Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 27 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Апрѣль.
День семнадцатый.

Житіе преподобнаго отца нашего Зосимы, игумена Соловецкаго.

Спустя одинъ годъ по преставленіи преподобнаго Савватія благоугодно было Господу прославить то мѣсто на Соловецкомъ островѣ, гдѣ подвизался сей святый мужъ, устроеніемъ здѣсь славной и великой обители. На это дѣло былъ избранъ Господомъ мужъ, подобный въ подвигахъ преподобному Савватію, — преподобный Зосима, о которомъ и будетъ наше слово.

Преподобный Зосима происходилъ изъ области новгородской; его родиною было село Толвуя, находившееся на берегу Онежскаго озера. Родители его, Гавріилъ и Варвара, проводившіе жизнь строго-благочестивую, съ юныхъ лѣтъ воспитали отрока въ добродѣтеляхъ христіанскихъ, а также выучили его грамотѣ. Отрокъ Зосима былъ тихъ нравомъ, кротокъ и смиренъ сердцемъ и чуждался всѣхъ дурныхъ юношескихъ обычаевъ. Возрастая тѣломъ и духомъ, Зосима тщательно изучалъ священныя книги, познавая изъ нихъ богатство благости Божіей.

Желая сохранить чистоту душевную и тѣлесную, цѣломудренный отрокъ рѣшилъ не вступать въ бракъ; хотя, онъ не гнушался его, какъ чего-либо сквернаго самого по себѣ, но рѣшилъ избѣжать его какъ препятствія къ богоугожденію, согласно словамъ апостола, говорящаго: не оженивыйся печется о Господнихъ, како угодити Господеви, а оженивыйся печется о мірскихъ, како угодити женѣ (1 Кор. 7, 32-33). Итакъ, для того, чтобы единому Богу угождать, онъ рѣшилъ отречься отъ угожденія своей плоти. Когда же родители его начали убѣждать его вступить въ бракъ, преподобный, глубоко возскорбѣвъ о семъ, оставилъ домъ отеческій, отрекся отъ міра и, принявъ на себя образъ иноческій, поселился въ одномъ уединенномъ мѣстѣ, неподалеку отъ дома отеческаго, какъ отшельникъ, гдѣ и началъ подвизаться въ молитвѣ и постѣ.

Преподобный восхотѣлъ имѣть и наставника себѣ, такъ какъ онъ самъ еще не въ достаточной мѣрѣ изучилъ священное писаніе и не былъ наученъ еще житію строго-подвижническому и потому нуждался въ такомъ искусномъ наставникѣ, который бы показалъ ему самымъ дѣломъ то, что слѣдуетъ изучить юношѣ, ревностно стремящемуся къ добродѣтели. Кромѣ того, преподобный опасался какого-либо препятствія своимъ подвигамъ отъ своихъ родныхъ, близъ которыхъ онъ находился. Поэтому онъ рѣшилъ уйти отсюда въ какое-либо болѣе уединенное мѣсто, гдѣ бы онъ могъ всецѣло посвятить себя жизни строго-подвижнической, тѣмъ болѣе, что въ его сердцѣ все болѣе и болѣе разгорался огнь любви божественной и побуждалъ его еще болѣе совершенствоваться въ добродѣтеляхъ.

Но первоначально преподобный не зналъ, гдѣ и какъ ему основать монастырь, и усердно молилъ Бога указать ему мѣсто для монастыря, а также ниспослать ему всѣ средства для осуществленія его намѣренія.

По устроенію Божію преподобный Зосима встрѣтилъ одного добродѣтельнаго инока, по имени Германа, жившаго ранѣе съ преподобнымъ Савватіемъ на островѣ Соловецкомъ. Сей инокъ передалъ преподобному Зосимѣ исторію жизни и подвиговъ преподобнаго Савватія, а также сообщилъ ему, что островъ Соловецкій, удаленъ отъ селеній мірскихъ и удобенъ для поселенія иноковъ, такъ какъ изобилуетъ лѣсами и озерами, наполненными рыбами.

Услышавъ объ этомъ, преподобный Зосима весьма возрадовался духомъ и пожелалъ быть жителемъ того острова и преемникомъ преподобнаго Савватія, почему и сталъ усердно просить Германа довести его до того пустыннаго острова и научить его тамъ житію иноческому.

Около этого времени родители преподобнаго Зосимы окончили жизнь свою. Предавъ погребенію тѣло ихъ и раздавъ нищимъ имѣніе ихъ, блаженный Зосима вмѣстѣ съ Германомъ отправились на островъ Соловецкій. При помощи Божіей они благополучно достигли острова и высадились на томъ мѣстѣ, гдѣ обычно останавливались мореплаватели; волненія здѣсь не было и вода была прѣсною. Неподалеку отъ берега святые поставили себѣ палатку [1] и въ ней совершили всенощное бдѣніе, воспѣвая псалмы Давидовы и молясь Христу Богу и Пресвятой Богородицѣ о ниспосланіи имъ свыше помощи и благословенія на вселеніе ихъ на томъ пустынномъ островѣ.

На слѣдующее утро преподобный Зосима, выйдя изъ палатки, увидѣлъ ярко сіяющій лучъ свѣта, освѣтившій его и все то мѣсто; поднявъ же глаза на востокъ, онъ увидѣлъ на облакахъ церковь, великую и красивую; такъ какъ преподобный не навыкъ еще къ такимъ откровеніямь Божіимъ: то не могъ долго смотрѣть на эту церковь и вскорѣ же устремился въ палатку. Германъ, увидя его смущеннымъ въ лицѣ, подумалъ, что онъ узрѣлъ что-либо особенное, и спросилъ его:

— «Почему ты, любезнѣйшій, измѣнился въ лицѣ? Чего ты устрашился? Развѣ ты увидѣлъ что-либо новое и необычное?»

Въ отвѣтъ на эти слова Германа Зосима разсказалъ ему, какъ онъ видѣлъ лучъ свѣта, нисходившій свыше и осіявшій то мѣсто, а также церковь, покоившуюся на облакахъ. Размышляя объ этомъ видѣніи, Германъ вспомнилъ объ удаленіи мірянъ съ этого острова (что произошло при игуменѣ Савватіи), и пророчествѣ Савватія объ основаніи монашеской обители на островѣ и сказалъ Зосимѣ:

— «Не страшись и не бойся, возлюбленный, но внимай себѣ, такъ какъ мнѣ кажется, что благоугодно Господу тобою собрать здѣсь множество монаховъ».

Затѣмъ Германъ сказалъ ему о происшествіи, случившемся съ женой рыболова и съ мужемъ съ Корельскаго берега, пришедшихъ на островъ этотъ, чтобы удержать его изъ зависти за собой, — именно, разсказалъ, какъ женщину ту били два свѣтлые юноши, сказавшіе:

— «Нѣтъ вамъ мѣста на этомъ островѣ; уйдите отсюда, потому что это мѣсто уготовано Богомъ для поселенія здѣсь иноковъ».

Святый же Зосима, услышавъ эти слова отъ Германа, исполнился духовной радости и еще болѣе укрѣпился въ намѣреніи своемъ устроить здѣсь монастырь.

Помолившись усердно Богу, да споспѣшествуетъ дѣлу ихъ и поможетъ довести его до конца, подвижники принялись за трудъ: прежде всего, они начали рубить деревья, необходимыя для постройки келлій, затѣмъ построили келліи и обнесли оградою дворъ, подвизаясь одновременно какъ въ тѣлесномъ, такъ и въ духовномъ трудѣ, — именно: тѣломъ подвизаясь по постройкѣ монастыря, духомъ же ополчаясь на бѣсовъ во всеоружіи поста и молитвы. Пищу себѣ преподобные добывали въ потѣ лица своего, обрабатывая землю и засѣвая ее сѣменами. Богъ же укрѣплялъ рабовъ Своихъ, свыше на нихъ милостивно призирая и поспѣшествуя всѣмъ дѣламъ ихъ.

Спустя нѣкоторое время Германъ отправился для пріобрѣтенія жизненныхъ потребностей на другую сторону моря [2]; пробывъ здѣсь нѣсколько дней, онъ уже хотѣлъ идти обратно, но не могъ сдѣлать этого, потому что наступила осень, воздухъ сдѣлался холоднымъ, пошелъ снѣгъ, начались бури, море волновалось и было наполнено льдами; на ладьѣ, такимъ образомъ, уже нельзя было приплыть обратно къ Соловецкому острову. Поэтому блаженный Германъ на всю зиму остался на томъ берегу, преподобный же Зосима остался одинъ на островѣ.

Первоначально преподобный, будучи одинокъ, сильно скорбѣлъ о старцѣ Германѣ, но потомъ возложилъ все упованіе свое на Бога, говоря вмѣстѣ съ Давидомъ: къ Тебѣ приверженъ есмь отъ ложеснъ, отъ чрева матере моея Богъ мой еси Ты. Да не отступиши отъ мене (Псал. 21, 11-12). И еще: въ Тебѣ утвердихся отъ утробы, отъ чрева матери моея Ты еси мой Покровитель (Псал. 70, 6). Преподобный началъ еще усерднѣе подвизаться, прилагая труды къ трудамъ, предаваясь непрестанно подвигамъ поста и молитвы. Бѣсы же, не будучи въ состояніи выносить по своей злобѣ и зависти, святую жизнь подвижника, поднимали на него брань, причемъ иногда наводили на него уныніе, иногда пугали его разными привидѣніями и дикими криками, намѣреваясь устрашить доблественнаго воина Христова и поколебать непоколебимаго; иной разъ, принявъ видъ дикихъ звѣрей и змѣй, они съ яростію устремлялись на него какъ бы собираясь его разстерзать. Рабъ же Божій противоборствовалъ имъ крестнымъ знаменіемъ и молитвою и, посмѣяваясь имъ, говорилъ:

— «О, ничтожная сила вражія! если вы имѣете отъ Бога власть, то дѣлайте со мною, что хотите; если же не имѣете, то понапрасну трудитесь», — и воспѣвалъ изъ псалмовъ Давидовыхъ стихъ: обышедше обыдоша мя, и именемъ Господнимъ противляхся имъ (Псал. 117, 11); и еще: да воскреснетъ Богъ и расточатся врази Его (Псал. 67, 2). Затѣмъ святый возсылалъ къ Богу усердную молитву, во умиленіи сердца своего взывая:

— «Боже вѣчный, Царь безначальный, Творецъ и Владыко всякаго созданія! Ты — Царь царствующихъ и Господь господствующихъ; Ты — Спаситель душъ и Избавитель вѣрующихъ въ Тебя; Ты — надежда труждающихся и упованіе, плавающихъ по морю; Ты — Наставникъ рабовъ Твоихъ; Ты — Покровитель всякаго добра, Утѣшитель плачущихъ, радость святыхъ; Ты — жизнь вѣчная и свѣтъ незаходимый; Ты — источникъ святыни; Ты — слава Бога Отца, полнота Святаго Духа; Ты сѣдишь со Отцемъ и владычествуешь вѣчно. Тебя я молю, рабъ Твой, смиренно къ Тебѣ припадая: услышь мольбу мою, Пресвятый Царь, Преблагій Господь, и не отврати лица Твоего отъ молитвы моей, но избавь меня отъ устъ всепагубнаго змія, готовящагося меня поглотить, сохрани меня невредимымъ отъ навѣтовъ діавола, чтобы я, ограждаемый и охраняемый святыми Твоими ангелами, спасся отъ ярости его и получиль спасеніе у Тебя, моего Владыки и Господа, въ Котораго я вѣрую, на Котораго я уповаю и Котораго прославляю со Отцемъ и Святымъ Духомъ вѣчно».

Такъ молясь, преподобный дерзновенно отгонялъ отъ себя всѣ вражія нападенія; отъ его молитвы и крестнаго знаменія демоны бѣгали какъ пыль отъ вѣтра; онъ же пребывалъ безъ вреда отъ нихъ, хваля и славословя Бога.

Случилось еще слѣдующее искушеніе преподобному. Во время продолжавшейся тогда суровой зимы, запасъ пищи, собранной лѣтомъ, оканчивался, и преподобный началъ смущаться въ мысляхъ, не зная, чѣмъ онъ будетъ питаться до лѣта (это враги его невидимые вселяли въ душу его скорбь, смущая его страхомъ имѣющаго наступить голода и призракомъ преждевременной смерти). Преподобный же, размышляя самъ въ себѣ, приводилъ себѣ на память слова, сказанныя Самимъ Господомъ въ Его евангеліи святомъ: не пецитеся, глаголюще: что ямы, или что піемъ? не пецитеся на утрей. Ищите прежде Царствія Божія и правды Его, и сія вся приложатся вамъ; вѣсть бо Отецъ вашъ Небесный, яко требуете сихъ всѣхъ (Матѳ. 6, 31. 34. 33 и 32). Все упованіе свое возложивъ на Бога — Промыслителя, преподобный утѣшалъ себя словами Псадмопѣвца: возверзи на Господа печаль твою и Той тя препитаетъ (Псал. 54, 23). Такъ утѣшая себя, преподобный отгонялъ отъ себя всякое уныніе, влагаемое въ сердце его врагомъ нашего спасенія.

И дѣйствительно Богъ не оставилъ угодника Своего, уповающаго на Него. Онъ послалъ къ нему двухъ мужей, имѣвшихъ съ собою корзину съ хлѣбами, мукой и масломъ (люди, жившіе на берегу моря имѣли обычай брать съ собою въ зимнее время запасъ пищи, если уходили куда-либо вглубь страны). Предложивъ корзину съ пищею преподобному, эти два неизвѣстныхъ мужа сказали ему:

— «Бери и ѣшь изъ этой корзины, честный отецъ, сколько хочешь; мы же придемъ къ тебѣ, когда повелитъ намъ Богъ».

Сказавъ это, неизвѣстные мужи тотчасъ же исчезли, такъ что преподобный не успѣлъ спросить ихъ, кто они такіе и откуда пришли.

Прошло много времени, но неизвѣстные мужи не приходили къ преподобному. Тогда преподобный Зосима понялъ, что это было Божіе посѣщеніе его, и отъ всего сердца возблагодарилъ Господа за Его промышленіе о немъ и неожиданный даръ свыше.

Когда окончилась зима, пришелъ старецъ Германъ и привелъ съ собою нѣкоего мірскаго человѣка, именемъ Марка, по роду занятій — рыболова; вмѣстѣ съ тѣмъ Германъ привезъ достаточное количество пищи, а также и сѣти, необходимыя для ловли рыбы.

Спустя нѣкоторое время Маркъ принялъ на себя чинъ иноческій; вслѣдъ затѣмъ многіе мірскіе люди начали приходить къ подвижникамъ и созидали себѣ здѣсь келліи, питаясь трудами рукъ своихъ.

Вскорѣ послѣ этого преподобный Зосима построилъ небольшую церковь во имя Господа нашего Іисуса Христа, въ воспоминаніе Его славнаго преображенія. Храмъ этотъ былъ построенъ на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ преподобный видѣлъ въ воздухѣ церковь и осіявшій ее лучъ свѣта. Затѣмъ преподобный пристроилъ къ церкви небольшую трапезу и, такимъ образомъ, основалъ на островѣ общее иноческое житіе.

Послѣ этого преподобный послалъ одного изъ братіи въ Новгородъ къ архіепископу Іонѣ [3] просить у него благословенія на освященіе храма, а также и игумена новоустрояемой обители. Архіепископъ вскорѣ же послалъ къ преподобному благословеніе и игумена — іеромонаха Павла. Получивъ благословеніе архипастырское и игумена, преподобный Зосима, блаженный Германъ и всѣ братія возрадовались радостію великою. Вскорѣ же послѣ этого была освящена церковь во славу Божію, и такимъ образомъ начала свое существованіе честная и славная обитель Соловецкая.

Однако спустя нѣкоторое время игуменъ Павелъ, не будучи въ состояніи выносить трудовъ пустынническихъ, оставилъ обитель и возвратился въ Новгородъ. Послѣ него игуменомъ былъ Ѳеодосій, но и онъ спустя нѣкоторое время также оставилъ пустыню. Тогда братія условились съ преподобнымъ не брать себѣ игумена изъ другихъ монастырей, но избрать игумена изъ своей среды. При этомъ братія рѣшили избрать игуменомъ преподобнаго Зосиму.

Между тѣмъ нѣкоторые изъ братій отправились въ Новгородъ и просили архіепископа новгородскаго призвать къ себѣ избраннаго ими игумена и рукоположить его съ возведеніемъ въ сей священный санъ, если бы онъ даже и не хотѣлъ принять на себя эту почетную обязанность.

Архипастырь, исполняя желаніе братіи, отправилъ посланіе къ преподобному, которымъ призывалъ его къ себѣ; затѣмъ, когда Зосима прибылъ къ нему, убѣдилъ его принять на себя санъ игумена, послѣ чего, сказавъ напутственное слово, отпустилъ его съ честію.

Когда преподобный уходилъ изъ Новгорода въ свою обитель, многіе изъ гражданъ новгородскихъ снабдили преподобнаго всѣмъ, потребнымъ для общежительнаго житія монастырскаго: сосудами, одеждами, деньгами и пищею. Придя въ свою обитель въ санѣ игумена, преподобный былъ встрѣченъ братіею съ великою радостію.

Во время совершенія преподобнымъ первой литургіи, во обители случилось чудо, видимое всѣми: лице преподобнаго просвѣтилось благодатію Святаго Духа и стало свѣтлымъ, какъ лице ангела; вмѣстѣ съ тѣмъ и храмъ наполнился благоуханіемъ. Это было какъ бы свидѣтельствомъ того, что преподобный по достоинству воспріялъ санъ священства и игуменства. И вся братія возрадовалась о такомъ пастырѣ своемъ, исполненномъ благодати Божіей.

Случилось въ то время быть въ церкви той нѣкоторымъ купцамъ. Преподобный далъ имъ просфору отъ священнодѣйствія своего; они же по небрежности уронили ее на землю. Братъ Макарій, проходя дорогой, замѣтилъ просфору, лежавшую на землѣ, и увидѣлъ пса, стоявшаго около просфоры и намѣревавшагося пожрать ее, но опаляемаго огнемъ. Взявъ просфору, братъ принесъ ее къ преподобному и разсказалъ обо всемъ видѣнномъ братіи, которая удивилась происшедшему и прославила Бога.

Видя, что число братіи все болѣе и болѣе увеличивается, такъ что и церковь не могла уже вмѣщать всѣхъ, собиравшихся на молитву, преподобный создалъ бо́льшую церковь, которая вмѣщала уже всѣхъ, а также поставилъ много новыхъ келлій.

Спустя нѣсколько лѣтъ преподобный вспомнилъ о блаженномъ Савватіи, много подвизавшемся на томъ же островѣ, и сожалѣлъ, что честныя мощи его почиваютъ въ другомъ мѣстѣ, при рѣкѣ Выгѣ, гдѣ онъ преставился, а не тамъ, гдѣ преподобный Зосима уже многія лѣта провелъ съ братіею въ пустынныхъ подвигахъ и потому сталъ совѣтываться съ братіею о томъ, какъ бы перенести сюда мощи преподобнаго Савватія. Когда еще преподобный совѣтовался объ этомъ съ братіею, къ нему пришло посланіе изъ обители Пресвятой Богородицы, съ Бѣлаго озера, принесенное однимъ изъ иноковъ монастыря преподобнаго Кирилла [4], написанное отъ имени игумена Кирилла и братіи. Посланіе это гласило слѣдующее:

— «Благодать и милость отъ Бога Отца и Господа нашего Іисуса Христа, возлюбленному о Христѣ пастырю духовному, боголюбивому игумену Зосимѣ съ братіею, всегда радоваться. Мы слышали отъ людей, приходившихъ отъ васъ къ намъ, что островъ Соловецкій, никогда ранѣе съ тѣхъ поръ какъ возсіяло солнце на небѣ не заселенный людьми по причинѣ трудности морского плаванія къ нему, теперь заселенъ иноками по Божію промышленію и ходатайству Пресвятой Богородицы; мы слышали, что вашимъ трудолюбіемъ устроенъ на островѣ монастырь въ честь Преображенія Господа Бога и Спаса нашего Іисуса Христа, въ которомъ подвизается уже много братій; мы слышали, что у васъ все, по молитвамъ Пресвятой Богородицы, устроено; недостаетъ вамъ только одного, — около васъ нѣть мощей преподобнаго Савватія, который еще ранѣе васъ подвизался во многихъ трудахъ иноческихъ на островѣ томъ и проводилъ жизнь высоко-добродѣтельную, подобно древнимъ отцамъ подвижникамъ; возлюбивъ Христа всею душею, онъ удалился отъ міра и получилъ блаженную кончину о Господѣ. Нѣкоторые изъ братій нашего монастыря, бывшіе въ Новгородѣ, слышали отъ одного благочестиваго мужа, по имени Іоанна, что когда онъ плылъ по морю для торговли и былъ на рѣкѣ Выгѣ, то удостоился видѣть живымъ преподобнаго Савватія и слышать отъ него поученіе духовное. Іоаннъ сказалъ, что, когда преподобный Савватій отошелъ душею къ Богу, то честное тѣло его было погребено игуменомъ Наѳанаиломъ съ приличными почестями. Іоаннъ сообщилъ также братіи о чудѣ бывшемъ на морѣ, когда Богъ, по молитвамъ преподобнаго Савватія, спасъ отъ потопленія его и его брата Ѳеодора; передалъ также Іоаннъ и о многомъ другомъ, а также и о томъ, что у гроба нреподобнаго совершаются многоразличныя исцѣленія и чудеса, ибо преподобный Савватій угодилъ Богу, и мы сами — свидѣтели его добродѣтельной жизни, такъ какъ сей блаженный отецъ прожилъ вмѣстѣ съ нами достаточное число лѣтъ въ обители Пречистыя Богородицы въ Кирилловомъ монастырѣ. Посему мы нынѣ пишемъ къ вашей святости и даемъ вамъ совѣтъ — не лишать себя такового дара, но перенести къ себѣ съ благоговѣніемъ честныя мощи преподобнаго Савватія, дабы онѣ были положены тамъ, гдѣ онъ самъ потрудился много лѣтъ. Радуйтесь о Господѣ Іисусѣ Христѣ и о насъ молитесь, да избавитъ насъ Богъ по ходатайству преподобнаго отъ всѣхъ бѣдъ, обстоящихъ насъ».

Когда блаженный Зосима, игуменъ соловецкій, прочиталъ это посланіе вслухъ всей братіи, то онъ и вся братія возвеселились духомъ и всѣ вмѣстѣ какъ бы едиными устами сказали:

— «Это не отъ людей, а отъ Самого Бога!»

И тотчасъ же, приготовивъ для плаванія корабль, отправились на немъ на другой берегъ, котораго и достигли скоро при попутномъ вѣтрѣ. Прибывъ къ храму, построенному на берегу рѣки Выги, братія раскопали могилу преподобнаго Савватія, и тотчасъ воздухъ наполнился благоуханіемъ. Когда же открыли гробъ, то увидѣли, что тлѣніе не коснулось ни тѣла, ни одежды святаго. Удивившись, братія прославили Бога и понесли честныя мощи на корабль съ пѣніемъ священныхъ пѣсней. Затѣмъ при попутно возвѣявшемъ вѣтрѣ братія отправились въ плаваніе и вскорѣ достигли своей обители, радуясь и благодаря Бога, даровавшаго имъ такое сокровище духовное, — мощи преподобнаго Савватія. Онѣ были положены за алтаремъ церкви Успенія Пресвятой Богородицы въ особо устроенной часовнѣ [5]. И всѣ болящіе, съ вѣрою приходившіе ко гробу преподобнаго, получали исцѣленія отъ недуговъ своихъ. Блаженный Зосима каждую ночь приходилъ на гробницу преподобнаго Савватія и молился здѣсь усердно, полагая многочисленныс поклоны до самаго утра. Упомянутый же выше купецъ Іоаннъ, послужившій нѣкогда погребенію святаго Савватія, имѣя великую любовь къ нему за спасеніе его и его брата Ѳеодора отъ погибели на морѣ, написалъ икону преподобнаго и принесъ ее игумену Зосимѣ, пожертвовавъ вмѣстѣ съ тѣмъ въ обитель и много потребныхъ для братіи предметовъ. Игуменъ же Зосима, принявъ честный образъ преподобнаго Савватія, облобызалъ его и поставилъ его надъ мощами преподобнаго. Затѣмъ, обратившись къ образу какъ къ самому преподобному, сказалъ:

— «Рабъ Божій! Хотя ты и окончилъ временную жизнь сію, скончавшись тѣломъ, но духомъ твоимъ не отступай отъ насъ! Руководи насъ ко Христу Богу, научая насъ идти по пути заповѣдей Господнихъ и терпѣливо нести крестъ свой по слѣдамъ нашего Владыки и Господа. Ты, преподобный, имѣя дерзновеніе къ Господу Іисусу Христу и Его Пречистой Матери, будь молитвенникомъ и ходатаемъ о насъ недостойныхъ, обитающихъ во святомъ монастырѣ семъ, основателемъ котораго былъ ты. Будь помощникомъ и заступникомъ нашимъ предъ Богомъ, чтобы мы, проживая на мѣстѣ семъ, пребыли бы невредимыми отъ бѣсовъ и злыхъ людей по твоимъ молитвамъ, прославляя Святую Троицу, Отца, и Сына, и Святаго Духа».

Видя процвѣтаніе обители Соловецкой, умножавшейся день ото дня новыми пришельцами и украшавшейся новыми добродѣтельными иноками а также и подвигами преподобнаго Зосимы, діаволъ, врагъ всякаго добра, распалялся завистію къ инокамъ, но такъ какъ ничего не могъ сдѣлать обители самъ, ибо всегда былъ прогоняемъ и посрамляемъ блаженнымъ Зосимою и прочими доблественными подвижниками, то прибѣгъ къ помощи злыхъ людей, возбудивъ въ нихъ желаніе сдѣлать зло и обиду святой обители. По наущенію отъ діавола, на Соловецкій островъ начали приходить многіе изъ боярскихъ слугъ вельможескихъ и насельниковъ земли Корельской, которые ловили рыбу на озерахъ, запрещая въ то же время инокамъ ловить рыбу на потребу монастырскую. Эти люди называли себя господами острова того, преподобнаго же Зосиму и прочихъ иноковъ поносили укорительными словами и доставляли имъ много непріятностей, обѣщая разорить монастырь и совершенно изгнать отсюда иноковъ. Поэтому преподобному Зосимѣ необходимо было идти въ Новгородъ къ архіепископу Ѳеофилу для того, чтобы просить у него помощи и заступленія отъ обидчиковъ. Взявъ нѣкоторыхъ изъ учениковъ своихъ, онъ отправился съ ними въ Новгородъ и, придя къ архіерею, поклонился ему и передалъ ему просьбу свою отъ обители, терпящей бѣды отъ злыхъ людей. Архіерей сказалъ ему:

— «Я при помощи Божіей, честный отецъ, всегда готовъ всячески помогать обители твоей; но прежде всего тебѣ необходимо попросить помощи у бояръ и вельможъ, управляющихъ городомъ нашимъ».

Преподобный Зосима отправился къ боярамъ и, обходя дома ихъ, усердно просилъ ихъ защитить монастырь и не попустить злымъ людямъ разорить его. Всѣ бояре, управлявшіе городомъ, обѣщали свою помощь преподобному.

Пришлось преподобному Зосимѣ быть и у одной боярыни-вдовы, по имени Марѳы, такъ какъ ея слуги, а также поселяне, жившіе на ея земляхъ, сильно притѣсняли иноковъ. Когда слуги ея сказали ей о томъ, что къ ней пришелъ преподобный, она велѣла прогнать его отъ дома съ безчестіемъ. Смиренный рабъ Божій терпѣливо перенесъ эту обиду и сказалъ своимъ ученикамъ:

— «Настанутъ дни, когда обитатели дома этого не будутъ болѣе ходить по двору своему: затворятся двери дома сего и болѣе не отворятся, и домъ сей опустѣетъ».

Въ свое время сбылось то, что предрекъ преподобный.

Между тѣмъ архіепископъ созвалъ къ себѣ бояръ и передалъ имъ объ всѣхъ обидахъ и непріятностяхъ, которыя дѣлались обители преподобнаго Зосимы слугами и насельниками боярскими. Бояре, единогласно рѣшивъ оказать свою помощь и содѣйствіе преподобному, передали во владѣніе его весь островъ тотъ; право на владѣніе островомъ бояре закрѣпили грамотою, къ которой приложили восемь печатей: первую отъ архіепископа, вторую отъ посадника, третью отъ тысяченачальника и еще пять печатей отъ пяти концевъ города. Кромѣ того бояре одарили преподобнаго всѣмъ, необходимымъ для обители: сосудами для богослуженія, священными одеждами, золотомъ и серебромъ, а также большимъ запасомъ пищи и впредь всячески обѣщались помогать монастырю.

Услышавъ обо всемъ этомъ, а также узнавъ о добродѣтельной жизни преподобнаго Зосимы, упомянутая боярыня Марѳа поняла, что у нея былъ истинный рабъ Божій и, раскаявшись, послала своего человѣка къ преподобному, призывая его на пиръ къ себѣ. Какъ только преподобный вошелъ въ домъ ея, она вмѣстѣ съ дѣтьми своими приняла отъ него благословеніе и посадила его на почетномъ мѣстѣ. Въ то время какъ всѣ, приглашенные на пиръ, пили и ѣли много, увеселяя себя, преподобный по обычаю своему вкушалъ очень немного пищи и все время сидѣлъ тихо и кротко. Взглянувъ бояръ, сидѣвшихъ за столомъ, онъ весьма удивился, ибо онъ увидѣлъ страшное зрѣлище, затѣмъ опустилъ лице свое и никому ничего не сказалъ. Посмотрѣвъ другой разъ, преподобный увидѣлъ то-же и опять опустилъ лице свое и, наконецъ, въ третій разъ онъ увидѣлъ то-же страшное зрѣлище, именно: видѣлъ безъ головъ шестерыхъ наиболѣе важныхъ бояръ, сидѣвшихъ вмѣстѣ съ нимъ за столомъ. Преподобный удивился видѣнному, недоумѣвая какимъ образомъ могли тѣ люди пировать безъ головъ? Но тотчасъ же понялъ, что означало это видѣніе и, опустивъ голову, вздохнулъ, прослезился и съ этого времени уже ничего болѣе не вкушалъ изъ того, что предлагали ему, несмотря на настойчивыя просьбы угощавшихъ.

Послѣ пира Марѳа попросила прощенія у преподобнаго за оскорбленіе, нанесенное ей ему, и подарила обители его участокъ земли при рѣкѣ Сумѣ и, затѣмъ, отпустила его съ миромъ.

Когда преподобный вышелъ изъ дома ея, одинъ изъ учениковъ его, по имени Даніилъ, особенно любимый преподобнымъ, спросилъ его съ настойчивостію:

— «Почему ты во время пира, три раза взлянувъ на сидѣвшихъ за столомъ бояръ, опустилъ лице свое и, вздохнувъ, прослезился и потомъ уже не вкусилъ ничего изъ предложеннаго тебѣ?»

Преподобный отвѣтилъ ему:

— «Чадо! Ты слишкомъ настойчиво просишь, подобно какъ и пророкъ Елиссей просилъ пророка Илію [6]; поэтому я не скрою отъ тебя неизреченныхъ судебъ Божіихъ, имѣющихъ совершиться въ будущемъ, однако то, что я скажу тебѣ, ты долженъ будешь сохранить въ тайнѣ до тѣхъ поръ, пока судьбы Божіи не исполнятся. Я видѣлъ шестерыхъ самыхъ важныхъ бояръ, сидящими на пиру безъ головъ; и увидѣвъ это, я ужаснулся и потому не могъ ни ѣсть, ни пить. Я думаю, что эти мужи будутъ обезглавлены вскорѣ. Но смотри, чадо, никому не разсказывай то, что ты слышалъ отъ меня».

Затѣмъ преподобный прибылъ въ свою обитель съ крѣпостною грамотою и со многими дарами, пожертвованными ему въ Новгородѣ.

Спустя нѣкоторое время преподобный услышалъ, что Великій Князь Московскій Іоаннъ Васильевичъ [7], придя въ Новгородъ съ большимъ войскомъ, подвергъ смертной казни нѣкоторыхъ изъ числа бояръ, чтобы устрашить прочихъ; именно, были усѣчены мечемъ тѣ шесть бояръ, которыхъ преподобный на пиру у боярыни Марѳы видѣлъ сидящими безъ головъ. Сама же боярыня Марѳа, по приказанію Великаго Князя, вмѣстѣ съ дѣтьми своими была сослана на заточеніе въ Нижній Новгородъ; имѣніе ея было разграблено. Такимъ образомъ, запустѣлъ домъ ея по предсказанію преподобнаго Зосимы, какъ о томъ предрекъ преподобный въ тотъ часъ, когда былъ изгнанъ съ безчестіемъ изъ дома ея.

Когда уже преподобный достаточно пожилъ на землѣ, много потрудился и навы́къ ко всякой добродѣтели, приблизилось время блаженной кончины его. Преподобный заблаговременно уготовалъ себѣ гробъ и, часто взирая на него, плакалъ, всегда помышляя о смерти и постоянно приготовляясь къ ней. Предчувствуя свою близкую кончину, изнемогши отъ трудовъ и старости, преподобный созвалъ къ себѣ братію и сказалъ имъ:

— «Вотъ я, чада и братія, отхожу изъ сей временной жизни, поручая васъ Всемилостивому Богу и Пречистой Богородицѣ. Скажите мнѣ: кого вы хотите имѣть игуменомъ послѣ меня?»

Всѣ же братія, громко возрыдавъ, въ одинъ голосъ сказали:

— «Мы хотѣли бы, отецъ и пастырь нашъ, умереть вмѣстѣ съ тобою. Но это не въ нашей власти, потому что судъ Божій не одинаковъ съ судомъ человѣческимъ. Тотъ же, Кто возвѣстилъ тебѣ о твоемъ отшествіи къ обителямъ небеснымъ, Владыка Христосъ, Богъ нашъ, Тотъ можетъ дать намъ и наставника, который будетъ руководить нами ко спасенію. Но пусть твои молитвы охраняютъ насъ, и твое благословеніе да почіетъ надъ нами, ибо ты — нашъ отецъ въ Господѣ. И какъ въ этой жизни ты заботился о насъ, такъ, молимъ тебя, ходатайствуй за насъ и по твоемъ къ Богу отшествіи. Не оставь насъ сиротами».

Сказавъ это, братія умолкли, но не переставали плакать и рыдать. Преподобный же снова сказалъ имъ:

— «Чада! Опять повторяю, что поручаю васъ Господу и Его Пречистой Матери, игуменомъ же да будетъ вамъ Арсеній, такъ какъ это достойнѣйшій мужъ и наиспособнѣйшій для управленія монастыремъ и братіею».

Сказавъ это, преподобный вручилъ игуменство Арсенію и сказалъ ему:

— «Вотъ, братъ, я избираю тебя строителемъ и руководителемъ святой обители сей и всей братіи, собравшейся здѣсь. Наблюдай внимательно, чтобы не было забыто ни одно изъ монастырскихъ законоположеній, содержимыхъ по ученію апостольскому и преданію отъ отцевъ, какъ напримѣръ, о соборномъ пѣніи церковномъ, о яденіи и питіи въ трапезѣ, и о всемъ вообще уставѣ монастырскомъ, мною преподанномъ. Наблюдай, чтобы въ обители все было неповрежденнымъ. Господь же пусть направитъ всѣхъ васъ къ дѣланію заповѣдей Его, по молитвамъ Пресвятой Госпожи и Владычицы нашей Богородицы и всѣхъ святыхъ, а также по молитвамъ угодника Своего, преподобнаго Савватія. Господь нашъ Іисусъ Христосъ да сохранитъ васъ отъ всѣхъ навѣтовъ вражіихъ и да укрѣпитъ васъ въ божественной любви Своей. Я же самъ, хотя отхожу отъ васъ тѣломъ, отдавая естественный долгъ смерти, но духомъ пребуду съ вами неотступно. И я очень бы хотѣлъ, если я обрѣлъ благодать предъ Богомъ, чтобы по моемъ отшествіи отъ васъ обитель сія увеличилась еще болѣе, чтобы здѣсь собралось множество братій, соединенныхъ любовію ко Христу, чтобы здѣсь преизобиловали какъ духовные дары, такъ былъ бы достатокъ и въ предметахъ, необходимыхъ для существованія тѣла».

Сказавъ такъ, преподобный еще достаточное время поучалъ братію жизни добродѣтельной. Затѣмъ облобызавъ и благословивъ каждаго изъ братій, блаженный поднялъ руки свои къ небу и началъ молиться объ обители и о всей паствѣ своей, а также и о себѣ. Потомъ осѣнивъ себя знаменіемъ креста, преподобный обращаясь къ братіи, сказалъ:

— «Миръ вамъ!»

Затѣмъ, поднявъ очи свои къ небу, святый сказалъ:

— «Владыко Человѣколюбецъ, сподоби меня стать по правую сторону Тебя, когда Ты придешь во славѣ Своей судити живыхъ и мертвыхъ и воздать каждому по дѣламъ его».

Сказавъ эти слова, святый легъ на одрѣ и предалъ святую душу свою въ руки Господа своего, Котораго возлюбилъ всею душею и всѣмъ сердцемъ своимъ и Которому съ самыхъ юныхъ лѣтъ своихъ работалъ, трудясь въ подвигахъ добродѣланія [8].

Кончина преподобнаго была горько оплакана братіями обители его; наконецъ, воспѣвъ пѣснопѣнія, приличныя погребенію, братія положили честное тѣло преподобнаго въ могилѣ, которую онъ, еще будучи живымъ, выкопалъ своими руками, за олтаремъ церкви Преображенія Господня. Здѣсь же потомъ братія построили и часовню надъ мощами преподобнаго, поставили здѣсь иконы и свѣтильники и, приходя сюда, творили молитву къ преподобному. При гробѣ преподобнаго неоднократно совершались знаменія и чудеса, такъ какъ самъ преподобный, отходя душею ко Господу, сказалъ братіи, что онъ не оставитъ того мѣста, на которомъ онъ подвизался, но обѣщалъ духомъ пребывать съ учениками своими; и дѣйствительно преподобный исполнилъ обѣщаніе свое, посѣщая съ горнихъ обителей свою земную обитель и присутствуя около нея невидимо: иногда же святый являлся въ видимомъ образѣ и на землѣ, и на морѣ, помогая всѣмъ нуждающимся. Много разъ преподобный являлся плавающимъ по морю, когда они находились въ опасности, останавливалъ бурю и спасалъ корабли отъ потопленія; иногда преподобный являлся въ храмѣ молящимся въ рядахъ прочей братіи. Вскорѣ послѣ преставленія своего преподобный явился на девятый день по своей кончинѣ иноку Даніилу и разсказалъ ему, какъ онъ, по милости Божіей, небоязненно прошелъ мимо воздушныхъ духовъ, избѣгъ ихъ козней и былъ причтенъ къ лику святыхъ.

Затѣмъ, преподобный явился видимо старцу Тарасію на своемъ гробѣ, также и Герасиму, своему ученику. Послѣднему преподобный явился въ день воскресный, послѣ утрени и представился какъ бы шедшимъ отъ гробницы преподобнаго Савватія къ своей гробницѣ, причемъ святый, взглянулъ на Герасима, сказалъ ему:

— «Подвизайся, чадо, и ты воспріимешь награду за труды твои».

Тому же самому Герасиму преподобный явился второй разъ во время божественной литургіи въ великій четвергъ; при этомъ преподобный былъ въ числѣ молящихся въ храмѣ. Когда же братія начали причащаться, преподобный Зосима сказалъ Герасиму:

— «Иди и ты, и причастись».

Затѣмъ преподобный стоялъ все время около чаши, изъ которой причащались братія, когда же всѣ причастились, внезапно сталъ невидимымъ.

Однажды когда священноинокъ Досиѳей, стоя за вечерней молитвой въ притворѣ церковномъ, молился за одного брата бѣсноватаго, ему явился преподобный и сказалъ:

— «Исцѣленіе брата, о которомъ ты молишься, не послужитъ къ духовной пользѣ его; необходимо тому брату пробыть еще нѣкоторое время въ томъ же страданіи».

Нѣкій старецъ Ѳеодулъ, случайно поскользнувшійся, упалъ на землю и сильно ушибся, такъ что не могъ уже ходить на обычное молитвенное правило, но принужденъ былъ все время оставаться въ постели. Преподобный Зосима однажды поздно вечеромъ пришелъ къ келліи его и, войдя въ нее, послѣ молитвы исцѣлилъ его.

Изъ этихъ и многихъ подобныхъ имъ случаевъ братія убѣдились воочію, что преподобный не забывалъ того мѣста, на которомъ онъ подвизался во время земной жизни своей, такъ какъ не оставлялъ безъ помощи всѣхъ бѣдствующихъ братій, но всякому, призывавшему его съ вѣрою, подавалъ скорую помощь.

Одинъ изъ монаховъ обители, по имени Митрофанъ, разсказалъ о себѣ братіи, что когда онъ былъ еще къ мірѣ и, будучи купцомъ, плавалъ по морю, поднялась одинъ разъ такая сильная буря, что корабль его почти совсѣмъ покрывало волнами, и всѣ, находившіеся на немъ, уже отчаявшись въ жизии своей, начали слезно молиться Господу и Его Пречистой Матери о помощи. Корабль носило по волнамъ тридцать дней. Путешествующіе вспомнили о преподобномъ Зосимѣ, Соловецкомъ чудотворцѣ, и призвали его къ себѣ на помощь. Вскорѣ же они увидѣли преподобнаго сѣдящимъ на кормѣ корабля и ударяющимъ по волнамъ своею мантію; вслѣдствіе этого волненіе останавливалось. И до тѣхъ поръ преподобный управлялъ кораблемъ, пока онъ не присталъ къ берегу. Послѣ этого дивный кормчій исчезъ съ корабля.

Случилось, что инокъ Елиссей во время плаванія по морю сильно заболѣлъ и хотѣлъ принять схиму, но не успѣвъ доѣхать до берега, скончался. Преподобный Зосима воскресилъ его изъ мертвыхъ и тотъ инокъ былъ живъ до тѣхъ поръ, пока не принялъ на себя схиму и не причастился Святыхъ Таинъ; затѣмъ инокъ опять почилъ о Господѣ.

Одного мірянина, именемъ Никона, сильно мучили бѣсы. Когда же онъ былъ приведенъ къ мощамъ преподобнаго, сей послѣдній явился ему и, освободивъ его отъ болѣзни, отослалъ домой здоровымъ.

Одинъ земледѣлецъ, ослѣпшій, пришедши на гробъ преподобнаго, получилъ исцѣленіе и сталъ видѣть. Однако за маловѣріе свое земледѣлецъ тотъ ослѣпъ во второй разъ. Пришедши снова на гробъ преподобнаго и помолившись съ раскаяніемъ, земледѣлецъ получилъ вторичное исцѣленіе. — Много и другихъ больныхъ исцѣлилъ преподобный, такъ какъ никогда не отказывалъ въ своей помощи всѣмъ, кто съ вѣрою прибѣгалъ къ нему.

Преподобный Зосима являлся многимъ не только одинъ, но и вмѣстѣ съ преподобнымъ Савватіемъ; такъ, напримѣръ, однажды братъ Іосифъ, находясь на островѣ Кузовѣ (въ 30-ти верстахъ отъ Соловецкаго острова) ночью взошелъ на гору для молитвы; посмотрѣвъ по направленію къ монастырю Соловецкому, онъ увидѣлъ посрединѣ монастыря два столпа огненныхъ, восходившихъ отъ земли и доходившихъ до неба; когда братъ этотъ разсказалъ о видѣнномъ другимъ братіямъ, то они сказали:

— «Это основатели и начальники монастыря Соловецкаго, Зосима и Савватій, возсіяваютъ отъ гробовъ своихъ, потому что они духовные столпы, просвѣщенные зарею благодати Божіей».

Два брата, Савватій и Ѳерапонтъ, по прошествіи великаго поста были посланы для монастырскихъ потребъ въ Вирму, потому что здѣсь былъ монастырскій дворъ, гдѣ хранились различные припасы. Плавая путешественники приблизились къ острову Шужмуй, отстоявшемъ отъ Соловецкаго острова на шестьдесятъ версть; въ это время одинъ изъ путниковъ, Савватій, увидѣлъ на томъ островѣ два огненныхъ столпа, не особенно великихъ. Подплывши къ острову путешественники увидѣли небольшую хижину и въ ней двухъ человѣкъ нагихъ и голодныхъ, сильно болѣвшихъ ногами, бывшихъ едва живыми. Въ началѣ зимы эти два человѣка плыли по морю, но когда поднялась на морѣ буря, ихъ корабль разбило волнами; приставъ къ берегу, они высадились на немъ и зазимовали, такъ какъ не встрѣтили никого, кто бы взялъ ихъ отсюда. Когда же эти несчастные увидѣли иноковъ, то спросили ихъ:

— «Кто вы такіе? Ужъ не соловецкіе-ли старцы прислали васъ къ намъ?»

Савватій же и Ѳерапонтъ спросили ихъ:

— «О какихъ старцахъ соловецкихъ вы говорите?»

Больные отвѣчали имъ:

— «Насъ посѣщали два честныхъ старца, приходившіе сюда; одному изъ нихъ имя Савватій, а другому Зосима. Когда они приходили къ намъ, то страданія наши облегчались; мы не чувствовали ни голода, ни холода. Сегодня они были у насъ передъ вашимъ приходомъ и сказали намъ: «не печальтесь, скоро мы прищлемъ за вами».

Услышавъ это, иноки тѣ удивились и, подкрѣпивъ пищею больныхъ, перенесли ихъ на свой корабль, а потомъ отвезли ихъ въ обитель.

Преподобные Зосима и Савватій исцѣлили одну женщину, одержимую бѣсомъ, по имени Марію, имѣвшую мужа Онисима. Точно также преподобные воскресили другую женщину, дочь Іереміи, бывшаго слуги Зосимы, которая по внушенію бѣсовъ, зарѣзала сама себя. Даже раны ея совершенно исцѣлились, ибо преподобные явились во снѣ ей, послѣ того какъ воскресили ее, дали ей въ руки сосудъ съ нѣкоей мазью и сказали:

— «Помажь свои раны, ибо ради слезъ отца и матери твоей мы пришли исцѣлить тебя».

Дѣвица та, исполнивъ приказаніе святыхъ (что было во снѣ), черезъ три дня, совершенно выздоровѣла.

Нѣкто Василій, бывшій ранѣе разбойникомъ, покаявшись, пришелъ въ Соловецкій монастырь и принялъ здѣсь чинъ иноческій. Но, спустя нѣкоторое время, искушаемый діаволомъ, онъ замыслилъ убѣжать изъ монастыря. Приготовивъ лодку, онъ тайно положилъ въ нее нѣкоторыя изъ вещей монастырскихъ, — книги, одежды и сосуды, — и намѣревался ночью бѣжать изъ монастыря. Затѣмъ онъ присталъ къ острову Анзерскому, находившемуся въ пятнадцати верстахъ отъ монастыря; здѣсь на него напалъ непреодолимый сонъ; привязавъ лодку къ берегу, инокъ тотъ легъ на землю и уснулъ. Въ сонномъ видѣніи ему явились оба преподобныхъ; одинъ изъ нихъ Зосима, посмотрѣвъ на него съ гнѣвомъ, сказалъ ему:

— «Окаянный! Ты меня обкрадываешь! Я создаю, а ты раззоряешь!»

Василій же въ видѣніи томъ просилъ у преподобнаго прощенія, на что преподобный отвѣтилъ ему:

— «Прощеніе получишь, но пребудешь на этомъ мѣстѣ три дня».

Проснувшись, Василій никого не увидѣлъ, не нашелъ также и лодки, привязанной у берега; затѣмъ, сѣвъ на землю, горько заплакалъ, не намѣреваясь уходить отсюда до истеченія трехъ дней.

Между тѣмъ нѣкоторые купцы, плывшіе мимо того острова, взяли инока оттуда и привезли его въ монастырь, гдѣ сей послѣдній, раскаявшись, оплакалъ предъ братіею свой грѣхъ и разсказалъ о явленіи ему преподобныхъ.

Около этого времени монастырскіе рыболовы ловили рыбу на рѣкѣ Умбѣ, въ разстояніи верстъ пятисотъ отъ острова. Начальникомъ ихъ былъ старецъ Фотій. Явившись ему во снѣ, преподобные сказали:

— «Вотъ мы привезли къ вамъ лодку для рыбной ловли, потому что намъ извѣстно, что вамъ нужна еще лодка для рыбной ловли; только смотрите, ничего не потеряйте изъ того, что въ ней находится, но все въ цѣлости доставьте въ монастырь».

Проснувшись, Фотій передалъ другимъ рыболовамъ о своемъ видѣніи. Отправившись къ берегу, рыболовы дѣйствительно увидѣли здѣсь лодку и въ ней много вещей, принадлежавінихъ монастырю. Эти вещи рыболовы впослѣдствіи привезли въ монастырь и разсказали здѣсь о явленіи преподобныхъ.

Нѣкто, по имени Ѳеодоръ, жившій на берегу моря около рѣки Сумы, передалъ слѣдующее:

— «Случилось мнѣ, — сказалъ онъ, — плыть по морю съ товаромъ. Внезапно поднялась сильная буря; опустивъ якорь и ставъ на мѣстѣ, сильно смущенные, мы обратились съ молитвою къ Богу, призывая въ то же время на помощь и преподобныхъ Зосиму и Савватія. Я же, войдя внутрь корабля, задремалъ, и вдругъ увидѣлъ двухъ старцевъ, благовидныхъ лицемъ, стоявшихъ на кораблѣ и говорившихъ рулевому: — «поверни корабль къ вѣтру носомъ». Тотчасъ проснувшись, я подошелъ къ людямъ, выливавшимъ воду изъ корабля. Одинъ изъ нихъ, сильно уставши, задремалъ, а проснувшись, сказалъ мнѣ: «я видѣлъ сейчасъ двухъ старцевъ въ кораблѣ, бесѣдовавшихъ другъ съ другомъ, причемъ одинъ изъ нихъ сказалъ другому: «постереги, братъ, корабль этотъ, а я спѣшу въ Соловки къ обѣднѣ». Мы же, услышавъ это, удивились и возрадовались весьма, такъ какъ теперь начали надѣяться на спасеніе отъ погибели. И дѣйствительно, вскорѣ буря прекратилась, наступила тишина и мы отправились въ путь, славя и благодаря Бога и Его святыхъ угодниковъ».

Старецъ Филимонъ передалъ слѣдующее:

— «Когда я жилъ въ пустынѣ въ отшельничествѣ, на меня иногда нападало, по дѣйству діавола, сильное уныніе; причина же этого унынія слѣдующая: одинъ изъ братіи положилъ у меня на сохраненіе свои деньги, двѣнадцать монетъ; спустя нѣкоторое время, деньги тѣ, неизвѣстно какъ, пропали. Братъ тотъ, узнавъ объ этомъ, весьма опечалился; опечалился и я и былъ скорбенъ нѣсколько дней. Однажды послѣ того какъ я окончилъ правило свое и, сѣвъ, задремалъ немного, въ мою келлію вошли два старца. Я сказалъ имъ: «почему вы вошли сюда безъ молитвы?» Они же отвѣтили мнѣ: — «нѣтъ, мы совершили молитву; можетъ быть ты не слыхалъ ея». Тогда я сказалъ имь: — «сядьте, государи мои». Затѣмъ сказалъ: — «кто вы такіе; не нашего-ли монастыря старцы? я не знаю васъ». Одинъ изъ нихъ сказалъ мнѣ: — «я называюсь Зосимой, а вотъ сей — Савватіемъ. Не скорби, братъ о пропавшей у тебя вещи, потому что она найдется». Эти преподобные говорили мнѣ и многое другое, утѣшая меня, и потомъ стали невидимы. Я же, проснувшись, уже никого не увидѣлъ, но скорбь моя прошла и я ощутилъ на сердцѣ у себя радость. Деньги же пропавшія нашлись на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ онѣ были положены. Утѣшился и я и братъ мой и мы вмѣстѣ воздали хвалу и благодареніе Богу и преподобнымъ отцамъ Зосимѣ и Савватію».

Много и другихъ чудесъ совершено было сими преподобными отцами, начальниками обители Соловецкой; здѣсь же упомянутыя да послужатъ къ нашей душевной пользѣ и къ прославленію угодниковъ Божіихъ, а также къ прославленію Господа нашего Іисуса Христа, съ Отцемъ и Святымъ Духомъ прославляемаго вѣчно. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Въ первый разъ на островъ Соловецкій преподобный Зосима прибылъ въ 1429 г. Преподобный Зосима вмѣстѣ съ Германомъ высадились близъ горы Сѣкирной, въ 10-ти верстахъ отъ мѣста нынѣшней обители, гдѣ и водрузили деревянный крестъ.
[2] Это было въ 1436 году.
[3] Св. Іона былъ архіепископомъ новгородскимъ съ 1459 г. по 1470 г. Память его празднуется св. Церковію 5 ноября.
[4] Память его — 4-го февраля.
[5] Честныя мощи преподобнаго Савватія были перенесены въ 1465 году.
[6] О дарованіи ему духа пророческаго въ сугубой степени сравнительно съ духомъ Иліи. См. 4 кн. Царствъ, гл. 2, ст. 9-13.
[7] Іоаннъ Васильевичъ IV-ый Грозный княжилъ съ 1533 г. по 1584 г.
[8] Кончина преподобнаго Зосимы послѣдовала въ 1478 г. Въ 1566 г., 8 августа, мощи его были торжественно перенесены въ придѣлъ соборнаго храма во имя Зосимы и Савватія, гдѣ покоятся и донынѣ въ серебряной ракѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга восьмая: Мѣсяцъ Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 257-277.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0