монахи этого монастыря давно уже слышали о преподобномъ Ѳеодорѣ, какъ о необыкновенномъ человѣкѣ и желали его увидать. Неузнаваемый тѣми иноками, преподобный спокойно пребывалъ въ монастырской гостинницѣ, будучи принятъ страннопріимцемъ Аникитою, и когда ученики Ѳеодора были допрашиваемы о старцѣ, кто онъ, то они говорили что онъ странствуетъ изъ нѣкоторой дальней стороны. Во время вечерней трапезы онъ посмотрѣлъ на учениковъ, ѣвшихъ пищу съ особеннымъ наслажденіемъ, ибо они были голодны, и сказалъ имъ:

— «Воистину, чада, ѣдимъ какъ галаты».

И черезъ часъ повторилъ тоже самое. Услышавъ это, Аникита подумалъ про себя, не изъ Галатіи ли этотъ старецъ. Вечеромъ, когда по обыкновенію на ночь старецъ легъ на землю, Аникита взялъ отдѣльно обоихъ учениковъ и убѣждалъ ихъ сказать, кто этотъ старецъ; тогда они открыли ему, что это Ѳеодоръ, Сикеотскій чудотворецъ, епископъ Анастасіопольскій, и тотчасъ поспѣшилъ Аникита возвѣстить о томъ игумену Стефану и братіи. Великая была имъ радость, что увидали того, кого сильно желали видѣть. Наступило время для утренняго пѣнія и когда старецъ всталъ и направился къ церкви, въ дверяхъ встрѣтили его игуменъ съ братіею и, припадая къ ногамъ его, поклонились ему какъ чудотворцу и епископу, прося благословенія. Они упросили святаго остаться у нихъ на нѣсколько дней, чтобы насладиться созерцаніемъ ангелоподобнаго лица его, насытиться сладкими бесѣдами, и преподобный остался у нихъ довольно долго. Скоро пронесся слухъ о немъ по всей странѣ и многіе изъ народа приходили въ монастырь, принося своихъ больныхъ къ святому, и онъ благодатію Христовою всѣхъ исцѣлялъ.

Послѣ этого вернулся преподобный къ своей паствѣ и, пребывая въ обычныхъ пастырскихъ трудахъ, не переставалъ думать о томъ, какъбы оставить епископство. Къ тому же и блаженный Антіохъ пустынножитель, возвращаясь изъ Константинополя къ себѣ, бывши у него случайно, совѣтовалъ ему тоже, ибо этотъ Антіохъ посланъ былъ изъ восточной страны къ царю Маврикію просить городу Синофрину защиты отъ враговъ. Антіохъ былъ мужъ старый и имѣлъ отъ роду лѣтъ сто, шестьдесятъ лѣтъ не пилъ ни вина ни елея, а тридцать лѣтъ не ѣлъ хлѣба и питался только горькими травами съ солью и уксусомъ и пилъ воду. Сего блаженнаго отца, шедшаго черезъ Галатію и Анастасіополь преподобный принялъ у себя съ честью и радостью, успокоилъ его и много утѣшился духовными бесѣдами съ нимъ. Блаженный Антіохъ сказалъ о Ѳеодорѣ своимъ ученикамъ:

— «Не видалъ я подобнаго святаго мужа до сихъ поръ. Господь открылъ мнѣ житіе его».

Также и Ѳеодоръ говорилъ братьямъ своимъ объ Антіохѣ:

— «Во всей восточной пустынѣ не видалъ и не слыхалъ о такомъ рабѣ Божіемъ».

У преподобнаго Антіоха святый Ѳеодоръ просилъ полезнаго совѣта, сказавши ему о своемъ намѣреніи оставить епископство; Антіохъ же похвалилъ его за такое намѣреніе и совѣтовалъ ему вскорѣ совершить желаемое.

Когда Антіохъ ушелъ, преподобный Ѳеодоръ былъ опечаленъ хищеніями церковнаго имущества; къ тому же онъ имѣлъ нѣкоторыхъ тайныхъ враговъ въ епархіи, которые были возбуждаемы невидимымъ врагомъ на зависть и ненависть; они ему однажды, Божіимъ попущеніемъ, дали ядъ и преподобный лежалъ три дня безгласенъ и недвижимъ какъ мертвый, такъ что въ городѣ уже распространился слухъ о смерти святаго. Послѣ трехъ дней явилась ему Пресвятая Владычица наша Богородица и возвѣстила ему причину болѣзни отъ яда, даннаго ему тайно, и указала ненавистниковъ, давшихъ ядъ, и взявши изъ платка, который былъ у Нея въ рукахъ три зерна, дала ему и сказала:

— «Съѣшь это и впредь уже не будешь страдать ни отъ какого зла».

Съѣвши эти зерна, преподобный пришелъ въ себя, почувствовалъ себя всего здоровымъ и, вставши, благодарилъ Христа Бога и Пречистую Его Матерь. Злобныхъ враговъ своихъ онъ не обличилъ и не сказалъ о нихъ никому, но молитву сотворилъ за нихъ Богу, чтобъ не поставилъ имъ это въ грѣхъ. Святому великомученику Георгію онъ всегда молился, чтобы онъ освободилъ его отъ епископства, какъ объ этомъ обѣщалъ въ видѣніи, когда преподобный не желалъ возвратиться изъ Палестины въ Галатію.

Нельзя умолчать о томъ, что въ Анастасіополѣ былъ уставленъ налогъ, уплачиваемый въ теченіе года на архіерейскую трапезу изъ имѣній церковныхъ, въ количествѣ трехъ сотъ шестидесяти пяти золотыхъ монетъ. Отъ этого налога преподобный Ѳеодоръ тратилъ только сорокъ золотыхъ монетъ на трапезы всего года, остальные же отдавалъ святой Церкви, а тѣ подаянія, которыя поступали изъ иныхъ источниковъ, онъ раздавалъ бѣднымъ. Рѣшившись наконецъ окончательно оставить санъ епископа, преподобный Ѳеодоръ прежде всего обратился къ Богу съ усердной, долгой молитвой въ продолженіе многихъ дней, да не поставлено ему будетъ въ грѣхъ его намѣреніе, и, получивъ отъ Бога въ откровеніи разрѣшеніе просимаго, онъ собралъ весь клиръ, всѣхъ гражданъ и сказалъ имъ:

— «Вы знаете, братія, что вы меня насильно отторгнули отъ монастыря и заставили принять бремя епископства, и я говорилъ вамъ тогда, что не достоинъ вами править, но вы меня не послушали и сдѣлали по своей волѣ и вотъ уже одиннадцатый годъ, какъ я огорчаю васъ и самъ огорчаемъ вами. Умоляю васъ, поищите себѣ пастыря, могущаго угодить вамъ; я же теперь болѣе не могу вамъ быть епископомъ и возвращаюсь, какъ худый чернецъ, къ себѣ въ монастырь, въ которомъ обѣщался до конца жизни работать Богу».

Послѣ этихъ словъ онъ взялъ изъ своего монастыря архидіакона Іоанна и отправился къ митрополиту Анкирскому Павлу съ просьбой поставить Анастасіополю другого епископа. Произошелъ и между ними великій споръ: митрополитъ ни за что не хотѣлъ отпустить преподобнаго Ѳеодора, потому что говорилъ онъ — невозможно было найти другого достойнаго сего сана мужа. Ѳеодоръ же усиленно отказывался и говорилъ, что это бремя выше мѣры и, силы его. Нужно было дать знать о томъ въ Константинополь святѣйшему патріарху Киріаку [21] и благочестивому царю Маврикію. Они по внушенію Божію написали къ митрополиту Анкирскому, чтобы онъ не стѣснялъ угодника Божія, стремившагося къ безмолвію, и отпустилъ его, какъ онъ проситъ.

Итакъ преподобный Ѳеодоръ, избавившійся отъ тяготы епископства, исполнился радости, увидя себя свободнымъ отъ многихъ заботъ и, ушедши въ монастырь свой, пребывалъ въ своей келліи въ безмолвіи и проводилъ жизнь въ постническихъ подвигахъ. Часто онъ совершалъ богослуженія, принося безкровныя жертвы и удостоивался во время литургіи своими очами видѣть благодать Святаго Духа въ видѣ свѣтлой пурпуровой порфиры спускающейся сверху и покрывающей Святые Дары: объ этомъ онъ повѣдалъ одному изъ своихъ сослужителей, іеромонаху Іуліану, мужу добродѣтельному, по усиленнымъ просьбамъ его. Когда онъ видѣлъ это, то исполнился несказаннымъ, духовнымъ веселіемъ и прекрасное лицо его просвѣтлялось дивнымъ свѣтомъ и измѣнялось, такъ что служащіе съ нимъ священники и діаконы видѣли на лицѣ преподобнаго божественное сіяніе и изумлялись.

Однажды произошло слѣдующее: въ іюлѣ мѣсяцѣ, 16-го числа, въ день памяти святаго мученика Антіоха, въ храмѣ, когда святитель Божій Ѳеодоръ служилъ литургію и когда наступило время возношенія Святыхъ Даровъ, онъ по обычаю, поднялъ дискосъ со святымъ Агнцемъ вверхъ и провозгласилъ: «Святая Святымъ». Божественный Агнецъ самъ собой на дискосѣ поднялся выше на воздухъ, возносимый невидимой рукой и затѣмъ опустился снова на дискосъ на свое мѣсто. Видя такое чудо, всѣ совершавшіе тогда божественную трапезу исполнились великаго страха и удивленія, а преподобный Ѳеодоръ проливалъ потоки слезъ и, неизреченно радуясь, прославлялъ Христа Бога, истинно пребывающаго въ Пречистыхъ Тайнахъ Своихъ.

Благочестивый царь Маврикій и святѣйшій патріархъ Киріакъ желали увидать преподобнаго Ѳеодора, о которомъ много слышали, и писали ему, чтобы онъ пріѣхалъ къ нимъ въ Константинополь, дабы удостоиться его молитвъ и благословенія. Преподобный не могъ ослушаться ихъ и отправился туда, гдѣ и былъ встрѣченъ всѣми съ великимъ почетомъ. Немного времени прожилъ онъ въ Константинополѣ, но сотворилъ много чудесъ силою Божіей: возвратилъ зрѣніе слѣпому отроку, разслабленную женщину съ одра возставилъ, многихъ бѣсноватыхъ отъ мучительства діавольскаго освободилъ, кровоточивую молитвой исцѣлилъ, царскаго сына очистилъ отъ проказы, неплоднымъ въ супружествѣ своимъ благословеніемъ даровалъ чадородіе и много другихъ славныхъ дѣлъ совершилъ и всѣхъ утѣшилъ благодатію Господней; послѣ чего возвратился въ свой монастырь. Но потомъ не скоро и второй разъ онъ призванъ былъ въ Константинополь во время царствованія императора Фоки [22], по вызову святѣйшаго патріарха Ѳомы [23], — который занялъ престолъ послѣ Киріака.

Причина вызова его была такая: въ странѣ Галатійской случилось необыкновенное происшествіе: въ одномъ изъ городовъ ея, во время всенароднаго хожденія съ крестами, деревянные большіе кресты, вдругъ сами по себѣ какой то дивной силой сильно заколебались, ударялись одинъ о другой и разбивались. Объ этомъ чудѣ пронесся слухъ повсюду и даже въ Константинополѣ; тогда святѣйшій патріархъ Ѳома послалъ къ преподобному Ѳеодору, прося его поскорѣй придти къ нему и, когда святый прибылъ, то святый патріархъ разспрашивалъ его о чудѣ томъ и что бы могло оно предзнаменовать. Святый отвѣтилъ, что дѣйствительно чудо было, но сказать о томъ, что оно предвѣщало, онъ отказался, говоря, что не знаетъ той невѣдомой тайны Божіей. Тогда святѣйшій патріархъ припалъ къ ногамъ его съ мольбой и этимъ своимъ смиреніемъ убѣдилъ преподобнаго предсказать будущее. Старецъ сказалъ, что колебаніе крестовъ, удареніе и сокрушеніе ихъ другъ о друга знаменуютъ будущія великія бѣды на церковь Божію и на греческое царство, съ одной стороны, отъ внѣшнихъ враговъ и, съ другой стороны, отъ внутреннихъ. Извнѣ предстоитъ страшное нашествіе враговъ, съ внутренней же стороны послѣдуетъ раздѣленіе вѣры среди христіанъ, будетъ всеобщее гоненіе, люди будутъ другъ у друга все разорять, истреблять, многіе храмы разорятся, опустѣютъ и все это случится вскорѣ. Услыхавъ это патріархъ ужаснулся и просилъ преподобнаго помолиться о немъ Господу, чтобы принялъ его душу раньше, нежели наступитъ предсказанное разореніе, чтобы ему не быть свидѣтелемъ бѣдствій, грядущихъ на Церковь.

Спустя немного времени, когда преподобный Ѳеодоръ еще находился въ Константинополѣ въ церкви святаго Стефана, заболѣлъ патріархъ и послалъ къ преподобному, въ то время затворившемуся и постившемуся, объявить о болѣзни своей, прося испросить ему у Бога скорую кончину. Святый же отказывался и не хотѣлъ; тогда вторично просилъ его патріархъ усердно о томъ, чтобъ умереть ему до нашествія смутъ на Церковь. Преподобный сотворилъ волю святителя, помолился Богу о его кончинѣ и послалъ къ нему, говоря:

— «Велишь ли мнѣ придти къ тебѣ, или же тамъ вмѣстѣ предстанемъ передъ Господомъ нашимъ?»

Патріархъ черезъ посланника отвѣчалъ:

— «Не прерывай, отецъ, молчанія твоего; довольно мнѣ и того, что ты сказалъ — тамъ увидимся передъ Господомъ нашимъ».

Въ тотъ же день святѣйшій патріархъ Ѳома передъ вечернимъ часомъ, радуясь, разлучился отъ тѣла и отошелъ ко Господу. Послѣ смерти патріарха, преподобный Ѳеодоръ возвратился въ свой монастырь и черезъ нѣсколько лѣтъ приблизилась кончина и его самого, передъ которою онъ совершилъ много великихъ и славныхъ чудесъ и много пророчествовалъ о будущихъ событіяхъ. Передъ кончиной онъ видѣлъ два раза святаго великомученика Георгія, являвшагося ему въ сонномъ видѣніи: первый разъ онъ явился ему, подавая дорожный жезлъ и призывая съ собой въ далекій путь, потомъ явился ему, сидя на конѣ, ведя другого и говоря:

— «Садись, Ѳеодоръ, на этого коня и слѣдуй за мной».

Изъ сего преподобный Ѳеодоръ уразумѣлъ свое скорое отшествіе отъ земли, сообщилъ о томъ ученикамъ своимъ съ радостью и предвозвѣстилъ кончину свою послѣ Пасхи. Такъ и сбылось. Когда онъ умиралъ, то видѣлъ святыхъ ангеловъ, которые шли чтобы взять его, и съ радостнымъ лицомъ предалъ въ ихъ руки душу свою.

Кончина его произошла въ третій годъ царствованія Ираклія [24]. Житіе его и чудеса описалъ ученикъ его Елевсій, получившій отъ преподобнаго въ иночествѣ имя Георгія. Онъ разсказываетъ о себѣ, что родители его, долгое время бывъ въ супружествѣ, не имѣли дѣтей и просили преподобнаго Ѳеодора, чтобы молитвами и благословеніемъ могли бы они быть родителями дѣтямъ; преподобный, взявъ пояса ихъ, благословилъ и, отдавъ имъ, предсказалъ о разрѣшеніи неплодства; у нихъ дѣйствительно родился Елевсій, котораго они, воспитавъ, привели къ преподобному и отдали на служеніе Богу. Двѣнадцать лѣтъ живя съ преподобнымъ, онъ былъ очевидцемъ неизреченныхъ чудесъ, о которыхъ и написалъ очень пространно, но мы у него заимствовали и вкратцѣ изложили только немногія, для нашей душевной пользы. Прославимъ же чуднаго Бога, въ чудотворцахъ Своихъ прославляемаго, Отца и Сына и Святаго Духа, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Галатія — малоазійская область.
[2] Стадія — мѣра длины, равнявшаяся приблиаительно 88 нашимъ саженямъ.
[3] Въ Малой Азіи.
[4] Юстиніанъ Великий, императоръ римскій, царствовалъ съ 527 г. по 565 г.
[5] Скороходы — тѣлохранители императора, обыкновенно сопровождавшіе его во время путешествій.
[6] Юліанъ Отступникъ царствовалъ съ 361 г. по 363 г.
[7] Кончина св. мученика Емиліана послѣдовала въ 362 г. Память его совершается св. Церковію 18 іюля.
[8] Расшитый золотомъ поясъ носили обыкновенно воины, служившіе около царя (тѣлохранители), а также — главные начальники войска. Родители св. Ѳеодора еще отъ юныхъ лѣтъ приготовили ему такой поясъ (какъ повѣствуетъ житіе), такъ какъ предназначали его къ воинской службѣ при царскомъ дворѣ.
[9] Гривна — золотая цѣпь, носившаяся въ качествѣ украшенія на шеѣ.
[10] Такимъ именемъ обозначалась у древнихъ римлянъ сухая, плотно утоптанная (а иногда и вымощенная) площадка, предназначавшаяся обыкновенно для сушенія и молотьбы зерна (лат. area, отъ arere — быть сухимъ). Здѣсь же устраивались иногда и общественныя игры.
[11] Діана (греч. Артемида) — греко-римская богиня свѣта и жизни. Почиталась какъ раздаятельница свѣжей, цвѣтущей жизни природы. Діана считалась также богинею родовъ и покровительницею животныхъ.
[12] Т.-е. Іисуса Христа.
[13] Илія и Іоаннъ Креститель — два наиболѣе суровыхъ подвижника благочестія. Илія — израильскій пророкъ изъ гор. Ѳесвы въ Галаадѣ, за Іорданомъ, жилъ и дѣйствовалъ во дни нечестиваго израильскаго царя Ахава и жены его Іезавели, которыхъ обличалъ за ихъ нечестіе и идолопоклонство. За свою святую жизнь онъ былъ взятъ живымъ на небо. Исторія его жизни разсказана въ концѣ 3-ей и началѣ 4-ой кн. Царствъ. Память его совершается св. Церковію 20 іюля. — Св. Іоаннъ, Предтеча и Креститель Господа нашего Іисуса Христа, — послѣдній изъ ветхозавѣтныхъ пророковъ, стоящій на рубежѣ Ветхаго и Новаго Завѣта. Память его совершаетси 7 января, 24 іюня и 29 августа.
[14] Согласно церковнымъ канонамъ во пресвитера обыкновенно рукополагались люди, достигшіе 30 лѣтняго возраста, а во епископа — 35 лѣтняго.
[15] Нееманъ — военачальникъ сирійскаго царя Венадада. Повѣствованіе объ исцѣленіи его отъ проказы пророкомъ Елисеемъ см. въ 4 кн. Царствъ, гл. 5, ст. 1-19.
[16] Такое наименованіе усвояется святому Ѳеодору за его подвиги умерщвленія плоти разными желѣзными орудіями, какъ объ этомъ повѣствуется къ житіи его.
[17] Память ихъ совершается св. Церковію 3 декабря.
[18] Езекія — царь іудейскій, жившій въ VIII в. до Р. Хр. О его чудесномъ исцѣленіи пророкомъ Исаіею повѣствуется въ 4 кн. Царствъ, гл. 20, ст. 1-11.
[19] Св. Савва подвизался въ Палестинѣ во второй половинѣ V-го в. и первой VI-го в., гдѣ и основалъ славную многими подвижниками обитель. См. житіе его подъ 5 декабря.
[20] Маврикій царствовалъ съ 582 г. по 602 г.
[21] Киріакъ патріаршествовалъ съ 595 г. по 606 г.
[22] Императоръ Фока царствовалъ съ 602 г. по 610 г.
[23] Ѳома патріаршествовалъ съ 607 г. по 610 г.
[24] Императоръ Ираклій царствовалъ съ 610 г. по 641 г. Кончина св. Ѳеодора Сикеота послѣдовала въ 613 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга восьмая: Мѣсяцъ Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 320-351.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0