Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 27 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.

ИЗБРАННЫЯ ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Избранныя житія святыхъ.

Мѣсяцъ Ноябрь.
День двадцать третій.

Святитель Митрофанъ Воронежскій.

Къ стопятидесятилѣтію со дня его преставленія.

О родителяхъ св. Митрофана извѣстно только изъ его завѣщанія, въ коемъ говорится: «Я родился въ міръ сей отъ благочестивыхъ родителей и воспитанъ ими въ непорочномъ благочестіи Восточной Церкви, въ православной вѣрѣ». Исходя изъ того, что синодикъ его начинается лицами, облеченными въ іерейскій санъ, можно предположить, что онъ принадлежалъ къ духовному званію.

Первая половина его жизни протекла въ міру. Былъ онъ тогда священникомъ, носилъ имя Михаила, былъ женатъ, имѣлъ сына. О немъ онъ сердечно заботился и въ дальнѣйшемъ. Служителемъ алтаря былъ онъ въ с. Сидоровскомъ (при рѣчкѣ Молохтѣ, правомъ притокѣ р. Тезы, впадающей въ Клязьму), находившемся въ 17 верстахъ отъ Шуи и 111 верстахъ отъ Владиміра.

Овдовѣвъ на сороковомъ году жизни, о. Михаилъ удалился въ Успенскую Золотниковскую общежительную пустынь, въ 34 верстахъ отъ Суздаля, основанную старцемъ Іоною Головцынымъ въ первой четверти XVII вѣка. Тамъ въ 1663 г. принялъ онъ постригъ съ именемъ Митрофана. Его строгая иноческая жизнь не укрылась отъ взоровъ вѣрующихъ. Братія Успенскаго Яхромскаго монастыря (въ 40 верстахъ отъ Владиміра) обратилась къ духовной власти съ просьбой назначить къ нимъ настоятелемъ іеромонаха Митрофана. Желаніе ея было удовлетворено. Въ іюнѣ 1665 года онъ былъ «благословенъ во игуменскій чинъ» блюстителемъ патріаршей каѳедры (во время удаленія патр. Никона отъ дѣлъ), митр. Сарскимъ и Подонскимъ Павломъ. Св. Митрофанъ всю свою жизнь скорбѣлъ, что, по иноческому послушанію, вынужденъ былъ преступить обѣтъ о безъисходномъ пребываніи въ мѣстѣ своего постриженія.

Десять лѣтъ игуменъ Митрофанъ и внѣшне и духовно устроялъ Яхромскую обитель. Имъ выстроенъ былъ храмъ во имя образа Спаса Нерукотвореннаго, возведенъ нижній этажъ монастырскаго зданія. Воспоминаніемъ вещественнымъ о немъ осталось пріобрѣтенное имъ для обители богато украшенное Евангеліе.

Игуменъ Яхромскій сдѣлался хорошо извѣстнымъ патріарху Іоакиму (Савелову), правившему съ 1674 г. по 1690 г. Послѣдній былъ однимъ изъ крупныхъ первоіерарховъ русской Церкви XVII вѣка. Онъ воодушевленъ былъ желаніемъ поднять въ глазахъ паствы значеніе духовенства. Онъ почиталъ нужнымъ улучшить матеріальное положеніе пастырей, чѣмъ ослабилась бы зависимость ихъ отъ пасомыхъ. Съ другой стороны, патріархъ стремился поднять на большую высоту самыхъ духовныхъ лицъ, строго и твердо борясь съ ихъ недостатками. Патріархъ Іоакимъ отстаивалъ неповрежденность вѣроученія и обрядовъ, боролся съ расколомъ, оберегалъ паству отъ иновѣрныхъ вліяній. Придавалъ онъ большое значеніе дѣлу просвѣщенія. Созданная имъ при Печатномъ дворѣ типографія, переведенная потомъ въ Заиконоспасскій монастырь, послужила ячейкой для будущей Московской Духовной Академіи. Святитель Митрофанъ въ своей архипастырской дѣятельности воспріялъ много отъ патр. Іоакима.

Въ 1675 году Патріархомъ поручено было святителю Митрофану управленіе обширной Троицкою Унженскою обителью. Основана она была около 1440 г. извѣстнымъ подвижникомъ, строителемъ монастырей, преп. Макаріемъ Желтоводскимъ или Унженскимъ († 1444), на рѣкѣ Унжѣ въ Костромскомъ краѣ. Въ началѣ XVII вѣка установилась тѣсная связь съ монастыремъ бояръ Романовыхъ. Въ концѣ смутнаго времени — въ послѣдніе мѣсяцы 1612 или въ началѣ 1613 г.г. — туда пріѣзжалъ будущій царь Михаилъ съ матерью, инокиней Марѳой. Они молились у гробницы преп. Макарія о благополучномъ возвращеніи изъ плѣна митроп. Ростовскаго Филарета, отца Михаилова, мужественно державшаго себя подъ Смоленскомъ, въ составѣ московскаго посольства, во время переговоровъ съ польскимъ королемъ Сигизмундомъ III, и имъ увезеннаго въ Польшу. По освобожденіи митр. Филарета, на основаніи Деулинскаго перемирія (1618) съ поляками, царь Михаилъ Ѳеодоровичъ совершилъ въ 1619 г. паломничество въ Унженскій монастырь съ цѣлью возблагодарить «за нѣкоторыя угодника Божія чудеса и помощь, оказанныя великому государю и родителямъ его во время ихъ печали». Въ 1619 г. состоялось и общее прославленіе преп. Макарія. Съ этого же времени Унженская обитель была «учинена наравнѣ съ Соловецкимъ монастыремъ», а игумены ея получили право ежегодно пріѣзжать къ царю и патріарху съ образомъ преп. Макарія и со св. водою послѣ дней празднованія преподобнаго (19-го января и 25-го іюля). Этимъ установлена была близкая связь игуменовъ съ государями. Особенно почиталъ монастырь царь Ѳеодоръ Алексѣевичъ (1676-1682).

Въ многолюдной и богатой обители, въ бытность патріархомъ Іоакима, обнаружились непорядки. Требовалось назначеніе туда опытнаго настоятеля. Выборъ патріарха остановился на игуменѣ Митрофанѣ.

Семь лѣтъ управлялъ послѣдній Унженскою обителью, оправдавъ полностью довѣріе патр. Іоакима. Въ 1680 г. освященъ былъ сооруженный имъ теплый каменный храмъ въ честь Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы, украшенный утварью и иконами.

Патріархъ, высоко цѣня св. Митрофана, поручалъ ему рядъ важныхъ дѣлъ, не относящихся непосредственно къ Унженскому мон. Въ 1677 г. онъ «дозиралъ святыя церкви въ ветлужскихъ селѣхъ». Въ томъ же году, иг. Митрофанъ, по патріаршему порученію, отбиралъ въ городахъ Галичѣ и Юрьевцѣ Повольскомъ въ монастыряхъ и церквахъ старопечатные служебники и безденежно раздавалъ служебники новой печати. Онъ былъ также назначенъ первымъ «десятильникомъ» Унженской области. Въ обязанности «десятильниковъ» (по нашему — благочинныхъ) входилъ объѣздъ два раза въ годъ своей «десятины» (отвѣчавшей тогдашнему уѣзду), съ посѣщеніемъ монастырей и приходовъ, обязанныхъ за то извѣстной данью имъ и архіереямъ.

Въ бытность св. Митрофана игуменомъ, въ обитель стекались богатыя пожертвованія. Особенно одарялъ монастырь ближній бояринъ и дворецкій Богданъ Матвѣевичъ Хитрово (1615-1680), близкій къ царю Алексѣю Михайловичу и извѣстный своимъ недоброжелательствомъ къ патр. Никону. Св. Митрофанъ цѣнилъ Хитрово за его попеченіе объ Унженской обители.

Привозя икону преп. Макарія въ Москву, св. Митрофанъ велъ бесѣды съ царемъ Ѳеодоромъ Алексѣевичемъ, относившимся къ нему съ большимъ уваженіемъ. Видѣлся онъ съ государемъ и совершая въ столицѣ чреду священнослуженія. Царь и остановилъ свой выборъ на немъ, когда возникъ вопросъ о назначеніи епископа въ новоучрежденную Московскимъ соборомъ 1681-1682 гг. Воронежскую епархію.

2 апрѣля 1682 г. состоялось поставленіе св. Митрофана во епископа Воронежскаго патр. Іоакимомъ въ сослуженіи съ шестнадцатью архипастырями. Новому іерарху пришлось задержаться въ Москвѣ для проведенія тамъ ряда неотложныхъ дѣлъ, связанныхъ съ ближайшимъ устроеніемъ вновь созданной епархіи.

Столица переживала тогда исключительное время. 28 апрѣля 1682 г. скончался царь Ѳеодоръ и обострился вопросъ о преемствѣ престола. Патр. Іоакимъ поддерживалъ Нарышкиныхъ, боярина А. С. Матвѣева, долголѣтняго сотрудника царя Алексѣя, ближайшихъ сподвижниковъ царя Ѳеодора, постельничаго И. М. Языкова и стольника А. Т. Лихачева, выдвигавшихъ царевича Петра, минуя старшаго Іоанна, рожденнаго отъ М. И. Милославской. Десятилѣтній здоровый, крѣпкій, съ дѣтства развитой, царевичъ Петръ, конечно, имѣлъ всѣ, — кромѣ законныхъ, — преимущества передъ 15-лѣтнимъ и малоумнымъ Іоанномъ. Онъ и былъ провозглашенъ царемъ. Съ этимъ не могли примириться Милославскіе, въ особенности же властная царевна Софія. 15 мая они, используя стрѣльцовъ, подняли возстаніе, закончившееся провозглашеніемъ царями Іоанна и Петра, царевны же Софіи правительницей государства. Большинство Нарышкиныхъ, Матвѣевъ и многіе другіе были убиты безчинствовавшими нѣсколько дней стрѣльцами. 25-го іюня епископъ Митрофанъ участвовалъ въ вѣнчаніи на царство Іоанна V и Петра I, причемъ подносилъ патріарху Іоакиму державу для врученія государямъ.

Стрѣльцы были также использованы раскольниками. Опираясь на нихъ, послѣдніе требовали допущенія преній съ православными. Таковыя состоялись 5 іюля въ Грановитой палатѣ. Раскольники вели себя вызывающе и говорили грубости іерархамъ. Особенную ненависть ихъ стяжалъ только что поставленный еп. Холмогорскій Аѳанасій (Любимовъ), самъ ранѣе раскольникъ-сибирякъ, ставшій православнымъ. Главный вожакъ раскольниковъ, суздальскій попъ Никита Пустосвятъ, въ присутствіи царей, патріарха, царицы Наталіи и правительницы набросился на еп. Аѳанасія и нанесъ ему побои. Царевна Софія прекратила собраніе за позднимъ временемъ. Раскольники считали себя побѣдителями. Выйдя на улицы, они показывали съ громкими криками двуперстный крестъ, убѣждая народъ креститься по ихнему.

Царевнѣ Софіи, испуганной нароставшей распущенностью толпы, удалось убѣдить начальниковъ стрѣльцовъ переловить главныхъ заводчиковъ смуты. Никита Пустосвятъ былъ казненъ. Вскорѣ казненъ былъ правительницей новый начальникъ Стрѣлецкаго приказа, князь И. А. Хованскій, замышлявшій захватить власть въ свои руки. Своеволію стрѣльцовъ былъ подоженъ предѣлъ.

Всѣ эти событія, конечно, сильно переживались тогдашнимъ епископомъ Воронежскимъ. Онъ узрѣлъ бунтарство во всемъ его отвратительномъ видѣ и укрѣпился тѣмъ сильнѣе въ пониманіи значенія крѣпкой царской власти. Убѣдился онъ и въ нетерпимости раскольниковъ. Большое впечатлѣніе еще тогда произвелъ на него способный и впечатлительный отрокъ, царь Петръ, вынужденный присутствовать при безчинствѣ толпы и при гибели близкихъ ему людей.

Воронежскій край, куда вскорѣ направилъ свои стопы святитель Митрофанъ, былъ какъ разъ населенъ, въ значительной части, безпокойными людьми и раскольниками. Для борьбы съ послѣдними и создана была, главнымъ образомъ, новая епархія.

Придонскій край долго не заселялся русскими. Тамъ продолжительное время кочевали татары. Сѣверная часть его позднѣе вошла въ предѣлы Рязанскаго княжества. Осѣдавшему населенію грозила опасность съ востока отъ ногайцевъ, съ запада отъ крымцевъ. Въ предѣлы края бѣжали изъ московскаго государства недовольные тамошними порядками великороссы, изъ Малороссіи же люди, притѣсняемые поляками. Въ концѣ XVI в. для защиты земледѣльческаго населенія отъ татарскихъ набѣговъ начали строиться московскими властями города-крѣпости. Воронежъ былъ основанъ въ 1586 г. въ царствованіе Ѳеодора Іоанновича.

Вскорѣ по пріѣздѣ епископа Митрофана въ Воронежъ, онъ долженъ былъ просить голову Семена Ѳедосѣевича быть 1-го августа 1683 года на праздникѣ происхожденія Честнаго Креста «воронежскимъ стрѣльцамъ съ ружьями и наблюдать, какъ бы не случилось какого несчастья съ Воронежомъ и городскими людьми». Опасность грозила «отъ набѣга непріятельскихъ людей».

Въ церковномъ отношеніи край былъ ранѣе подчиненъ Рязанскому митрополиту. Вслѣдствіе обширности и отдаленности отъ Рязани, архипастыри рѣдко посѣщали край. Это неблагопріятно отражалось какъ на паствѣ, такъ и на духовенствѣ.

Христіанскія начала плохо воспринимались значительной частью населенія. Многіе жили по язычески и имена даже носили языческія. Развиты были страшные пороки. Храмы посѣщались рѣдко, къ пастырямъ своимъ паства часто относилась безъ уваженія. Случались перебранки въ церквахъ, доходившія до избіенія священниковъ. Населеніе, частично состоявшее изъ пришлыхъ, тяготившихся всякой властью, людей, свободно смотрѣло на бракъ. Святителю пришлось прежде всего бороться съ этимъ. Онъ пресѣкъ незаконныя сожительства, рѣдко давалъ разрѣшенія на разводъ. Распущенныхъ лицъ, осквернявшихъ семейный очагъ, св. Митрофанъ подвергалъ суровымъ карамъ. Одинъ развратный помѣщикъ былъ, по его распоряженію, посаженъ «за пристава», а потомъ, закованный, отправленъ въ хлѣбопекарню Успенскаго монастыря. Столь строгія наказанія накладывались, конечно, лишь въ исключительныхъ случаяхъ добрымъ владыкой. Чаще онъ ограничивался внушеніями. Вооружался онъ противъ народныхъ увеселеній, носившихъ въ то время безнравственный характеръ. Запрещены были качанье на качеляхъ, «бѣсовскія игры», пляски и плесканіе руками, ибо, какъ говорилось въ указѣ, эти богомерзкія дѣла противны нашему Спасителю и угодны супостату діаволу.

Для добраго воздѣйствія на паству нужны были достойные пастыри. Ихъ св. Митрофанъ нашелъ мало по прибытіи въ Воронежъ. Первыми священниками были тутъ преимущественно т. н. «сведенцы» изъ другихъ мѣстъ, тамъ себя не оправдавшіе. Позднѣйшимъ духовенствомъ были или ихъ потомки или простецы-міряне, выходившіе изъ малограмотнаго населенія. Пастырей недоставало. Иногда на 50, на 80 верстъ не было храма! Въ существующихъ же церквахъ нерѣдко не было священниковъ и окрестное населеніе привыкало обходиться безъ нихъ. Это все способствовало работѣ раскольниковъ, которые давно устремились въ Придонскій край. Они поселяли недовѣріе къ православнымъ священникамъ. Населеніе, мало разбиравшееся въ обрядахъ, посѣщало разбросанные повсюду раскольничьи пустыньки, считая ихъ устроителей православными.

Состояніе иноческихъ обителей тоже было печальное. Онѣ были малочисленны и, опасаясь крымскихъ татаръ и разныхъ шаекъ, искали защиты у мѣстнаго населенія. Кромѣ того, въ виду отсутствія богоугодныхъ заведеній, монастыри наполнялись инвалидами, вдовами и сиротами, которыхъ было много въ этомъ безпокойномъ краѣ. Монастыри слишкомъ сливались съ міромъ, и это, конечно, неблагопріятно отражалось на ихъ духовной жизни. Въ воронежскіе монастыри охотно бѣжали иноки изъ обителей другихъ епархій, «вѣдая, что здѣсь не обрѣталось архіерейство». Рязанскіе архіереи, находясь далеко, не могли имѣть настоящаго надзора за монастырями, попавшими теперь въ вѣдѣніе св. Митрофана.

Святитель понималъ трудности, съ которыми ему надлежало бороться. Въ одной изъ своихъ челобитныхъ онъ писалъ о своей окраинной епархіи: «у насъ мѣсто украинское и всякаго чина люда обыкли жить не подвластно, по своей волѣ».

По ознакомленіи съ положеніемъ дѣлъ, св. Митрофанъ обратился съ посланіемъ къ священникамъ, которое мы приводимъ въ извлеченіяхъ:

«Честные іереи Бога Вышняго! вожди словеснаго стада! Вы должны имѣть свѣтлыя очи ума, просвѣщенныя свѣтомъ разумѣнія, чтобы вести другихъ по правому пути; по слову Господа, вы должны быть самымъ свѣтомъ: вы есте свѣтъ міра. Вы, пастыри, должны преподавать овцамъ словеснымъ приготовленную манну слова Божія, подобно тому, какъ ангелы приготовляли чувственную манну въ пустынѣ. Вы, какъ ходатаи, должны въ молитвахъ вашихъ подражать Моисею и Павлу, которые съ такою ревностію молились Богу за людей своихъ!.. Христосъ Спаситель, когда вручалъ святому апостолу Петру пасеніе овецъ Своихъ, трижды говорилъ ему: паси. Это, очевидно, для того, что пастыри трояко пасутъ врученное имъ стадо: словомъ ученія, молитвою и силою святыхъ таинствъ, наконецъ, образомъ жизни. Эти три вида спасенія и вы усердно выполняйте: преподавайте людямъ свое ученіе, показывайте на себѣ примѣръ доброй жизни, усердно возносите молитвы къ Богу о врученной Вамъ паствѣ, старайтесь преподать имъ святыя таинства, то-есть просвѣщайте невѣрующихъ святымъ крещеніемъ, согрѣшившихъ послѣ крещенія старайтесь приводить къ покаянію и исправленію жизни, достойныхъ сподобляйте пречистыхъ Тайнъ Тѣла и Крови Христовыхъ, заботьтесь о больныхъ, особенно чтобы не отходили изъ этой жизни безъ Святыхъ Таинъ и не лишались послѣдняго елеосвященія...».

Пользуясь своимъ 19-тилѣтнимъ опытомъ монастырской жизни, соединеннымъ послѣднія 14 лѣтъ съ игуменствомъ, св. Митрофанъ рѣшительно принялся за приведеніе въ порядокъ обителей своей епархіи. Онъ боролся прежде всего со своеволіемъ иноковъ, а равно и тѣхъ мірянъ, которые, сдѣлавъ вклады, вмѣшивались во внутренній строй обителей, подрывая корни иноческой жизни. Онъ приписывалъ такія обители къ архіерейскому дому, тѣмъ подчиняя ихъ своему непосредственному надзору. Пришлось ему налаживать и хозяйственную сторону жизни монастырей. Добился онъ у царя Петра I уменьшенія государственныхъ повинностей со своихъ монастырей. Принимаемыя имъ мѣры вызывали порой столкновенія его съ донскими казаками, которые особенно вмѣшивались въ дѣла Боршевскаго монастыря. Потребовалась грамота царей (9 февраля 1686 г.) о припискѣ этой обители къ архіерейскому дому. Въ Преображенскомъ Толшевскомъ монастырѣ возникло возмущеніе противъ святителя послѣ запрещенія имъ торговли близъ монастыря виномъ, отъ чего потомъ происходили безчинія и въ самой обители. Недовольная братія, подъ вліяніемъ заинтересованнаго откупщика, рѣшила отписаться въ Рязанскую епархію. Потребовалось вмѣшательство самого патріарха Іоакима, поддержавшаго воронежскаго епископа.

Насаждая порядокъ въ монастыряхъ, св. Митрофанъ при важныхъ проступкахъ не останавливался передъ принятіемъ строгихъ мѣръ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, онъ старался воздѣйствовать на совѣсть виновныхъ Онъ всячески направлялъ жизнь иноковъ на правильный путь, давая имъ поученія, требуя исполненія церковнаго устава, чиннаго пѣнія, выполненія келейнаго правила и, конечно, постовъ. Призывалъ онъ иноковъ ко взаимному миру, запрещалъ безъ необходимости оставлять обитель.

При св. Митрофанѣ въ Воронежской епархіи созданы были монастыри: Вознесенскій Коротоякскій и Троицкій Битюцкій. Особенно заботился онъ о поддержкѣ тѣхъ монастырей, которые, по его мнѣнію, необходимы были для удовлетворенія нуждъ паствы.

Тѣ же справедливость, строгость, участливость и отзывчивость проявлялъ святитель и по отношенію къ бѣлому духовенству. Виноватыхъ въ крупныхъ проступкахъ онъ запрещалъ въ священнослуженіи и даже лишалъ священства, чтобы не была поругаема благодать Божія. Со строгимъ выборомъ относилея онъ къ вновь поставляемымъ священникамъ. Но, наряду съ этимъ, безправное и забитое ранѣе духовенство обрѣло въ немъ твердаго и рѣшительнаго защитника. Мірянъ, позволявшихъ себѣ обижать священниковъ, онъ или передавалъ свѣтской власти или отлучалъ, пока тѣ, испросивъ себѣ прощенія у пастырей, не мирились съ ними.

Твердо боролся онъ съ раскольниками, съ которыми, какъ мы знаемъ, ему пришлось близко познакомиться въ Грановитой палатѣ. Святитель строго примѣнялъ существовавшіе въ то время законы. Обличалъ ихъ въ проповѣдяхъ. Для противодѣйствія имъ создавалъ школы, гдѣ учителями были выходцы изъ Малороссіи, болѣе грамотные и книжные. Главными защитниками старообрядцевъ были донскіе казаки. Въ 1688 г. святитель послалъ въ Черкасскъ, тогдашній главный городъ войска, двухъ священниковъ для наученія раскольниковъ.

Когда, съ конца XVII вѣка, Воронежъ сдѣлался средоточіемъ судостроительства и тамъ оказалось много иностранцевъ, привлеченныхъ царемъ Петромъ къ работамъ, святитель, не считая предосудительнымъ пользоваться ихъ знаніями и оказывая помощь нуждавшимся изъ нихъ — отвращался отъ нихъ и обличалъ, когда они выступали противниками православной Церкви. Въ духовное завѣщаніе свое онъ внесъ рѣзкое предостереженіе патр. Іоакима по поводу сближенія съ иноземцами.

Святитель особенныя заботы проявлялъ въ отношеніи безпріютной бѣдноты, которой было много въ Воронежѣ. «Домъ его архіерейскій», писалъ жизнеописатель владыки Митрофана, «былъ домомъ прибѣжища всѣмъ скорбящимъ, странникамъ гостиница, болящимъ врачебница, убогимъ мѣсто упокоенія». Посѣщалъ св. Митрофанъ тюрьмы и колодничьи избы, согрѣвая словомъ участія невольно пострадавшихъ и дѣйствителыіо виновныхъ, одаряя тѣхъ и другихъ. Когда, по старости, онъ не могъ уже лично посѣщать заключенныхъ, то посылалъ деньги для раздачи или на выкупъ. Многихъ погребалъ за свой счетъ. Онъ и самъ поминалъ и велѣлъ въ соборный синодикъ внести имена тѣхъ, кто при немъ скончались «безъ покаянія и безъ причастія».

Долгіе годы большую скорбь святителю доставляли пререканія съ рязанскими митрополитами Павломъ и Аврааміемъ о границахъ воронежской епархіи. Только въ 1697 г. патр. Адріанъ значительно расширилъ предѣлы послѣдней. Въ 1699 г. послѣдовалъ указъ царя Петра Алексѣевича о присоединеніи къ воронежской епархіи отъ рязанской — Усмани, Демшинска, Бѣлоколодезя и села Мокрый Бояракъ, а отъ бѣлогородской — Острогожска или Рыбнаго.

Въ 1692 г. св. Митрофанъ освящалъ сооруженный имъ Благовѣщенскій соборъ въ Воронежѣ, благолѣпно имъ украшенный. Въ его время очень развилось церковное строительство, и число храмовъ въ епархіи увеличилось болѣе чѣмъ на четверть.

По волѣ Божіей св. Митрофану довелось въ тѣсной близости работать съ царемъ Петромъ, котораго онъ полюбилъ еще, когда тотъ былъ 10-тилѣтнимъ отрокомъ. Столь, казалось, разные люди, сошлись они въ любви къ Родинѣ, въ одинаковомъ пониманіи важности выполненія каждымъ своего долга.

Въ Воронежѣ строились суда, нужныя царю Петру для овладѣнія Азовомъ. Завоеваніе этой, вклинившейся въ русскую землю, крѣпости, должно было послужить началомъ выполненія плана замѣчательнаго русскаго государственнаго дѣятеля XVII вѣка, ближняго боярина А. Л. Ордынъ-Нащокина, — изгнанія турокъ изъ Европы.

Царь, сразу же по прибытіи въ Воронежъ, сталъ оказывать св. Митрофану знаки своего расположенія. 25 марта 1696 г. онъ присутствовалъ на литургіи, при чемъ на правомъ клиросѣ пѣли государевы пѣвчіе, имъ привезенные. 12 апрѣля въ соборной же церкви онъ слушалъ пасхальную утреню, и снова пѣли его пѣвчіе. Въ это, повидимому, время царь пожаловалъ святителю облаченія: одно бѣлое камчатое съ «золотыми» травами, и другое «золотое» съ серебряными и шелковыми разноцвѣтными травами.

Тяготы, вызываемыя постройкой флота, напористо проводившейся Петромъ, раздражали народъ. Имѣли мѣсто поджоги и побѣги. Св. Митрофанъ, скорбя объ этомъ, въ церковныхъ поученіяхъ, выяснялъ всю важность предпринимаемаго царемъ строительства, чѣмъ вносилъ умиротвореніе.

Большою радостью было для св. Митрофана взятіе 19 іюля 1696 г. Азова. Извѣщенный сначала объ этомъ дядькой царя, Зотовымъ, а затѣмъ и самимъ Петромъ, просившихъ о келейныхъ и соборныхъ молитвахъ, святитель совершилъ благодарственное молебствіе.

При созданіи въ ноябрѣ 1696 г. особыхъ компаній — «кумпанствъ» — для постройки судовъ, св. Митрофанъ самъ сталъ участникомъ ихъ, чѣмъ содѣйствовалъ непосредственно постройкѣ двухъ кораблей и трехъ галеръ.

Въ 1699 г. царь, пріѣхавъ въ Воронежъ снова въ день Благовѣщенія, былъ на литургіи въ соборѣ, а потомъ посѣтилъ св. Митрофана. Былъ онъ и на пасхальномъ богослуженіи. Тогда то и состоялось царское повелѣніе объ увеличеніи воронежской епархіи почти на одну пятую противъ прежняго. Все лѣто этого года государь пробылъ подъ Азовомъ и вообще на югѣ. Въ это время святитель опасно болѣлъ и собирался, было, облечься въ схиму. 14 сентября, возвратившись въ Воронежъ, Петръ навѣщалъ св. Митрофана и уговаривалъ его отложить свое намѣреніе. 25 марта 1700 г. онъ былъ снова на храмовомъ праздникѣ и обѣдалъ у святителя.

Въ одинъ изъ пріѣздовъ царя въ Воронежъ — въ 1699 или 1700 г. — произошло извѣстное столкновеніе царя со святителемъ, которое такъ описываетъ архіеп. черниговскій Филаретъ (Гумилевскій) въ составленныхъ имъ «Житіяхъ Святыхъ»:

«Человѣкъ Божій, благоговѣя къ помазаннику Божію, твердо хранилъ въ душѣ, что св. воля Божія выше всего и спасеніе душъ христіанскихъ, врученныхъ сею волею христіанскому пастырю, должно быть предметомъ ревности пастырской. Пророкъ Илія ревновалъ противъ соблазновъ, посѣваемыхъ въ народѣ, и говорилъ о нечестіи соблазна царямъ Израиля. И святитель Митрофанъ не боялся говорить правду царю, въ виду опасностей грознаго царскаго гнѣва. Петръ Великій проживалъ по временамъ по нѣсколько недѣль въ Воронежѣ для надзора за постройкого военнаго флота. Вблизи адмиралтейства стоялъ дворецъ его. По обычаю иноземному, зданіе царское было украшено изваяніями языческихъ боговъ. Разъ царь пригласилъ къ себѣ святителя. Старецъ, по простотѣ Евангельской, пѣшимъ пошелъ къ царю. Уже перешелъ онъ мостъ и вступилъ на островъ р. Воронежа, гдѣ находилось адмиралтейство, какъ взоръ его встрѣтилъ изваянія языческія у воротъ дворца. Цѣломудренный взоръ святителя оскорбился и благоговѣніе его къ высотѣ христіанства, замѣняемаго здѣсь язычествомъ, возмутилось. Святитель не пошелъ далѣе, а воротился въ свои келліи. Государь, которому сказали, что архіерей былъ у дворца и ушелъ, по свѣтскому направленію мыслей оскорбился поступкомъ архипастыря. Онъ послалъ опять звать его къ себѣ. Святитель отвѣчалъ посланному: «пока государь не повелитъ низвергнуть идоловъ, которые соблазняютъ народъ, не могу явиться во дворецъ предъ его царскія очи». Услышавъ столь рѣшительный отвѣтъ, Петръ пришелъ въ негодованіе. Какъ смѣетъ онъ не слушаться царской власти? говорилъ гнѣвный Петръ. Царь послалъ сказать, что если не явится сейчасъ же, какъ преступникъ царской воли подвергнется казни. «Жизнь моя во власти царя, отвѣчалъ святитель посланному, но для меня лучше умереть, чѣмъ нарушить долгъ святительскаго сана моего. Лучше умереть, чѣмъ присутствіемъ своимъ или боязливымъ молчаніемъ одобрять язычество. Неприлично государю православному ставить языческіе болваны и тѣмъ соблазнять простыя сердца народа». Гнѣвъ Петра, между тѣмъ, нѣсколько остылъ и, когда передали ему слова святителя, онъ терпѣливо выслушалъ ихъ. Съ своей стороны, святитель Митрофанъ, хорошо зная строгость Петра, зная, что царское слово, возвѣстившее ему смерть, не исполнится развѣ по чуду Божію, спѣшилъ приготовить душу свою къ вѣчности. Онъ распорядился, чтобы благовѣстили ко всенощному бдѣнію въ большой колоколъ. Государь, услышавъ благовѣстъ, спросилъ: «что за праздникъ завтра?» Ему отвѣчали, что нѣтъ никакого. Онъ послалъ спросить о причинѣ благовѣста къ архіерею. Святитель отвѣчалъ посланному: «мнѣ, какъ преступнику, словомъ царскимъ назначена смерть; готовясь къ смерти, хочу я совершить соборное моленіе съ Церковію о прощеніи грѣховъ моихъ, чтобы Господь явилъ надо мною милость Свою». Петръ изумился рѣшимости святителя умереть по ревности къ дѣлу Божію. Онъ немедленно послалъ успокоить его милостивымъ словомъ своимъ и просилъ не тревожить народа необычайнымъ звономъ. Затѣмъ, немедля велѣлъ снять статуи, оскорбившія пастыря. Услышавъ о послѣднемъ, святитель на другой день пришелъ къ царю и смиренно благодарилъ его за уничтоженіе изваяній, соблазнительныхъ для народа. Такъ, пастырь Божій совершилъ исповѣдническій подвигъ. Государь видѣлъ по этому поводу величіе духа въ святителѣ, и еще болѣе, чѣмъ прежде, сталъ уважать его».

Во время, начавшейся въ 1700 г., войны со Швеціей, св. Митрофанъ по прежнему помогалъ царю. Святитель изъ казны архіерейскаго дома пожертвовалъ 4000 р. «на жалованье ратнымъ людямъ морского воинскаго флота на Воронежѣ». Петръ, благодаря его 20-го апрѣля, такъ заканчивалъ свою грамоту: «И ты бъ, богомолецъ нашъ, преосвященный Митрофанъ епископъ, сію нашу царскаго величества милость къ себѣ за твое вышеупомянутое радѣніе вѣдалъ: по тому жъ и впредь имѣлъ надежду». Въ 1701 г., въ еще болѣе тяжелое для Россіи время, святитель снова пожертвовалъ 3000 р. на строеніе кораблей.

Въ послѣдній разъ царь видѣлся съ владыкой епископомъ 28-го февраля 1702 г. Зная какъ дороги святителю русскіе успѣхи, Петръ прислалъ ему «печатный чертежъ о Слюсенбурхѣ», т. е. изображеніе взятія шведской крѣпости Нотебургъ, переименованной въ Шлиссельбургъ.

2-го августа св. Митрофана постигла тяжелая болѣзнь. Святитель въ полномъ спокойствіи ждалъ кончины. Заранѣе онъ составилъ завѣщаніе, въ которомъ раскрывалась вся красота его души. Поучаетъ онъ пастырей и пасомыхъ, утверждая ихъ въ томъ, съ чѣмъ обращался въ началѣ своего епископства. Свое мірское стадо онъ призываетъ вседушно хранить вѣру, въ ея цѣлости и чистотѣ. Какъ общее жизненное руководство, онъ назидаетъ сохранять умѣренность, быть трудолюбивыми, жить въ воздержаніи и любви къ добру. Предостерегаетъ онъ паству противъ вреднаго вліянія иноземцевъ. Обширенъ былъ его синодикъ.

«А келейныхъ моихъ денегъ», писалъ въ предсмертномъ завѣщаніи св. Митрофанъ, оставившій въ архіерейскомъ домѣ, ранѣе столь бѣдномъ, крупныя средства, «у меня нѣтъ... не имамъ въ келліи своей ни злата, ни сребра, что дати на воспоминаніе души моей грѣшной».

«Домовой обиходъ» святителя отличался большой скромностью. Одѣвался онъ чрезвычайно просто. Полукафтанья его и рубашки шились изъ синей «крашенины», изъ которой сдѣланы были и наволочки подушекъ. Одѣяло было изъ обыкновенныхъ «овчинъ сѣрыхъ овецъ» и опушено пестрой, «крашениной» (грубое крашеное крестьянское полотно). Даже архіерейская мантія изготовлена была изъ грубой крашенины. Тратя на себя самыя малыя средства, св. Митрофанъ остальное обращалъ на нужды епархіи и на благотвореніе.

Во время послѣдней болѣзни св. Митрофанъ искалъ облегченія своихъ страданій лишь у небеснаго Врача — неоднократно онъ прибѣгалъ къ таинству елеосвященія и къ пріобщенію св. Христовыхъ Таинъ. Щедрую милостыню посылалъ онъ въ тюрьмы, въ богадѣльни, помогалъ ссыльнымъ и иностранцамъ, прощалъ оброки.

10 августа онъ исполнилъ свое завѣтное желаніе — принялъ постриженіе въ схиму. Въ честь пр. Макарія Унженскаго онъ нареченъ былъ Макаріемъ. Имъ давно уже отданы были всѣ распоряженія относительно погребенія и поминовенія. Не имѣя келейныхъ денегъ, святитель, какъ милости, просилъ, чтобы вознагражденіе за поминовеніе его выдавалось изъ домовой архіерейской казны.

Св. Митрофанъ мирно почилъ 23 ноября 1703 года. По личному распоряженію царя Петра погребеніе было отложено на 4 декабря. Совершалъ его соборне архимандритъ Воронежскаго Алексѣевскаго монастыря Никаноръ. Отпѣваніе совершалось по монашескому, а не іерейскому чину, какъ вообще погребали архіереевъ до 1773 г. Погребенъ былъ св. Митрофанъ, согласно его завѣщанію, въ соборной Благовѣщенской церкви въ придѣлѣ во имя архистратига Михаила, черезъ 15 же лѣтъ тѣло его было перенесено въ новый Благовѣщенскій соборъ.

Царь Петръ собирался въ Воронежъ на верфи. Получивъ сообщеніе о смерти св. Митрофана, онъ ускорилъ свой пріѣздъ и былъ на отпѣваніи. Пѣли пѣвчіе государя. Когда, по окончаніи богослуженія, духовенство готовилось поднять гробъ, Петръ, обратившись къ свитѣ, сказалъ: «Стыдно намъ будетъ, если мы не засвидѣтельствуемъ нашей благодарности сему пастырю отданіемъ ему послѣдней чести. Итакъ, вынесемъ его тѣло сами».

Съ этими словами государь первый взялся за гробъ и несъ его до усыпальницы. Онъ же съ вельможами и офицерами опустилъ гробъ въ землю. Обращаясь къ своимъ приближеннымъ, царь громко сказалъ: «Не осталось у меня такого святаго старца».

Историкъ С. М. Соловьевъ называетъ святителя Митрофана: «лучшимъ изъ великорусскихъ архіереевъ, знаменитымъ не школьною ученостью, но святостью жизни и сходившимся съ Петромъ въ усердномъ радѣніи о благѣ родной земли».

Е. Поселянинъ въ книгѣ своей: «Русская Церковь и русскіе подвижники XVIII вѣка» пишетъ: «Есть трогательный разсказъ, свидѣтельствующій о духовной связи между святителемъ Митрофаномъ и чтившимъ его Петромъ. Разсказъ этотъ переданъ намъ однимъ почтеннымъ лицемъ, весьма достовѣрнымъ. Какъ-то въ Петропавловскомъ соборѣ онъ встрѣтилъ человѣка-простолюдина, усердно молившагося предъ гробницей Петра Великаго. — Что ты такъ усердно молишься о немъ? — спросилъ этотъ господинъ: — вѣроятно почитаешь память великаго Царя? — Мнѣ велѣлъ молиться за него, — былъ отвѣтъ, — святитель Митрофанъ. — Какъ такъ? — А вотъ что со мною было. Я усердствовалъ въ памяти святителя Митрофана Воронежскаго и часто призывалъ его въ молитвѣ. Однажды во снѣ я видѣлъ святителя, который сказалъ мнѣ: «Если хочешь быть мнѣ угоднымъ, молись объ упокоеніи души императора Петра Великаго».

По кончинѣ св. Митрофана не умирала память о немъ. Надъ гробомъ его служились панихиды и, по небесному предстательству угодника, получалась молившимися помощь.

Въ 1717 г. обрушилась, созданная святителемъ, Благовѣщенская церковь. Соборъ сломали и изъ его матеріала былъ сооруженъ новый соборъ на болѣе надежномъ мѣстѣ и на болѣе прочномъ фундаментѣ. Гробъ святителя пребывалъ въ церкви Неопалимой Купины. По окончаніи постройки собора, гробъ погребенъ былъ въ 1735 г. въ немъ. При перенесеніяхъ тѣло святителя обнаружено было нетлѣннымъ, что утвердило увѣренность въ его святости. Не одни толъко мѣстные жители стали молитвенно почитать почившаго воронежскаго епископа.

Въ 1826 г. во главѣ воронежской епархіи становится іерархъ исключительной духовности — епископъ Антоній (Смирницкій), поставленный изъ намѣстниковъ Кіево-Печерской Лавры. Постриженникъ этой великой обители, начальникъ ближнихъ — Антоніевыхъ — пещеръ, онъ съ 1815 г. управлялъ лаврой, будучи въ 1818 г. возведенъ въ санъ архимандрита. Строгій молитвенникъ, постникъ и труженникъ, онъ былъ хорошо извѣстенъ и за предѣлами своего монастыря. Очень почиталъ его императоръ Александръ I Благословенный.

Митрополитъ Кіевскій Евгеній (Болховитиновъ), самъ уроженецъ Воронежа, говорилъ, что Господь Богъ благословитъ его городъ, если туда назначатъ Антонія.

И ранѣе почитая того, кто былъ его предшественникомъ по каѳедрѣ, епископъ Антоній, по прибытіи въ Воронежъ проникся къ нему еще большею любовью, назвавъ себя «служкой святителя Митрофана».

Число несомнѣнныхъ знаменій отъ угодника Божія все увеличивалось. Богомольцы приходили изъ отдаленныхъ мѣстностей. Послѣ панихидъ на молящихся возлагалась мантія, въ которой святитель совершалъ свое молитвенное правило.

Въ 1830 г. воронежскій купецъ Гарденинъ, испытавшій на себѣ благодатную помощь св. Митрофана, нашелъ очень старинный портретъ его. Онъ просилъ чиновника Шевцова, занимавшагося живописью, сдѣлать для него копію. Портретъ былъ въ такомъ ветхомъ видѣ, что Шевцовъ отказался выполнить работу, опасаясь исказить ликъ святителя. Долго не могъ убѣдить его и владыка Антоній. Однажды, послѣ новыхъ уговоровъ, еп. Антоній, съ глубокой убѣжденностью, сказалъ ему: «Не сомнѣвайся: ты увидишь святителя на яву или во снѣ».

Шевцовъ, съ вѣрою принявъ слова владыки, весь день провелъ въ молитвѣ. На слѣдующую ночь онъ увидѣлъ во снѣ старца. Сначала видѣніе было неясно. Затѣмъ свѣтъ разсѣялъ сумракъ, и предъ нимъ возникло отчетливое изображеніе святителя, которое онъ во снѣ и поспѣшилъ списать. Проснулся онъ съ такою твердой памятью о видѣнномъ, что могъ написать портретъ. Владыка Антоній, разсмотрѣвъ портретъ, благословилъ Шевцова писать и далѣе такія изображенія святителя.

11 декабря 1831 г. когда поправляли обветшавшія части собора, при разборѣ церковнаго помоста, найденъ былъ склепъ съ разломаннымъ на верху его отверстіемъ. Черезъ послѣднее увидѣли непокрытый гробъ (крышка истлѣла), а въ немъ тѣло святителя «въ нерушимой цѣлости». О всемъ этомъ владыка Антоній сообщилъ въ Сѵнодъ. Объ этомъ тайно было доложено императору Николаю I, и онъ поручилъ Сѵноду разсмотрѣть негласно этотъ вопросъ.

Св. Сѵнодъ истребовалъ изъ Московской Сѵнодальной конторы подлинное завѣщаніе святителя Митрофана, тамъ хранившееся. Оно засвидѣтельствовало, какимъ благочестіемъ, смиреніемъ и ревностью о спасеніи паствы исполненъ былъ духъ угодника. Затребованныя отъ еп. Антонія свѣдѣнія содержали данныя о чудесныхъ исцѣленіяхъ у гроба святителя. Образована была комиссія, въ составѣ архіепископа Евгенія Рязанскаго, епископа Антонія Воронежскаго, архимандрита Московскаго Спасо-Андроніева мон. Германа и нѣсколькихъ лицъ изъ Воронежскаго духовенства, по своему положенію и благочестивой жизни пользовавшихся общественнымъ довѣріемъ. Комиссіей освидѣтельствованы были 18 и 19 апрѣля мощи святителя Митрофана, при чемъ было подтверждено нетлѣніе ихъ.

По опросѣ подъ присягой лицъ, испытавшихъ на себѣ, или видѣвшихъ на своихъ домочадцахъ чудесную помощь угодника Божія, подтверждена была истинность сего.

«Когда произведеннымъ изслѣдованіемъ достаточно открылось Святѣйшему Сѵноду въ нетлѣніи тѣлеси святителя Митрофана и въ происходящихъ отъ него исцѣленіяхъ истинное дѣло Бога, дивнаго во святыхъ Своихъ: Святѣйшій Сѵнодъ не медлилъ болѣе торжественно открыть церкви сей даръ Божій: разрѣшить іерархическимъ благословеніемъ то, что доселѣ было дѣйствіемъ частнаго усердія, то есть призываніе предстательства иже во святыхъ отца нашего Митрофана въ молитвахъ къ Богу, и святыя, чудодѣйственныя и цѣлебныя мощи его поставить въ церкви, яко свѣтильникъ, не подъ спудомъ, но на свѣщницѣ, да свѣтитъ всѣмъ. Ежегодное церковное празднованіе въ честь сего святителя совершать положено въ день его преставленія 23 ноября».

Для испрошенія дозволенія на сіе представленъ былъ докладъ императору Николаю I, и имъ утвержденъ 25 іюня 1832 г.

На торжество открытія мощей царемъ былъ назначенъ членъ Св. Сѵнода архіеп. Тверской Григорій (Постниковъ), впослѣдствіи митрополитъ С.-Петербургскій. Съ великимъ торжествомъ, въ присутствіи пятидесяти тысячъ богомольцевъ, собравшихся изъ разныхъ мѣстъ имперіи, совершено было 6 августа 1832 г. въ Архангельскомъ соборѣ [1] прославленіе Святителя Митрофана.

Въ продолженіе недѣли, съ 7 по 14 августа, епископомъ Антоніемъ ежедневно совершались торжественныя богослуженія и служились молебствія при мощахъ новаго угодника Божія. Обильно было изліяніе чудесъ.

Императоръ Николай I, почитая новоявленнаго святаго, прислалъ для возложенія на его раку золотой покровъ. Спустя 40 дней послѣ открытія мощей, онъ прибылъ въ Воронежъ, чтобы помолиться у мощей св. Митрофана.

«Коляска едва могла двигаться среди толпы, ожидавшей государя на улицѣ и у собора», записалъ гр. Бенкендорфъ въ своихъ дневникахъ. «Войдя въ древнія стѣны собора, государь съ благоговѣніемъ припалъ къ ракѣ Святителя».

Преп. Серафимъ Саровскій, пророческимъ духомъ, поздравилъ чтимаго имъ владыку Антонія съ открытіемъ мощей святителя Митрофана, когда вопросъ объ этомъ еще не подымался.

Въ 1833 г. былъ возобновленъ Благовѣщенскій соборъ и въ него перенесены изъ Архангельскаго собора святыя мощи. Воронежское купечество устроило драгоцѣнную серебряно-позлащенную раку. Въ 1836 г. по представленію архіеп. Антонія при Благовѣщенскомъ соборѣ учрежденъ былъ Благовѣщенскій Митрофановъ монастырь, настоятелями котораго состояли епископы Воронежскіе.

Въ 1834 г. посѣтилъ Воронежъ извѣстный аѳонскій подвижникъ, іером. Аникита, въ мірѣ кн. Сергѣй Александр. Ширинскій-Шихматовъ. По просьбѣ владыки Антонія онъ написалъ житіе свят. Митрофана.

Святитель Митрофанъ глубокими корнями вросъ въ Московскую Русь. Изъ ея богатаго нравственнаго запаса черпалъ онъ тѣ духовныя силы, которыя, освященныя его личнымъ подвижничествомъ, такъ ярко обнаружились въ немъ.

Изъ старой Руси воспріялъ онъ пониманіе сложившихся издавна взаимоотношеній православнаго духовенства съ великими князьями, потомъ царями. Подражая святымъ митрополитамъ московскимъ, онъ почиталъ себя призваннымъ служеніе Церкви совмѣщать съ помощью Самодержцамъ — этимъ неустаннымъ и самоотверженнымъ работникамъ въ дѣлѣ созиданія и развитія Россіи. Съ осужденіемъ относился онъ ко всѣмъ видамъ бунтарства противъ церковныхъ и мірскихъ властей, съ ужасами котораго лично особенно близко соприкоснулся въ 1682 году.

Все это опредѣлило и отношеніе св. Митрофана къ царю Петру I, вступившему въ сознательную жизнь въ разгаръ бунтарства, съ нимъ грозно потомъ совладавшаго и начавшаго новое столѣтіе переустройствомъ государства.

Святитель засталъ въ самые послѣдніе годы своей жизни закладку первыхъ камней въ фундаментъ будущей великой имперіи. Въ годъ его праведной кончины, на мѣстѣ, гдѣ св. князь Александръ Невскій разбилъ шведовъ, началъ создаваться Санктъ-Петербургъ.

Многое совершавшееся тогда на его глазахъ было чуждо ему. Но св. Митрофанъ почиталъ молодого царя, и какъ Помазанника Божія, и какъ отрасль Царственнаго Дома, выведшаго Русь изъ страшной смуты XVII вѣкѣ, и какъ выразителя царственнаго служенія Россіи, возвеличившаго ее самоотверженнымъ исполненіемъ долга. Такое почитаніе имъ царя Петра не только не препятствовало, но побуждало говорить ему безбоязнешю правду, когда онъ уклонялся отъ того, что установлено было Церковью, чѣмъ могъ соблазнить и народъ.

Въ этомъ исполненіи своихъ архипастырскихъ обязанностей онъ сдѣдовалъ примѣру первосвятителей Русской Церкви. Памятны были ему, навѣрное, слова митрополита Филипа I, возражавшаго противъ того, чтобы, вмѣстѣ съ невѣстой вел. князя Іоанна III, Софіей Палеологъ, въѣхалъ папскій легатъ съ «латинскимъ крыжемъ» (литымъ серебрянымъ распятіемъ). «Буде ты позволишь въ благовѣрной Москвѣ нести крестъ передъ латинскимъ епископомъ, то онъ внидетъ въ единыя врата, а я, отецъ твой, изыду другими вонъ изъ града...», — говорилъ старецъ митрополитъ въ 1472 г. властному государю. И голосъ его былъ услышанъ.

Подобныя твердость и прямодушіе, проявленныя двѣсти лѣтъ спустя св. Митрофаномъ въ Воронежѣ, оцѣнилъ царь Петръ. Кто знаетъ, не будь св. Митрофанъ въ 1700 г. 75-тилѣтнимъ больнымъ старцемъ, не на немъ ли бы остановилъ свой выборъ государь, не находившій лица, годнаго, по его мнѣнію, для занятія вдовствовавшаго патріаршаго престола. Только въ 1718 г., когда нѣкоторые іерархи оказались замѣшанными въ заговоръ царевича Алексѣя, рѣшилъ Петръ упразднить патріаршество. До этого же онъ не находилъ среди великорусскихъ іерарховъ, въ большинствѣ своемъ явно враждебныхъ ему, подобныхъ «святому старцу», котораго онъ такъ оплакивалъ въ 1703 г. Поставить же патріархомъ малоросса, писалъ историкъ С. Ѳ. Платоновъ, было для него невозможно, т. к. московское общество считало малорусскихъ богослововъ скомпрометированными, какъ людей съ латинскими заблужденіями.

Святитель Митрофанъ явилъ собою выразительный образъ архипастыря-молитвенника, постника, милостивца, строгаго къ нарушителямъ церковнаго порядка и добраго ко всѣмъ остальнымъ.

Этимъ онъ и былъ дорогъ боголюбивому русскому народу, чутко распознающему истинныхъ угодниковъ Божіихъ. И отовсюду стекались многочисленные богомольцы помолиться у мощей святителя Митрофанія Воронежскаго.

Н. Тальбергъ.       

Примѣчаніе:
[1] Начатое въ 1831 г. исправленіе Благовѣщенскаго собора, въ которомъ погребенъ былъ святитель, потребовало перенесенія мощей временно въ Архангельскій соборъ.

Источникъ: Н. Тальбергъ. Святитель Митрофанъ Воронежскій. Къ стопятидесятилѣтію со дня его преставленія. // «Православный путь». — Церковно-богословско-философскій ежегодникъ. Приложеніе къ журналу «Православная Русь» за 1953 годъ. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго, 1953. — С. 25-42.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0