Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - четвергъ, 21 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.

ИЗБРАННЫЯ ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Избранныя житія святыхъ.

Мѣсяцъ Іюль.
День пятнадцатый.

Житіе святаго равноапостольнаго князя Владиміра.

I. Русскіе Славяне на пути къ христіанству. — Первые христіане въ Кіевѣ. Святая Ольга.

Нѣкоторые ученые находятъ, что уже тогда въ странѣ нашей жили Славянскія племена; но они пребывали еще въ великой тьмѣ язычества, притомъ главная ихъ сила тогда была не здѣсь, а у средняго и нижняго Дуная. Оттуда они черезъ два вѣка отъ временъ апостольскихъ потѣснены были Римлянами и стали разселяться по другимъ странамъ и по нашей странѣ, и Русская земля, великая и обильная полями, лугами, лѣсами, рѣками, озерами и всѣмъ исполненіемъ, дарованнымъ ей отъ Господа (Псал. 23, 1), стала наполняться и новыми людьми нашего рода, то есть, новыми Славянскими племенами, имѣвшими составить единый Русскій народъ. Совершалось сіе по волѣ Всевышняго, Который назначаетъ предучиненная времена и предѣлы селенія людямъ и народамъ: взыскати Господа, да поне осяжутъ Его и обрящутъ, яко не далече отъ единаго коегождо насъ суща (Дѣян. 17, 26. 27). Искали Бога и Русскіе Славяне. Была у нихъ мысль о Богѣ небесномъ, къ Нему же стремится душа человѣческая по самой природѣ своей и о Немъ же возвѣщаютъ небеса и всѣ творенія рукъ Божіихъ. Но сія мысль, не озаренная свѣтомъ откровенія Божія, была у нихъ въ затмѣніи. Вмѣсто единаго истиннаго Бога научились они сами собою почитать богами видимыя твари, какъ-то: солнце, мѣсяцъ, звѣзды и многое другое, считая сильнѣйшимъ изъ всѣхъ боговъ Перуна, бога грома и молніи. Творили они себѣ и образы своихъ мнимыхъ боговъ, деревянные и каменные, называемые идолами. Такъ были они язычниками, то есть многобожниками, идолопоклонниками. По своему думая о богахъ, по своему и служили имъ: приносили имъ въ жертву разныя яства, питья, пѣтуховъ, козловъ и — страшно сказать! — даже людей, которыхъ для сего зарѣзывали и сожигали на кострахъ. То было уже самое мрачное суевѣріе, бѣсовское обольщеніе, какъ называетъ слово Божіе и все вообще языческое идолослуженіе (1 Кор. 10, 20). Терпѣлъ Господь Богъ такое богопротивное суевѣріе нашихъ предковъ, провидя будущее обращеніе ихъ къ вѣрѣ истинной.

И помогъ имъ Господь Богъ обратиться къ сей вѣрѣ, показавъ путь къ ней на самомъ срединномъ пути начальнаго селенія ихъ въ предѣлахъ земли Русской. То былъ великій путь между морями Балтійскимъ и Чернымъ, главную часть коего составлялъ Днѣпръ, ведшій въ Черное море, отсюда въ христіанскую Греческую страну, изъ которой приходилъ на сей путь и святой Андрей Первозванный. На этомъ пути находился Кіевъ, ставшій матерію, то есть, главою градовъ Русскихъ, ибо здѣсь стали жить и великіе князья Русскіе. Изъ Кіева стали предки наши ходить съ войною и съ миромъ въ землю Греческую, къ самому Царьграду и здѣсь начали слушать и узнавать о вѣрѣ христіанской, а нѣкоторые и принимать сію вѣру.

При великомъ князѣ Игорѣ, дѣдѣ Владиміра, была въ Кіевѣ уже цѣлая община христіанъ, изъ тѣхъ Русскихъ дружинниковъ, которые бывали въ Греціи; была у нихъ и церковь святаго пророка Иліи. Послѣ Игоря, княжила въ Кіевѣ овдовѣвшая жена его Ольга, принявшая власть до возраста малолѣтняго сына Святослава. То была мудрѣйшая изъ женъ и княгинь. Крѣпко держала она власть свою, разумно устрояла землю Русскую, и первая въ княжескомъ родѣ познала истину святой вѣры. Приближаясь къ старости, она отправилась въ Царьградъ, приняла тамъ святое крещеніе и съ крестомъ возвратилась въ Кіевъ. По ея примѣру крестились и другія, близкія къ ней лица. Сердечно желала она обратить въ христіанство и своего сына Святослава, который уже выросъ и взялъ въ руки власть. «Сынъ мой! — говорила она, я познала Бога и радуюсь; если и ты познаешь, то начнешь радоваться». Но Святославъ любилъ только войну и свою воинскую языческую дружину. Онъ не послушался матери. Скорбѣла о томъ княгиня Ольга, но и утѣшилась, говоря: «Воля Божія да будетъ!» И молилась она день и ночь о Русскомъ народѣ и о своемъ княжескомъ родѣ, чтобы далъ ему Богъ познать вѣру истинную. Свято поживъ, свято и скончалась она 11 Іюля 969 года. Лѣтописецъ говорилъ о ней: «Памятна она Русскимъ людямъ и Русской землѣ и была для нея какъ-бы зарей, предвѣщавшей восходъ солнца». Взошло это солнце въ лицѣ избранника Божія, князя Владиміра, краснаго солнышка, какъ зовется онъ въ народныхъ былинахъ.

II. Князь Владиміръ до обращенія его къ христіанству.

Владиміръ былъ младшимъ изъ трехъ сыновей Святослава. Послѣ кончины Ольги, Святославъ (въ 970 г.) отправился далеко на войну, а сыновей оставилъ княжить въ Русской землѣ въ особыхъ для каждаго удѣлахъ. Владиміру далъ въ удѣлъ Новгородъ, куда и отправился онъ съ своимъ дядей по матери Добрынею, который былъ язычникомъ. Молодой князь выросталъ среди язычниковъ, свыкался съ язычествомъ, съ его грубыми суевѣріями и нравами. Явно стало это, когда онъ достигъ возраста 20 лѣтъ. Настала смута въ Русской землѣ. По смерти Святослава, сыновья его немного лѣтъ прожили въ мирѣ. Произошла ссора и война между старшимъ братомъ Ярополкомъ, княжившимъ въ Кіевѣ, и среднимъ Олегомъ, который и погибъ въ ней. Заслышалъ о томъ Владиміръ въ Новгородѣ и думалъ, что Ярополкъ погубитъ и его. Изъ Новгорода бѣжалъ Владиміръ за море къ Варягамъ, какъ назывались заморскіе дружинники, приходившіе на службу къ нашимъ князьямъ. Ярополкъ завладѣлъ Новгородомъ. Но потомъ Владиміръ возвратился съ большою дружиною Варяговъ и вмѣстѣ съ Добрынею пошелъ къ Кіеву на Ярополка. На пути къ Кіеву овладѣлъ онъ Полоцкомъ, гдѣ княжилъ подручный Ярополку князь Рогвольдъ. По наущенію Добрыни, Рогвольдъ и два сына его убиты, а дочь его Рогнѣда насильно взята въ жены Владиміру. Такъ сказался языческій нравъ Владиміра, воспитавшійся въ немъ вдали отъ Кіева, вдали отъ христіанства. Изъ Полоцка Владиміръ двинулся къ Кіеву на Ярополка, который и погибъ въ этой войнѣ, а Владиміръ овладѣлъ Кіевомъ и сталъ теперь однимъ для всей Руси княземъ. Это было въ 980 году.

Но, ставъ единовластнымъ княземъ, Владиміръ не замедлилъ проявить свой умъ и радѣніе о благѣ и славѣ своей страны, а также и доброту къ народу, ибо таковъ былъ нашъ князь по своей природѣ, которой не могло сильно исказить и грубое язычество.

Свой умъ и свое радѣніе о Русскомъ народѣ онъ показалъ тотчасъ, когда не далъ пришлымъ Варягамъ-гордецамъ брать окупъ или денежный сборъ съ жителей Кіева, будто-бы завоеваннаго ими, Варягами. Немногихъ, но лучшихъ изъ этихъ Варяговъ онъ привлекъ на свою службу и размѣстилъ по разнымъ городамъ, а прочихъ выслалъ прочь изъ Россіи. И стали Кіевляне любить Владиміра, видя, что онъ не даетъ своихъ въ обиду чужимъ пришельцамъ. Твердо оберегалъ онъ единство Русской земли и государственный союзъ Славяно-Русскихъ племенъ, приводя въ покорность тѣ изъ нихъ, которыя пытались отпасть отъ этого единства и союза. Мужественно защищалъ онъ Русскую землю и отъ непріязненныхъ сосѣдей. Отъ Ляховъ онъ возвратилъ занятые ими города въ Славлно-Русской землѣ, называвшейся Червенскою или Красною Русью, что нынѣ Галичина, сосѣдняя съ нашею Подоліею, Волынью и Холмскою Русью. Онъ усмирилъ и обложилъ данью дикихъ Ятвяговъ, которые изъ своихъ лѣсовъ и болотъ дѣлали разбойническіе набѣги на Русскихъ. Онъ съ своимъ дядей Добрыней ходилъ на Болгаръ, жившихъ за Волгою по р. Камѣ, побѣдилъ ихъ и обязалъ быть въ мирѣ съ Русью. Чрезъ свои походы на разные концы Русской земли, Владиміръ и самъ ближе знакомился съ нею и съ жившими въ ней племенами и давалъ имъ видѣть себя, свою власть и силу. Слава его росла въ народѣ. Славенъ онъ былъ не только властію и силою, но и добрымъ смысломъ и правдою, съ какими управлялъ землею, и ласкою, какую являлъ народу. Въ Кіевѣ собирались къ нему на думу о важныхъ дѣлахъ, бывали и на его княжескихъ обѣдахъ бояре, ратные дружинники и земскіе старѣйшины, и отсюда добрая слава о князѣ разносилась по всей землѣ Русской. Все это даровано было Русскому князю для того, чтобы потомъ сталъ онъ и для Кіева, и для всего Русскаго народа вождемъ и наставникомъ въ самомъ важнѣйшемъ и высшемъ дѣлѣ — въ просвѣщеніи его святою вѣрою христіанскою.

Въ первые годы своего княженія въ Кіевѣ онъ оставался язычникомъ и даже показывалъ усердіе къ язычеству. Такъ, въ самомъ началѣ своего княженія въ Кіевѣ ставилъ онъ по Кіевскимъ горамъ разныхъ идоловъ, а на холмѣ подлѣ своего княжескаго терема-дворца поставилъ идола Перуна: идолъ былъ изъ дерева, голова его была серебренная, а усъ — золотой. Дядя Владиміра Добрыня поставилъ Перуна и въ Новгородѣ, надъ р. Волховомъ. Рады были язычники такой набожности князя, собирались на свои мольбища предъ идолами, приводили сюда своихъ сыновей и дочерей, приносили идоламъ кровавыя жертвы. И сквернилась земля Русская сими жертвами, говоритъ лѣтописецъ. Однажды, возвратясь въ Кіевъ изъ похода на Ятвяговъ, Владиміръ, въ благодарность за побѣду надъ ними, одержанную будто-бы съ помощію идольскихъ боговъ, сталъ съ своими людьми приносить жертвы идоламъ. Обрадованные язычники, старцы и бояре, сказали: «Бросимъ жребій на отрока или дѣвицу, и на кого падетъ жребій, того зарѣжемъ въ жертву богамъ». Былъ тогда между Кіевскими христіанами Ѳеодоръ, Варягъ, пришедшій изъ Греціи и державшій вѣру Христову тайно. Былъ у него сынъ Іоаннъ, прекрасный лицомъ и душою. На него палъ жребій, по зависти діавола, желавшаго погубить христіанина, какъ разсуждаетъ лѣтописецъ. Пришли къ дому Варяга-христіанива посланцы отъ язычниковъ и сказали: «На сына твоего палъ жребій и боги хотятъ его въ жертву». Христіанинъ отвѣчалъ: «Это не боги, а дерево, которое сегодня есть, а завтра сгніетъ. Богъ единъ, Которому служатъ Греки. Онъ сотворилъ небо и землю, солнце, луну и звѣзды и самаго человѣка и далъ людямъ жить на землѣ. А ваши боги — что сдѣлали? — они сами сдѣланы. Не дамъ сына моего бѣсамъ». Услышавъ такой отвѣтъ, язычники уже цѣлою толпою и съ оружіемъ кинулись къ дому христіанина и застали его и сына въ сѣняхъ. «Дай намъ сына на жертву богамъ!» — кричали они. «Если они боги, — смѣло отвѣчалъ Ѳеодоръ, то пусть пошлютъ одного изъ среды себя и сами возьмутъ сына моего, а вы зачѣмъ требуете его?» Язычники взялись за топоры и подсѣкли сѣни; христіане, отецъ и сынъ, упали и побиты на смерть. То были первые наши мученики за вѣру. Но то были и послѣдніе мученики при князѣ Владимірѣ.

III. Обращеніе князя Владиміра къ христіанству.

Дошли до слуха князя Владиміра слова христіанина Ѳеодора о ничтожествѣ идоловъ и о единомъ Богѣ, Творцѣ неба и земли, Которому служатъ Греки. И сталъ онъ прислушиваться къ подобнымъ словамъ и другихъ христіанъ, которые оставались въ Кіевѣ отъ времени святой Ольги и теперь, одушевленные мужествомъ и подвигомъ за вѣру св. мучениковъ Ѳеодора и Іоанна, старались защитить свою вѣру предъ княземъ. Они постарались оживить въ душѣ его заглохшія воспоминанія о святой Ольгѣ и тѣмъ болѣе успѣвали, что и во всемъ народѣ жива была слава о ней, какъ мудрѣйшей женѣ и государынѣ. Наконецъ внутренняго руководителя на пути къ Богопознанію нашелъ Владиміръ въ себѣ самомъ, въ своемъ добромъ разумѣ, какой дарованъ былъ ему отъ Бога и озаренъ благодатіею Божіею, внутренно призывавшею его на путь спасенія. Блаженный митротолитъ Иларіонъ, помнившій князя Владиміра, говоритъ о немъ: «Когда жилъ онъ и землю свою управлялъ съ правдою, мужествомъ и смысломъ, — пришло на него посѣщеніе Всевышняго, призрѣло на него всемилостивое око благаго Бога, и возсіялъ въ сердцѣ его разумъ; онъ уразумѣлъ суету идольскаго заблужденія и взыскалъ единаго Бога, сотворившаго все видимое. А особенно, онъ всегда слышалъ о православной, христолюбивой и сильной вѣрѣ земли Греческой, какъ чтутъ тамъ единаго Бога въ Троицѣ и покланяются Ему, какъ творятся тамъ силы, чудеса и знаменія, какъ церкви тамъ полны людей, какъ въ селеніяхъ и городахъ благовѣрныхъ всѣ прилежатъ къ молитвѣ, всѣ предстоятъ Богу. Слыша все сіе, возгорѣлся онъ духомъ и возжелалъ сердцемъ — быть христіаниномъ и обратить всю землю въ христіанство».

Другіе повѣствователи древніе даютъ намъ еще полнѣе знать о томъ, какъ разумный князь пришелъ къ мысли и желанію принять Христову вѣру отъ Грековъ. По ихъ повѣствованію, онъ пришелъ къ этой мысли послѣ многаго испытанія или развѣдыванія о разныхъ вѣрахъ, и было это такъ. Возжелавъ обратиться самъ и обратить всю землю Русскую въ христіанство, Владиміръ, какъ разумный государь, понималъ, что перемѣна старой вѣры на новую есть дѣло великое. Онъ не спѣшилъ съ этимъ дѣломъ, желалъ глубже поразмыслить о немъ и посовѣщаться о немъ съ лучшими людьми изъ народа, чтобы привесть и ихъ въ свою мысль. Между тѣмъ слухъ о томъ, что славный и сильный Русскій князь готовится принять новую вѣру, дошелъ въ сосѣднія разновѣрныя страны. Явились въ Кіевъ учители разныхъ вѣръ, и каждый желалъ обратить князя въ свою вѣру. Сначала пришли магометанскіе (бусурманскіе) учители изъ Болгаръ-Турокъ, жившихъ за Волгою на р. Камѣ, которыхъ незадолго предъ тѣмъ побѣдилъ Владиміръ. Теперь они говорили ему: «Ты, князь, мудръ и смысленъ, а не знаешь закона. Вѣруй въ нашъ законъ и поклонись Магомету». А какая вѣра ваша? — спросилъ Владиміръ. Но какъ стали они хвалить свою вѣру, то разумный князь не долго слушалъ ихъ, сразу замѣтилъ, что ихъ вѣра далека отъ истинной вѣры и отослалъ прочь учителей.

Пришли учители отъ Нѣмцевъ и сказали: «Пришли мы отъ Римскаго папы, и онъ говоритъ тебѣ: земля твоя какъ наша земля, а вѣра твоя не какъ наша вѣра. Наша вѣра свѣтъ, мы кланяемся Богу, Который сотворилъ небо и землю, и звѣзды, и мѣсяцъ, и всякую живую тварь, а ваши боги дерево». Какія у васъ заповѣди? — спросилъ Владиміръ. Нѣмцы отвѣчали: «Постъ у насъ не строгъ, постимся по силѣ, а кто ѣстъ или пьетъ, то все во славу Божію». Видимо, что такою льготностію въ постахъ они хотѣли обольстить князя Владиміра, еще не крещеннаго. Но Владиміръ на все отвѣтилъ коротко: «Идите назадъ, отцы наши не принимали вашей вѣры». Понятно, онъ вспомнилъ здѣсь то, что святая Ольга и другіе, бывшіе уже въ Руси христіане, принимали вѣру отъ Грековъ, а не отъ Нѣмцевъ и не отъ папы.

Заслышавъ о бывшихъ у Владиміра учителяхъ, Жиды изъ Хозаръ, жившихъ по низовьямъ Волги и Дона, отважились прислать и своихъ учителей. Эти сказали Владиміру: «Христіане вѣруютъ въ Того, Кого мы распяли, а мы вѣруемъ Богу Авраамову, Исаакову и Іаковлю».»Какой законъ вашей вѣры?» — спросилъ Владиміръ. Жиды сказали про свой законъ. «А гдѣ ваша родная земля?» — спросилъ Владиміръ. Жиды отвѣтили: «Разгнѣвался на насъ Богъ и за грѣхи наши разсѣялъ насъ по разнымъ странамъ, а земля наша отдана христіанамъ». «Такъ что же вы учите другихъ, будучи сами отвержены Богомъ. Если бы Богъ любилъ васъ, то вы не были бы расточены по чужимъ землямъ. Хотите, чтобы такая доля злая постигла и насъ?» Со стыдомъ ушли Жидовскіе учители.

Послѣ всѣхъ пришелъ проповѣдникъ отъ православныхъ Грековъ. Прежде всего онъ объяснилъ Владиміру лживость и мерзость вѣры бусурманской, неправоту ученія Нѣмцевъ, хотя и христіанскаго, но не во всемъ согласнаго съ ученіемъ Христовымъ. Но тутъ Владиміръ сказалъ: «Приходили ко мнѣ Жиды и говорили, что христіане, Нѣмцы и Греки, вѣруютъ въ Того, Кого мы, Жиды, распяли». «Подлинно такъ, отвѣтилъ проповѣдникъ, ибо и древніе Іудейскіе пророки предсказали о рожденіи, страданіи, распятіи, смерти, воскресеніи и вознесеніи Господа, и тѣхъ пророковъ Іудеи избивали. А когда сбылось все предсказанное пророками, и Іудеи остались невѣрными, то Богъ разсѣилъ ихъ по чужимъ странамъ». Владиміръ спросилъ: «Но для чего Богъ приходилъ на землю и принялъ страданія?» Проповѣдникъ отвѣтилъ: «Если хочешь, князь, послушать, скажу тебѣ о всемъ съ самаго начала». — «Радъ, послушаю», сказалъ князь.

Въ длинной и разумной бесѣдѣ проповѣдникъ изложилъ князю по святымъ книгамъ о твореніи міра и человѣка, о грѣхопаденіи первыхъ людей и его горькихъ плодахъ, о потопѣ, о разсѣяніи людей по всей землѣ, о древнихъ патріархахъ и пророкахъ, чрезъ которыхъ Богъ открывалъ избранному народу Израильскому вѣру истинную, о великихъ чудесахъ и знаменіяхъ, явленныхъ сему народу для охраненія вѣры въ немъ, о пророчествахъ и прообразованіяхъ, какими Богъ открывалъ людямъ объ имѣвшемъ придти на землю Сынѣ Божіемъ, Спасителѣ міра, потомъ о самомъ пришествіи Его въ міръ, о благовѣщеніи архангеломъ святой Дѣвѣ Маріи, о рожденіи отъ Нея Спасителя, о Его крещеніи, о Его ученіи, чудесахъ, страданіи, распятіи, крестной смерти, воскресеніи, вознесеніи и наконецъ о томъ, что Онъ придетъ совершить послѣдній страшный судъ надъ праведными и грѣшными. При этомъ внезапно открылъ бывшую при немъ картину страшнаго суда съ изображеніемъ на ней по правой сторонѣ праведныхъ, призываемыхъ къ блаженству вѣчному, а по лѣвой — грѣшныхъ, осужденныхъ на муки вѣчныя. Владиміръ глубоко вздохнулъ, и сказалъ: «Добро симъ одесную, горе же симъ ошую». Проповѣдникъ сказалъ: «Если хочешь быть одесную съ сими, то крестись». Владиміръ сказалъ въ сердцѣ своемъ: подожду еще немного, желая еще испытать о вѣрахъ. Проповѣдника отпустилъ онъ съ честію и съ дарами. То было въ 986 году.

Въ слѣдующемъ 987 г. князь Владиміръ созвалъ бояръ и старцевъ градскихъ и сказалъ имъ о бывшихъ у него послахъ, хвалившихъ свои вѣры. Бояре и старцы отвѣчали: «Князь, никто не охуждаетъ своей вѣры, а каждый хвалитъ свою вѣру. Но избери мужей смышленныхъ и мудрыхъ и пусть они пойдутъ и испытаютъ тѣ вѣры на ихъ мѣстахъ». Избраны десять мужей, которые, по приказу Владиміра, ходили къ Камскимъ Болгарамъ, къ Нѣмцамъ и потомъ къ Грекамъ въ Царьградъ. Здѣсь тогда царствовали братья: старшій — Василій и младшій — Константинъ. Когда Русскіе послы представились царю Василію и объявили зачѣмъ пришли, то царь обрадовался, оказалъ честь посламъ, а патріархъ все отлично приготовилъ для торжественнаго богослуженія въ церкви святой Софіи, которая была величайшею и благолѣпнѣйшею церковію въ свѣтѣ. Ко времени богослуженія царь самъ пошелъ въ церковь съ Русскими послами, поставилъ ихъ на такомъ мѣстѣ, чтобы они могли видѣть всю красоту церковную, все благолѣпіе церковной службы.

Изумились Русскіе послы и похвалили Греческую христіанскую службу. Цари Василій и Константинъ отпустили ихъ въ свою землю, почтили дарами. Когда пришли они въ Кіевъ, Владиміръ опять собралъ бояръ и старцевъ, пришелъ самъ въ собраніе, и здѣсь велѣлъ посламъ разсказать то, что видѣли. Послы говорили: «Ходили мы къ Болгарамъ и видѣли службу ихъ въ мечети; служба ихъ печальная и странная, а законъ не добръ. Были мы и у Нѣмцевъ, видѣли службу ихъ, но въ ней не видѣли никакой красоты. Пришли мы къ Грекамъ, и ввели они насъ туда, гдѣ служатъ они Богу своему: и не знаемъ — на небѣ или на землѣ были мы. Нѣтъ такого вида и такой красоты на землѣ. Недоумѣваемъ, какъ и разсказать о ней, только знаемъ, что тамъ Богъ пребываетъ съ людьми, и что служба ихъ лучше, чѣмъ во всѣхъ странахъ. Не можемъ мы забыть этой красоты, и какъ всякій человѣкъ, вкусивъ сладкаго, не принимаетъ горькаго, такъ и мы не можемъ быть при здѣшней нашей службѣ». Бояре и старцы сказали Владиміру: «Если-бы Греческій законъ былъ худой, то твоя бабка Ольга не приняла бы крещенія, а она была мудрѣйшая изъ людей». Владиміръ сказалъ: «Воля Господня да будетъ! Но гдѣ же принять намъ крещеніе?» Гдѣ тебѣ любо, — отвѣчали бояре и старцы. Такъ мудро и счастливо устраивалось начатое великое дѣло. Князь Владиміръ, самъ уже склоняясь принять Греческую христіанскую вѣру, далъ и своимъ боярамъ и старцамъ градскимъ увѣриться, что эта вѣра наилучшая, что она одна истинная вѣра, чтобы они приняли ее по доброй волѣ, съ добрымъ сердцемъ.

IV. Крещеніе князя Владиміра въ Корсуни.

Въ слѣдующемъ 988 году князь Владиміръ замыслилъ идти съ войскомъ на Греческій городъ Корсунь, находившійся въ Крыму поблизости отъ нынѣшняго Севастополя. Предъ отправленіемъ въ походъ Владиміръ молился: «Господи Боже, Владыко всѣхъ! Сего у Тебя прошу, дай мнѣ взять тотъ городъ, да приведу я оттуда христіанъ и священниковъ, и да научатъ они людей моихъ закону христіанскому». Была у князя и другая цѣль похода. Въ язычествѣ Владиміръ, по языческому обычаю, имѣлъ много женъ. Теперь онъ рѣшился жить съ одною женою по христіанскому браку. Но онъ хотѣлъ имѣть такою женою сестру Греческихъ царей, о которой слышалъ, — хотѣлъ для того, чтобы при христіанской и образованной женѣ, какою была Греческая царевна, болѣе направить себя на законъ христіанскій и христіанскіе нравы. А было ему извѣстно, что Греческіе цари нелегко согласятся отдать ему въ замужество свою сестру. И задумалъ онъ грозою заставить ихъ согласиться на это. Не будемъ удивляться такой думѣ нашего князя. Онъ, хотя уже рѣшился быть христіаниномъ, но еще не крестился, не сподобился той благодати Христовой, которая смягчаетъ сердце и учитъ смиренію. Наконецъ онъ думалъ, и думалъ основательно, что, породнившись съ Греческими царями, онъ расположитъ какъ ихъ, такъ и другихъ Грековъ, искреннѣе помогать ему въ устроеніи христіанской церкви въ Россіи. И такъ, князь Владиміръ пошелъ на Корсунь.

То былъ городъ большой, богатый и крѣпкій. Долго осаждалъ его Владиміръ, но безъ успѣха. Наконецъ онъ узналъ, что за городомъ есть въ землѣ трубы, черезъ которыя городъ снабжается водою, что, перекопавъ эти трубы, онъ отниметъ воду у города и тѣмъ принудитъ его къ сдачѣ. Услышавъ это, Владиміръ, воззрѣвъ на небо, сказалъ: «Если это сбудется, то я крещусь». Сбылось это, Владиміръ овладѣлъ Корсунемъ; тотчасъ приступилъ онъ къ дѣлу, для котораго пришелъ.

Послалъ онъ сказать Греческимъ царямъ: «Я взялъ вашъ славный городъ; слышу, что у васъ есть сестра дѣвица, отдайте ее мнѣ въ замужество, иначе я пойду и на вашъ Царьградъ». Цари прислали отвѣтъ: «Нѣтъ у насъ обычая отдавать христіанокъ въ замужество некрещеннымъ. Но если ты крестишься, то получишь и царевну, пріобрѣтешь и Царство небесное и будешь единовѣренъ съ нами». Владиміръ сказалъ царскимъ посламъ: «Передайте царямъ, что я готовъ креститься, ибо уже прежде я испыталъ вашъ законъ и люба мнѣ ваша вѣра, любо и церковное служеніе, о которомъ сообщили мнѣ посланные мною мужи». Цари стали просить свою сестру Анну, чтобы согласилась пойти замужъ за Владиміра, а ему послали сказать: «Прежде крестись, а потомъ пришлемъ нашу сестру». Владиміръ послалъ отвѣтъ: «Пусть съ царевною придутъ священники и крестятъ меня». Цари стали опять уговаривать сестру идти къ Владиміру; она отказывалась, боясь идти въ чужую землю. Но братья сильно упрашивали ее, говоря: «Быть можетъ чрезъ тебя обратитъ Богъ Русскую землю къ вѣрѣ истинной, а Греческую землю избавитъ отъ бѣды, какою грозитъ ей сильная Русь». Царевна согласилась. Простившись съ родными, царевна, въ сопутствіи царскихъ пословъ и священниковъ, отправилась на кораблѣ въ Корсунь. Здѣсь граждане встрѣтили ее съ поклономъ и радостію и помѣстили въ палатѣ, находившейся близъ соборной церкви святой Софіи, подлѣ которой была и другая патата, гдѣ помѣщался князь Владиміръ.

Между тѣмъ, по Божію устроенію, Владиміръ разболѣлся глазами такъ, что ослѣпъ и сильно горевалъ. Богъ посѣтилъ его такимъ горемъ, чтобы смирить его душу въ тотъ часъ, когда ему предстояло сподобиться великой благодати святаго крещенія, и чтобы дать ему познать чудесную силу своей благодати въ крещеніи, какъ далъ Онъ познать апостолу народовъ св. Павлу. Невѣста царевна послала сказать Владиміру: «Если желаешь избавиться отъ болѣзни, то крестись». «Если сбудется это, то по истинѣ великъ Богъ христіанскій», воскликнулъ Владиміръ и просилъ крестить его. Въ соборной церкви св. Софіи Корсунскій епископъ съ царевниными священниками огласилъ князя по церковному чину и совершилъ святое крещеніе, нарекши Владиміра Василіемъ. Въ крещеніи совершилось чудо благодати Божіей: когда епископъ, при погруженіи крещаемаго въ святую воду, возложилъ на него руку, Владиміръ прозрѣлъ и въ великой радости прославилъ Бога и воскликнулъ: «теперь я увидѣлъ Бога истиннаго!» Такъ прозрѣлъ онъ и тѣлесно и духовно. Видя такое чудо благодати, крестились многіе изъ воинской дружины его.

Въ благодарность Греческимъ царямъ, Владиміръ возвратилъ имъ городъ Корсунь, а въ благодарность народу и въ память о своемъ крещеніи построилъ въ немъ церковь св. Іоанна Крестителя. Собираясь съ княгинею Анною въ обратный путь, онъ пригласилъ идти съ нимъ въ Русь и священниковъ — и тѣхъ, какіе пришли съ царевною изъ Царьграда, и другихъ изъ самаго Корсуня, пріобрѣлъ священные сосуды, иконы, испросилъ и бывшія въ Корсуни мощи св. Климента и его ученика Фива на благословеніе себѣ и своей странѣ. Благословляя князя на путь, Корсунскій епископъ преподалъ ему Символъ святой вѣры, съ пространнымъ изложеніемъ всего православнаго христіанскаго ученія, которое и принялъ Владиміръ какъ завѣтъ отъ церкви Греческой для церкви Русской. Радостно, съ вѣрою въ сердцѣ, съ крестомъ на груди, отправился онъ въ свою землю и прибылъ въ Кіевъ. По преданію, въ слѣдъ за нимъ прибылъ въ Кіевъ и присланный изъ Царьграда митрополитъ Михаилъ съ нѣсколькими епископами, чтобы совершить крещеніе Руси и устроить Русскую церковь.

V. Крещеніе Славяно-Русскаго народа въ Кіевѣ и по всей землѣ Русской.

По прибытіи въ Кіевъ, князь Владиміръ прежде всего крестилъ своихъ 12 сыновей, которымъ даны новыя христіанскія имена, съ сохраненіемъ и прежнихъ родныхъ Русскихъ именъ. Затѣмъ Владиміръ крестилъ и весь домъ свой, всѣхъ близкихъ къ княжеской семьѣ и къ княжескому двору. По примѣру князя и его дома крестились тѣ бояре и лучшіе изъ старѣйшинъ, которые уже прежде были въ одной мысли съ княземъ о святой вѣрѣ. То былъ добрый примѣръ и для остальнаго народа.

Теперь Владиміръ далъ повелѣніе разрушать, разсѣкать и сожигать идоловъ, а главнаго идола Перуна привязать къ конскому хвосту и тащить съ горы по Боричеву спуску на ручей, впадавшій въ Днѣпръ, приставивъ 12 воиновъ, которые били идола. Это онъ сдѣлалъ, какъ объясняетъ лѣтописецъ, не для того, чтобы идолъ чуялъ удары, а на поруганіе бѣсу, который обольщалъ народъ идольскимъ служеніемъ, ибо и слово Божіе говоритъ, что идолы языкъ бѣсове (Псал. 95, 5). Многіе изъ суевѣрныхъ язычниковъ плакали по своемъ Перунѣ, когда его тащили съ горы и били, а потомъ спустили на Днѣпръ. Они бѣжали за нимъ по берегу, думая, что идолъ выплыветъ, но воины, по приказу Владиміра, отталкивали его, когда его прибивало водой къ берегу, и такъ прогнали его далеко. Народъ увидѣлъ, что боги его ничтожны и терялъ вѣру въ нихъ.

Затѣмъ Владиміръ сталъ приготовлять народъ къ крещенію. Сначала собирали народъ по громадамъ, и здѣсь бояре и старѣйшины, уже прежде бывшіе въ одной думѣ и вѣрѣ съ Владиміромъ, уговаривали народъ креститься. Священники, прибывшіе изъ Царьграда и Корсуни, съ помощію тѣхъ бояръ и старѣйшинъ и тѣхъ христіанъ и священниковъ, какіе уже были въ Кіевѣ со времени св. Ольги, наставляли народъ о святой вѣрѣ. Самъ Владиміръ являлся въ народъ и своимъ княжескимъ словомъ училъ и вразумлялъ его. Послѣ всего этого Владиміръ назначилъ день крещенія и на канунѣ его разослалъ вѣстниковъ по всему городу съ повелѣніемъ: «Кто не явится завтра на рѣкѣ, богатый-ли бѣдный-ли, тотъ будетъ противенъ мнѣ». Слыша это, люди съ радостію готовились идти на рѣку, говоря: «Если бы это было не добро, то князь и бояре не приняли бы сего». Другіе соглашались идти потому, что не хотѣли противиться державной власти любимаго князя.

Насталъ день — по истинѣ великій день Господень для Кіева. Съ утра со всѣхъ концовъ города Кіевляне въ безчисленномъ множествѣ стекались къ мѣсту крещенія на р. Днѣпръ тамъ, гдѣ въ то время сливалась съ нимъ р. Почайна: стекались мужи и жены, родители и дѣти, старые и молодые, богатые и бѣдные, домоховяины и ихъ работники. Прибылъ на берегъ самъ князь съ святителемъ Михаиломъ и соборомъ епископовъ и священниковъ, и съ своими новокрещенными боярами. Собрались и другіе христіане изъ давнихъ, чтобы участвовать въ священномъ торжествѣ. На нарочито устроенномъ мѣстѣ у берега возвышался святой крестъ, стали совершители таинства въ священныхъ ризахъ и призвали молитвенное благословеніе на воду Днѣпра, имѣвшаго стать священною купелію Кіевлянъ. По данному знаку, громады ихъ, особо мужчины, особо женщины, оставивъ одежды, вошли въ воду: подростки стали у берега, взрослые глубже — одни по шею, другіе по грудь и третьи до пояса; отцы и матери держали на рукахъ дѣтей, старцевъ поддерживали взрослые. При каждой громадѣ находились и «совершенные», то есть, христіане, чтобы руководить крещаемыхъ въ обрядахъ таинства. Святители и священники читали молитвы крещенія, нарекали имена крещаемыхъ, общія для каждой громады ихъ. Съ троекратнымъ погруженіемъ въ воду крещаемыхъ во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, совершилось великое таинство духовнаго возрожденія безчисленнаго множества народа. И была радость на небѣ и на землѣ о толикомъ множествѣ спасаемыхъ! Радовались и крестившіе, и крещенные, и всѣ свидѣтели священнаго торжества, въ память о которомъ самое мѣсто крещенія названо святымъ мѣстомъ. Но паче всѣхъ радовался самъ виновникъ торжества, блаженный князь Владиміръ. Въ благоговѣйной радости возвелъ онъ очи къ небу и молился: «Боже великій, сотворивый небо и землю! призри на новыя люди сія, дай имъ Господи, увѣдѣти Тебе, Истиннаго Бога, якоже увѣдѣша другія христіанскія страны, утверди въ нихъ вѣру правую и несовратную и мнѣ помози на супротивнаго врага спасенія человѣческаго, да надѣяся на Тя и на Твою державу, побѣждаю козни его».

Вслѣдъ затѣмъ Владиміръ издалъ повелѣніе строить въ Кіевѣ церкви для новыхъ христіанъ и крестить народъ, строить церкви и по всѣмъ городамъ и селамъ Русской земли. Преданіе гласитъ, что онъ и самъ и не одинъ разъ обходилъ съ епископами и священниками разные города и области Русской земли, созывалъ народъ слушать слова о вѣрѣ Христовой и потомъ повелѣвалъ крестить его и строить церкви. Такъ, по преданію, Владиміръ былъ въ землѣ Волынской, гдѣ крестилъ народъ и построилъ городъ Владиміръ и въ немъ церковь; былъ въ землѣ Суздальской, насадилъ и здѣсь христіанскую вѣру и построилъ церковь. Бывалъ, по преданію, и въ другихъ земляхъ. По его волѣ, обходили Русскую землю съ проповѣдію Евангелія святитель Михаилъ и епископы, доходили до Новгорода на сѣверѣ и Ростова на сѣверо-востокѣ. Съ 992 года Владиміръ съ новымъ митрополитомъ Леонтіемъ учредилъ постоянныхъ епископовъ въ нѣсколькихъ городахъ, какъ-то: въ Новгородѣ, Ростовѣ, Владимірѣ Волынскомъ, Черниговѣ, Бѣлгородѣ (нынѣ Бѣлгородка близь Кіева), а потомъ и въ другихъ. Епископы продолжали разрушать идолослуженіе, благовѣстить св. вѣру и крестить народъ. Имъ помогали княжескіе бояре, посадники и старцы градскіе, прежде другихъ ставшіе христіанами въ Кіевѣ или въ своихъ городахъ. А когда стали подростать сыновья Владиміра, то онъ разсаживалъ ихъ на удѣлы по городамъ и областямъ и, какъ говоритъ преданіе, заповѣдывалъ имъ, вмѣстѣ съ епископами, священниками и боярами, повсюду въ своихъ удѣлахъ разрушать идолослуженіе, обращать народъ въ христіанство и строить церкви. Такіе удѣлы или княженія сыновей Владиміра были въ Новгородѣ, Псковѣ, Полоцкѣ, Смоленскѣ, Ростовѣ, Муромѣ и Черниговѣ, землѣ Древлянской, на Волыни и въ далекой Тмутаракани у Азовскаго моря. Въ тѣхъ городахъ, гдѣ не бывало ни князей, ни епископовъ, повелѣніе Владиміра о крещеніи народа исполняли намѣстники и священники. Такимъ образомъ, по волѣ Владиміра, проповѣдь вѣры Христовой огласила всѣ концы земли Русской.

Понятно, что не повсюду грубые и темные язычники легко покидали своихъ боговъ, не вездѣ охотно слушали свѣтлую проповѣдь Евангелія и шли на святое крещеніе. Скорѣе и охотнѣе внимали слову вѣры Христовой и шли на крещеніе жители городовъ и селъ ближайшихъ къ Кіеву, который былъ престольнымъ городомъ великаго князя и служилъ имъ примѣромъ. Въ мѣстахъ, болѣе далекихъ отъ Кіева, язычники показывали и упорство. Но благовѣріе князя-просвѣтителя было соединено съ властію, какъ говоритъ о немъ блаженный митрополитъ Иларіонъ. Сія-то Богомъ данная власть князю послужила на добро и спасеніе Русской землѣ. Покорялись сей власти язычники, вразумлялись и внимали слову вѣры и спасенія особенно тамъ, гдѣ слышали его отъ самого князя. Смирялись и вразумлялись и болѣе упорные и тамъ, гдѣ исполняли властную волю князя другіе. Такъ было въ Новгородѣ. Когда пришли сюда проповѣдники вѣры и съ ними княжескіе бояре Добрыня и Путята, то Новгородцы поднялись оборонять своихъ боговъ. Но были усмирены и потомъ болѣе разумные изъ нихъ послушали святой проповѣди и крестились, а святитель Михаилъ поставилъ имъ священниковъ. Затѣмъ прибылъ сюда епископъ Іоакимъ Корсунянинъ, а чрезъ нѣкоторое время князь Ярославъ, получившій отъ отца въ удѣлъ Новгородъ. Іоакимъ, поддерживаемый сыномъ великаго князя, разрушилъ остававшихся еще въ Новгородѣ идоловъ, въ томъ числѣ и Перуна. Его обвязали веревкою и стащили въ рѣку Волховъ, били и пихали палками, чтобы онъ подальше отплылъ, и грубые суевѣры не переняли бы его. На слѣдующее утро одинъ подгородный сельчанинъ замѣтилъ, что Перунъ прибитъ волною къ берегу Волхова; сельчанинъ толкнулъ его, сказалъ: «Досыта ты, Перунищѣ, ѣлъ и пилъ, теперь иди прочь». Сельчанинъ вспомнилъ здѣсь про то недавнее время, когда язычники приносили Перуну въ жертву яства и питья, животныхъ, даже людей и уже уразумѣлъ мерзость такого суевѣрія. Стали вразумляться и другіе, и блаженный Іоакимъ крестилъ весь народъ въ Новгородѣ и окрестныхъ городахъ и селахъ. Въ далекихъ городахъ Ростовѣ и Муромѣ язычество было также упорно и христіанство принято не сразу. Первые епископы его Ѳеодоръ и Иларіонъ, Греки, встрѣтили такое противленіе въ язычникахъ, что принуждены были удалиться изъ Ростова. Видѣли сопротивленіе язычниковъ и князья, сыновья князя Владиміра: святой Борисъ въ Ростовѣ и святой Глѣбъ въ Муромѣ.

Вообще во всѣхъ областяхъ Русской земли крестились въ цѣломъ составѣ своемъ собственно Славянскія племена, ибо, по родству и большему знакомству между собою, они легче могли слѣдовать одни за примѣромъ другихъ въ общемъ для всѣхъ дѣлѣ святаго крещенія, лучше понимали и проповѣдь на общемъ Славяно-Русскомъ языкѣ ихъ. Изъ Русскихъ Славянъ только Вятичи, жившіе по верховьямъ р. Оки, не успѣли просвѣтиться христіанствомь при Владимірѣ. Но великое большинство Славянскихъ племенъ Владиміръ успѣлъ крестить и положить начатокъ христіанства среди остальныхъ племенъ Славянскихъ и инородческихъ.

Во многихъ странахъ Латинскихъ и Нѣмецкихъ при насажденіи христіанства бывали долгія войны и великія кровопролитія. Насъ Господь Богъ избавилъ отъ сего, избавилъ властію великаго князя, которая была родною, Русскою властію, была могуча не одною силою, но и доброю славою въ народѣ.

Преданіе гласитъ, что Владиміръ ревновалъ распространить свѣтъ вѣры и среди сосѣднихъ народовъ, каковы — Камскіе Болгаре и Печенѣги. Къ первымъ онъ посылалъ проповѣдника, а затѣмъ приходили въ Кіевъ къ Владиміру и нѣкоторые князья отъ нихъ и отъ Печенѣговъ и приняли здѣсь святое крещеніе къ великой радости князя Владиміра.

VI. Христіанскія дѣла князя Владиміра.

Крестивъ Русь, князь Владиміръ сейчасъ позаботился о построеніи храмовъ для новокрещенныхъ. По крещеніи Кіевлянъ, онъ издалъ повелѣніе строить храмы тамъ, гдѣ прежде стояли идолы. То было мудрое повелѣніе; народъ, привыкшій въ язычествѣ собираться на эти мѣста для моленій, теперь по крещеніи находилъ здѣсь христіанскія церкви и тѣмъ легче забывалъ своихъ изчезнувшихъ идоловъ и учился почитать истиннаго Бога, славимаго въ христіанскихъ церквахъ. Самъ Владиміръ построилъ въ Кіевѣ церковь св. Василія, въ честь своего ангела, на томъ холмѣ, гдѣ подлѣ княжескаго терема стоялъ идолъ Перуна и гдѣ нынѣ Трехъ-Святительская церковь. Другую церковь во имя Пресвятой Богородицы воздвигъ онъ на мѣстѣ мученической кончины Варяговъ-христіанъ Ѳеодора и Іоанна. То была церковь каменная. Строилась она шесть лѣтъ съ 991 по 996 годъ, Греческими мастерами, которыхъ Владиміръ вызвалъ для сего въ Кіевъ. Освященіе ея совершено митрополитомъ и епископами съ великимъ всенароднымъ торжествомъ, на которомъ самъ князь-строитель, подобно Соломону, вознесъ молитву: «Призри съ небеси, Боже, виждь и посѣти виноградъ сей и утверди то, что насадила десница Твоя, сихъ новыхъ людей, которыхъ сердца Ты обратилъ къ познанію Тебя, Бога истиннаго. Призри и на церковь Твою сію, которую создалъ я, недостойный рабъ твой, во имя родшія Тя Матери, Приснодѣвы Богородицы. И, если кто помолится въ церкви сей, услышь молитвы его, отпусти грѣхи его, молитвъ ради Пречистыя Богородицы». Затѣмъ князь сказалъ: «Даю церкви сей отъ имѣнія моего и градовъ моихъ десятую часть», и, написавъ грамоту о томъ, положилъ ее въ самой церкви. Эта церковь и стала отъ того называться Десятинною.

Строилъ Владиміръ церкви и въ другихъ городахъ. Назидательно сказаніе лѣтописи о построеніи имъ церкви въ г. Васильевѣ (нынѣ г. Васильковъ въ Кіевской губерніи). Напали дикіе Печенѣги на этотъ городъ. Владиміръ спѣшилъ на защиту его, но подвергся опасности отъ великой силы враговъ. Онъ далъ обѣтъ Богу, что если избавится, то построитъ церковь. Богъ услышалъ его молитву и избавилъ его. Это было въ день Спаса или Преображенія Господня, 6 Августа, и потому церковь, построенная по обѣту, посвящена была Святому Спасу, во имя Преображенія Господня. По волѣ, по примѣру и при помощи Владиміра, строили святые храмы митрополиты, епископы и другіе лучшіе христіане.

Въ новыхъ христіанскихъ храмахъ открылось богослуженіе. Оно совершалось по стройному и благолѣпному чину православно-христіанской Греческой церкви, но на понятномъ народу Славянскомъ языкѣ, по тѣмъ священнымъ и церковнымъ книгамъ, какія за сто лѣтъ до Владиміра переведены были съ Греческаго на Славянскій языкъ св. Славянскими первоучителями Кирилломъ и Меѳодіемъ, принесены учениками ихъ въ Болгарію, а отъ нея пріобрѣтены Владиміромъ для Руси. И то было великимъ благодѣяніемъ для Русскихъ христіанъ, что они могли сразу услышать богослуженіе на понятномѣ языкѣ. Живѣе участвовали сердца ихъ въ церковныхъ молитвихъ, возглашаемыхъ на родномъ языкѣ. Храмы Божіи становились всенародными училищами вѣры для новыхъ христіанъ Русскихъ. Ибо здѣсь на понятномъ языкѣ слышали они и святое Евангеліе и священныя писанія пророковъ и апостоловъ, слышали все святое, истинное и спасительное ученіе вѣры и благочестія, возвѣщаемое и въ словѣ Божіемъ, и въ священныхъ молитвахъ и пѣсняхъ, сложенныхъ святыми отцами въ славу Бога и Христа Спасителя, въ похвалу Святымъ Его, въ поученіе и назиданіе вѣрующимъ. Разумѣлъ это князь Владиміръ, любилъ самъ посѣщать церковь, молиться здѣсь и слушать слова священныхъ книгъ, старался пріучить и народъ къ посѣщенію храмовъ въ дни воскресные и праздничные. Потому-то на церковные праздники и торжества онъ нарочито созывалъ бояръ, посадниковъ, старѣйшинъ изъ всѣхъ городовъ и безчисленное множество народа. И радовался князь душею и тѣломъ, видя, что люди Русскіе становятся христіанами, привыкаютъ чтить святые дни и собираться въ святые храмы.

Но разумный князь видѣлъ, что для болѣе полнаго просвѣщенія новыхъ христіанъ не довольно того ученія со словъ и слуха, какое они воспринимали въ храмѣ и при томъ въ немногіе воскресные и праздничные дни. Онъ уразумѣлъ, что для этого нужно еще обученіе книжное, какое было въ Греціи, Болгаріи и другихъ христіанскихъ странахъ. Онъ хотѣлъ, чтобы Русскіе христіане не на всегда оставались только учениками, чтобы они сами могли читать и разумѣть священныя, церковныя и другія учительныя книги, познавать изъ нихъ ученіе вѣры и благочестія, совершать по нимъ молитвы и служенія церковныя, пріобрѣтать и другія полезныя знанія, чтобы въ Русской странѣ были свои Русскіе епископы, священники и всякіе служители церкви, а также разумные слуги государству и всякіе добрые учители. Книжное ученіе Владиміръ завелъ прежде всего для своихъ дѣтей. И мы знаемъ, что сыновья Владиміра были хорошо обучены. Ярославъ, одинъ изъ старшихъ сыновей, зналъ не только Славянскія книги, но и Греческія. Св. Борисъ зналъ и могъ пѣть церковныя службы и псалмы на память, зналъ и читывалъ житія святыхъ вмѣстѣ съ братомъ своимъ Глѣбомъ, который слушалъ также чтеніе. Но не о своихъ только дѣтяхъ заботился князь Владиміръ.

Тотчасъ по крещеніи Кіевлянъ, Владиміръ далъ повелѣніе и послалъ брать дѣтей «у нарочитой чади» (то есть, у бояръ и другихъ знатныхъ людей) и отдавать ихъ на книжное ученіе. Когда забирали дѣтей въ ученіе, то матери плакали по нихъ, какъ по мертвыхъ, ибо эти матери были еще несвѣдущи, неутверждены въ вѣрѣ. Плакали матери, но не могли противиться власти князя, которая и здѣсь послужила на добро Русскимъ людямъ. По волѣ князя заведено было потомъ обученіе и для дѣтей изъ всякаго состоянія. Совѣтниками и помощниками Владиміра въ устройствѣ книжнаго ученія были митрополиты и епископы.

По сказанію о святителѣ Михаилѣ, онъ призывалъ къ себѣ учителей и наставлялъ ихъ учить дѣтей не только грамотѣ, но «и словесамъ книжнаго разума», учить вѣрѣ православной и благонравію, дѣйствовать на нихъ не гнѣвомъ и не жестокостью, а ласковостію и страхомъ, раствореннымъ любовію, и благоразумно приспособляться въ своихъ урокахъ къ силамъ и понятіямъ каждаго, умѣряя требованія для слабыхъ, чтобы они не унывали. Блаженный Іоакимъ Корсунянинъ, первый епископъ Новгородскій, имѣлъ при своей каѳедрѣ учителя Ефрема, который училъ начаткамъ вѣры людей взрослыхъ, готовившихся къ крещенію и новокрещенныхъ, училъ и дѣтей книжному чтенію и письму. Начавшись такъ, книжное ученіе разрослось на всю Русь, и скоро явились въ ней свои Русскіе чтецы, пѣвцы, діаконы, священники и самые епископы, а также книжные люди изъ всякихъ мірянъ.

Какъ просвѣщенный христіанинъ и какъ государь, попечительный о совершенномъ устроеніи церкви Божіей въ своей странѣ, Владиміръ воспринялъ для нея и тотъ порядокъ священноначальнаго управленія, какой учрежденъ самимъ Основателемъ Іисусомъ Христомъ и Его св. Апостолами и переданъ св. отцами. Отъ православной Греціи Владиміръ принялъ Кормчую, то есть книгу церковныхъ каноновъ или правилъ, которые составлены св. отцами на соборахъ вселенскихъ и помѣстныхъ на основаніи ученія и преданія апостольскаго и по разуму святой Церкви, для общаго всѣмъ руководства въ дѣлахъ церковнаго управленія и суда.

Узналъ князь изъ сей книги и со словъ святителей и о томъ, что благовѣрные Греческіе цари давали и свои законы на помощь церкви Божіей. По ихъ примѣру, издалъ онъ и свой церковный законъ или уставъ, начавъ его святыми словами: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа...». Своимъ уставомъ онъ предоставилъ святителямъ вѣдать своею властію и судомъ всѣхъ церковныхъ людей, запрещая боярамъ и мірскимъ судьямъ вмѣшиваться въ церковный судъ ихъ. Далъ онъ святителямъ власть судить и мірянъ во всякихъ винахъ противъ вѣры и церкви, каковы: старыя языческія суевѣрія, моленія, жертвы, обманное волшебство и чародѣйство, кражи въ церквахъ, оскорбленіе церковныхъ святынь, посѣченіе крестовъ на могилахъ, раззореніе христіанскихъ могилъ и тому подобное, также во всякихъ винахъ противъ христіанскаго брака и семейной жизни, каковы — языческая умычка дѣвицъ, безбрачное сожительство, сожительство между родными, многоженство, самовольные разводы, семейныя ссоры, тяжбы, обиды и драки, грубая и скверная брань. Мудро и это узаконилъ Владиміръ. Между новыми Русскими христіанами оставалось еще немало такихъ, которые не отвыкали отъ старыхъ языческихъ суевѣрій, обычаевъ и нравовъ, такъ что они казались какъ-бы двоевѣрными людьми, ибо назывались христіанами, а во многомъ вѣрили, жили и поступали по-язычески. Для ихъ же добра нужно было заботливо и строго смотрѣть за ними и властно отъучать ихъ отъ темной и дурной старины. И это дѣлали епископы съ помощію священниковъ, которые ближе надзирали за народомъ. Темные двоевѣры, какъ строптивые дѣти, боялись попадать на встрѣчу и на глаза священнику. Отсюда-то пошло дурное повѣрье, будто встрѣча съ священникомъ предвѣщаетъ какую-либо бѣду. Мы теперь можемъ только стыдиться такого повѣрья, помня, что оно пошло отъ темныхъ двоевѣровъ.

Разумѣлъ мудрый князь и то, что новые христіане не всѣ сразу могли привыкнуть содержать свои церкви и своихъ пастырей. Поэтому онъ самъ указалъ средства на то и другое. Назначивъ десятину для церкви Пресвятой Богородицы въ Кіевѣ, онъ потомъ установилъ ее и для другихъ главныхъ церквей земли Русской. Въ христіанскихъ странахъ латинскаго или папскаго исповѣданія такая десятина была повсюду, и тамъ, она была особою тяжелою податію, наложенною на народъ въ пользу епископовъ и священниковъ. Нашъ добрый князь не налагалъ такой подати, а назначилъ десятину изъ своихъ княжескихъ доходовъ по всей землѣ Русской, надѣясь, что со временемъ народъ, утвердившись въ вѣрѣ, самъ, по доброй волѣ, станетъ заботиться о содержаніи своихъ церквей и пастырей, какъ то и сбылось.

Между тѣмъ, давая десятину и другія средства содержанія церквамъ и пастырямъ, Владиміръ установииъ, чтобы на эти же средства при церквахъ проживали калѣки, больные, нищіе, неимущіе, странники, чтобы при церквахъ были богадѣльни, страннопріимные дома, больницы съ врачами для нихъ. Такія учрежденія явились въ церкви Христовой съ самаго начала ея, какъ дѣло новое, дѣло христіанской любви и милосердія, завѣщанныхъ ей Самимъ Господомъ Іисусомъ Христомъ. Воспріявъ сей духъ любви и милосердія, Владиміръ захотѣлъ, чтобы онъ привился и Русской церкви, и Русскимъ христіанамъ.

Но вводя дѣло христіанской благотворительности въ землѣ Русской, Владиміръ самъ былъ величайшимъ благотворителемъ. Былъ онъ добръ и щедръ еще въ язычествѣ. Теперь же, слушая въ священныхъ книгахъ Христово ученіе о любви, милостыни и милосердіи, онъ воспріялъ его всею широтою души своей, и его доброта, щедрость, милосердіе стали безграничны. Въ дни воскресные, праздничные онъ устраивалъ трапезы или обѣды для людей духовныхъ, для бояръ, для всѣхъ служащихъ при немъ, для градскихъ старшинъ и для всякихъ людей изъ народа, и для бѣдныхъ, а въ дни большихъ торжествъ, какъ напримѣръ, при освященіи новыхъ храмовъ, раздавалъ еще и большія деньги народу. Особенно велико было христіанское милосердіе его къ бѣднымъ, нищимъ и страждущимъ. Онъ повелѣлъ, чтобы всякій нищій, убогій приходилъ на его княжескій дворъ и бралъ здѣсь все потребное — яства, питье и деньги. Дѣлалъ онъ и такъ: немощные и больные, говорилъ онъ, не могутъ дойти до моего двора, и потому велѣлъ устроить особые возы и накладывать на нихъ хлѣбъ, мясо, рыбу, разные овощи, медъ въ однихъ бочкахъ, квасъ въ другихъ и возить по городу, спрашивая: гдѣ есть больной или немощной, немогущій придти ко мнѣ? И кто отыскивался, тому и раздавали все потребное. Милостыню онъ творилъ не въ Кіевѣ только, но и по всей землѣ Русской, въ городахъ и селахъ, одѣвалъ нагихъ, питалъ алчущихъ, давалъ пріютъ страннымъ, милосердовалъ о вдовахъ и сиротахъ, призрѣвалъ больныхъ, слѣпыхъ, калѣкъ. По всей землѣ Русской народъ зналъ, видѣлъ и помнилъ безграничныя щедроты князя, а древніе повѣствователи не находятъ словъ, какъ описать и исчислить его щедроты.

Помянемъ еще одно дѣло милосердія князя. Во время язычества было у насъ, какъ и повсюду, великое и тяжелое рабство, какого и не слыхано въ христіанствѣ. Въ язычествѣ забирали людей въ полную неволю на войнѣ и безъ войны, сильные порабощали слабыхъ, богатые бѣдныхъ, и вели торгъ челядью (то есть, порабощенными людьми) съ чужими землями, какъ было то еще при отцѣ Владиміра. Князь Владиміръ не только пересталъ это дѣлать, но даровалъ свободу всякой христіанской душѣ, отпуская на волю своихъ, выкупая и отпуская на волю чужихъ рабовъ и плѣнныхъ. И это онъ дѣлалъ по своему христіанству и ради христіанства. Онъ былъ первый нашъ государь-освободитель!

VII. Земскія дѣла и семейная жизнь князя Владиміра въ христіанствѣ.

Дѣла христіанскія были главными занятіями Владиміра во все время его 27-лѣтней жизни по крещеніи. Но онъ не оставлялъ и другихъ своихъ государскихъ и земскихъ думъ и дѣлъ, и на этихъ думахъ и дѣлахъ его сказывался его христіанскій духъ, христіански-просвѣщенный разумъ. Онъ любилъ почасту совѣщаться о строеніи земскомъ не только съ боярами, но и епископами. Такъ, когда умножились на Руси разбойники изъ упорныхъ язычниковъ, скрывавшихся въ глухихъ мѣстахъ, либо изъ двоевѣрныхъ христіанъ, то епископы сказали Владиміру: «Почему не казнишь разбойниковъ?» — «Боюсь грѣха, отвѣчалъ мягкосердечный князь». — Епископы сказали: «Ты поставленъ отъ Бога на помилованіе добрымъ и на страхъ злымъ, которыхъ и слѣдуетъ карать, но съ испытаніемъ вины ихъ».

Для защиты земли Русской отъ стороннихъ враговъ, Владиміръ строилъ крѣпкіе города по разнымъ окраинамъ ея и населялъ ихъ лучшими людьми изъ разныхъ племенъ и областей Русскихъ, заботясь вмѣстѣ съ тѣмъ, чтобы всѣ разнородные поселенцы были христіанами и братались по-христіански. Ставъ христіаниномъ, онъ не любилъ начинать войны, но оборонялъ Русскую землю отъ худыхъ сосѣдей, стараясь всегда имѣть въ готовѣ добрыхъ воиновъ и дружинниковъ. И были между ними славные богатыри, отовсюду приходившіе на службу къ ласковому князю Владиміру. Съ ними отражалъ онъ отъ христіанской Русской земли дикихъ и невѣрныхъ Печенѣговъ. Съ христіанскими государями, начиная съ родственныхъ ему царей Греческихъ, Владиміръ хотѣлъ жить въ мирѣ и дружбѣ. Привѣтливо и гостепріимно обходился съ послами и пришельцами изъ чужихъ странъ, болѣе пригодныхъ изъ нихъ принималъ и на службу къ себѣ или къ своимъ сыновьямъ, посылалъ и своихъ людей въ разныя близкія и далекія христіанскія страны, чтобы они повидали тамошніе обычаи и порядки, и что найдутъ добраго и полезнаго, то перенимали бы и для Руси. Одного не дозволялось приносить въ Русь ни чужимъ, ни своимъ: чужихъ лжеученій, противныхъ вѣрѣ православной. Владиміръ далъ власть Русскимъ епископамъ строго оберегать отъ нихъ свою церковь и судить лжеучителей. Такъ, зашелъ въ Русь какой-то бродяга-лжеучитель, выгнанный изъ Болгаріи и говорившій, что христіанамъ не надо ни епископовъ, ни священниковъ, ни святыхъ храмовъ и иконъ. Митрополить Леонтій обличилъ его и усмирилъ своимъ судомъ. Люди латинской вѣры изъ папской, нѣмецкой и польской земель также пытались заносить въ православную Русь свое ученіе, но уходили ни съ чѣмъ. Вообще, принявъ православный Символъ вѣры и все исповѣданіе ея, благовѣрный князь Владиміръ навсегда устоялъ въ истинной православной вѣрѣ и желалъ, чтобы и весь народъ Русскій устоялъ въ ней непоколебимо и во вѣки вѣковъ.

Являя въ себѣ образъ благовѣрнаго и благочестиваго государя, просвѣтителя народа, устроителя и охранителя церкви, Владиміръ являлъ образъ истиннаго христіанина и въ своей семейной жизни. Оставивъ языческое многоженство, онъ жилъ чисто и честно въ христіанскомъ бракѣ съ царевною Анною. Испросивъ ее въ замужество для того, чтобы при ней, какъ образованной христіанкѣ, болѣе наставить себя на законъ христіанскій, князь почиталъ христіанскіе совѣты ея. Даже свой уставъ церковныи издалъ онъ, «сгадавъ, то есть, посовѣтовавшись съ своею княгинею Анною», какъ самъ говоритъ о томъ.

Какъ добрый отецъ-христіанинъ, князь Владиміръ старался о разумномъ христіанскомъ воспитати дѣтей. Было сказано о книжномъ обученіи ихъ. Здѣсь скажемъ еще, что съ нимъ соединялось въ княжеской семьѣ обученіе благочестію, благонравію, послушанію, братолюбію. Прекрасными образцами сихъ добродѣтелей были св. Борисъ и св. Глѣбъ, за что особенно любилъ ихъ князь Владиміръ, желая, чтобы и другіе сыновья его ревновали о такихъ добродѣтеляхъ и его отцовской любви. Были и еще добрые и разумные между ними.

VIII. Послѣдніе дни князя Владиміра, кончина его и священная въ церкви и народѣ память о немъ, какъ   п р о с в ѣ т и т е л ѣ   земли Русской.

Жизнь князя Владиміра не прошла безъ огорченій. Такъ большое огорченіе принесла ему на старости и смута, затѣянная въ Новгородѣ, гдѣ княжилъ сынъ его Ярославъ. Среди огорченій Владиміръ тяжко разболѣлся. Не было при немъ ни одного изъ сыновей, жившихъ далеко на своихъ удѣлахъ, не было даже любимѣйшаго сына Бориса, котораго не задолго предъ тѣмъ онъ вызвалъ къ себѣ изъ Ростова на помощь и утѣшеніе себѣ въ старости, но въ самое послѣднее время послалъ съ дружиною отгонять дикихъ Печенѣговъ отъ земли Русской, — и это было новымъ огорченіемъ для страдавшаго въ болѣзни отца. Господь Богъ, ущедряя своихъ избранныхъ милостями и радостями, попускаетъ для нихъ скорби и страданія, чтобы глубже сокрушилось сердце ихъ и совершеннѣе очистилась душа ихъ для неба. Ибо не на землѣ, а на небѣ полное воздаяніе какъ всѣмъ людямъ, такъ и святымъ Божіимъ. Скорбями и страданіями послѣднихъ дней жизни еще болѣе возвышалось то святое сокрушеніе, которое отъ времени до времени посѣщало душу Владидиміра въ христіанствѣ, при воспоминаніи о прежней языческой жизни.

Глубокимъ и молитвеннымъ сокрушеніемъ, неразлучнымъ съ свѣтлою надеждою на милость Божію, завершилъ святой князь и весь великій жизненный подвигъ свой. Отходя отъ сего свѣта, онъ молился: «Господи Боже мой! Не зналъ я Тебя Бога, но Ты помиловалъ меня и святымъ крещеніемъ просвѣтилъ меня. И позналъ я Тебя, Боже всѣхъ, святый Творче всея твари, Отче Господа нашего Іисуса Христа. Слава Тебѣ съ Сыномъ и Святымъ Духомъ! Владыко Боже! Не помяни моихъ грѣховъ въ поганствѣ, ибо тогда я не зналъ Тебя, а теперь знаю Тебя и вѣдаю о Тебѣ, Господи Боже мой! Помилуй меня!» Такъ молясь, предалъ онъ душу свою въ руцѣ Божіи. Блаженное успеніе его послѣдовало въ загородномъ дворцѣ его на Берестовѣ, 15-го Іюля 1115-го года, на 27 году его житія въ христіанствѣ и (приблизительно) на 57 году всего житія его.

Свято-почившаго князя перевезли изъ Берестова въ Кіевъ и поставили въ церкви Просвятой Богородицы, имъ созданной. Тутъ узналъ народъ о кончинѣ его и собрался въ безчисленномъ множествѣ. Послышался всеобщій плачъ. Плакали бояре и дружинники, градскіе старцы, княжескіе люди, убогіе, сироты, вдовы и всякіе люди, какъ объ отцѣ, заступникѣ, наставникѣ и кормителѣ. И совершили христіанское погребеніе надъ почившимъ и положили тѣло его въ той же церкви въ мраморномъ гробѣ.

И стали Русскіе христіане вспоминать и размышлять о томъ, какое великое добро почившій князь Владиміръ сдѣлалъ землѣ Русской, просвѣтивъ ее святымъ крещеніемъ. Они вѣрили, что за сей подвигъ и за всѣ добродѣтели онъ стяжалъ великое воздаяніе у Бога, и Богъ прославилъ его. По сей вѣрѣ творили они молитвенное поминовеніе о князѣ въ день кончины его, въ чаяніи, что Богъ и видимо прославитъ его. И сбылась ихъ вѣра, и прославленъ князь Владиміръ во всей землѣ Русской, какъ святой и равноапостольный просвѣтитель ея, подобный св. царю Константину равноапостольному. И стали Русскіе святители, и иноки, и всякіе христіане Русскіе слагать благочестивыя сказанія о немъ, житія его, похвалы, служебныя молитвы и пѣсни ему и праздновать день успенія его 15-го Іюля, строить храмы во имя его, писать святые иконы его, чествовать святыя мощи его, почивающія и нынѣ въ великой церкви Кіево-Печерской Лавры, гдѣ почиваютъ и мощи святителя Михаила.

IX. Да будетъ во благо намъ священная память о святомъ просвѣтителѣ земли Русской.

Поревнуемъ и мы достойно чтить память св. просвѣтителя нашего, и да будетъ во благо намъ и сія священная память. Поревнуемъ твердо хранить, исповѣдуя сердцемъ и устами, нашу святую вѣру, памятуя, что сію самую вѣру даровалъ Русскому народу Господь Богъ чрезъ воздвигнутаго Имъ въ свое время (Сирах. 10, 4) вождя и просвѣтителя его св. князя Владиміра, что сею вѣрою просвѣщались, назидались, освящались и спасались несчетныя поколѣнія Русскаго народа въ девять вѣковъ житія его въ сей вѣрѣ, и съ нею просіялъ великій сонмъ святыхъ Божіихъ въ разныхъ концахъ земли свято-Русской. Да возрастаетъ въ насъ истинное знаніе сей вѣры чрезъ усердное слушаніе святаго ученія ея во храмахъ Божіихъ и чрезъ благое книжное ученіе, по завѣту о томъ Просвѣтителя нашего. При свѣтѣ сей вѣры и даруемаго ею разума истины да удалятся отъ насъ и темныя суевѣрія, и неразумные расколы, и всякія презорныя и чуждыя лжеученія, противныя Богу и дарованному Имъ землѣ Русской просвѣтителю, пріявшему единую, истинную, православно-христіанскую вѣру отъ вѣрной хранительницы ея церкви Греко-Восточной, нѣкогда великой и славной, давшей Славянамъ и св. первоучителей Кирилла и Меѳодія. Да распространяется отъ насъ и чрезъ насъ свѣтъ сей вѣры и въ среду другихъ родовъ и племенъ, живущихъ по разнымъ близкимъ и дальнымъ краямъ и у краевъ земли Русской, но еще пребывающихъ въ невѣріи, лжевѣріи и иновѣріи; и Русскій народъ, бывшій малымъ стадомъ Христовымъ при св. Владимірѣ, а теперь, Божіею милостію, ставшій величайшимъ народомъ, — да будетъ еще, чрезъ свою св. церковь, и просвѣтителемъ въ вѣрѣ другимъ племенамъ и народамъ. Паче же всего да просвѣтится свѣтъ нашей православно-христіанской вѣры въ нашихъ добрыхъ дѣлахъ, дѣлахъ христіанскаго благочестія и святой правды, въ дѣлахъ христіанской любви и милосердія, завѣщаннаго намъ св. просвѣтителемъ. Съ священною памятію о немъ да святится въ землѣ Русской пресвятое имя Господа Бога и Спасителя нашего, Ему же да будетъ слава и благодареніе и поклоненіе во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Въ память девятисотлѣтія Крещенія Руси: Житіе святаго равноапостольнаго князя Владиміра. Составилъ профессоръ Кіевской Духовной Академіи И. И. Малышевскій. — Изданіе С.-Петербургскаго Благотворительнаго Общества. — СПб.: Типографія и литографія В. В. Комарова, 1888. — 16 с.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0