Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 17 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 24.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Святитель Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей — 21 сентября 1752 г. Прославленіе — 22 апрѣля 1757 г. Перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ свт. Димитрія, митр. Ростовскаго

Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

Мѣсяцъ Апрѣль.
День шестнадцатый.

Страданіе святыхъ мученицъ Агапіи, Хіоніи и Ирины.

Когда императоръ Діоклитіанъ [1] находился въ итальянскомъ городѣ Аквилеѣ [2], ему было возвѣщено изъ Рима, что всѣ римскія темницы переполнены христіанами, которые хотя и предаются многоразличнымъ мученіямъ, однако не отрекаются отъ своего Христа. Они всѣ имѣютъ учителемъ Хрисогона и слушаютъ его, твердо держась его ученія. Въ отвѣтъ на это извѣстіе Діоклитіанъ повелѣлъ предать смерти всѣхъ христіанъ, кромѣ одного Хрисогона, котораго велѣлъ привести къ себѣ на мученіе.

Когда святаго исповѣдника Христова Хрисогона вели связаннаго изъ Рима въ Аквилею къ императору Діоклитіану, святая Анастасія Узорѣшительница [3] слѣдовала за нимъ, какъ за своимъ учителемъ, издали.

По прибытіи къ Діоклитіану мученикъ Христовъ былъ преданъ жестокимъ мукамъ, какъ не повинующійся нечестивому царскому повелѣнію; потомъ онъ былъ осужденъ на смерть и обезглавленъ [4] внѣ города въ отдаленномъ пустынномъ мѣстѣ. Честное тѣло его лежало на морскомъ берегу, брошенное на съѣденіе звѣрямъ и птицамъ.

Недалеко отъ того мѣста имѣлъ пребываніе одинъ священникъ, по имени Зоилъ, благочестивый старецъ. Близъ него жили три дѣвы, сестры по тѣлу и по духу, Агапія, Хіонія и Ирина. Сей свяшенникъ, узнавъ, по откровенію Божію, о мѣстонахожденіи тѣла святаго мученика Хрисогона, взялъ его вмѣстѣ съ главою и, вложивъ въ деревянный гробъ, скрылъ въ своемъ домѣ. На тридцатый день послѣ сего ему явился въ видѣніи святый Хрисогонъ и сказалъ:

— «Знай, что до истеченія девяти дней, живущія недалеко отъ тебя, три дѣвы Христовы будутъ взяты на мученіе. Поэтому скажи рабѣ Господней Анастасіи, чтобы она позаботилась о нихъ, возбуждая ихъ къ мужественному перенесенію подвига, пока онѣ не будутъ увѣнчаны страдальческимъ вѣнцемъ. Будь и ты въ доброй надеждѣ, что получишь сладкіе плоды твоихъ подвиговъ, ибо вскорѣ освободишься отъ земныхъ узъ, съ радостью отойдешь къ Христу и упокоишься вмѣстѣ со святыми».

Такое же откровеніе было и святой Анастасіи. Подвигнутая Божественнымъ Духомъ, она пришла къ дому пресвитера, котораго раньше совершенно не знала и спросила его:

— «Гдѣ тѣ дѣвы, о мученической кончинѣ коихъ было открыто тебѣ въ видѣніи?»

Узнавши, гдѣ находится ихъ жилище, она пришла къ нимъ, съ любовію привѣтствовала ихъ и пробыла у нихъ одну ночь, ведя съ ними душеспасительную и исполненную божественной любви бесѣду, въ которой возбуждала ихъ мужественно, до крови, постоять за Жениха своего — Христа. Увидавъ въ дому священника мощи святаго мученика Христова Хрисогона, своего любимаго учителя, Анастасія долгое время плакала надъ ними, обливая ихъ слезами и поручая себя молитвамъ сего святаго. Послѣ сего она снова вернулась въ городъ Аквилею, и тамъ продолжала совершать обычное свое служеніе узникамъ Христовымъ, заключеннымъ въ темницахъ, помогая имъ отъ своего имущества.

Дѣйствительно все такъ и произошло, какъ сказалъ въ видѣніи святый Хрисогонъ священнику Зинону: спустя десять дней сей святый пресвитеръ преставился ко Господу, а три святыя дѣвы Агапія, Хіонія и Ирина были схвачены нечестивыми и отведены къ императору Діоклитіану на мученія.

Увидавъ ихъ, императоръ, спросилъ:

— «Какое безуміе научило васъ послѣдовать жалкому и скверному заблужденію, унижая справедливый законъ нашъ и презирая, какъ нѣчто нечистое, нашихъ боговъ? Но такъ какъ я вижу, что вы знатнаго рода, молоды и прекрасны, то, сожалѣя васъ, совѣтую вамъ пощадить себя. Отрекитесь отъ вашего Христа и принесите жертву богамъ, и я дамъ вамъ изъ своей свиты трехъ юношей знатнаго рода, вполнѣ достойныхъ вашей красоты, чтобы вы имѣли славныхъ мужей, ради которыхъ и сами будете въ почести».

На сіи царскія прельщенія отвѣтила старшая сестра, святая Агапія:

— «Царь, тебѣ надлежитъ заботиться о народныхъ дѣлахъ, о иноплеменникахъ, о войскахъ, а ты говоришь многое несправедливое, унижая Живаго Бога, помощь Коего тебѣ весьма необходима и благость Коего долготерпитъ о тебѣ; ты же Его хулишь».

Тогда Діоклитіанъ сказалъ:

— «Сія дѣвица безумна; приведите ко мнѣ другую».

Послѣ того къ нему привели ея сестру, святую Хіонію, которая сказала царю слѣдующее:

— «Моя сестра, царь, не безумна. Наоборотъ, разсуждая здраво, она показала неправоту твоего увѣщанія — поклониться идоламъ».

Царь же, не желая далѣе слушать и эту сестру, повелѣлъ подвести къ себѣ поближе третью сестру, святую Ирину, и сказалъ ей:

— «Такъ какъ твои сестры обезумѣли, то ты, юнѣйшая изъ нихъ, преклони свою голову предъ богами, дабы и сестры твои, смотря на тебя, сдѣлали то же самое».

Но и святая Ирина съ твердостію отвѣчала:

— «Пусть преклоняютъ свои головы предъ идолами всѣ обезумѣвшіе въ своемъ нечестіи противники Истиннаго Бога. Что можетъ быть суетнѣе и безумнѣе сего, какъ покланяться произведенію художника, сдѣланному имъ за извѣстную плату? Ибо сначала ты совѣтуешься съ художникомъ, за какую цѣну и какого сдѣлать идола, стоящаго ли или сѣдящаго, лежащаго или скачущаго, смѣющагося или плачущаго и изъ какого сдѣлать матеріала — изъ дерева ли, или изъ камня, или изъ мѣди, или изъ иного какого матеріала. И если онъ сдѣлаетъ плохо, ты нарушаешь условіе, а если хорошо, то отдаешь ему обѣщанную плату. А потомъ сему купленному и сдѣланному ты покланяешься, называя своимъ богомъ истукана, котораго скорѣе подобаетъ называть купленнымъ рабомъ, нежели богомъ».

Въ отвѣтъ на такія рѣчи святыхъ дѣвъ Діоклитіанъ сказалъ:

— «На таковыя слова надлежигъ отвѣчать мученіями», — и повелѣлъ бросить святыхъ дѣвъ въ темницу. Между тѣмъ святая Анастасія (по своему обыкновенію обходившая заключенныхъ въ темницахъ) пришла и къ симъ святымъ дѣвамъ и утѣшала ихъ упованіемъ на помощь Божію и надеждою славной побѣды и торжества надъ врагами.

По прошествіи нѣкотораго времени царю было надобно отправиться въ Македонію [5] для устроенія нѣкоторыхъ народныхъ нуждъ. За нимъ туда были отведены всѣ христіане, находившіеся въ заключеніи въ Аквилеѣ, вмѣстѣ съ коими были и три святыя дѣвы — Агапія, Хіонія и Ирина; святая Анастасія также послѣдовала за ними. Когда прибыли въ Македонію, царь приказалъ игемону [6] Дулкицію подвергнуть пыткамъ христіанъ, дабы принудить ихъ къ принесенію идольскихъ жертвъ; непокорныхъ же приказалъ послѣ различныхъ мученій предавать смерти. Такъ какъ невозможно описать страданія множества святыхъ мучениковъ, въ то время тамъ преданныхъ различнымъ мукамъ, то мы скажемъ только о страдальческихъ подвигахъ вышеназванныхъ трехъ святыхъ дѣвъ.

Когда сіи невѣсты Христовы были приведены на мученія предъ игемона Дулкиція, тотчасъ онъ, увидавъ ихъ необыкновенную красоту, воспылалъ къ нимъ нечистымъ желаніемъ. Онъ повелѣлъ заключить ихъ подъ стражу и велѣлъ передать имъ черезъ стражника, что онѣ получатъ свободу и многіе дары, если согласятся исполнить нечестивое желаніе князя. Но святыя дѣвы лучше желали тысячу разъ умереть, нежели хотя одинъ разъ быть опороченными, такъ что ни ласками, ни угрозами, ни подарками, ни мученіями игемонъ не могъ склонить ихъ согласиться исполнить свое нечестивое желаніе. Не будучи въ состояніи преодолѣть сжигавшій его пламень похоти, игемонъ задумалъ придти ночью къ нимъ въ комнату, въ которой онѣ содержались, чтобы опорочить ихъ.

При наступленіи ночи святыя дѣвы стали на молитву, воспѣвая Богу всенощное славословіе и псалмы. Игемонъ, желая войти къ нимъ, лишь только коснулся порога ихъ комнаты, тотчасъ обезумѣлъ и не могъ идти дальше. Вблизи того помѣщенія, въ которомъ находились три сестры, была поварня, гдѣ стояло множество сосудовъ, — горшковъ, котловъ и сковородъ, черныхъ отъ сажи. Не будучи въ состояніи войти въ комнату, въ которой находились святыя дѣвы, игемонъ, обольщенный бѣсами, вошелъ въ поварню, при чемъ выпачкался здѣсь въ сажѣ, загрязнивъ ею свое лице, руки и всю одежду, и въ такомъ видѣ вышелъ къ ждавшимъ его слугамъ, стоявшимъ около той комнаты съ зажженными свѣтильниками въ рукахъ. Слуги, увидавъ игемона всего чернаго, страшнаго, какъ эѳіопа, сильно испугались и, бросивши свѣтильники, убѣжали оттуда. Игемонъ же, недоумѣвая, отчего побѣжали слуги при видѣ его, подумалъ, что они смѣются и издѣваются надъ нимъ и пришелъ въ сильный гнѣвъ. Въ это время стало уже разсвѣтать, и гдѣ бы ни проходилъ князь, всюду всѣ разбѣгались при видѣ его — и слуги, и стражи, и воины, спасаясь отъ него какъ бы отъ какого страшилища. Тогда игемонъ отправился, во дворецъ царскій, намѣреваясь пожаловаться царю на воиновъ, бывшихъ подъ его начальствомъ, за то, что они не слушались его и даже насмѣхались надъ нимъ. Но лишь только онъ подошелъ къ царскому жилищу, какъ услышалъ громкій и продолжительный смѣхъ, доносившійся до него оттуда, причемъ, нѣкоторые изъ бывшихъ тамъ предались бѣгству, испугавшись его, другіе же стали бить его, отгоняя отъ дверей царскаго жилища, такъ какъ никто не могъ подумать что это игемонъ Дулкицій, но всѣ думали, что это былъ какой-нибудь юродивый. Однако игемонъ все еще не могъ понять того, что онъ весь въ сажѣ, такъ какъ глаза его, по дѣйству діавола, омрачились. Ему казалось, что онъ былъ бѣлъ лицомъ и одежда и руки его были чисты. Но когда, наконецъ, слуги его догадались, что господинъ ихъ обезумѣлъ, тотчасъ побѣжали за нимъ и отвели его домой, говоря:

— «Посмотри на себя, каковъ ты!»

Когда же онъ вошелъ въ домъ, то жена его и всѣ домашніе, рабы и рабыни стали сильно плакать, думая, что онъ сошелъ съ ума, а прочіе сторонились его и не вступали съ нимъ въ общеніе. Самъ же онъ все еще недоумѣвалъ и удивлялся, почему одни плачутъ о немь, а другіе даже гнушаются имъ. Потомъ нечестивые глаза его открылись и онъ увидалъ себя загрязненнымъ, замѣтивъ въ зеркалѣ, что лицо его было черно, какъ у эѳіопа и понявъ, что былъ посрамленъ бѣсомъ. Тогда онъ сильно разгнѣвался на святыхъ дѣвъ, думая, что онѣ посредствомъ своего волшебства содѣлали съ нимъ все это и придумывалъ, какъ бы имъ отомстить. Вымывъ свое тѣло и перемѣнивъ одежду, онъ сѣлъ на судейскомъ мѣстѣ въ виду всего народа. Затѣмъ игемонъ повелѣлъ, приготовивъ оружіе для мученій, снова привести святыхъ дѣвъ.

Когда же святыя дѣвы были приведены, игемонъ приказалъ обнажить ихъ, дабы увидать ихъ тѣла. Но лишь только начали совлекать съ нихъ одѣянія, — не могли ничего содѣлать, ибо по Божіему изволенію, одежды святыхъ такъ крѣпко пристали къ ихъ тѣламъ, какъ бы кожа къ тѣлу, — и всѣ дивились такому чуду. Слуги, хотя и долгое время старались снять со святыхъ одежду, не могли этого сдѣлать.

Игемонъ же, сидя на судищѣ, внезапно задремалъ и вдругъ уснулъ такимъ крѣпкимъ сномъ, что его никакъ не могли разбудить: его и толкали и громко кричали, около него, но онъ спалъ, какъ мертвый. Тогда взявъ его спящимъ, отнесли его въ его домъ. Но лишь только онъ былъ внесенъ въ домъ, какъ тотчасъ проснулся.

Узнавъ обо всемъ случившемся съ игемономъ Дулкиціемъ, царь сильно разгнѣвался на него, и повелѣлъ отдать на истязаніе святыхъ дѣвъ судьѣ Сисинію. Этотъ судья началъ свой допросъ съ младшей сестры, Ирины. Онъ спросилъ ее:

— «Повинуешься ли ты царскому повелѣнію?»

Святая отвѣчала:

— «Нѣтъ, не повинуюсь, ибо я христіанка, раба Всемогущаго Бога».

Тогда судья приказалъ отвести ее въ темницу. Потомъ, повелѣвъ привести предъ судище Агапію и Хіонію, сказалъ имъ:

— «Младшая сестра ваша прельщена и научена вами презирать божественные законы; посему я рѣшилъ пока отложить мученія ея, дабы она, видя ваши мученія, убоялась и послушалась насъ. Если же вы желаете избавиться отъ мученій, принесите жертву богамъ, какъ приносимъ мы, повинуясь царскому повелѣнію».

Святая Агапія отвѣтила судьѣ:

— «Вѣра наша непоколебима».

Тогда судья сказалъ Хіоніи:

— «А ты что скажешь?»

Хіонія отвѣчала:

— «Вѣра наша останется неизмѣнною».

Тогда судья спросилъ:

— «Есть ли у васъ какія-либо христіанскія книги?»

Святые дѣвы отвѣчали:

— «Есть книги, но они сокрыты въ нашемъ умѣ, откуда ихъ невозможно взять врагамъ Христовымъ».

Судья спросилъ:

— «Кто научилъ васъ добровольно предать себя на такія мученія?»

Святыя дѣвы отвѣчали:

— «Мученія эти временны и приносятъ большую пользу, ибо чрезъ нихъ можно достигнуть вѣчной славы».

Судья строго сказалъ:

— «Исполните царское повелѣніе и принесите жертвы богамъ».

Но святыя дѣвы сказали:

— «Мы приносимъ Богу жертву хвалы, діаволу же никогда не принесемъ жертвы. Не думай отвратить насъ отъ Бога Господа нашего Іисуса Христа, но исполняй приказанное тебѣ твоимъ царемъ земнымъ, какъ и мы исполняемъ повелѣнія нашего Царя Небеснаго».

Тогда, разгнѣвавшись, судья Сисиній далъ такое приказаніе относительно святыхъ:

— «Повелѣваю Агапію и Хіонію, не согласившихся послѣ судебнаго увѣщанія исполнить царское повелѣніе, сжечь живыми».

Услыхавъ такой приговоръ, святыя дѣвы исполнились радости и громко воскликнули:

— «Благодаримъ Тебя, Господи Іисусе Христе, что сподобилъ насъ быть исповѣдницами Твоего Пресвятаго Имени. Въ руки Твои, Владыко, пріими наши души!»

Брошенныя въ огонь, святыя дѣвы молились тамъ и съ молитвой предали души свои въ руки Господа своего [7]. Между тѣмъ сильное пламя нисколько не повредило не только тѣламъ святыхъ дѣвъ, но не коснулось даже и ихъ одеждъ, такъ что никакого слѣда отъ огня ни осталось на нихъ. Произошло сіе въ знаменіе язычникамъ, что святыя дѣвы не отъ огня умерли, но своими молитвами испросили себѣ отъ Бога блаженную кончину. Честныя тѣла ихъ, не поврежденныя огнемъ, слуги святой Анастасіи Узорѣшительницы ночью взяли и принесли къ своей госпожѣ. Святая же Анастасія, помазавши святыя тѣла ихъ ароматами, съ честью положила въ новомъ гробѣ, радуясь духомъ и моля Господа, да сподобитъ Онъ и ее быть участницею въ блаженствѣ тѣхъ святыхъ дѣвъ.

На другой день судья Сисиній снова сѣлъ на судищѣ и приказалъ привести святую Ирину. Когда она была приведена, онъ сказалъ ей:

— «Принеси жертву богамъ, чтобы и тебѣ не погибнуть въ огнѣ такъ же, какъ погибли твои сестры».

Но святая мужественно отвѣчала:

— «Не принесу жертвы, ибо весьма желаю быть участницею въ блаженствѣ моихъ сестеръ, да не буду вдали отъ нихъ, когда онѣ предстанутъ предъ лице Божіе».

— «Послушайся нашего увѣщанія, — сказалъ судья, — въ противномъ случаѣ ты будешь подвергнута еще болѣе жестокимъ мукамъ, чѣмъ твои сестры».

— «Я готова на всевозможныя мученія, — отвѣчала святая, — ибо желаю умереть за истину и чрезъ смерть получить жизнь вѣчную; я желаю, пройдя сквозь огонь, достигнуть утѣхи».

Тогда судья сказалъ ей:

— «Я прикажу отвести тебя, нагую, въ блудилище, дабы ты была тамъ предана поруганію, пока не умрешь».

Святая отвѣчала:

— «Тѣло мое такъ же будетъ страдать отъ блудника, какъ отъ кусающагося пса, или отъ волка, или отъ медвѣдя или отъ жала зміи. И для меня гораздо лучше, если будетъ страдать мое оскверненное тѣло, нежели я оскверню идолопоклонствомъ свою душу, ибо грѣхъ, содѣлываемый поневолѣ, когда душа не соизволяетъ на это, не поставляется въ вину предъ Богомъ. Развѣ осквернились святые, раньше пострадавшіе за исповѣданіе имени Іисуса Христа, коимъ насильно мучители вливали въ уста кровь идоложертвенную?»

— «Неужели не осквернились вкусившіе отъ нашихъ жертвъ?» — спросилъ судья.

— «Не только не осквернились, — отвѣчала святая, — но были увѣнчаны отъ Бога за это, такъ какъ имъ, имѣющимъ связанныя руки, насильно открывали уста и насильно же вливали въ нихъ идоложертвенную кровь. Грѣхъ, совершенный добровольно, заслуживаетъ наказанія, а совершенный противъ воли, не вмѣняется. Также и мнѣ, отдавшей свое тѣло Христу моему, если сдѣлаете что-либо насиліемъ, — надѣюсь, что не буду посрамлена предъ моимъ безсмертнымъ Женихомъ, но получу онъ Него награду, такъ какъ ради Него я терплю отъ васъ насиліе. Я не обращу вниманія на то, что вы захотите сдѣлать съ моимъ тѣломъ: предадите-ли вы его оскверненію, или ранамъ, или огню, я готова все претерпѣть ради имени Господа Бога моего. Но Богъ мой имѣетъ власть и силу и не допуститъ вамъ сдѣлать то, что замыслили сдѣлать со мной».

Тогда судья повелѣлъ воинамъ отвести юную дѣву въ блудилище и приказалъ, чтобы тамъ она была отдана на поруганіе до тѣхъ поръ, пока не умретъ. На дорогѣ, когда святую вели воины, ихъ догнали другіе два воина, весьма величественные по виду и свѣтлые лицемъ, и сказали воинамъ, ведущимъ святую:

— «Судья послалъ насъ сказать вамъ, чтобы вы отвели сію дѣву туда, куда мы вамъ покажемъ».

И отвели ихъ за городъ и, возведя на одинъ, весьма высокій, холмъ, сказали воинамъ:

— «Ступайте, скажите судьѣ Сисинію, что вы поставили дѣву на холмѣ, какъ вамъ было повелѣно».

Воины отправились къ судьѣ, а два свѣтлые мужа стали невидимы, ибо это были ангелы Божіи.

Святая же дѣва Ирина стояла на холмѣ, хваля и благодаря Христа Бога, избавившаго ее отъ рукъ блудниковъ.

Когда судьѣ было донесено о случившемся, онъ сильно разгнѣвался на то, что его повелѣніе не было исполнено, и, сѣвши на коня, поѣхалъ къ тому холму.

Подъѣхавъ, судья увидалъ святую дѣву, стоящую на холмѣ, но не могъ взойти на холмъ, ибо ему показалось, что холмъ былъ какъ бы огражденъ высокою стѣною, которую невозможно бьтло переступить. Объѣзжая вокругь холма, онъ пылалъ сильнымъ гнѣвомъ на то, что не могъ приблизиться къ святой дѣвѣ и такъ ѣздилъ онъ отъ утра до вечера, ничего не добившись. Нѣкоторые же изъ бывшихъ при немъ воиновъ, натянувши свои луки, пустили въ святую стрѣлы и ранили ее. Она же воскликнула, обращаясь къ судьѣ:

— «Я смѣюсь надъ тобою, окаянный, что ты какъ бы на какого сильнаго мужа, вышелъ на меня, слабую женщину, съ оружіемъ. Но вотъ я, чистою и неоскверненною вами, отхожу ко Господу моему Іисусу Христу, Который нынѣ сопричислитъ меня къ моимъ сестрамъ».

Сказавши такъ и воздавши благодареніе Богу, святая легла на землю и предала свою душу Господу. Случилось же сіе за день до праздника святыя Пасхи [8].

Когда наступила ночь, святая Анастасія послала своихъ слугъ взять честное тѣло святыя мученицы Ирины съ холма и, помазавши его ароматами, положила его вмѣстѣ съ тѣлами сестеръ ея.

Такъ совершили свой страдальческій подвигъ святыя мученицы три сестры дѣвы — Агапія, Хіонія и Ирина и предстали со славою престолу Пресвятыя Троицы, Отцу и Сыну и Святому Духу, Единому Богу, Ему же слава во вѣки. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Діоклитіанъ — римскій императоръ, царствовалъ съ 284 г. по 306 г.
[2] Аквилея — въ древности большой и знаменитый городъ въ сѣверной Италіи, основанный римлянами за два столѣтія до Р. Хр. Въ исторіи христіанской Церкви городъ Аквилея замѣчателенъ какъ мѣсто нѣсколькихъ помѣстныхъ соборовъ и какъ колыбель особаго сиивола вѣры (такъ называемаго «аквилейскаго»).
[3] Святой Анастасіи присвоено наименованіе «Узорѣшительницы» потому, что она обходила христіанъ, заключенныхъ въ темницахъ (находившихся «въ узахъ») и подавала каждому свою посильиую помощь, какъ напр. лѣчила ихъ раны, выкупала ихъ изъ темницы или утѣшала ихъ въ страданіяхъ. Впослѣдствіи она сама скончалась мученически, бывъ умерщвлена за исповѣданіе имени Христова въ 304 г. Память ея празднуется святою Церковію 22 декабря.
[4] Кончина святаго мученика Хрисогона послѣдовала ок. 304 г. Память его празднуется 22 декабря.
[5] Македонія — страна на Балканскомъ полуостровѣ, примыкающая къ сѣверо-западному углу Эгейскаго моря (Салоникскій заливъ).
[6] Игемонъ — областной правитель.
[7] Кончина святыхъ дѣвъ-мученицъ Агапіи и Хіоніи послѣдовала въ 304 г.
[8] Кончина святой мученицы Ирины послѣдовала въ 304 г.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга восьмая: Мѣсяцъ Апрѣль. — М.: Синодальная Типографія, 1906. — С. 232-242.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0