Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.

ИЗБРАННЫЯ ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Избранныя житія святыхъ.

Мѣсяцъ Январь.
День двадцать первый.

Житіе св. Максима Исповѣдника.

Братъ сказалъ: «отче, кто можетъ исполнить всѣ заповѣди, когда ихъ столько?»

Старецъ отвѣтилъ: «тотъ, кто подражаетъ Господу и послѣдуетъ Ему».

Братъ сказалъ: «а Господу, кто можетъ подражать?»

Старецъ отвѣтилъ: «тѣ, которые могутъ сказать: се мы оставихомъ вся и вслѣдъ Тебѣ идохомъ, получаютъ силу подражать Господу и по всѣмъ заповѣдямъ Его направляться».

Братъ говоритъ: «какую силу?»

Старецъ отвѣтилъ: «Его Самого послушай, что говорит: се даю вамъ власть наступати на змію и на скорпію и на всю силу вражію, и ничесоже васъ вредитъ».

                            (Св. Максимъ Исповѣдникъ, «Слово Подвижническое».)

Св. Максимъ былъ уроженцемъ города Константинополя. Онъ происходилъ изъ знатной византійской семьи, родился въ концѣ 6-го вѣка и получилъ обширное образованіе философское и богословское.

Когда онъ пришелъ въ зрѣлый возрастъ, царствовавшій въ Византіи императоръ Ираклій пригласилъ св. Максима на постъ своего секретаря и далъ ему придворное званіе асин-крита. Только что предъ тѣмъ побѣдившій персовъ и побѣдоносно вернувшій изъ персидскаго плѣненія Животворящій Крестъ Господень, который, смиренно, снявъ съ себя царскія одежды, въ рубищѣ, босой собственноручно пронесъ въ храмъ Гроба Господня, — императоръ Ираклій былъ тогда еще вполнѣ православенъ и горячо любимъ всѣми своими православными подданными. Св. Максимъ съ радостью сталъ вѣрно служить императору и прослужилъ ему бóльшую часть жизни.

Но въ концѣ царствованія Ираклія все измѣнилось. Киръ — патріархъ Александрійскій, стремясь примирить съ Православной Церковью многочисленныхъ въ его патріархатѣ монофизитовъ (коптовъ) [1], рѣшилъ прибѣгнуть къ компромиссу въ вѣрѣ и сталъ учить, что, хотя по природѣ Христосъ Богъ и Человѣкъ (какъ учитъ Православня Церковь), но воля у Него — только одна — Божественная. Эта новая ересь, получившая наименованіе моноѳелитизма, т. е. единоволія, вскорѣ была принята и Сергіемъ, патріархомъ Константинопольскимъ, убѣдившимъ императора Ираклія, что такимъ компромисснымъ исповѣданіемъ онъ пріобрѣтетъ возможность присоединить къ Православію многочисленныхъ на Востокѣ монофизитовъ.

Между тѣмъ Византія въ это время очень нуждалась въ духовномъ единствѣ. Имперію, только что окончившую многолѣтнюю тяжелую войну съ персами, постигли въ это время новыя волненія и опасности. Магометъ уже началъ свою проповѣдь въ Аравіи, и первые отряды вдохновляемыхъ имъ воинственныхъ арабовъ уже подошли къ границамъ Сиріи, Палестины и Египта.

Императоръ Ираклій внялъ настояніямъ патріарховъ Кира и Сергія и въ обращеніи, наименованномъ имъ екѳесисъ, т. е. «изложеніе», призвалъ всѣхъ вѣровать во Христа какъ въ Бога и человѣка, имѣющаго только одну Божественную волю, и приглашалъ на этомъ соединиться православныхъ и монофизитовъ.

Но цѣли своей императоръ не достигъ. Св. Софроній, патріархъ Іерусалимскій, написалъ вдохновенный отвѣтъ императору, въ которомъ указывалъ, что молитва Христова въ Геѳсиманіи: «да мимо идетъ отъ Мене чаша сія, обаче не якоже Азъ хощу, но якоже Ты», ясно показываетъ во Христѣ двѣ воли: божественную и человѣческую, и свободное подчиненіе Господомъ Своей человѣческой воли волѣ Божественной. Римскій папа Северинъ отвергъ царское «изложеніе», а его преемникъ папа Іоаннъ предалъ новую ересь отлученію. Не шли на царскій компромиссъ и монофизиты. Вмѣсто желаннаго единенія, царь неправой попыткой компромисса въ вѣрѣ добился только новыхъ церковныхъ волненій и раздѣленій.

Вскорѣ царя и царство, ставшихъ на неправый путь, стали постигать и внѣшнія прещенія Божіи. Въ 634 г. арабскія полчища подъ предводительствомъ калиѳа Омара разбили нá голову византійскія войска у береговъ Генисаретскаго озера при селеніи Ярмукъ и въ 636 г. взяли Дамаскъ со всей Сиріей и Іерусалимъ съ Палестиной.

Черезъ два года послѣ того, въ 638 г. умеръ патріархъ Константинопольскій Сергій, вдохновитель моноѳелитизма, и на его мѣсто былъ избранъ новый патріархъ Пирръ, человѣкъ не твердый въ убѣжденіяхъ и вѣрованіяхъ.

Императоръ Ираклій, видя тщету своихъ неправыхъ мѣропріятій, раскаялся въ нихъ, отказался отъ своего «изложенія» и вскорѣ послѣ того въ 641 г. умеръ въ правой вѣрѣ.

Послѣ кончины царя Ираклія, несмотря на внѣшнюю опасность, въ Византіи начались внутреннія волненія. Преемникъ Ираклія, благочестивый и праведный (мѣстночтимый святой) императоръ Константинъ III былъ отравленъ, процарствовавъ только 4 мѣсяца, и на престолъ вступилъ его братъ Иракліонъ. Но черезъ 6 мѣсяцевъ противъ Иракліона началось возстаніе и Сенатъ провозгласилъ имераторомъ внука Ираклія Констанса, преданнаго моноѳелитизму.

Въ это время, по смерти царя, въ 641 г. святой Максимъ оставилъ свой постъ царскаго секретаря и удалился уже въ возрастѣ 57 лѣтъ въ монастырь Хрисопольскій, гдѣ принялъ постригъ и вскорѣ сталъ настоятелемъ. Для иноковъ этой обители составилъ онъ свое богодухновенное «Слово Подвижническое». Однако черезъ нѣсколько лѣтъ, видя, что треволненія въ Византіи не прекращаются и ересь моноѳелитовъ все болѣе превозмогаетъ тамъ, онъ удалился на западъ, въ сѣверо-афринанскую Карѳагенскую область.

Вскорѣ въ ту же Карѳагенскую область прибылъ и патріархъ Константинопольскій Пирръ, оставившій свою каѳедру послѣ низложенія Иракліона, приверженцемъ котораго онъ былъ. Пирръ началъ дѣятельно проповѣдывать моноѳелитское лжеученіе въ Карѳагенской области. Но св. Максимъ противосталъ ему, и на собранномъ по настоянію св. Максима соборѣ Пирръ раскаялся, отрекся отъ моноѳелитизма и даже написалъ книгу въ защиту Православія. Изъ Карѳагена онъ вмѣстѣ со св. Максимомъ поѣхалъ въ 645 г. въ Римъ, гдѣ оба были съ любовью приняты тогдашнимъ папой Ѳеодоромъ.

Между тѣмъ императоръ Констансъ выпустилъ новое исповѣданіе моноѳелитизма подъ наименованіемъ «типикъ» и подъ угрозой строгихъ прещеній приказалъ всѣмъ православнымъ принять его. Новоизбранный послѣ смерти Ѳеодора Римскій папа, св. Мартинъ, отказался принять «типикъ» и созвалъ соборъ, на которомъ св. Максимъ изяснилъ сонму 105 собравшихся западныхъ епископовъ неправоту моноѳелитическаго заблужденія.

Но Италія тогда входила въ составъ Византійской имперіи, и разгнѣванный императоръ Констансъ послалъ въ Римъ своего представителя Калліопу, обвинившаго св. папу Мартина и св. Максима въ измѣнѣ имперіи, въ сношеніяхъ съ мусульманами, занявшими въ это время сѣверную Африку. И св. Мартинъ, и св. Максимъ были схвачены, закованы въ узы и представлены въ Константинополь, на судъ царю.

Испуганный Пирръ поспѣшилъ отречься отъ Православія и вернуться въ моноѳелитскую ересь.

Св. Мартинъ былъ первоначально заточенъ на Цикладскихъ островахъ, а потомъ сосланъ въ Крымъ, въ Херсонесъ Таврическій, гдѣ и умеръ въ 655 г. въ заточеніи (память его 14 апрѣля).

А св. Максима императоръ рѣшилъ во что бы то ни стало склонить на свою сторону. Представители царя пытались его убѣдить подписать типикъ или хотя бы не возражать противъ него. Сначала держали его въ царскихъ палатахъ, потомъ въ темницѣ въ Константинополѣ, потомъ сослали во Ѳракійскій городъ Визію, потомъ снова привезли въ Царьградъ и помѣстили въ монастырѣ св. Ѳеодора. Въ споръ со святымъ Исповѣдникомъ вступали и сенаторы и архіереи. Нѣкоторые изъ нихъ откровенно пытались подсказать ему, какой формулой можетъ онъ утолить гнѣвъ царя, не давая въ то же время никакихъ обязательствъ. Но св. Максимъ пребывалъ непреклоннымъ и не желалъ идти ни на какіе лукавые извороты. Тогда его сослали въ Перверу на берегу Мраморнаго моря, гдѣ онъ прожилъ два года, терпя всевозможныя лишенія, но непреклонно храня истину и возвѣщая ее черезъ писанія и устныя бесѣды съ тѣми, кто рѣшался тайно приходить къ нему.

Руководители моноѳелитизма не могли на этомъ успокоиться: образъ несломленнаго не согласнаго съ ними, твердаго стояльца за Православіе тревожилъ ихъ совѣсть и сознаніе, напоминая имъ объ иллюзорности ихъ успѣховъ.

Св. Максимъ снова былъ вызванъ въ Царьградъ, гдѣ царскія вельможи Троилъ и Сергій снова подвергли его допросу. Настойчивѣе всего допрашивали они святого: какими доводами убѣдилъ онъ въ свое время въ Африкѣ патріарха Пирра отречься отъ моноѳелитизма и перейти въ Православіе.

Святой отвѣчалъ имъ: «Если бы со мной были тѣ книги, въ которыя я записалъ наши бесѣды съ Пирромъ, я охотно подробно показалъ бы ихъ вамъ. Но книги эти взяты отъ меня, и я лишь частично могу вспомнить изложенное тамъ. Впрочемъ ни единаго собственнаго моего измышленія въ тѣхъ бесѣдахъ не было. Все изложенное тамъ вы можете найти въ Священномъ Писаніи и въ твореніяхъ святыхъ отцевъ».

Потомъ допрашивающіе стали упрекать св. Максима въ гордости, въ томъ, что онъ почитаетъ одного себя спасающимся православнымъ, а всѣхъ прочихъ считаетъ гибнущими еретиками. «Нѣтъ, — отвѣчалъ святой, — когда всѣ люди въ Вавилонѣ поклонялись золотому кумиру, святые три отрока никого не осуждали, но только объ одномъ заботились: какъ бы имъ самимъ не отпасть отъ истинной вѣры. Также и Даніилъ вверженный въ львиный ровъ, не осуждалъ тѣхъ, кто, исполняя приказъ царя, не молились Богу, но думалъ о своей совѣсти, рѣшаясь лучше умереть нежели согрѣшить предъ Богомъ. Да не попуститъ Господь и мнѣ осудить кого-либо или сказать, что я одинъ спасаюсь. Но я хочу лучше умереть, нежели согрѣшить противъ Православной вѣры».

Тогда Троилъ и Сергій начали указывать св. Максиму, что уже весь христіанскій міръ призналъ законнымъ моноѳелитскаго Константинопольскаго патріарха и всѣ восточные патріархи или ихъ мѣстоблюстители имѣютъ общеніе съ нимъ, и что полномочные представители римскаго папы, его апокристаріи, сослужатъ съ патріархомъ и причащаются съ нимъ. Такимъ образомъ во всемъ мірѣ остается только онъ одинъ, не признающій патріарха.

На это святой Максимъ отвѣчалъ: «Если и вся вселенная будетъ причащаться съ патріархомъ, я не причашуся съ нимъ, ибо знаю отъ Духа Святаго чрезъ апостола Павла, что и ангеловъ нужно анаѳемѣ предать, если они иное, неправое благовѣствованіе возвѣстятъ».

Видя св. Максима непреклонно стоящимъ за истину, императоръ приказалъ предать его жестокимъ мукамъ, послѣ которыхъ ему отрѣзали языкъ, молотомъ раздробили кисть правой руки и отрѣзали ее по локоть.

Еле живого Страдальца въ сопровожденіи двухъ его учениковъ, двухъ Анастасіевъ, отправили на Кавказъ, въ Мингрелію, гдѣ заключили въ Схемарскую темницу. Здѣсь послѣ трехъ лѣтъ заточенія сподобился св. Максимъ чудеснаго видѣнія Господа, возвѣстившаго ему о его скорой кончинѣ. Утѣшенный этимъ видѣніемъ св. Максимъ скончался 13 августа 662 г. въ возрастѣ 78 лѣтъ.

Отъ него осталось много богодухновенныхъ писаній, изъ коихъ важнѣйшими являются: Толкованіе на Божественную Литургію, Толкованіе на молитву Господню, 400 главъ о Любви, 700 главъ о Пресвятой Троицѣ и т. н. «Слово Подвижническое», т. е. наставленіе монахамъ. Послѣднія три его творенія помѣщаются въ греческомъ, славянскомъ и русскомъ изданіяхъ Добротолюбія, а нынѣ изъ нихъ они заимствованы въ переводахъ на западно-европейскіе языки. Такимъ образомъ и нынѣ является св. Максимъ тѣмъ, кѣмъ именуетъ его посвященное ему церковное пѣснопѣніе: «Великимъ Максимомъ, научающимъ ясно вѣрѣ Божественной вся».


Изъ твореній св. Максима Исповѣдника.

Посылая своему о Христѣ другу Елпидію твореніе свое «Четыре сотни главъ о Любви», преп. Максимъ пишетъ: «Посылаю тебѣ «Слово о Любви», которое можетъ быть не соотвѣтствуетъ твоему ожиданію, но оно не ниже нашихъ силъ. Прошу читать сіе съ благой мыслью, ища одной только душевной пользы и не обращая вниманія на некрасивость рѣчи. Потрудись тщательнѣе вникать въ каждую главу. Тутъ многое потребуетъ многаго изысканія, хотя повидимому и просто изречено. Но трудомъ открытое окажется и душеполезнымъ, впрочемъ окажется такимъ по благодати Божіей, если кто будетъ читать со страхомъ Божіимъ и любовію».

Изъ 1-й сотни главъ о Любви.

Любовь есть благое расположеніе души, по которому она ничего изъ существующаго не предпочитаетъ познанію Бога.

Любящій Бога предпочитаетъ познаніе Бога всему отъ Него сотворенному и непрестанно прилежитъ къ Тому съ вожделѣніемъ.

Если все существующее существуетъ чрезъ Бога и для Бога, Богъ же лучшее, чѣмъ все чрезъ Него получившее бытіе, то оставляющій Бога и занимающійся низшими предметами показываетъ тѣмъ, что онъ предпочитаетъ Богу то, что стало быть чрезъ Бога.

Чей умъ прилѣпленъ къ Богу любовію, тотъ ни во что ставитъ все видимое, даже самое тѣло свое ощущая какъ бы чужое.

Если жизнь ума есть просвѣщеніе познанія, а этотъ свѣтъ рождается отъ любви къ Богу, то хорошо сказано, что нѣтъ ничего выше Божественной Любви.

Когда по влеченію любви умъ возносится къ Богу, тогда онъ ни самого себя и ничего изъ существующаго совсѣмъ не чувствуетъ. Озаряемый Божественнымъ свѣтомъ, онъ бываетъ безчувственнымъ ко всему сотворенному, подобно какъ око не чувствуетъ звѣздъ по возсіяніи солнца.

Всѣ добродѣтели помогаютъ уму въ возлюбленіи Бога, но всего болѣе чистая молитва. Ею воскриляемый къ Богу становится какъ бы внѣ сущаго.

Любящій Бога не можетъ не любить и всякаго человѣка какъ самого себя, ибо каждый человѣкъ — подобіе Божіе. Но не благоволитъ онъ къ страстямъ тѣхъ, кто не очистились. Напротивъ, когда видитъ ихъ обращеніе и исправленіе, радуется радостью безмѣрною и неизреченною.

Видящій въ сердце своемъ хотя бы слѣдъ ненависти къ какому-либо человѣку за какое-либо паденіе его совершенно чуждъ любви къ Богу. Любовь къ Богу никакъ не терпитъ ненависти къ человѣку.

«Любящій Меня, говоритъ Господь, заповѣди Мои соблюдетъ. Заповѣдь же Моя сія есть, да любите другъ друга». Итакъ, не любящій ближняго своего не соблюдаетъ заповѣди, а не соблюдающій заповѣди не можетъ и любить Господа.

Любящій Бога непременно и ближняго любитъ. А таковой не можетъ беречь имѣніе, но боголѣпно распоряжается имъ, подавая каждому требуемое.

Творящій милостыню, подражая Богу, не дѣлаетъ различія между злымъ и добрымъ, между праведнымъ и неправеднымъ въ потребностяхъ тѣлесныхъ. Онъ всѣмъ равно раздѣляетъ соразмѣрно съ нуждою.

Какъ Богъ, по естеству благій, хотя всѣхъ равно любитъ, какъ Свои созданія, но добродѣтельнаго прославляетъ, какъ родственнаго Себѣ и нравомъ, а порочнаго милуетъ по благости Своей, — такъ и человѣкъ благомыслящій любитъ равно всѣхъ человѣковъ: добродѣтельнаго по естеству, а порочнаго изъ состраданія, милуя его, какъ несмысленнаго и во тьмѣ ходящаго.

Когда ты оскорбленъ кѣмъ-либо или въ чемъ-нибудь уничиженъ, берегись помысловъ гнѣва, дабы они по причинѣ оскорбленія, отлучивъ тебя отъ любви, не переселили въ область ненависти.

Когда тебѣ тяжко отъ укоризны и безчестія, то знай, что ты получилъ отъ того великую пользу, ибо чрезъ уничиженіе промыслительно изгнано изъ тебя тщеславіе.

Какъ мысль объ огнѣ не согрѣваетъ тѣла, такъ вѣра безъ любви не производитъ въ душѣ свѣта познанія.

Кто стяжалъ плоды любви, тотъ не отложится отъ нея, хотя бы претерпѣлъ тысячи золъ. Въ этомъ удостовѣряетъ ученикъ Христовъ Стефанъ и подобные ему.

Любящій Бога никого не огорчаетъ и ни на кого не огорчается из-за временнаго. Огорчаетъ же и огорчается только спасительной печалью, какой блаженный Павелъ и самъ огорчился и огорчилъ коринѳянъ (укоривъ ихъ за грѣхъ) (2 Кор. 2, 4).

Изъ «Умозрительныхъ и дѣятельныхъ главъ».

Единъ есть Богъ, — безначальный, непостижимый, всю имѣющій силу быть (сый), всякую совершенно исключающій мысль о когда и какъ есть, какъ для всѣхъ недоступный и никакою тварью непознаваемый въ естествѣ Своемъ.

Богъ есть начало, середина и конецъ всего сущаго: начало, какъ Творецъ; середина, какъ Промыслитель; конецъ, какъ Завершитель, ибо, какъ говоритъ Писаніе, изъ Того и Тѣмъ и въ Немъ всяческая (Рим. 11, 36).

Богъ, какъ написано, есть солнце правды (Мал. 4, 2), всѣхъ равно осіявающее лучами благости Своей. Душа же, по настроенію своему, бываетъ или воскомъ, какъ боголюбивая, или грязью, какъ веществолюбивая. Какъ грязь по существу своему солнцемъ изсушается, а воскъ имъ умягчается, такъ и всякая душа веществолюбивая, пріемля отъ Бога внушенія вразумительныя и по настроенію своему отвергая ихъ, сохнетъ, какъ грязь, и сама себя, подобно фараону, ввергаетъ въ пагубу; всякая же боголюбивая душа при этомъ умягчается, какъ воскъ, и, воспріемля отпечатки Божественныхъ вещей, дѣлается въ духѣ жилищемъ Бога.

Вѣрующій обрѣтаетъ страхъ Божій; имѣющій страхъ Божій смиряется; смиряющійся дѣлается кроткимъ, пріявъ настроеніе недоступное движеніямъ гнѣва и похоти; кроткій соблюдаетъ заповѣди; соблюдающій заповѣди очищается; очистившійся озаряется; озарившійся пребываетъ съ Господомъ въ сокровищницѣ тайнъ.

Мудрый, уча и учась, желаетъ учиться и учить одному полезному; а кажущійся мудрецъ, и вопрошая, и отвѣчая, предлагаетъ одно то, что питаетъ любопытство.

Богъ на то создалъ насъ, чтобы мы содѣлывались общниками Божескаго естества (2 Петр. 1, 4), и причастниками Его присносущности, и подобными Ему являлись (1 Іоан. 3, 2), по благодатному обоженію, ради коего все сущее устроенно и пребываетъ, и не сущее еще приводится въ бытіе и порождается.

Кто не славы ради, ни въ видахъ корыстныхъ, не изъ лести и человѣкоугодія, не для показности (1 Сол. 2, 3) старается проходить добродѣтель и изучать Божественныя Писанія, но все для Бога и дѣлаетъ, и говоритъ, и помышляетъ, тотъ съ разумомъ шествуетъ путемъ истины.

Примѣчаніе:
[1] Учившихъ, что во Христѣ Спасителѣ Его человѣческая природа потонула въ Божественной, и потому Онъ является лишь Богомъ, но не человѣкомъ.

Источникъ: Житія святыхъ. № 10. Январь (отъ 16 до 31). — Мюнхенъ: Изданіе обители преп. Іова Почаевскаго, 1966. — С. 103-111.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0