Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 23 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ИЗБРАННЫЯ ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Избранныя житія святыхъ.

Мѣсяцъ Іюль.
День четвертый.

Житіе святыхъ Царственныхъ мучениковъ.

Царя, который меня прославитъ, — я прославлю (св. Серафимъ Саровскій).

«Царь у насъ праведной и благочестивой жизни, — писалъ въ 1905 году о Государѣ Николаѣ II св. Іоаннъ Кронштадтскій. — Богомъ посланъ ему тяжелый крестъ страданій, какъ Своему избраннику и любимому чаду».

Святой Царь-мученикъ Николай II родился 6 (19) мая 1868 года подъ Санктъ-Петербургомъ, въ Царскомъ Селѣ. По совершеніи таинства крещенія царственнаго младенца хоръ воспѣлъ благодарственную пѣснь, и колокольный звонъ всѣхъ церквей и громъ пушекъ вторили пѣнію. Отслужили Божественную литургію, и новокрещенный младенецъ былъ пріобщенъ Святыхъ Христовыхъ Тайнъ.

Великій Князь Николай съ дѣтства отличался благочестіемъ и старался въ добродѣтеляхъ подражать праведному Іову Многострадальному, въ день памяти котораго родился, и святителю Николаю, въ честь котораго былъ названъ. «Я родился въ день Іова Многострадальнаго, — говорилъ онъ, — и мнѣ предназначено страдать». Близкіе отмѣчали: «У Николая душа чистая, какъ хрусталь, и горячо всѣхъ любящая». Его глубоко трогали всякое горе человѣческое и всякая нужда. День онъ начиналъ и заканчивалъ молитвой; хорошо зналъ чинъ церковныхъ службъ, во время которыхъ любилъ подпѣвать церковному хору.

Образованіе сына по волѣ августѣйшаго отца Александра III велось строго въ русскомъ православномъ духѣ. Царственный отрокъ проводилъ много времени за книгой. Онъ удивлялъ своихъ учителей необычайной памятью и незаурядными способностями. Будущій Государь успѣшно окончилъ высшій курсъ экономическихъ, юридическихъ и военныхъ наукъ подъ руководствомъ выдающихся наставниковъ и прошелъ военную подготовку въ пѣхотѣ, кавалеріи, артиллеріи и на флотѣ.

Осенью 1891 года, когда десятки губерній Россіи изнемогали отъ голода, Александръ III поставилъ сына во главѣ Комитета по оказанію помощи голодающимъ. Будущій царь воочію увидѣлъ людское горе и неустанно трудился, чтобы облегчить страданія своего народа.

Серьезное испытаніе было послано Царской Семьѣ осенью 1888 года: подъ Харьковомъ произошло страшное крушеніе царскаго поѣзда. Вагоны съ грохотомъ падали съ высокой насыпи подъ откосъ. Провидѣніемъ Божіимъ жизнь Императора Александра III и всей Августѣйшей Семьи была чудесно спасена.

Новое испытаніе послѣдовало въ 1891 году во время путешествія Царевича по Дальнему Востоку: въ Японіи на него было совершено покушеніе. Николай Александровичъ едва не погибъ отъ сабельнаго удара религіознаго фанатика, но греческій принцъ Георгій бамбуковой тростью сбилъ съ ногъ нападавшаго. И вновь совершилось чудо: только легкая рана осталась на головѣ наслѣдника престола. Всевышній еще разъ напомнилъ Свое Слово: Не прикасайтесь къ помазаннымъ Моимъ (Псал. 104, 15) и явилъ міру, что въ Его власти цари и царства земныя.

Весной 1894 года, видя непоколебимое рѣшеніе царевича вступить въ бракъ съ Принцессой Алисой Гессенъ-Дармштадтской, Августѣйшіе Родители дали, наконецъ, на то свое благословеніе. «Спаситель сказалъ нашъ: все, что ты просишь у Бога, дастъ тебѣ Богъ, — писалъ Великій Князь Николай въ то время, — слова эти безконечно мнѣ дороги, потому что въ теченіе пяти лѣтъ я молился ими, повторяя ихъ каждую ночь, умоляя Его облегчить Алисѣ переходъ въ Православную вѣру и дать мнѣ ее въ жены». Съ глубокой вѣрой и любовью Царевичъ убѣдилъ Принцессу принять святое Православіе. Въ рѣшающемъ разговорѣ онъ сказалъ: «Когда вы узнаете, какъ прекрасна, благодатна и смиренна наша Православная религія, какъ великолѣпны наши храмы и монастыри и какъ торжественны и величавы наши богослуженія, — вы ихъ полюбите и ничто не будетъ насъ раздѣлять».

Осенью 1894 года, во время тяжелой болѣзни Государя, Царевичъ неотступно находился у его постели. «Какъ преданный сынъ и какъ первый вѣрный слуга своего отца, — писалъ онъ невѣстѣ въ тѣ дни, — я долженъ быть съ нимъ вездѣ».

За нѣсколько дней до кончины Александра III въ Россію прибыла принцесса Алиса. Чинъ присоединенія ея къ Православной Церкви совершилъ всероссійскій пастырь Іоаннъ Кронштадтскій. Во время Мѵропомазанія она была наречена Александрой, въ честь святой царицы-мученицы. Въ тотъ знаменательный день Августѣйшіе Женихъ и Невѣста послѣ таинства покаянія вмѣстѣ причастились Святыхъ Христовыхъ Тайнъ. Всей душой, глубоко и искренно приняла Александра Ѳедоровна Православіе. «Твоя страна будетъ моей страной, — говорила она, — твой народъ — моимъ народомъ и твой Богъ — моимъ Богомъ» (Руѳ. 1, 16).

Въ день смерти Императора Николай Александровичъ въ глубокой скорби сказалъ, что онъ не желалъ царскаго вѣнца, но, боясь ослушаться воли Всевышняго и отцовской воли, принимаетъ царскій вѣнецъ. Онъ надѣется на Господа Бога, а не на свои слабыя силы.

На всю жизнь сохранилъ въ своемъ сердцѣ Царевичъ завѣты державнаго отца, произнесенные имъ наканунѣ кончины: «Тебѣ предстоитъ взять съ плечъ моихъ тяжелый грузъ государственной власти и нести его до могилы такъ же, какъ несъ его я и какъ несли наши предки. Я передаю тебѣ царство, Богомъ мнѣ врученное. Я принялъ его тринадцать лѣтъ тому назадъ отъ истекавшаго кровью отца... Въ тотъ трагическій день всталъ предо мною вопросъ: какой дорогой идти? Той ли, на которую меня толкало такъ называемое "передовое общество", зараженное либеральными идеями Запада, или той, которую подсказывало мнѣ мое собственное убѣжденіе, мой высшій священный долгъ Государя и моя совѣсть. Я избралъ свой путь. Либералы окрестили его реакціоннымъ. Меня интересовало только благо моего народа и величіе Россіи. Я стремился дать внѣшній и внутренній миръ, чтобы государство могло свободно и спокойно развиваться, крѣпнуть, богатѣть и благоденствовать. Самодержавіе создало историческую индивидуальность Россіи. Рухнетъ самодержавіе, не дай Богъ, тогда съ нимъ рухнетъ и Россія. Паденіе исконно русской власти откроетъ безконечную эру смутъ и кровавыхъ междоусобицъ. Я завѣщаю тебѣ любить все, что служитъ ко благу, чести и достоинству Россіи. Охраняй самодержавіе, памятуя при томъ, что ты несешь отвѣтственность за судьбу твоихъ подданныхъ передъ Престоломъ Всевышняго. Вѣра въ Бога и въ святость твоего царскаго долга да будутъ для тебя основой твоей жизни... Въ политикѣ внѣшней держись независимой позиціи. Помни: у Россіи нѣтъ друзей. Нашей огромности боятся. Избѣгай войнъ. Въ политикѣ внутренней, прежде всего, покровительствуй Церкви. Она не разъ спасала Россію въ годину бѣдъ. Укрѣпляй семью, потому что она — основа всякаго государства».

Императоръ Николай II взошелъ на престолъ 20 октября (2 ноября) 1894 года. «Въ этотъ скорбный, но торжественный часъ вступленія нашего на прародительскій престолъ, — сказалъ онъ, — принимаемъ священный обѣтъ предъ лицемъ Всевышняго всегда имѣть единой цѣлью мирное преуспѣваніе, могущество и славу дорогой Россіи и устроеніе счастья всѣхъ нашихъ вѣрноподданныхъ».

Дѣлами любви и милосердія отмѣтилъ Государь начало своего правленія: получили облегченіе заключенные въ тюрьмахъ; было большое прощеніе долговъ; оказана значительная помощь нуждающимся ученымъ, писателямъ и студентамъ.

Самодержецъ Всероссійскій Николай II вѣнчался на царство 14 (27) мая 1896 года въ Москвѣ, въ Успенскомъ соборѣ Кремля. Московскій митрополитъ Сергій обратился къ нему со словами: «...какъ нѣтъ выше, такъ нѣтъ и труднѣе на землѣ царской власти, нѣтъ бремени тяжелѣе царскаго служенія. Черезъ помазаніе видимое да озаритъ невидимая сила свыше... Твою самодержавную дѣятельность ко благу и счастью твоихъ вѣрноподданныхъ».

Императоръ Николай II прочелъ Сѵмволъ Вѣры; облачившись въ порфиру и возложивъ на голову царскій вѣнецъ, взялъ въ руки державу и скипетръ. Въ молитвѣ къ Царю Царствующихъ государь просилъ ниспослать на него дары Духа Святаго и наставить въ дѣлѣ, которому посланъ онъ служить. Хоръ грянулъ «Тебе Бога хвалимъ...». Послѣ Божественной литургіи онъ воспріялъ Священное Мѵропомазаніе. Императоръ вошелъ Царскими вратами въ алтарь и причастился Святыхъ Христовыхъ Тайнъ, какъ священнослужитель.

Православный Царь при совершеніи Таинства Мѵропомазанія во время вѣнчанія на царство становится священнымъ лицомъ и носителемъ особой благодати Святаго Духа. Эта благодать дѣйствуетъ черезъ него при соблюденіи имъ закона и удерживаетъ распространеніе зла въ мірѣ. По слову апостола Павла, тайна беззаконія уже въ дѣйствіи, только не совершится до тѣхъ поръ, пока не будетъ взятъ отъ среды Удерживающій (2 Ѳес. 2, 7). Императоръ Николай II былъ глубоко проникнутъ сознаніемъ этой духовной миссіи, лежащей на помазанникѣ Божіемъ.

По роковому стеченію обстоятельствъ дни коронаціонныхъ торжествъ были омрачены трагедіей на Ходынскомъ полѣ, гдѣ собралось около полумилліона человѣкъ. Въ моментъ раздачи подарковъ произошла страшная давка, унесшая жизни болѣе тысячи человѣкъ. На слѣдующій день Государь и Государыня присутствовали на панихидѣ по погибшимъ и оказали помощь семьямъ пострадавшихъ.

Государь Николай II былъ проникнутъ любовью къ человѣку и вѣрилъ, что и въ политикѣ необходимо слѣдовать завѣтамъ Христа. Императоръ Всероссійскій сталъ вдохновителемъ Первой всемірной конференціи по предотвращенію войнъ, которая состоялась въ столицѣ Голландіи въ 1899 году. Онъ первымъ среди правителей выступилъ на защиту вселенскаго мира и сталъ поистинѣ царемъ-миротворцемъ.

Государь неутомимо стремился дать внутренній миръ странѣ, чтобы она могла свободно развиваться и благоденствовать. По своей природѣ онъ былъ совершенно неспособенъ причинить кому-нибудь зло. За все время царствованія Государь не подписалъ ни одного смертнаго приговора, ни одна просьба о помилованіи, дошедшая до царя, не была имъ отклонена. Онъ всякій разъ безпокоился, чтобы помилованіе не запоздало.

Удивительно искренній взглядъ Государя всегда свѣтился неподдѣльной добротой. Однажды Царь посѣтилъ крейсеръ «Рюрикъ», гдѣ находился революціонеръ, давшій клятву убить его. Матросъ не выполнилъ обѣта. «Я не смогъ этого сдѣлать, — объяснилъ онъ. — Эти глаза смотрѣли на меня такъ кротко, такъ ласково».

Государь въ своемъ правленіи и повседневной жизни придерживался исконно русскихъ православныхъ началъ. Онъ глубоко зналъ русскую исторію и литературу, былъ большимъ знатокомъ родного языка и не терпѣлъ употребленія въ немъ иностранныхъ словъ. «Русскій языкъ такъ богатъ, — говорилъ онъ, — что позволяетъ во всѣхъ случаяхъ замѣнять иностранныя выраженія. Ни одно слово неславянскаго происхожденія не должно уродовать нашего языка».

Государь былъ безсребреникомъ. Нуждающимся онъ щедро помогалъ изъ своихъ собственныхъ средствъ, не задумываясь о величинѣ просимой суммы. Его доброта никогда не выказывалась наружу и не уменьшалась отъ безчисленныхъ разочарованій. Четыре милліона рублей царскихъ денегъ, которыя со времени правленія Императора Александра II находились въ Лондонскомъ банкѣ, Николай Александровичъ истратилъ на содержаніе госпиталей и другихъ благотворительныхъ учрежденій. «Онъ скоро все раздастъ, что имѣетъ», — говорилъ управляющій кабинетомъ его величества, основывая на этомъ свое желаніе покинуть занимаемую должность. «Его платья были часто чинены, — вспоминаетъ слуга царя. — Не любилъ онъ мотовства и роскоши. Штатскіе костюмы велись у него съ жениховскихъ временъ, и онъ пользовался ими». Послѣ убійства Царской семьи въ Екатеринбургѣ были найдены военныя шаровары Императора. На нихъ оказались заплаты и помѣтки: «Изготовлены 4 августа 1900 года», «Возобновлены 8 октября 1916 года».

Христіанскія добродѣтели Государя: кротость и доброта сердца, скромность и простота — многими были не поняты и приняты за слабость характера. Однако благодаря именно этимъ душевнымъ и нравственнымъ качествамъ въ немъ воплотилась огромная духовная сила, такъ необходимая помазаннику Божію для царскаго служенія. «О русскомъ Императорѣ говорятъ, что онъ доступенъ разнымъ вліяніямъ, — писалъ президентъ Франціи Лубе. — Это глубоко невѣрно. Русскій Императоръ самъ проводитъ свои идеи. Онъ защищаетъ ихъ съ постоянствомъ и большой силой».

Во время трудной войны съ Японіей, начавшейся въ 1904 году, Государь заявилъ: «Я никогда не заключу позорнаго и недостойнаго великой Россіи мира». Русская делегація на переговорахъ о мирѣ съ Японіей слѣдовала его указанію: «Ни гроша контрибуцій, ни пяди земли». Несмотря на оказываемое на Царя со всѣхъ сторонъ давленіе, онъ проявилъ твердую волю, и успѣхъ въ переговорахъ всецѣло принадлежитъ ему.

Государь Николай II обладалъ рѣдкой выдержкой и мужествомъ. Глубокая вѣра въ Промыслъ Божій укрѣпляла его и давала совершенное спокойствіе духа, которое никогда не оставляло его. «Сколько лѣтъ я жилъ около Царя и ни разу не видѣлъ его въ гнѣвѣ, — вспоминаетъ его слуга. — Всегда онъ былъ очень ровный и спокойный». Императоръ не опасался за свою жизнь, не боялся покушеній и отказывался отъ самыхъ необходимыхъ мѣръ безопасности. Въ рѣшающій моментъ Кронштадтскаго мятежа въ 1906 году Николай Александровичъ послѣ доклада министра иностранныхъ дѣлъ сказалъ: «Если вы видите меня столь спокойнымъ, то это потому, что я имѣю непоколебимую вѣру въ то, что судьба Россіи, моя собственная судьба и судьба моей семьи — въ рукахъ Господа. Что бы ни случилось, я склоняюсь передъ Его волей».

Царская Чета являла собой образецъ подлинно христіанской семейной жизни. Отношенія Августѣйшихъ Супруговъ отличались искренней любовью, сердечнымъ взаимопониманіемъ и глубокой вѣрностью. «Наша любовь и наша жизнь — это одно цѣлое, мы настолько соединены, что нельзя сомнѣваться и въ любви, и въ вѣрности — ничто не можетъ разъединить насъ или уменьшить нашу любовь», — писала мужу въ 1909 году Александра Ѳедоровна. «Не вѣрится, что сегодня двадцатилѣтіе нашей свадьбы! — записалъ 17 (30) ноября 1914 года въ дневникѣ Николай Александровичъ. — Рѣдкимъ семейнымъ счастьемъ Господь благословилъ насъ; лишь бы сумѣть въ теченіе оставшейся жизни оказаться достойнымъ столь великой Его милости».

Господь благословилъ этотъ бракъ по любви рожденіемъ четырехъ дочерей — Ольги, Татьяны, Маріи, Анастасіи — и сына Алексѣя. Долгожданный Наслѣдникъ Престола родился 30 іюля (12 августа) 1904 года, онъ сталъ любимцемъ всей семьи. Близкіе отмѣчали благородство характера Царевича, доброту и отзывчивость его сердца. «Въ душѣ этого ребенка не заложено ни одной порочной черты, — говорилъ одинъ изъ его учителей, — душа его — самая благодатная почва для всѣхъ добрыхъ сѣмянъ». Алексѣй любилъ людей и старался всѣми силами помочь имъ, въ особенности тѣмъ, кто ему казался несправедливо обиженъ. «Когда я буду царемъ, не будетъ бѣдныхъ и несчастныхъ, — говорилъ онъ. — Я хочу, чтобы всѣ были счастливы».

Неизлѣчимая наслѣдственная болѣзнь — гемофилія, обнаруженная у Царевича вскорѣ послѣ рожденія, постоянно угрожала его жизни. Этотъ недугъ потребовалъ отъ семьи огромнаго напряженія душевныхъ и физическихъ силъ, безграничной вѣры и смиренія. Во время обостренія болѣзни въ 1912 году врачи вынесли мальчику безнадежный приговоръ, однако Государь на вопросы о здоровьѣ Царевича смиренно отвѣчалъ: «надѣемся на Бога».

Царь и Царица воспитывали дѣтей въ преданности русскому народу и тщательно готовили ихъ къ предстоящему труду и подвигу. «Дѣти должны учиться самоотреченію, учиться отказываться отъ собственныхъ желаній ради другихъ людей», — считала Государыня. «Чѣмъ выше человѣкъ, тѣмъ скорѣе онъ долженъ помогать всѣмъ и никогда въ обращеніи не напоминать своего положенія, — говорилъ Государь, — такими должны быть и мои дѣти». Свои заботы и вниманіе Царевичъ и Великія Княжны распространяли на всѣхъ, кого знали. Они воспитывались въ простотѣ и строгости. «Долгъ родителей въ отношеніи дѣтей, — писала Государыня, — подготовить ихъ къ жизни, къ любымъ испытаніямъ, которыя ниспошлетъ имъ Богъ». Царевичъ и Великія Княжны спали на жесткихъ походныхъ кроватяхъ безъ подушекъ; одѣвались просто; платье и обувь переходили отъ старшихъ къ младшимъ. Ѣда была самая простая. Любимой пищей Царевича Алексѣя были щи, каша и черный хлѣбъ, «которые, — какъ говорилъ онъ, — ѣдятъ всѣ мои солдаты». «Они вели скромную жизнь, — писалъ близкій къ нимъ человѣкъ, — были просты въ обращеніи и не придавали значенія своему царскому положенію».

Это была истинно православная семья, въ которой царили традиціи и укладъ благочестивыхъ русскихъ семей. «Въ устройствѣ дома долженъ принимать участіе каждый членъ семьи, — писала въ дневникѣ Государыня, — и самое полное семейное счастье можетъ быть достигнуто, когда всѣ честно выполняютъ свои обязанности». Августѣйшая Семья вела замкнутый образъ жизни. Они не любили торжествъ и громкихъ рѣчей, этикетъ былъ имъ въ тягость. Царица и великія княжны нерѣдко пѣли въ храмѣ на клиросѣ во время Божественной литургіи. «А съ какимъ трепетомъ, съ какими свѣтлыми слезами приступали они къ Святой Чашѣ!» — вспоминалъ архіепископъ Ѳеофанъ Полтавскій. По вечерамъ Царь часто читалъ вслухъ въ семейномъ кругу. Царица и дочери занимались рукодѣліемъ, говорили о Богѣ и молились. «Для Бога нѣтъ невозможнаго, — писала государыня. — Я вѣрю въ то, что кто чистъ своей душой, тотъ будетъ всегда услышанъ и тому не страшны никакія трудности и опасности жизни, такъ какъ онѣ непреодолимы только для тѣхъ, кто мало и неглубоко вѣруетъ».

Александра Ѳедоровна была прирожденной сестрой милосердія. Она посѣщала больныхъ, оказывая имъ сердечную заботу и поддержку, а когда не могла пойти къ страдающимъ сама, посылала дочерей. Государыня была убѣждена: дѣти должны знать, что кромѣ красоты въ мірѣ много печали. Сама она никогда не роптала, нисколько не жалѣла себя, считая своимъ долгомъ «оставаться вѣрной Христу и заботиться о тѣхъ, кто рядомъ».

Государыню называли настоящей подвижницей благотворительности. Будучи безупречной женой и матерью, она особенно сочувствовала горестямъ другихъ матерей и оказывала имъ посильную помощь и заботу. Во время голода 1898 года она пожертвовала страдающимъ восьмую часть годового дохода семьи. Александра Ѳедоровна часто передавала денежную помощь нуждающимся черезъ своихъ приближенныхъ, стараясь сохранить это въ тайнѣ. Государыня устраивала благотворительные базары, выручка отъ которыхъ шла на помощь больнымъ; она организовала по всей странѣ учебныя мастерскія для бѣдныхъ и открыла училище сестеръ милосердія. На свои личныя средства царица построила домъ для солдатъ-инвалидовъ Русско-японской войны, гдѣ они обучались всякому ремеслу.

Царская Чета покровительствовала Православной Церкви не только въ Россіи, но и во всемъ мірѣ: за время правленія Николая II были построены сотни монастырей и тысячи храмовъ. Государь ревностно заботился о духовномъ просвѣщеніи народа: по всей странѣ были открыты десятки тысячъ церковно-приходскихъ школъ. Благочестивый Императоръ поддерживалъ развитіе искусствъ, возвышающихъ душу православнаго христіанина, — церковной архитектуры, иконописанія, древняго церковнаго пѣнія и колокольнаго звона.

За время царствованія Императора Николая II Русская Православная Церковь обогатилась большимъ числомъ новыхъ святыхъ и новыхъ церковныхъ торжествъ, чѣмъ за весь XIX вѣкъ. Въ 1903 году, ознакомившись съ матеріалами къ прославленію великаго старца Серафима Саровскаго, царь не согласился съ мнѣніемъ Сѵнода и дерзновенно начерталъ: «Немедленно прославить». Лѣтомъ того же года царская чета пріѣхала въ Саровъ на великое духовное торжество, собравшее сотни тысячъ православныхъ русскихъ людей. Государь пѣшкомъ, благоговѣйнымъ паломникомъ, на своихъ плечахъ несъ гробъ со святыми мощами угодника Божіяго и причащался вмѣстѣ съ Государыней Святыхъ Христовыхъ Тайнъ. Девятнадцатаго іюля (перваго августа) въ Саровѣ Государь записалъ въ дневникѣ: «Дивенъ Богъ во святыхъ Его. Велика неизреченная милость Его дорогой Россіи; невыразимо утѣшительна очевидность новаго проявленія благодати Господней ко всѣмъ намъ. На Тя, Господи, уповахомъ, да не постыдимся во вѣки. Аминь!»

Въ Дивѣевскомъ монастырѣ ихъ величества посѣтили блаженную старицу Пашу Саровскую, которая предсказала трагическую судьбу Царской Семьи. Православная Россія въ тѣ памятные дни трогательно выражала Царю и Царицѣ свою любовь и преданность. Здѣсь они воочію увидѣли подлинную Святую Русь. Саровскія торжества укрѣпили въ Царѣ вѣру въ его народъ.

Государь сознавалъ необходимость возрожденія Россіи на духовныхъ началахъ Святой Руси. «Царство Русское колеблется, шатается, близко къ паденію, — писалъ въ то время праведный Іоаннъ Кронштадтскій, — и если Россія не очистится отъ множества плевелъ, то она опустѣетъ, какъ древнія царства и города, стертые правосудіемъ Божіимъ съ лица земли за свое безбожіе и за свои беззаконія». По замыслу Государя успѣхъ задуманнаго во многомъ зависѣлъ отъ возстановленія патріаршества и выбора Патріарха. Послѣ глубокихъ размышленій онъ рѣшилъ возложить, если Богу будетъ угодно, тяжелое бремя патріаршаго служенія на себя, принявъ монашество и священный санъ. Царскій престолъ онъ полагалъ оставить своему сыну, назначивъ регентами при немъ Императрицу и брата Михаила. Въ мартѣ 1905 года Государь встрѣтился съ членами Святѣйшаго Сѵнода и сообщилъ имъ о своемъ намѣреніи. Въ отвѣтъ послѣдовало молчаніе. Великій моментъ былъ упущенъ — Іерусалимъ не узналъ времени посѣщенія своего (Лук. 19, 44).

Государь, какъ носитель верховной власти Православнаго Самодержавнаго Царства, несъ священныя обязанности Вселенскаго покровителя и защитника Православія, оберегая церковный миръ во всемъ мірѣ. Онъ всталъ на защиту гонимыхъ, когда турки вырѣзали армянъ, притѣсняли и угнетали славянъ, и широко открылъ границы Россіи бѣженцамъ-христіанамъ. Когда лѣтомъ 1914 года Австро-Венгрія напала на беззащитную Сербію, царь Николай II безъ колебаній отвѣтилъ на призывъ о помощи.

Россія защитила братскую страну. Сербскій королевичъ Александръ направилъ Государю посланіе: «Тяжелѣйшія времена не могутъ не скрѣпить узъ глубокой привязанности, которыми Сербія связана со святой славянской Русью, и чувства вѣчной благодарности Вашему Величеству за помощь и защиту будутъ свято храниться въ сердцахъ сербовъ».

Помазанникъ Божій глубоко сознавалъ свой долгъ царскаго служенія и не разъ говорилъ: «Министры могутъ мѣняться, но я одинъ несу отвѣтственность передъ Богомъ за благо нашего народа». Исходя изъ исконно русскаго начала соборности, онъ стремился привлечь къ управленію страной лучшихъ людей, оставаясь рѣшительнымъ противникомъ введенія въ Россіи конституціоннаго правленія. Онъ пытался умиротворить политическія страсти и дать внутренній миръ странѣ. Однако страсти продолжали бушевать. Газета «Освобожденіе», издававшаяся въ то время за границей, открыто называла «освободительныя силы», выступавшія противъ царской власти въ Россіи: «Вся интеллигенція и часть народа; все земство, часть городскихъ думъ... вся печать». Премьеръ-министръ Столыпинъ сказалъ въ 1907 году: «Имъ нужны великія потрясенія, намъ нужна великая Россія».

На двадцатомъ году царствованія Императора Николая II русское хозяйство достигло высшей точки своего расцвѣта. Урожай зерновыхъ увеличился вдвое по сравненію съ началомъ правленія; населеніе выросло на пятьдесятъ милліоновъ человѣкъ. Изъ безграмотной Россія быстро становилась грамотной. Экономисты Европы въ 1913 году предсказывали, что къ серединѣ текущаго вѣка Россія будетъ господствовать надъ Европой въ политическомъ, экономическомъ и финансовомъ отношеніяхъ.

Міровая война началась утромъ 19 іюля (1 августа) 1914 года, въ день памяти преподобнаго Серафима Саровскаго. Государь Николай II пріѣхалъ на Дивѣевское подворье Петербурга. Вспоминаютъ: «Государь стоялъ у иконы преподобнаго Серафима. Запѣли: Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояніе Твое, побѣды благовѣрному Императору нашему Николаю Александровичу на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестомъ Твоимъ жительство. Государь очень плакалъ передъ образомъ великаго старца». Дивѣевская блаженная Паша Саровская говорила, что войну затѣяли враги отечества, чтобы свергнуть царя и разорвать Россію на части.

Черезъ нѣсколько дней послѣ начала войны Государь съ семьей прибылъ въ Москву. Ликовалъ народъ, звонили колокола Первопрестольной. На всѣ привѣтствія Царь отвѣчалъ: «Въ часъ военной угрозы, такъ внезапно и вопреки моимъ намѣреніямъ надвинувшейся на миролюбивый народъ мой, я, по обычаю державныхъ предковъ, ищу укрѣпленія душевныхъ силъ въ молитвѣ у святынь московскихъ».

Съ первыхъ дней войны государь, помимо неусыпныхъ трудовъ государственныхъ, объѣзжалъ фронтъ, города и села Россіи, благословляя войска и ободряя народъ въ посланномъ ему испытаніи. Царь горячо любилъ армію и близко принималъ къ сердцу ея нужды. Извѣстенъ случай, когда Государь прошелъ нѣсколько верстъ въ новомъ солдатскомъ обмундированіи, чтобы ближе понять тяготы солдатской службы. Онъ по-отечески заботился о раненыхъ воинахъ, посѣщая госпитали и лазареты. Въ обращеніи его съ низшими чинами и солдатами чувствовалась неподдѣльная, искренняя любовь къ простому русскому человѣку.

Царица старалась какъ можно больше дворцовъ приспособить подъ госпитали. Нерѣдко она лично занималась формированіемъ санитарныхъ поѣздовъ и складовъ медикаментовъ въ городахъ Россіи.

Александра Ѳедоровна и старшія княжны стали сестрами милосердія въ Царскосельскомъ госпиталѣ. Весь ихъ день былъ посвященъ раненымъ, имъ онѣ отдавали всю свою любовь и заботу. Ободрялъ страдающихъ и Царевичъ Алексѣй, подолгу разговаривая съ воинами. Государыня работала въ операціонной. Очевидцы вспоминаютъ: «Она подавала стерильные инструменты хирургу, помогая при самыхъ сложныхъ операціяхъ, принимая изъ его рукъ ампутированныя руки и ноги, убирая окровавленную и завшивленную одежду». Она дѣлала свою работу съ тихимъ смиреніемъ и неутомимостью человѣка, которому Богъ предназначилъ это служеніе. Во время тяжелыхъ операцій воины нерѣдко умоляли Государыню быть около нихъ. Она утѣшала раненыхъ и молилась вмѣстѣ съ ними. «Я принимала искалѣченныхъ мужчинъ съ ужасными ранами, — писала Александра Ѳедоровна. — У меня болитъ сердце за нихъ. Я имъ особенно сочувствую, какъ жена и мать». Вспоминаютъ, какъ въ Петергофѣ, провожая полкъ на фронтъ, во время молебна Государыня плакала навзрыдъ, точно прощалась съ родными дѣтьми.

Государь обладалъ цѣннѣйшими для военачальника качествами: высокимъ самообладаніемъ и рѣдкой способностью быстро и трезво принимать рѣшенія въ любыхъ обстоятельствахъ. Лѣтомъ 1915 года, въ тяжелѣйшее для русской арміи время, Царь принялъ на себя верховное командованіе войсками. Онъ былъ убѣжденъ, что лишь въ этомъ случаѣ врагъ будетъ разбитъ. Какъ только помазанникъ Божій всталъ во главѣ арміи, счастье вернулось къ русскому оружію. Подъему боевого духа солдатъ во многомъ способствовалъ и пріѣздъ на фронтъ юнаго Царевича Алексѣя.

Весной 1916 года по волѣ царя въ дѣйствующую армію привезли изъ Московскаго Кремля Владимірскую икону Божіей Матери, передъ которой съ вѣрой и надеждой служили молебны. Въ это время Государь приказалъ начать наступленіе на Юго-Западномъ фронтѣ, увѣнчавшееся большимъ успѣхомъ. Пока Государь возглавлялъ войска, непріятелю не было отдано ни пяди земли.

Къ февралю 1917 года армія держалась стойко, войска ни въ чемъ не испытывали недостатка, и побѣда не вызывала сомнѣній. Императоръ Николай II въ тяжелѣйшихъ условіяхъ подвелъ Россію къ порогу побѣды. Враги не дали ему переступить этотъ порогъ. «Только теперь возможно сверженіе царя, — говорили они, — а потомъ, послѣ побѣды надъ нѣмцами, власть Государя надолго упрочится».

Преподобный Серафимъ Саровскій еще въ 1832 году предсказалъ всеобщій бунтъ противъ царской власти и кровавый моментъ ея паденія: «Они дождутся такого времени, когда и безъ того очень трудно будетъ Землѣ Русской, и въ одинъ день и въ одинъ часъ, заранѣе условившись о томъ, поднимутъ во всѣхъ мѣстахъ Земли Русской всеобщій бунтъ, и такъ какъ многіе изъ служащихъ тогда будутъ и сами участвовать въ ихъ злоумышленіи, то некому будетъ унимать ихъ, и на первыхъ порахъ много прольется невинной крови, рѣки ея потекутъ по Землѣ Русской, много дворянъ, и духовенства, и купечества, расположенныхъ къ Государю, убьютъ...»

Въ декабрѣ 1916 года Государыня посѣтила въ Новгородѣ Десятинный монастырь. Старица Марія, которая уже много лѣтъ лежала въ тяжелыхъ веригахъ, протянула къ ней высохшія руки и произнесла: «Вотъ идетъ мученица — царица Александра», обняла ее и благословила. Блаженная Паша Саровская передъ своей смертью въ 1915 году все клала земные поклоны передъ портретомъ Государя. «Онъ выше всѣхъ царей будетъ», — говорила она. На портреты Царя и Царской Семьи блаженная молилась наравнѣ съ иконами, взывая: «Святые Царственные мученики, молите Бога о насъ». Однажды царю передали ея слова: «Государь, сойди съ престола самъ».

Наступило 2 (15) марта 1917 года. Въ столицѣ нарастали волненія. Въ дѣйствующей арміи вспыхнулъ «генеральскій бунтъ». Высшіе чины арміи просили Государя отречься отъ престола «ради спасенія Россіи и побѣды надъ внѣшнимъ врагомъ», хотя побѣда уже была предрѣшена. Съ этой просьбой коленопреклоненно обратились къ Царю и его ближайшіе родственники. Не нарушая присяги Помазанника Божіяго и не упраздняя самодержавной монархіи, Императоръ Николай II передалъ царскую власть старшему изъ рода — брату Михаилу. Въ этотъ день Государь записалъ въ дневникѣ: «Кругомъ измѣна, трусость и обманъ». Государыня, узнавъ объ отреченіи, сказала: «Это воля Божія. Богъ допустилъ это для спасенія Россіи». Народъ лишился того, кто обладалъ преемственной благодатью творить Русское право.

Начался крестный путь Царской семьи на Голгоѳу. Она всецѣло предала себя въ руки Господа. «Все въ волѣ Божіей, — говорилъ Государь въ трудныя минуты жизни, — уповаю на Его милосердіе и спокойно, покорно смотрю въ будущее».

Именно въ тотъ роковой день въ селѣ Коломенское, подъ Москвой, произошло чудесное явленіе иконы Божіей Матери, названной «Державная». Царица Небесная изображена на ней въ царской порфирѣ, съ короной на головѣ, со скипетромъ и державою въ рукахъ. Пречистая приняла на Себя бремя царской власти надъ народомъ Россіи. [Зная исключительную силу вѣры и молитвы Царя-мученика Николая Второго и Его особенное благоговѣйное почитаніе Божіей Матери... мы можемъ не сомнѣваться въ томь, что это Онъ умолилъ Царицу Небесную взять на Себя Верховную Царскую власть надъ народомъ, отвергшимъ своего Царя-Помазанника. И Владычица пришла въ уготованный Ей всей русской исторіей «Домъ Богородицы», въ самый тяжкій моментъ жизни богоизбраннаго народа, въ моментъ его величайшаго паденія, и приняла на Себя преемство власти державы Россійской, когда сама идея Православно-Самодержавной народной власти была попрана во имя самовластія сатаны. Потому и строгъ, и суровъ, и скорбенъ взглядъ Ея дивныхъ очей, наполненныхъ слезами гнѣва Божественной и Материнской любви; потому и пропитана мученической русской кровью Ея царская порфира и алмазныя слезы русскихъ невинныхъ мучениковъ украшаютъ Ея корону. Cѵмволъ этой иконы ясенъ для духовныхъ очей: черезъ неисчислимыя страданія, кровь и слезы, послѣ  п о к а я н і я,  Русскій народъ будетъ прощенъ и Царская власть, сохраненная Самой Царицей Небесной, будеть Россіи несомнѣнно возвращена.] [1]

Молчаніемъ встрѣтила Россія вѣсть объ арестѣ 8 (21) марта 1917 года Временнымъ правительствомъ Царя и Царицы. Послѣ отреченія Государя оберъ-прокуроръ Святѣйшаго Сѵнода обратился съ просьбой къ сѵноду разослать воззваніе къ народу — поддержать Православную монархію. Сѵнодъ отвѣтилъ отказомъ.

Назначенная Временнымъ правительствомъ слѣдственная комиссія изводила Царя и Царицу обысками и допросами, но не нашла ни единаго факта, обличающаго ихъ въ государственной измѣнѣ. На вопросъ одного изъ членовъ комиссіи, почему еще не опубликована ихъ переписка, ему отвѣтили: «Если мы ее опубликуемъ, то народъ будетъ поклоняться имъ, какъ святымъ».

Августѣйшая Семья, находясь въ заключеніи въ Царскомъ Селѣ, неустанно трудилась. Весной Государь съ дѣтьми очищалъ паркъ отъ снѣга, лѣтомъ они работали на огородѣ; рубили и пилили деревья. Неутомимость царя такъ поразила солдатъ, что одинъ изъ нихъ сказалъ: «Вѣдь если ему дать кусокъ земли и онъ самъ будетъ на немъ работать, то скоро опять себѣ всю Россію заработаетъ».

Въ августѣ 1917 года Царскую Семью повезли подъ охраной въ Сибирь. Въ день праздника Преображенія Господня на пароходѣ «Русь» они прибыли въ Тобольскъ. При видѣ августѣйшей семьи простые люди снимали шапки, крестились, многіе падали на колѣни; плакали не только женщины, но и мужчины. Однажды Государь спросилъ красноармейца изъ охраны, что дѣлается въ Россіи. Тотъ отвѣтилъ: «Льется кровь рѣкой отъ междоусобной войны. Люди уничтожаютъ другъ друга». Николай Александровичъ ничего не сказалъ и, тяжело вздохнувъ, обратилъ свой взоръ къ небу. Режимъ содержанія царственныхъ узниковъ постепенно ужесточался. Государыня писала въ то время: «Надо перенести, очиститься, переродиться!»

Ровно черезъ годъ послѣ отреченія въ Тобольскѣ Государь записалъ въ дневникѣ: «Сколько еще времени будетъ наша несчастная Родина терзаема и раздираема внѣшними и внутренними врагами? Кажется иногда, что дольше терпѣть нѣтъ силъ, даже не знаешь, на что надѣяться, чего желать? А все-таки никто какъ Богъ! Да будетъ воля Его святая!».

Царская Семья всѣмъ сердцемъ любила Россію и не мыслила жизни внѣ родины. «Какъ я люблю мою страну, со всѣми ея недостатками. Она мнѣ все дороже и дороже, и я каждый день благодарю Господа за то, что Онъ позволилъ намъ остаться здѣсь», — писала Александра Ѳедоровна, будучи въ заключеніи. «Я не хотѣлъ бы уѣзжать изъ Россіи. Слишкомъ я ее люблю, — говорилъ Государь. — Я лучше поѣду въ самый дальній конецъ Сибири».

«Мы до сего времени, — вспоминали слуги Государя, — такого благороднаго, сострадательнаго, любящаго, праведнаго семейства не видѣли и, навѣрное, больше не увидимъ». Епископъ Тобольскій Гермогенъ, который въ свое время распространялъ клевету на государыню, теперь открыто призналъ ошибку. Въ 1918 году передъ своей мученической кончиной онъ написалъ письмо, въ которомъ называлъ Царскую семью «многострадальнымъ святымъ семействомъ» и умолялъ всѣхъ быть осторожными въ осужденіи всякаго человѣка, а особенно Помазанника Божія — Царя.

Въ апрѣлѣ 1918 года августѣйшихъ узниковъ привезли подъ конвоемъ въ Екатеринбургъ, который сталъ для нихъ Русской Голгоѳой. «Быть можетъ, необходима искупительная жертва для спасенія Россіи: я буду этой жертвой, — говорилъ Государь, — да свершится воля Божія!» Постоянныя оскорбленія и издѣвательства со стороны охраны въ Ипатьевскомъ домѣ причиняли Царской Семьѣ глубокія нравственныя и физическія страданія, которыя они переносили съ беззлобіемъ и всепрощеніемъ. Государыня Александра Ѳедоровна записала въ дневникѣ, вспоминая слова святаго Серафима Саровскаго: «Укоряемы — благословляйте, гонимы — терпите, хулимы — утѣшайтесь, злословимы — радуйтесь. Вотъ нашъ путь. Претерпѣвшій до конца спасется».

Царская семья сознавала приближеніе смерти. Въ тѣ дни великая княжна Татьяна въ одной изъ своихъ книгъ подчеркнула строки: «Вѣрующіе въ Господа Іисуса Христа шли на смерть, какъ на праздникъ…, становясь передъ неизбѣжной смертью, сохраняли то же самое дивное спокойствіе духа, которое не оставляло ихъ ни на минуту.… Они шли спокойно навстрѣчу смерти потому, что надѣялись вступить въ иную, духовную жизнь, открывающуюся для человѣка за гробомъ».

Въ воскресеніе 1 (14) іюля, за три дня до мученической кончины, по просьбѣ Государя въ домѣ разрѣшили совершить богослуженіе. Въ этотъ день впервые никто изъ царственныхъ узниковъ не пѣлъ во время службы, они молились молча. По чину службы положено въ опредѣленномъ мѣстѣ прочесть молитву объ умершихъ «Со святыми упокой». Вмѣсто прочтенія дьяконъ на этотъ разъ запѣлъ молитву. Нѣсколько смущенный отступленіемъ отъ устава, сталъ пѣть и священникъ. Царская Семья опустилась на колѣни. Такъ они подготовились къ смерти, принявъ погребальное напутствіе.

Великая Княжна Ольга писала изъ заточенія: «Отецъ проситъ передать всѣмъ тѣмъ, кто ему остался преданъ, и тѣмъ, на кого они могутъ имѣть вліяніе, чтобы они не мстили за него — онъ всѣхъ простилъ и за всѣхъ молится, и чтобы помнили, что то зло, которое сейчасъ въ мірѣ, будетъ еще сильнѣе, но что не зло побѣдитъ зло, а только любовь».

Въ письмѣ Государя къ сестрѣ какъ никогда проявилась сила его духа въ тяжкіе дни испытаній: «Я твердо вѣрю, что Господь умилосердится надъ Россіею и умиритъ страсти въ концѣ концовъ. Да будетъ Его Святая Воля».

По Промыслу Божію Царственные мученики были взяты изъ земной жизни всѣ вмѣстѣ, въ награду за безграничную взаимную любовь, которая крѣпко связала ихъ въ одно нераздѣльное цѣлое.

[Въ ночь на 4 (17) іюля 1918 года въ Екатеринбургѣ большевиками было совершено ритуальное убійство Царской Семьи: Царя Николая, Царицы Александры, 14-лѣтняго Наслѣдника Престола Алексія и Великихъ Княжонъ Ольги, Татіаны, Маріи и Анастасіи.]

Въ ночь мученической кончины Царской семьи Дивѣевская блаженная Марія бушевала и кричала: «Царевенъ штыками! Проклятые жиды!» Неистовствовала страшно, и только потомъ поняли, о чемъ она кричала. Подъ сводами Ипатьевскаго подвала, въ которомъ Царственные мученики и ихъ вѣрные слуги закончили свой крестный путь, были обнаружены оставленные палачами надписи. Одна изъ нихъ состояла изъ четырехъ кабалистическихъ знаковъ. Она расшифровывалась такъ: «Здѣсь, по приказанію сатанинскихъ силъ, царь былъ принесенъ въ жертву для разрушенія Государства. О семъ извѣщаются всѣ народы».

[Для спасенія Царя не нашлось второго Ивана Сусанина. Въ подвалъ Ипатьевскаго дома сошли только четверо вѣрныхъ слугъ, не покинувшихъ Царскую Семью, и съ нею убіенныхъ: лейбъ-медикъ Ихъ Императорскихъ Величествъ (съ 1908 г.) Евгеній Сергѣевичъ Боткинъ; камердинеръ Ихъ Величествъ, потомственный почетный гражданинъ Алексѣй Егоровичъ Труппъ; горничная Государыни Императрицы Анна Степановна Демидова; старшій поваръ, потомственный почетный гражданинъ Иванъ Михайловичъ Харитоновъ.

Опомнились позже... «Русскій народъ отрекся отъ своего Царя. Убійство Его — не частный грѣхъ дворцоваго переворота, а грѣхъ всеобщій, всенародный, отъ дурмана революціи, которымъ народъ позволилъ себя одурманить. Мы... позволили ихъ убить, мы не защитили ихъ, мы ихъ бросили... Гдѣ наше единство, гдѣ наша вѣра и самоотверженіе, гдѣ защита правды? Испугались, разложились, пали тяжкимъ паденіемъ, — писалъ протопресвитеръ Михаилъ Польскій въ 1949 году. — Онъ былъ Помазанникомъ Божіимъ. Благодать Святаго Духа на немъ — подлинная реальность, а не условный знакъ, или обрядъ, или сѵмволъ. И потому, покидая Царя, мы кощунствовали надъ таинствомъ, попрали благодать Божію, поступили какъ богопротивники. Не имѣешь царя, Помазанника Божія — не имѣешь и грѣха противъ него, а если имѣешь его, то берегись погрѣшить противъ Бога. Кто поднявъ руку на Помазанника Господня, останется ненаказаннымъ? (1 Цар. 26, 9). И измѣнивши ему, мы лишились благодати Божіей въ нашемъ управленіи и подпали не подъ какую-нибудь власть человѣческую, а поистинѣ подъ власть бѣсовскую, которая замучила нашъ народъ. И въ этомъ единственномъ Царѣ въ мірѣ — Помазанникѣ Божіемъ отъ благодати святаго таинства, — не лишился ли и весь міръ силы, которая «удерживала» (см. 2 Ѳес. 2, 7) силы бѣсовскія отъ современнаго властвованія и вліянія. Если мы этого еще не поняли, то, можетъ быть, поймемъ потомъ».

Религіозно-мистическій смыслъ убіенія Царской Семьи пояснялъ архіепископъ Аверкій (Таушевъ) въ 1972 году.: «Это убійство было продумано и организовано никѣмъ другимъ, какъ слугами грядущаго антихриста — тѣми предавшими свою душу сатанѣ людьми, которые ведутъ самую напряженную подготовку къ скорѣйшему воцаренію въ мірѣ врага Христова — антихриста. Они отлично понимали, что главное препятствіе, стоящее имъ на пути, это — Православная Царская Россія... А для скорѣйшаго и вѣрнѣйшаго уничтоженія Россіи надо было уничтожить Того, Кто былъ живымъ сѵмволомъ ея — Царя Православнаго — нашего Благочестивѣйшаго Государя»...] [2]

Не случайна и сама дата изувѣрскаго убійства — 4 (17) іюля. Въ этотъ день Русская Православная Церковь чтитъ память святаго благовѣрнаго князя Андрея Боголюбскаго, который своей мученической кровью освятилъ единодержавіе Руси. По свидѣтельству лѣтописцевъ, заговорщики убили его самымъ жестокимъ образомъ. Святой князь Андрей первымъ провозгласилъ идею Православія и Самодержавія основой государственности Святой Руси и былъ, по сути, первымъ русскимъ царемъ.

Въ тѣ трагическіе дни святѣйшій патріархъ Тихонъ въ Москвѣ, въ Казанскомъ соборѣ, во всеуслышаніе заявилъ: «На дняхъ совершилось ужасное дѣло: разстрѣлянъ бывшій Государь Николай Александровичъ... Мы должны, повинуясь ученію Слова Божія, осудить это дѣло, иначе кровь разстрѣляннаго падетъ и на насъ, а не только на тѣхъ, кто совершилъ его. Мы знаемъ, что онъ, отрекаясь отъ престола, дѣлалъ это, имѣя въ виду благо Россіи и изъ любви къ ней. Онъ могъ бы послѣ отреченія найти себѣ безопасность и сравнительно спокойную жизнь за границей, но онъ не сдѣлалъ этого, желая страдать вмѣстѣ съ Россіей».

Вскорѣ послѣ революціи у митрополита Московскаго Макарія было видѣніе Государя, стоящаго рядомъ со Христомъ. Спаситель сказалъ Царю: «Видишь, въ моихъ рукахъ двѣ чаши — вотъ эта, горькая, для твоего народа, а другая, сладкая, — для тебя». Царь упалъ на колѣни и долго молилъ Господа дать ему выпить горькую чашу вмѣсто его народа. Спаситель вынулъ изъ горькой чаши раскаленный уголь и положилъ Государю въ руку. Николай Александровичъ началъ перекладывать уголь съ ладони на ладонь и въ то же время тѣломъ просвѣтлялся, пока не сталъ, какъ свѣтлый духъ... И вновь увидѣлъ святитель Макарій Царя среди множества народа. Своими руками онъ раздавалъ ему манну. Незримый голосъ въ это время произнесъ: «Государь взялъ вину русскаго народа на себя; русскій народъ прощенъ».

Онъ воплотилъ въ себѣ образъ истиннаго православнаго Царя-Помазанника Божія, — говорилъ первоіерархъ Русской Зарубежной Церкви митрополитъ Анастасій (Грибановскій), — благочестиваго, кроткаго, милостиваго, великодушнаго, самоотверженнаго, готоваго положить душу свою за благо своего народа и за вѣрность обѣтамъ, даннымъ имъ въ священномъ коронованіи... Государь пошелъ на распятіе для спасенія своего народа... Мы вѣримъ, что настанетъ время, когда человѣчество пойметъ, наконецъ, что наши Царственные Страстотерпцы и всѣ, кто послѣдовалъ по ихъ пути, будучи умерщвлены за свидѣтельство Правды Божіей, принесли себя въ жертву очищенія за грѣхи всего современнаго міра, погрязшаго во лжи и неправдѣ и нуждающагося въ искупленіи» (Слово 6 (19) іюня 1949 года въ брюссельскомъ Храмѣ-Памятникѣ).]

Прости имъ грѣхъ ихъ; а если нѣтъ, то изгладь и меня изъ книги Твоей, въ которую Ты вписалъ (Исх. 32, 32), — подчеркнулъ Николай Александровичъ строки въ Священномъ Писаніи. Государь мужественно взошелъ на Голгоѳу и съ кроткой покорностью волѣ Божіей принялъ мученическую смерть. Онъ оставилъ въ наслѣдіе ничѣмъ не омраченное монархическое начало какъ драгоцѣнный залогъ, полученный имъ отъ своихъ царственныхъ предковъ.

Святой Серафимъ Саровскій еще въ 1832 году предсказалъ не только паденіе царской власти, но и моментъ ея возстановленія и воскрешенія Россіи: «...но когда Земля Русская раздѣлится и одна сторона явно останется съ бунтовщиками, другая же явно станетъ за ГОСУДАРЯ и Отечество и Святую Церковь — а ГОСУДАРЯ и всю Царскую Фамилію сохранитъ Господь невидимою десницею Своею и дастъ полную побѣду поднявшимъ оружіе за НЕГО, за Церковь и за благо нераздѣльности Земли Русской — но не столько и тутъ крови прольется, сколько когда правая за ГОСУДАРЯ ставшая сторона получитъ побѣду и переловитъ всѣхъ измѣнниковъ и предастъ ихъ въ руки Правосудія, тогда уже никого въ Сибирь не пошлютъ, а всѣхъ казнятъ, и вотъ тутъ-то еще болѣе прежняго крови прольется, но эта кровь будетъ послѣдняя, очистительная кровь, ибо послѣ того Господь благословитъ люди Свои миромъ и превознесетъ Помазаннаго Своего Давида, раба Своего, Мужа по сердцу Своему».

Тропа́рь свято́му царю́ му́ченику Никола́ю, гла́съ 5: [3].

Ца́рства земна́го лише́ніе, у́зы и страда́нія многоразли́чныя, кро́тко претерпѣ́лъ еси́, свидѣ́тельствовавъ о Христѣ́ да́же до сме́рти отъ богобо́рцевъ, страстоте́рпче вели́кій боговѣнча́нный царю́ Нико́лае, сего́ ра́ди му́ченическимъ вѣнце́мъ на небесѣ́хъ вѣнча́ тя́, съ цари́цею, и ча́ды, и слуги́ твои́ми Христо́съ Бо́гъ, Его́же моли́ поми́ловати страну́ Россíйскую, и спасти́ ду́ши на́ша.

Конда́къ, гла́съ 6:

Наде́жда царя́ му́ченика съ цари́цею и ча́ды и слуги́ укрѣпи́, и къ Твое́й любви́ окрыли́, бу́дущій и́мъ поко́й предвозвѣсти́вши, тѣ́хъ моли́твами, Го́споди, поми́луй на́съ.

Покая́нная моли́тва,
чита́емая въ де́нь убіе́нія Ца́рской Семьи́, на литургíи.

Благослове́нъ еси́, Го́споди Бо́же оте́цъ на́шихъ, и хва́льно и просла́влено и́мя Твое́ во вѣ́ки, я́ко пра́веденъ еси́ о всѣ́хъ, я́же сотвори́лъ еси́ на́мъ, и вся́ дѣла́ Твоя́ и́стинна и пра́ви путіе́ Твои́, и вси́ суди́ Твои́ и́стинни: и судьбы́ и́стинны сотвори́лъ еси́ по всѣ́мъ, я́же наве́лъ еси́ на ны́. Яко согрѣши́хомъ и беззако́нновахомъ отступи́вше отъ Тебе́, и прегрѣши́хомъ во всѣ́хъ, и за́повѣдей Твои́хъ не послу́шахомъ, ниже́ соблюдо́хомъ, ниже́ сотвори́хомъ, я́коже заповѣ́далъ еси́ на́мъ, да бла́го на́мъ бу́детъ. И пре́далъ еси́ на́съ въ ру́ки враго́въ беззако́нныхъ, ме́рзкихъ отсту́пниковъ, и человѣ́комъ непра́веднымъ и лука́внѣйшимъ па́че всея́ земли́. И ны́нѣ нѣ́сть на́мъ отве́рзти у́стъ: сту́дъ и поноше́ніе бы́хомъ рабо́мъ Твои́мъ и чту́щимъ Тя́. Не преда́ждь же на́съ до конца́ и́мене Твоего́ ра́ди, и не разори́ завѣ́та Твоего́, и не отста́ви ми́лости Твоея́ отъ на́съ. Яко, Влады́ко, ума́лихомся па́че всѣ́хъ язы́къ и есмы́ смире́ни по все́й земли́ дне́сь, грѣ́хъ ра́ди на́шихъ. И нѣ́сть во вре́мя сіе́ нача́льника, проро́ка и вожда́. И ны́нѣ, возслѣ́дуемъ всѣ́мъ се́рдцемъ и бои́мся Тебе́ и и́щемъ лица́ Твоего́. Не посрами́ на́съ, но сотвори́ съ на́ми по кро́тости Твое́й, и по мно́жеству ми́лости Твоея́, и моли́твъ ра́ди пречи́стыя Ма́тере Твоея́ и всѣ́хъ святы́хъ Твои́хъ изми́ на́съ по чудесе́мъ Твои́мъ, и да́ждь сла́ву и́мени Твоему́, Го́споди. И да посра́мятся вси́ явля́ющіи рабо́мъ Твои́мъ зла́я, и да постыдя́тся отъ вся́кія си́лы и крѣ́пость и́хъ да сокруши́тся. И да разумѣ́ютъ вси́, я́ко Ты́ еси́ Госпо́дь Бо́гъ на́шъ, еди́нъ и сла́венъ по все́й вселе́ннѣй, ами́нь.

Примѣчанія:
[1] Добавлено изъ статьи проф. И. М. Андреева. «Православная Жизнь». Jordanville, 1951.
[2] Добавлено изъ Историческаго календаря-альманаха «Россія день за днемъ». М., 2010.
[3] Тропарь, кондакъ и покаянная приводятся по изданію: «Служба святымъ царственнымъ мученикомъ: святому благовѣрному царю мученику Николаю, царицѣ мученицѣ Александрѣ, царевичу Алексію, царевнамъ Ольгѣ, Татіанѣ, Маріи и Анастасіи, преподобномученицамъ княгини Елисаветѣ и инокинѣ Варварѣ, святымъ благовѣрнымъ мученикомъ царскаго рода и вѣрнымъ слугамъ съ ними убіеннымъ». Мюнхенъ, 1996.

Источникъ: Г. Баловленковъ. Житіе святыхъ Царственныхъ мучениковъ: Житіе. Свидѣтельства очевидцевъ о чудотворной иконѣ. Торжествуетъ и пророчествуетъ Святой Аѳонъ. — М., 1999. — С. 4-27.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0