Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - суббота, 25 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Д. И. Протопоповъ.
Житія святыхъ, чтимыхъ Православною Россійскою Церковію, а также Греческою Церковію,
южно-славянскихъ, грузинскихъ и мѣстно чтимыхъ въ Россіи.

Мѣсяцъ Августъ.
День второй.

Св. блаженнаго Василія юродиваго, Московскаго.

Какой же путь указало ему внутреннее призваніе? На что онъ промѣнялъ свое ремесло, брачную и семейную жизнь, какую готовили ему родители? Благочестивая и просвѣтленная душа его, чуждавшая прелестей міра, презиравшая внѣшнія его блага, избрала изъ путей спасенія такой, въ которомъ духовная и святая жизнь скрывается подъ внѣшнимъ неблагоприличіемъ — юродства Христа ради. На этомъ трудномъ и скользскомъ пути ожидали подвижника: униженіе всякаго рода, безславіе, вольная нищета, страданія и тайные соблазны самообольщенія и самодовольствія, которыя могли породить въ немъ духовную гордость. Совершая свой подвигъ не въ пустыняхъ и лѣсахъ, а на площадяхъ и улицахъ многолюднаго города, не подъ скромностію набожности и отчужденія отъ суетъ міра, но подъ видомъ буйства и самоуниженія, онъ искалъ не уваженія и похвалы людской, но предавалъ себя на осужденіе, поруганіе и даже на оскорбленія. Одни люди съ высшими стремленіями не могли ничего видѣть въ немъ, кромѣ внѣшняго юродства и соблазна, другіе же, по преимуществу простой народъ, питали къ Василію какое-то сочувствіе и довѣріе, такъ какъ юродивые, вышедши изъ среды народа, нерѣдко бывали наставниками заблуждавшихся, обличителями нечестивыхъ, утѣшителями и защитниками несчастныхъ и невинно страдавшихъ. Не взирая на лице, смѣло говорили правду, — то прямо, то въ намекахъ, иносказаніяхъ и мановеніяхъ предвѣщали грядущую напасть, какъ наказаніе за грѣхи, или благополучіе, какъ награду за благочестіе и добродѣтель. Невольное уваженіе и страхъ, внушаемый такими подвижниками, отрекшимися отъ міра и самихъ себя, открывали имъ невозбранный доступъ въ боярскія хоромы и въ царскія палаты. Внезапное ихъ появленіе что-нибудь предвѣщало.

Оставивъ въ юности родительскій домъ, Василій не имѣлъ себѣ вѣрнаго пріюта до могилы, жилъ на улицахъ и площадяхъ; ежедневно бывалъ въ церквахъ при богослуженіяхъ, осеннія и зимнія ночи проводилъ на папертяхъ въ неусыпной молитвѣ. Лѣтомъ и зимою ходилъ безъ одежды и обуви, какъ первый человѣкъ въ раю до паденія, отъ чего и прозванъ «нагоходцемъ», денегъ не принималъ и даже не имѣлъ для нихъ кармановъ. На себѣ носилъ онъ тяжелыя вериги, которыхъ часть донынѣ лежитъ на его гробницѣ [2]. Василія заставали часто въ толпѣ нищихъ и калекъ, которые собирались на мосту у Фроловскихъ, нынѣ Спасскихъ, воротъ; онъ бѣгалъ людей, но народъ любилъ и искалъ его, чтобы слушать его наставленія, замѣчать въ его словахъ, поступкахъ и мановеніяхъ особыя для себя знаменованія. 1812 года еще между зданіями Воспитательнаго дома, въ южной его части была пещерка, устроенная Василіемъ, куда онъ иногда уединялся, и тамъ, какъ гласитъ преданіе, блаженный имѣлъ борьбу съ бѣсами, которыхъ побѣдилъ оружіемъ молитвы. Въ память пребыванія его это мѣсто прежде называлось Васильевскимъ лужкомъ и Васильевскимъ садомъ; долго и нищіе, пристававшіе у Фроловскаго моста и Покровскаго собора, назывались Васильевскими. На этомъ лужкѣ были нѣкогда Васильевскія народныя бани, въ которыхъ Василій блаженный, по преданію, служилъ водоносцемъ, и бражныя тюрьмы для исправленія пьяницъ, которыхъ преслѣдовалъ законъ, дозволявшій свободно веселиться въ кабакахъ, или кружалахъ только о Святкахъ и о Святой недѣлѣ. Блаженный Василій посѣщалъ иногда и корчмы, гдѣ тогда продавали крѣпкій медъ, хлѣбное пиво, гдѣ играли зернью, или костями, — онъ посѣщалъ такія зазорныя мѣста не съ иною цѣлію, какъ для спасенія погибавшихъ отъ пьянства. Однажды онъ встрѣчаетъ тамъ песчастнаго пропойцу, который приставалъ къ цѣловальнику съ докукою, чтобы тотъ далъ ему скорѣе похмѣлиться; цѣловальникъ съ досадою сказалъ ему: «убирайся ты къ сатанѣ!» Взявши въ руки чарку, пропойца перекрестился, а блаженный Василій, какъ-бы юродствуя, громко засмѣялся и рукоплескалъ ему, говоря: «хорошо сдѣлалъ ты, человѣкъ, такъ и всегда дѣлай, чтобы спастись отъ невидимаго врага». Когда стали спрашивать блаженнаго о значеніи и причинѣ смѣха, онъ отвѣчалъ, что радовался, видя выходящимъ изъ чарки бѣса въ то время, когда перекрестился пропойца; услышавъ это, пьяница отрезвился.

Кончилось княженіе Іоанна III-го, освободителя Россіи отъ ига Монгольскаго, настало царствованіе сына его Василія. Въ 1521 году ханъ Махметъ-Гирей угрожалъ московскому князю опустошительнымъ нашествіемъ. Москва трепетала при угрожавшей ей опаспости, великій князь съ своимъ семействомъ покинулъ осажденную татарскими полчищами столицу. Въ это время молился со слезами предъ сѣверными дверьми Успенскаго собора юродивый Василій, окруженный нѣкоторыми благочестивыми молитвенниками. Въ храмѣ слышанъ былъ шумъ, виднѣлся летавшій тамъ пламень, отъ чудотворной иконы раздался голосъ, обличавшій москвитянъ въ беззаконіяхъ; но теплая, слезная молитва юродиваго усиливалась. Вскорѣ умолкъ шумъ, угасъ пламень. Это было предвѣстіемъ спасенія Москвы и Россіи. Такъ молитва праведнаго спасла его земное отечество отъ угрожавшей опаспости.

Сколько ни старался утаить своимъ юродствомъ высоту своей добродѣтели блаженный Василій, сколько ни бѣгалъ отъ мірской славы юродивый нагоходецъ, однако не могъ утаиться отъ нея. Въ царствованіе Іоанна Грознаго блаженный Василій настолько прославился своими подвигами, что сталъ извѣстенъ даже при царскомъ дворѣ. Въ то время первосвятителемъ Русской Церкви былъ митрополитъ Макарій, за свои труды прозванный отъ современниковъ чуднымъ. Въ бесѣдѣ своей съ царемъ онъ сообщилъ ему о Василіи, который измождалъ плоть свою наготою и постомъ, зимнимъ хладомъ и солнечнымъ зноемъ, къ деннымъ молитвамъ прилагалъ ночныя. «Кто не вѣсть сего блаженнаго, земныя славы и красоты міра, аки студа, бѣжавша!!» — отвѣчалъ царь митрополиту. Оба они восхваляли Бога, даровавшаго въ ихъ время столь святаго мужа. Господь прославилъ его предъ царемъ многими знаменіями, чтобы, послѣдуя примѣру царя, всѣ люди воздавали ему достойную честь. Въ 1547 году, наканунѣ страшнаго пожара, испепелившаго Москву, Василій блаженный пришелъ въ Воздвиженскій монастырь на островѣ, что нынѣ Воздвиженка, и сталъ предъ церковію, со слезами долго молился въ безмолвіи. Прохожіе съ удивленіемъ смотрѣли на него и не знали, что подумать, — но всѣ были увѣрены, что Василій безъ причины ничего не дѣлалъ и не говорилъ. Это таинственное моленіе было предвѣстіемъ страшнаго пожара, начавшагося въ церкви Воздвиженія Честнаго Креста. Послѣ этого бѣдствія, пробудившаго въ Іоаннѣ Грозномъ раскаяніе, собесѣдникъ Фроловскихъ нищихъ, безъ сомнѣнія, былъ свидѣтелемъ и торжественнаго сознанія юнаго царя, который съ лобнаго мѣста открылъ народу свою душу и молился о благоденствіи царства. Наслышась о труженической жизни и прозорливости Василія, царь Іоаннъ пригласилъ его однажды въ день своего тезоименитства къ себѣ во дворецъ и велѣлъ поднести ему чарку вина. Юродивый, принявъ ее, выплеснулъ за окно; тоже сдѣлалъ онъ съ другою и третьею чаркой. Царь, думая, что блаженный пренебрегаетъ имъ, гнѣвно спросилъ Василія: «за чѣмъ онъ такъ нечестно поступаетъ съ государевымъ жалованьемъ?» Но Василій смѣло отвѣчалъ ему: «не гнѣвайся, царь, и знай, что, выливъ это питье, я угасилъ пламя, которымъ объятъ былъ весь Новгородъ». Царь, хотя и почиталъ Василія за святаго мужа, однако усумнился въ томъ, что онъ возвѣщалъ о пожарѣ Новгорода и, замѣтивъ день и часъ, послалъ туда гонца. Тогда лишь обнаружилась истина: граждане разсказали посланному, что во время всеобщаго пожара города явился внезапно нагой человѣкъ съ водоносомъ и сталъ заливать пламя, которое потухло. Это былъ тотъ самый день и часъ, когда блаженный вылилъ за окно три чарки царскаго питья. Тогда царь проникся еще бо́льшимъ уваженіемъ къ блаженному Василію. — Во время строенія дворца на Воробьевыхъ горахъ, въ красномъ селѣ Воробьевѣ, Іоаннъ стоялъ у обѣдни въ церкви, гдѣ случился и Василій. Послѣ обѣдни вмѣстѣ съ царемъ взошелъ въ его палаты и Василій. Царь сталъ спрашивать его: «гдѣ былъ во время литургіи?» — «Тамъ-же, гдѣ и ты», — отвѣчалъ блаженный; когда-же царь сказалъ, что онъ не видалъ тамъ блаженнаго, — то этотъ послѣдній отвѣчалъ: «а я видѣлъ тебя, и даже тамъ, гдѣ ты истинно былъ въ храмѣ или въ иномъ мѣстѣ». — «Нигдѣ я не былъ, какъ только въ храмѣ», сказалъ царь. Но блаженный обличилъ его тайную мысль: «нѣтъ я видѣлъ тебя мысленно ходящимъ по Воробьевымъ горамъ и строющимъ свой дворецъ; и такъ ты не былъ въ храмѣ Господнемъ, а Василій тамъ былъ, такъ какъ послѣ пѣнія: всякое нынѣ житейское отложимъ попеченіе..., со святыми херувимами онъ покланялся Богу, не помышляя ни о чемъ земномъ, — стоять же въ храмѣ и помышлять житейское значитъ не быть въ немъ». Умилился царь и сказалъ: «такъ истинно было со мною», и еще болѣе сталъ бояться блаженнаго, какъ провидца и обличителя тайныхъ его мыслей. — Одинъ богатый купецъ въ Москвѣ, на Покровкѣ, строилъ каменную церковь; нѣсколько разъ выводили ее до сводовъ, и всякій разъ она падала. Опечаленный храмоздатель пришелъ къ Василію блаженному и спрашивалъ его о причинѣ паденія церкви. Юродивый велѣлъ ѣхать ему въ Кіевъ и найти тамъ убогаго Іоанна, который дастъ ему совѣтъ, какъ достроить начатую церковь. Купецъ, послушный приказанію юродиваго, отыскалъ Іоанна въ бѣдной хижинѣ, гдѣ онъ руками плелъ лапти, а ногами качалъ люльку. Купецъ спросилъ его: кого это онъ качаетъ въ люлькѣ? «Родимую матушку и плачу́ ей неоплатный долгъ за свое рожденіе и воспитаніе». Тогда только купецъ понялъ, что, сооружая церковь, онъ согналъ со двора свою мать. Возвратившись въ Москву, купецъ взялъ къ себѣ въ домъ и призрѣлъ свою родительницу, и церковь достроилась.

Въ жизни народной въ московскомъ мірѣ имя Василія блаженнаго увѣковѣчилось многими знаменіями и чудесами. Часто встрѣчали блаженнаго на Ильинской площади, гдѣ нынѣ Лобное мѣсто; въ его время тамъ замужнія женщины и дѣвицы продавали калачи, баранки и хлѣбы. Однажды, когда мимо ихъ проходилъ блаженный, онѣ смѣялись наготѣ Василія, но были наказаны за это слѣпотою. Когда же раскаялись и стали умолять блаженнаго о прощеніи, онъ дуновеніемъ устъ своихъ возвратилъ имъ зрѣніе. Былъ у Василія въ Москвѣ одинъ, любимый имъ и любившій его бояринъ; къ нему въ трескучій морозъ является нагоходецъ. Соболѣзнуя о немъ, бояринъ упросилъ его принять отъ него лисью шубу, крытую краснымъ сукномъ. Василій надѣлъ ее на себя и пошелъ по улицамъ. Воры подмѣтили это, и одинъ изъ нихъ, притворясь мертвымъ, легъ на томъ мѣстѣ, гдѣ надобно было проходить юродивому. Когда юродивый подошелъ, товарищи мнимо-умершаго стали просить у него подаянія на погребеніе. Проникнувъ ихъ лукавство, онъ спросилъ: «давно ли умеръ ихъ товарищъ?» «Не болѣе, какъ съ часъ», отвѣчали они. Снявъ съ себя шубу [3] и покрывъ ею лежавшаго, Василій сказалъ: «буди же ты отнынѣ мертвъ за лукавство твое; ибо писано: лукавіи да потребятся». Едва онъ отошелъ нѣсколько шаговъ, какъ воры стали будить товарища, думая, что онъ уснулъ; но тотъ дѣйствительно былъ уже мертвъ. — Поступки Василія не могли не казаться странными народу, хотя они имѣли особое значеніе. Проходя мимо одного дома, онъ кидалъ въ углы его камнями, а у другаго цѣловалъ ихъ; оказывалось, что въ первомъ домѣ упражнялись въ благочестіи: совершали молебное пѣніе, читали Божественное писаніе и тѣмъ прогоняли отъ себя бѣсовъ, которые, не находя мѣста внутри дома, прицѣплялись къ наружнымъ угламъ его, — ихъ-то и отгонялъ блаженный, бросая камнями. Въ другомъ же домѣ напротивъ проводили время въ пьянствѣ и безчинствахъ, чѣмъ оскорбляли ангеловъ, которые удалялись изъ таковаго дома и сидѣли снаружи на углахъ его, — ихъ-то и цѣловалъ блаженный Василій. Блаженный возвышался до чудныхъ состояній духовныхъ. «Его видѣли ходящимъ по морю, какъ по суху, видѣли люди невѣрные и дивились; придя въ Россію, они говорили: мы видѣли такого человѣка ходящимъ по морю. Свидѣтельство вѣрное: оно дано врачами». Это были персидскіе купцы, спасенные Василіемъ на морѣ во время бури. Они впослѣдствіи, прибывъ въ Москву, встрѣтили блаженнаго и узнали его, — но онъ отъ ихъ благодарности перескочилъ черезъ болото и скрылся въ своей пещеркѣ на Васильевскій лужокъ. Это было у Варварскихъ воротъ, тамъ прежде были Васильевскіе ворота, давно уже закладенные; надъ ними и теперь стоитъ образъ Василія блаженнаго.

Не за долго до кончины своей, Василій впалъ въ тяжкую болѣзнь. Царь, узнавъ объ этомъ, самъ посѣтилъ его съ царицею Анастасіею и дѣтьми — Іоанномъ и Ѳеодоромъ. Блаженный, уже при послѣднемъ воздыханіи, пророчески сказалъ царевичу Ѳеодору: «Все достояніе прародителей твоихъ будетъ твоимъ, ты наслѣдникъ». Вслѣдъ за этимъ онъ скончался. Этотъ святой труженикъ не дожилъ до ужасной эпохи казней и, 72 года юродствовавъ въ московскомъ мірѣ, перешелъ въ блаженную вѣчность, 88 лѣтъ отъ рожденія, 1552 года августа 2 дня. Какъ скоро разнеслась изъ края въ край города вѣсть о преставленіи Василія юродиваго, то народъ толпами сбѣжался на его погребеніе. Самъ царь съ боярами несли его святое тѣло на плечахъ своихъ съ духовенствомъ въ церковь. Всероссійскій митрополитъ Макарій отпѣвалъ усопшаго. Тогда плачущій народъ, по свидѣтельству рукописнаго житія, восклицалъ: «о, преблаженне Василіе, молись о насъ прилежно Христу Богу нашему, буди граду нашему Москвѣ и всѣмъ градомъ и всѣмъ забрало и щитъ и крестоносному царю нашему и его благочестивой царицѣ и царевичамъ похвала, утвержденіе и радости податель!»

По присоединеніи царства Казанскаго къ Московскому царь Іоаннъ Васильевичъ воздвигъ близъ могилы Василія блаженнаго храмъ въ честь Покрова Богородицы, въ праздникъ которой была взята Казань. Въ 31 годъ послѣ преставленія Василія, уже въ царствованіе Ѳеодора Іоановича, при святѣйшемъ патріархѣ всероссійскомъ Іовѣ, Господь прославилъ святость Своего угодника многими знаменіями: въ самый день памяти его при великомъ стеченіи народа болѣе ста двадцати болящихъ внезапно получили исцѣленіе. Царь и патріархъ воздали хвалу Богу, благоволившему въ ихъ время проявить Своего угодника, и повелѣли ко вновь сооруженному храму Покрова Богоматери пристроить придѣлъ во имя этого блаженнаго, гдѣ донынѣ почиваютъ его святыя мощи. Этотъ храмъ въ народѣ называется Василіемъ блаженнымъ.

По преставленіи Василія блаженнаго надъ его ракою совершились безчисленныя чудеса; не только жители Москвы, приходившіе съ вѣрою къ мѣсту его погребенія, получали исцѣленіе отъ своихъ недуговъ, но и въ отдаленныхъ предѣлахъ царства Русскаго сдѣлалось извѣстнымъ имя блаженнаго. Многіе больные, для которыхъ безсильна была помощь человѣческая, были вразумляемы въ сновидѣніяхъ прибѣгнуть къ молитвамъ блаженнаго Василія и изъ дальнихъ странъ предпринимали трудный путь въ Москву, гдѣ получали по своей вѣрѣ исцѣленіе. — Боярскій сынъ изъ города Вологды, Василій Копятовъ, страдалъ ногами, такъ что не могъ двинуться съ мѣста въ теченіи года. Онъ собрался на костыляхъ идти въ Москву къ гробу Василія блаженнаго, чтобы испросить себѣ исцѣленіе. Довольно пути прошелъ онъ: но наконецъ совсѣмъ обезсилѣлъ. Не зная, что ему дѣлать, онъ мысленно обратился къ Угоднику Божію и воскликнулъ въ глубинѣ сердца: «помоги мнѣ, блаженный», — вслѣдъ за тѣмъ услышалъ отвѣтный голосъ: «если хочешь получить исцѣленіе, иди къ моему гробу». Больной въ ту же минуту почувствовалъ исцѣленіе. Уже не для исцѣленія, а по чувству благодарности продолжалъ онъ путь свой и, пришедъ, со слезами облобызалъ раку блаженнаго. — Псковитянка Евдокія, шесть лѣтъ ничего не видавшая и не владѣвшая правою рукою, рѣшилась идти ко гробу Василія блаженнаго для исцѣленія. Близъ города Ржева, изнемогая отъ болѣзни, она призвала на помощь блаженнаго Василія, и онъ, встрѣтивъ ее на пути, исцѣлилъ своимъ явленіемъ, — и она исполнила обѣтъ свой при гробѣ его. Убогій черноризецъ Герасимъ, жившій въ Спасскихъ вратахъ, ползалъ на колѣнахъ двѣнадцать лѣтъ. Однажды явился ему блаженный Василій и спросилъ: «сколько лѣтъ, старецъ, ползаешь ты на колѣнахъ?» — «Двѣнадцать лѣтъ», отвѣчалъ старецъ, «и все, что имѣлъ, раздалъ врачамъ, но безъ всякой пользы». Блаженный возразилъ ему: «для чего, старецъ, не вѣруешь ты святымъ, отъ которыхъ можно принимать исцѣленіе за-даромъ; вѣруешь ли, что Богъ можетъ исцѣлить тебя?» — «Вѣрую, Господи», сказалъ старецъ, «и твоими молитвами помилуетъ меня Богъ». Явившійся велѣлъ идти ему на гробъ Василія блаженнаго, чтобы тамъ получить исцѣленіе; когда старецъ исполнилъ обѣтъ, въ тоже время получилъ исцѣленіе отъ болѣзни. — Патріаршій поваръ Ѳеодоръ два года страдалъ головною болѣзнію. Онъ пошелъ къ ракѣ Василія и со слезами просилъ себѣ исцѣленія. Въ ту же ночь онъ увидѣлъ себя во снѣ, какъ бы у гроба Василіева — и самого блаженнаго, сидящаго въ ракѣ съ двумя святолѣпными мужами по сторонамъ ея. «Что́ скорбишь о сей болѣзни», сказалъ ему святый, «проси дерзновенно, чтобы за тебя молились всѣ предстоящіе и будешь исцѣленъ». При этихъ словахъ сдѣлался невидимымъ, и въ туже минуту болящій проснулся и почувствовалъ себя исцѣленнымъ... (Прологъ. Русс. свв. Филарета, арх. черн. Жит. свв. Муравьева. Слов. истор. о свв. стр. 51.)

Примѣчанія:
[1] Въ настоящее время это мѣсто занято принадлежащимъ Покровскому монастырю подворьемъ, гдѣ еще и теперь существуетъ сапожное заведеніе.
[2] Судя по древнимъ иконамъ Василія блаженнаго, онъ былъ роста высокаго, тѣломъ тощъ, лице загорѣлое и сухощавое, озаренное улыбкою, борода и волосы на головѣ всклокоченные.
[3] Въ старину шубами покрывали покойниковъ.

Источникъ: Д. И. Протопоповъ. Житія святыхъ, чтимыхъ Православною Россійскою Церковію, а также Греческою Церковію, южно-славянскихъ, грузинскихъ и мѣстно чтимыхъ въ Россіи. — Мѣсяцъ Августъ. — Изданіе книгопродавца Д. И. Прѣснова. — М.: Типографія Ф. Іогансонъ, 1885. — С. 19-31.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0