Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 26 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Д. И. Протопоповъ.
Житія святыхъ, чтимыхъ Православною Россійскою Церковію, а также Греческою Церковію,
южно-славянскихъ, грузинскихъ и мѣстно чтимыхъ въ Россіи.

Мѣсяцъ Августъ.
День двадцать восьмой.

Св. муч. Шушаники.

Посланецъ прибылъ въ Цортагъ и, вошедъ къ царицѣ Шушаникѣ, привѣтствовалъ ее и объявилъ ей о благополучномъ возвращеніи царя Васкена. Царица отвѣчала: «если жива душа его, то да будьте здравы тѣломъ, какъ онъ, такъ и ты, — если же нѣтъ, то я не желала бы ни видѣтъ его, ни слышать о немъ, и пусть тогда привѣтствіе твое возвратится къ тебѣ назадъ». Она уже предчуствовала нѣчто недоброе. Затѣмъ Шушаника убѣдительно просила раба открыть ей всю истину. Когда посолъ сказалъ, что Васкенъ отрекся отъ Христа, царица со слезами бросилась на землю говоря: «достоинъ сожалѣнія несчастный Васкенъ за то, что отрекся отъ истиннаго Бога и соединился съ беззаконными». Потомъ встала и ушла въ Храмъ Божій, взявши съ собою своихъ дѣтей, — поставивъ ихъ предъ алтаремъ, она молилась такъ: «Господи Боже мой, Тобою даны мнѣ дѣти; Ты же и сохрани ихъ во святой вѣрѣ и не лиши ихъ благодати Св. Духа, да не будутъ они исхищены изъ стада добраго Пастыря, Господа нашего Іисуса Христа». Отославши своихъ дѣтей изъ храма во дворецъ, Шушаника вошла въ одинъ небольшой домикъ близъ церкви, гдѣ предалась глубокой скорби.

Въ это время придворный епископъ Васкена Фотій съ духовникомъ царицы священникомъ Іаковомъ были по дѣлу у одного человѣка. Вдругъ кто-то вбѣгаетъ къ нимъ въ комнату съ вѣстію, что ѣдетъ Васкенъ и что царица Шушаника оставила дворецъ. Оставивъ епископа, духовникъ Іаковъ пошелъ въ тотъ домъ, гдѣ была царица. Увидѣвши ее весьма печальною, онъ со слезами сказалъ ей: «тебѣ, царица, предстоитъ великій подвигъ; потому будь мужественна, терпѣлива и великодушна». Шушаника отвѣчала: «я готова на все, я знаю, что меня ожидаютъ великія скорби и мученія». Духовникъ сказалъ: «ужасныя мученія ожидаютъ тебя». — «Но я предпочту смерть отъ руки Васкена сожительству съ нимъ, — отвѣчала царица, — потому что боюсь осквернить мою душу, если буду жить съ боготступникомъ». Въ это время вошелъ къ Шушаникѣ одинъ персіянинъ и съ притворными слезами началъ говорить, что домъ ея мужа исполненъ теперь печали и радость въ немъ замѣнена скорбію. Этотъ персіянинъ былъ подосланъ Васкеномъ съ злымъ намѣреніемъ вынудить у нее какое-либо неосторожное слово, которое бы могло послужить къ ея обвиненію, такъ какъ Васкенъ, узнавъ объ удаленіи своей жены изъ дворца, сильно разгнѣвался и рѣшился погубить ее. Но Шушаника, уразумѣвъ лукавство мужа, не произнесла ни одного слова при персіянинѣ. Изъ этого персіянинъ заключилъ, что царица совершенно отказывается отъ своего мужа и сообщилъ это предположеніе Васкену, утоваривая однако его не поступать съ ней жестоко. На другой день, по прибытіи своемъ въ Цортагъ, Васкенъ потребовалъ къ себѣ священниковъ, ласково ихъ принялъ и сказалъ: «не бойтесь и не презирайте меня». Священники отвѣчали: «ты посрамилъ свою голову и насъ». Онъ продолжалъ: «зачѣмъ жена моя оставила меня? Подите, скажите ей, что она обезчестила меня, оставивъ свой домъ и уйдя въ чужой и засыпала ложе мое пепломъ». Когда передали слова Васкена св. Шушаникѣ, она сказала: «не я его обезчестила, напротивъ онъ посрамилъ домъ своего отца, отецъ его былъ въ общеніи со святыми, а онъ окружилъ себя демонами; отецъ его вѣровалъ въ Бога, а онъ отвергъ истиннаго Бога, и какъ онъ презрѣлъ Бога, такъ и я презираю его и, если онъ станетъ даже мучить меня, я не соглашусь возвратиться къ нему». Взбѣшенный отвѣтомъ царицы, Васкенъ послалъ къ ней своего брата Джоджика съ женою и придворнаго епископа Фотія сказать ей, чтобы она непремѣнно возвратилась во дворецъ, иначе будетъ приведена силою. Но Шушаника на всѣ убѣжденія отвѣчала: «не думайте, что бы я опять когда-нибудь стала его женою; я полагала, что вы обратите его на путь спасенія, что убѣдите его исповѣдывать истиннаго Бога, а между тѣмъ вы ничего не сдѣлали... Джоджикъ, ты уже не деверь мнѣ и я не жена брата твоего; жена твоя не сестра мнѣ: вы причастны нечестію». Джоджикъ сказалъ: «Воскенъ пришлетъ рабовъ и насильно повлекутъ тебя». — «Пусть насильно свяжутъ, — это будетъ знакъ того, что я раба, а не царица», отвѣчала Шушаника. Всѣ присутствующіе рыдали, — заплакалъ и самъ Джоджикъ и сказалъ св. Шушаникѣ: «сестра моя! не срами царскій домъ!» Но царица отвѣчала: «не пойду я къ такому мужу, — если бы это стоило мнѣ даже и жизни!» Наконецъ, уступая просьбамъ и увѣщаніямъ, Шушаника рѣшилась идти во дворецъ. Взявъ св. Евангеліе и мощи св. мучениковъ, которыя она всегда имѣла при себѣ, царица со слезами пошла во дворецъ. Во дворцѣ она однако не захотѣла занять прежняго своего помѣщенія, и удалилась въ особую небольшую комнату.

Спустя два дня, Васкенъ пригласилъ къ себѣ обѣдать брата своего Джоджика съ его женою; когда столъ былъ готовъ, Джоджикъ съ женою отправились за Шушаникой просить ее къ столу. Царица, уже нѣсколько дней не принимавшая никакой пищи, отказалась; ее привели насильно, но за столомъ она ни до чего не коснулась. Жена Джоджика подала царицѣ вина въ чашѣ, Шушаника же, сказавъ ей, что не прилично пить вино женщинамъ съ мужчинами, взяла чашу и бросила. Воскенъ пришелъ въ ярость отъ такого поступка Шушаники; онъ сталъ бранить ее, затѣмъ топтать ногами, таскать за волосы и бить по головѣ кулаками, — какъ бѣшеный онъ кричалъ и ругался и побоями повредилъ Шушаникѣ одинъ глазъ. Джоджикъ, видя неистовство брата, который сорвалъ даже покрывало съ головы царицы — что считалось поступкомъ безчестнымъ — освободилъ Шушанику изъ рукъ разсвирѣпѣвшаго брата. Она упала безъ чувствъ, Васкенъ же не переставалъ ругать ее, называя разорительницею царскаго дома; наконецъ приказалъ связать ее и набить на ея ноги кандалы. Когда бѣшенство Васкена немного поутихло, то, по просьбѣ одного персіянина, онъ велѣлъ снять съ царицы оковы и помѣстить ее въ одну изъ комнатъ дворца, приказавъ строго смотрѣть за нею и никого не допускать къ ней. Утромъ Васкенъ спросилъ приставленнаго къ ней служителя, въ какомъ положеніи находится царица отъ нанесенныхъ ей побоевъ; узнавъ, что раны отъ нанесенныхъ побоевъ неисцѣлимы, онъ вошелъ къ Шушаникѣ и дѣйствительно нашелъ ее въ плачевномъ положенніи; подтвердивъ приказаніе — никого не пускать къ царицѣ, Васкенъ отправился на охоту. Въ это время пришелъ къ Шушаникѣ ея духовникъ священникъ Іаковъ и просилъ служителя позволить войти къ больной; служитель, боясь нарушить приказаніе, сначала было отказалъ священнику, но потомъ, убѣжденный Іаковомъ, впустилъ его къ царицѣ. Священникъ, нашедши Шушанику крайне изможденною, съ лицомъ опухшимъ отъ побоевъ, заплакалъ. Но святая страдалица сказала: «не плачь, отче, это есть начало моего торжества». Священникъ просилъ ее позволить ему смыть кровь съ ея лица и положить пластырь на раны. Но Шушаника отвѣчала: «не проси меня объ этомъ, эта кровь омоетъ грѣхи мои; я съ трудомъ вкусила пищи, присланной мнѣ католикосомъ Самуиломъ и еп. Іоанномъ, такъ какъ у меня повреждены зубы и челюсти». Іаковъ подалъ царицѣ кусокъ хлѣба, омоченный въ винѣ, она приняла это. Предъ уходомъ священника Іакова, она сказала ему: «отче, не послать ли къ вамъ мои украшенія, — они теперь для меня безполезны». Но Іаковъ посовѣтовалъ ей оставить ихъ при себѣ. Вскорѣ послѣ этого Васкенъ потребовалъ къ себѣ Іакова и сказалъ: «я иду войною противъ грековъ и не хочу, чтобы царскія украшенія оставались у Шушаники, такъ какъ она уже не жена мнѣ, — иди и принеси ихъ мнѣ». Шушаника вручила ему всѣ свои драгоцѣнности; Васкенъ, нашедши все въ цѣлости, сказалъ: «пусть украшается ими другая».

Между тѣмъ наступилъ Великій постъ. Шушаника снова оставила дворецъ и поселилась въ томъ же домикѣ близъ церкви, въ которомъ жила прежде, и проводила время въ постѣ и молитвѣ. Васкену совѣтывали не трогать царицу впродолженіи поста, — онъ согласился на это. Но потомъ на страстной недѣлѣ онъ пришелъ въ церковь и обратился къ еп. Фотію съ словами: «отдай мнѣ жену мою, зачѣмъ ты разлучилъ насъ?» Потомъ началъ ужасно ругать и поносить священниковъ; когда же одинъ изъ священниковъ осмѣлился замѣтить ему, что онъ напрасно поноситъ епископа и царицу, то Васкенъ ударилъ его палкою и заставилъ молчать. Затѣмъ, увидѣвъ бывшую въ то время въ церкви св. Шушанику, вытащилъ ее изъ храма и велѣлъ тащить по землѣ до самаго дворца. Дорога была усѣяна колючими растеніями, поэтому вся одежда ея была разодрана, и тѣло ея безчеловѣчно истерзано. Предъ дворцемъ Васкенъ приказалъ дать мученицѣ 300 ударовъ, при чемъ приговаривалъ: «какую пользу получила отъ церкви, отъ христіанъ и отъ всего принадлежащаго имъ?» Страдалица во время побоевъ не стонала, не жаловалась, но, когда перестали бить ее, сказала своему мужу-мучителю: «окаяиный, если ты не жалѣешь меня, то пожалѣй хоть самаго себя и обратись ко Христу, отъ Котораго ты отрекся». Не смотря на множество ранъ на тѣлѣ мученицы и не стерпимыхъ ея мученій, Васкенъ велѣлъ связать ее, наложить на ея шею цѣпь и отвести въ крѣпость, строго наказавъ, чтобы ей не подавали никакой помощи. Св. мученицу повели въ крѣпость босою, съ растрепанными волосами, — никто не смѣлъ покрыть голову ея, потому что самъ Васкенъ слѣдовалъ за нею и не переставалъ осыпать ее ругательствами. Великое множество народа сопровождало Шушанику, — всѣ плакали, рыдали и изъявляли сожалѣніе о св. мученицѣ, которая говорила къ народу: «братья, матери, сестры и дѣти не плачьте, но молитесь о мнѣ, чтобы я не вышла изъ темницы, но умерла въ страданіяхъ за вѣру Христову». Разъяренный Васкенъ бросился на народъ съ угрозами и разогналъ толпу. Когда приблизились къ мѣсту заключенія, Васкенъ сказалъ св. Шушаникѣ: «довольно ты пожила на свободѣ, теперь изъ крѣпости ты не выйдешь уже живою, развѣ тебя вынесутъ оттуда четверо». Въ крѣпости помѣстили страдалицу въ темной и тѣсной комнатѣ. Васкенъ собственною печатью запечаталъ цѣпь, которая была на шеѣ святой. Приставивъ къ темницѣ сторожей, онъ приказалъ морить святую голодомъ и никого не пускать къ ней, за нарушеніе же приказанія угрожалъ стражамъ смертною казнью. Чрезъ двѣ недѣли Васкенъ призвалъ къ себѣ одного изъ стражей и спросилъ его, жива ли еще Шушаника? Стражъ отвѣчалъ, что близка къ смерти, потому что ничего не ѣстъ. Во время этихъ событій братъ Васкена Джоджикъ былъ въ отсутствіи. Возвратясь домой и узнавъ о бѣдственномъ положеніи Шушаники, онъ упросилъ Васкена снять съ нее узы. Получивъ удовлетвореніе своей просьбы, онъ снялъ цѣпь съ шеи, но на снятіе цѣпей съ ногъ святая не согласилась. Въ такомъ положеніи она провела въ крѣпости шесть лѣтъ.

Живя въ крѣпости, св. Шушаника постомъ, бдѣніемъ и молитвами постепенно совершенствовалась въ духовной жизни. Своею святостію она стала извѣстна во всей Грузіи, — къ ней отовсюду прибѣгали за помощію: молитвами ее бездѣтные дѣлались моногочадными, слѣпые прозирали, больные исцѣлялись. Одна персіянка-волшебница была одержима неизлѣчимою болѣзнію. Придя къ св. Шушаникѣ, она просила у святой помощи, мученица предложила ей оставить волшебство и сдѣлаться христіанкою, а, по принятіи св. крещенія, отправиться въ Іерусалимъ на поклоненіе св. гробу Спасителя. Персіянка, исполнивъ наставленіе святой, получила исцѣленіе отъ своей болѣзни. Здѣсъ же въ темиицѣ, св. Шушаника денно и нощно воспѣвая славу Всевышняго, изучила всѣ псалмы. — Къ тѣлесной боли и сердечной скорби присоединилось еще огорченіе: Шушаника получила извѣстіе, что дѣти ея отвращены отъ христіанства. Извѣстіе это сильно огорчило святую; она начала плакать и терзать себя и молилась Богу: «Господи Боже мой, Ты далъ мнѣ дѣтей моихъ, но теперь они не мои, буди воля Твоя святая». Съ тѣхъ поръ, какъ дѣти отреклись отъ Христа, Шушаника гнушалась ими, не хотѣла даже слышать о нихъ. Однажды они пришли къ ней: ихъ прислалъ Васкенъ сказать, чтобы она возвратилась во дворецъ, иначе отдана будетъ на поруганіе. Святая отвѣчала Васкену чрезъ дѣтей: «пусть дѣлаетъ, что хочетъ, — можетъ быть меня ожидаетъ лучшая участь». Васкенъ посылалъ къ ней и еще разъ своего воспитанника, чтобы онъ убѣдилъ ее возвратиться во дворецъ. Выслушавъ этого новаго посланника Шушаника сказала: «иди и объяви тому безбожнику, что онъ лишилъ уже меня жизни; вѣдь онъ самъ же сказалъ, что я не выйду живая изъ крѣпости. Если онъ можетъ воскрешать мертвыхъ, то пусть прежде воскреситъ свою мать, которая похоронена въ Урдѣ, если онъ этого не сдѣлаетъ, то не можетъ и меня отсюда вывести, развѣ только употребитъ насиліе».

Подъ конецъ шестилѣтняго заключенія въ крѣпости св. Шушаника сдѣлалась очень больна и слаба, она постепенно таяла, какъ воскъ. Впродолженіи шести лѣтъ она каждый Великій постъ ни днемъ, ни ночью, не садилась, не спала и не принимала пищи кромѣ воскресныхъ дней, въ которые пріобщалась св. Таинъ. Питьемъ ей служилъ травный сокъ и то въ маломъ количествѣ. Когда же она отдыхала, то клала старую изношенную постель, а подъ голову камень. Въ крѣпости, гдѣ содержалась св. Шушаника, лѣтомъ была страшная жара, особенно когда дули удушливые вѣтры; вода была чрезвычайно вредна для питья, отъ чего жители той мѣстности были всегда пухлые, блѣдные и недолговѣчные; старости здѣсь никто не достигалъ. Въ такомъ положеніи и при такихъ условіяхъ провела св. Шушаника въ крѣпости шесть лѣтъ; съ наступленіемъ седьмаго года на ея тѣлѣ открылись раны отъ постоянной молитвы и стоянія, ноги ея опухли и мѣстами текъ гной: съ теченіемъ времени раны умножились и въ нихъ завелись черви. Священникъ Іаковъ — духовникъ Шушаники, видя ея несчастное и ужасное положеніе, скорбѣлъ и плакалъ. Замѣтивъ это, Шушаника сказала ему съ упрекомъ: «отче! что тревожишься? Пусть лучше пожираютъ меня здѣсь смертные черви, нежели тамъ червь не умирающій». Іаковъ возразилъ: «развѣ мало того, что ты носишь власяницу, какъ кающаяся? что тебя такъ радуютъ эти черви?» Сверхъ власяницы, о которой никто не зналъ, кромѣ священника Іакова, св. Шушаника носила антіохійскую монастырскую мантію. Джоджикъ, услышавъ о слабости Шушаники и о приближеніи ея къ смерти, пришелъ къ ней со всѣмъ своимъ семействомъ. Войдя въ комнату, онъ сперва поклонился честному кресту св. Нины, который имѣла при себѣ страдалица, потомъ привѣтствовалъ ее ласковыми словами. Она отвѣчала: «теперь я съ радостію, если Богу будетъ угодно, могу идти по неизбѣжному для всѣхъ пути».

Джоджикъ со слезами раскаянія просилъ Шушанику простить его и его семейство во всемъ, чѣмъ они обидѣли ее или оскорбили. «Богъ проститъ тебѣ прегрѣшенія твои и умножитъ дни твоей жизни», — сказала ему св. Шушаника. Она благословила Джоджика и все его семейство и дала имъ наставленіе. Джоджикъ ушелъ отъ святой. По уходѣ его, пришелъ католикосъ Самуилъ и епископъ Іоаннъ — ея родственники; они всегда сострадали ея несчастному положенію, утѣшали ее въ скорбяхъ и укрѣпляли въ вѣрѣ; теперь же пришли напутствовать ее къ тихому пристанищу. Навѣстили ее и многіе изъ простаго народа и многія именитыя лица. Всѣ просили ее быть ходатайницею о нихъ предъ Богомъ, всѣ умоляли страдалицу дозволить снять съ ея ногъ цѣпи и взять ихъ себѣ на память. Святая мученица отвѣчала имъ, что она не считаетъ себя достойной этой почести, — но наконецъ согласилась, и одинъ изъ священниковъ исполнилъ желаніе просящихъ. Такъ народъ простился съ святой мученицею-царицею, между тѣмъ приспѣлъ и желанный св. Шушаникой часъ. Она пригласила къ себѣ своего епископа Фотія, пріобщившись св. Таинъ, благодарила его, какъ отца и покровителя, просила молиться за нее и заповѣдала похоронить себя въ церкви, потомъ сказала: «Благословенъ Господь Богъ нашъ, что успокоиваюсь въ Немъ», — и съ миромъ уснула на вѣки. Еп. Іоаннъ тотчасъ же омылъ ея тѣло, обвилъ ихъ саваномъ и съ помощію другихъ съ пѣніемъ и возженными свѣчами перенесъ тѣло мученицы изъ темницы въ назначенную святою церковь, гдѣ св. тѣло и было съ честію предано землѣ. Кончина св. благовѣрной царицы Шушаники послѣдовала около 466 года.

Царь Иверскій благочестивый Вахтангъ Гургусланъ, начавши войну съ Васкеномъ, побѣдилъ его, взялъ въ плѣнъ и повѣсилъ. Тѣло же св. мученицы съ великимъ торжествомъ перевезъ въ Цартагъ и предалъ землѣ въ храмѣ, нарочито выстроенномъ для св. мощей мученицы. По отдѣленіи армянъ отъ единенія съ православною церковію, по переходѣ цартагскаго храма въ руки армянскаго епископа, чрезъ 120 лѣтъ послѣ смерти святой, именно въ 586 году, католикосъ Симеонъ или Киріонъ изъ боязни, чтобы армяне не завладѣли сокровищемъ Иверской церкви, перенесъ мощи мученицы въ г. Тифлисъ и положилъ ихъ въ придѣлѣ Метехской церкви, что нынѣ въ замкѣ Метехскомъ, гдѣ они почиваютъ и донынѣ. (Груз. свв. Сабинипа ч. 1-я.)

Примѣчаніе:
[1] Шушаника или Сосанна; Сосанна на евр., персидск., грузинск., армянск., языкахъ значитъ лилія, а также бѣлая роза.

Источникъ: Д. И. Протопоповъ. Житія святыхъ, чтимыхъ Православною Россійскою Церковію, а также Греческою Церковію, южно-славянскихъ, грузинскихъ и мѣстно чтимыхъ въ Россіи. — Мѣсяцъ Августъ. — Изданіе книгопродавца Д. И. Прѣснова. — М.: Типографія Ф. Іогансонъ, 1885. — С. 440-450.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0