Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - понедѣльникъ, 20 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

ИЗБРАННЫЯ ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Избранныя житія святыхъ.

Мѣсяцъ Апрѣль.
День тридцатый.

Житіе святителя Игнатія (Брянчанинова), епископа Кавказскаго и Черноморскаго.

Родители будущаго святителя Александръ Семеновичъ и Софія Аѳанасьевна сочитали въ себѣ приверженность къ святой русской старинѣ съ интеллигентностью и просвѣщенностью. Отецъ выстроилъ въ селѣ Покровскомъ храмъ, прихожаниномъ коего и являлся. Мать посвятила себя воспитанію дѣтей, старшимъ изъ которыхъ былъ Димитрій. Въ семьѣ Димитрій получилъ начатки хорошаго образованія.

Съ юности Димитрій отличался любовью къ уединенію, молитвѣ и духовному чтенію. Его любимой книгой въ то время была «Училище благочестія», повѣстующая о жизни древнихъ аскетовъ.

Въ пятнадцатилѣтнемъ возрастѣ Димитрій былъ отвезенъ отцомъ въ Санктъ-Петербургъ для продолженія образованія въ военно-инженерномъ училищѣ. Между прочимъ, въ дорогѣ Димитрій впервые въ жизни высказалъ отцу свое желаніе сдѣлаться монахомъ, но отецъ не предалъ тогда значенія словамъ сына.

Въ училищѣ Димитрій былъ однимъ изъ лучшихъ учениковъ, отличался набожностью, пользовался любовью учениковъ и преподавателей.

Въ эти же годы Димитрій Александровичъ началъ проявлять свои литературныя дарованія; первоначально на поприщѣ поэзіи. Онъ часто выступалъ на литературныхъ вечерахъ въ домѣ своего родственника А. Н. Оленина, президента академіи художествъ. Литературно-поэтическій даръ Димитрія Александровича былъ уже тогда отмѣченъ великимъ русскими поэтами А. С. Пушкинымъ, К. Н. Батюшковымъ, И. А. Крыловымъ.

Но молодому монахолюбцу было тяжело все время вращаться въ свѣтской атмосферѣ. Утѣшеніемъ для Димитрія Александровича въ эти годы было общеніе съ монахами Валаамскаго подворья и Александро-Невской лавры. Подъ ихъ руководствомъ будущій святитель приступилъ къ тщательному изученію святоотеческихъ твореній, которое продолжалось во всю его послѣдующую жизнь.

По окончаніи военно-инженернаго училища въ Димитріи Александровичѣ окончательно формируется желаніе «избрать благую часть» — стать инокомъ. Но не такъ-то легко было осуществить подобное желаніе въ то время молодому человѣку изъ высшаго свѣта. Родители не дали благословеніе на монашество. Начальство не удовлетворило поданнаго прошенія объ отставкѣ. Наконецъ, и Императоръ Всероссійскій Николай I былъ противъ увольненія отъ государственной службы молодого дворянина.

Димитрій Александровичъ былъ отправленъ для прохожденія службы въ Динабургскую крѣпость. Тамъ онъ вскорѣ заболѣлъ и осенью 1827 года его прошеніе объ отставкѣ по болѣзни получило удовлетвореніе.

Послѣ сего Димитрій Александровичъ немедля отправился въ Александро-Свирскій монастырь, куда поступилъ послушникомъ, и присоединился къ старцу Леониду, впослѣдствіи просіявшему въ Оптиной пустынѣ, а въ то время жившему въ Александро-Свирскомъ монастырѣ. Отецъ Леонидъ былъ ученикомъ старца Ѳеодора, ученика преподобнаго Паисія Величковскаго. Вслѣдъ за старцемъ Леонидомъ послушникъ Димитрій перешелъ сначала въ Площанскую, а затѣмъ въ Оптину пустынь. Но послушнику Димитрію не суждено было навсегда остаться въ Оптиной. Онъ возвратился на короткое время въ родительскій домъ къ умирающей матери, а затѣмъ удалился въ Кирилло-Новоезерскій монастырь къ извѣстному старцу Ѳеофану, жившему тамъ на покоѣ. Однако заболѣвъ отъ мѣстнаго сырого климата, послушникъ Димитрій уѣхалъ въ Вологду. Окрѣпнувъ, онъ нѣкоторое время подвизался въ Семигородской пустыни, а затѣмъ въ Діонисіево-Глушицкомъ монастырѣ.

Въ 1831 году епископъ Стефанъ Вологодскій исполнилъ давнишнее желаніе послушника Димитрія и 28 іюня постригъ его въ монашество въ каѳедральномъ Воскресенскомъ соборѣ съ нареченіемъ имени въ честь священномученика Игнатія Богоносца.

4 іюля 1831 года отецъ Игнатій былѣ рукоположенъ владыкой Стефаномъ во іеродіакона, а 25 іюля во іеромонаха. Отецъ Игнатій получилъ назначеніе настоятелемъ и строителемъ Пельшемскаго Лопотова монастыря. Вскорѣ слава о молодомъ настоятелѣ достигла Санктъ-Петербурга. Въ 1833 году отца Игнатія вызвали въ столицу и поручили настоятельство Троице-Сергіевой пустыни, расположенной близъ Санктъ-Петербурга. Двадцатишестилѣтній настоятель, архимандритъ Игнатій, дѣятельно взялся за устроеніе жизни пустыни. Онъ заботился прежде всего объ устройствѣ духовной жизни иночествующихъ, съ коей цѣлью часто проводилъ съ братіей назидательныя бесѣды, принималъ исповѣданіе помысловъ, пріучалъ къ дѣланію молитвы Іисусовой. Исполненіе такихъ серьезныхъ духовныхъ обязанностей въ столь молодомъ возрастѣ невозможно объяснить ничѣмъ инымъ, кромѣ какъ явной Божественной помощью.

Вмѣстѣ съ этимъ шло и внѣшнее благоустройство жизни пустыни во всѣхъ областяхъ. Напримѣръ, участіе въ составленіи репертуара и организаціи хора обители принимали такіе извѣстныя композиторы, какъ П. Турчаниновъ, А. Ѳ. Львовъ, М. И. Глинка.

Въ 1838 году архимандритъ Игнатій былъ назначенъ благочиннымъ всѣхъ монастырей Санктъ-Петербургской епархіи. Существенное участіе онъ принялъ въ жизни древняго Валаамскаго монастыря, которому посвятилъ одинъ изъ своихъ вдохновенныхъ очерковъ.

27 октября 1847 года архимандритъ Игнатій, влекомый любовью къ уединенной и простой монашеской жизни, впервые подалъ прошеніе объ уходѣ на покой, но это прошеніе не было удовлетворено.

Въ 1857 году архимандритъ Игнатій былъ возводенъ въ санъ епископа Кавказскаго и Черноморскаго. Четыре трудныхъ года святительствовалъ епископъ Игнатій на Кавказѣ, пребывая въ каѳедральномъ городѣ своей епархіи Ставрополѣ.

Святитель Игнатій много потрудился для благоустройства жизни молодой епархіи, для умиротворенія духовенства, для утвержденія мѣстнаго населенія въ святой православной вѣрѣ. Однако и здѣсь святителя Игнатія постигла болѣзнь, его всежизненная спутница. Въ связи съ этимъ, лѣтомъ 1861 года онъ вновь подалъ прошеніе объ увольненіи на покой. На сей разъ Богу было угодно, чтобы Святѣйшій Синодъ удовлетворилъ это прошеніе.

Послѣдніе годы жизни святитель провелъ въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ Костромской епархіи. Сей монастырь, на моментъ прибытія въ него владыки, находился въ крайне плачевномъ состояніи — большіе долги, скудость запасовъ питанія, ветхость монастырскихъ строеній и т. п. При помощи Божіей преосвященному Игнатію удалось вдохнуть жизнь въ умиравшую обитель. Кромѣ прочаго, тщаніемъ владыки въ обители былъ построенъ Иверскій храмъ. Вмѣстѣ съ внѣшними трудами, епископъ Игнатій не забывалъ и о внутреннемъ дѣланіи, ради коего онъ собственно и укрылся въ монастырскомъ уединіи.

Неполныхъ шесть лѣтъ провелъ епископъ Игнатій въ Николо-Бабаевскомъ монастырѣ. 16 апрѣля 1867 года, въ первый день Пасхи, святитель Игнатій отслужилъ свою послѣднюю литургію. 30 апрѣля 1867 года въ Недѣлю женъ-мѵроносицъ преосвященный Игнатій отошелъ ко Господу. На отпѣваніе и погребеніе святителя Игнатія, на шестой день по его блаженной кончинѣ, собралось около пяти тысячъ человѣкъ. Погребенъ святитель былъ въ томъ же Николо-Бабаевскомъ монастырѣ.

Послѣ кончины святителя Игнатія были явлены чудеса и знаменія, свидѣтельствующія о его богоугодности. Такъ, напримѣръ, одной изъ своихъ духовныхъ дочерей, С. И. Снесаревой, епископъ Игнатій явился въ сонмѣ лучезарныхъ святителей, причемъ его обычный видъ былъ преображенъ: владыка весь сіялъ и поднимался ввысь.

Всю свою жизнь епископъ Игнатій провелъ въ скрытомъ подвигѣ: внѣшне онъ всегда оставался на людяхъ, велъ общественно-церковную работу, но внутри себя неизмѣнно былъ уединенникомъ-аскетомъ, дѣлателемъ непрестанной молитвы. Жизнь свою онъ стремился строить и строилъ не въ соотвѣтствіи съ духомъ времени, а въ соотвѣтствіи съ завѣтами святыхъ отцовъ Православной Церкви.

Церковь чтитъ святителя Игнатія не только какъ подвижника благочестія, аскета и молитвенника, но и какъ церковнаго учителя. Учительство его распространялось не только на его пасомыхъ, но и на всѣхъ православныхъ христіанъ посредствомъ его многочисленныхъ душеполезныхъ сочиненій.

Сочиненія святителя Игнатія составляютъ восемь объемистыхъ книгъ: первые три тома — «Аскетическіе опыты» — сборники статей по аскетикѣ, умно-молитвенному дѣланію и т. п.; четвертый томъ — «Аскетическая проповѣдь» — сборникъ омилій и бесѣдъ, носящихъ аскетическо-дѣлательный характеръ; пятый томъ — «Приношеніе современному монашеству» — цѣннѣйшее руководство для монашествующихъ и монахолюбцевъ; шестой томъ — «Письма»; и отдѣльно изданный «Отечникъ», составленный епископомъ Игнатіемъ по многочисленнымъ патерикамъ и прокомментированный. Кромѣ того, существуетъ цѣлый рядъ разнообразныхъ произведеній епископа Игнатія, не вошедшихъ въ названныя изданія. Большинство этихъ произведеній были включены іеромонахомъ Маркомъ (Лозинскимъ) въ сборникъ «Неизданныя произведенія епископа Игнатія (Брянчанинова)». Въ числѣ другихъ въ указанный сборникъ входитъ очень интересное и важное изслѣдованіе «Понятіе о ереси и расколѣ» въ четырехъ статьяхъ.

Почти всѣ писанія святителя Игнатія носятъ нравственно-аскетическій характеръ. Цѣнность его сочиненій въ томъ, что они раскрываютъ святоотеческое ученіе примѣнительно къ современности. На страницахъ своихъ аскетическихъ сочиненій святитель послѣдовательно раскрываетъ передъ христіанами святоотеческое ученіе о покаяніи, какъ полномъ духовномъ перерожденіи человѣка. Составными частями такого покаянія являются, по указанію святителя, непрестанная молитва, отсѣченіе грѣховныхъ помысловъ и смиренное терпѣніе ниспосылаемыхъ скорбей. Наученію этимъ тремъ дѣланіямъ и посвящена значительная часть сочиненій преосвященнаго писателя. Благодаря своимъ аскетическимъ сочиненіямъ святитель Игнатій можетъ поправу быть названъ — учителемъ монашествующихъ.

Кромѣ того, въ своихъ произведеніяхъ, и особенно въ своемъ эпистолярномъ наслѣдіи, святитель Игнатій честно говоритъ о язвахъ, поразившихъ современное ему общество; его размышленія по этому поводу остаются актуальными и сегодня. Приведемъ одну краснорѣчивую цитату такого рода.

Святитель пишетъ: «Очевидно, что христіанство, — этотъ таинственный духовный даръ человѣкомъ, — удаляется непримѣтнымъ образомъ для невнимающихъ своему спасенію изъ общества человѣческаго, пренебрегшаго этимъ даромъ. Надо увидѣть это, чтобы не быть обманутымъ актерами и актерствомъ благочестія; увидѣвъ, надо отвратить взоры отъ грустнаго зрѣлища, чтобы не подвергнуться пороку осужденія ближнихъ, надо обратить взоры на самихъ себя, позаботиться о собственномъ спасеній».

Произведенія епископа Игнатія написаны красивымъ и легко усвояемымъ языкомъ. Они обладаютъ четкостью и логичностью построенія. Какъ справедливо отмѣчаетъ современная изслѣдовательница творчества святителя, монахиня Игнатія (Петровская), епископъ Игнатій сдѣлалъ созерцаніе природы однимъ изъ слагаемыхъ поиска Живого Бога, а пейзажныя зарисовки — непремѣнной составляющей своихъ произведеній. Литературный стиль святителя и особенный характеръ изложенія его мыслей выработались благодаря нѣсколькимъ причинамъ. Во-первыхъ, благодаря поэтическому дару преосвященнаго писателя. Во-вторыхъ, благодаря его обширнымъ познаніямъ въ области естествознанія и дисциплинирующихъ умъ и волю военныхъ наукъ. И, наконецъ, въ-третьихъ, благодаря очень тщательному и кропотливому труду по составленію собственныхъ произведеній.

Благодаря всему этому можно сказать, что святитель Игнатій обновилъ русскую церковную письменность, выражая святоотеческое ученіе ясно, живо и вдохновенно.

Въ годы совѣтской власти труды святителя Игнатія въ Россіи не переиздавались, но молитвенное почитаніе его среди вѣрующихъ не умолялось. Его память чтили, а сочиненія переписывали отъ руки. Въ русскомъ же зарубежьѣ въ это время труды святителя Игнатія были переизданы Свято-Троицкимъ монастыремъ въ Джорданвиллѣ.

Почитаніе святителя Игнатія привело къ тому, что въ 1988 году онъ былъ канонизированъ въ Россіи. Послѣ чего были обрѣтены его честныя мощи, которыя нынѣ почиваютъ въ спеціально сооруженной ракѣ въ Толгскомъ женскомъ монастырѣ на Волгѣ.

11/24 октября 2000 года Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви Заграницей, послѣ многочисленныхъ ходатайствъ народа Божія, а также учитывая посмертныя знаменія, чудеса и сохранность мощей, принялъ рѣшеніе о канонизаціи епископа Игнатія (Брянчанинова), какъ святителя Кавказскаго и Черноморскаго. Память святителя Игнатія рѣшено совершать въ день его блаженной кончины — 30 апрѣля / 13 мая.

Источникъ: Новые святые Россійской Церкви: Святитель Игнатій (Брянчаниновъ), епископъ Кавказскій и Черноморскій. // «Православная жизнь» (Orthodox Life). (Приложеніе къ «Православной Руси»). — Jordanville: Holy Trinity Monastery, 2001. — № 6 (617). — С. 13-18.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0