Если вы нашли ошибку на странице, выделите ее мышкой и щелкните по этой ссылке, или нажмите Ctrl+Alt+E

Русскій Порталъ- Церковный календарь- Русская Библія- Осанна- Святоотеческое наслѣдіе- Наслѣдіе Святой Руси- Слово пастыря- Литературное наслѣдіе- Новости

О старомъ стилѣ
-
Гостевая книга
-
Новости
-
Написать письмо
-
Поискъ

Православный календарь

Мѣсяцесловы

С. В. Булгакова
-
Прот. Алексія Мальцева

Житія святыхъ

Свт. Димитрія Ростовскаго
-
Д. И. Протопопова
-
Избранныя житія

Житія русскихъ святыхъ

Архим. Игнатія (Малышева)

Патерики

Аѳонскій
-
Кіево-Печерскій
-
Новгородскій
-
Троицкій

Новости сайта



Сегодня - пятница, 26 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.

ИЗБРАННЫЯ ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ

Избранныя житія святыхъ.

Мѣсяцъ Апрѣль.
День двадцать девятый.

Житіе и чудеса святаго и богоноснаго отца нашего Василія, митрополита Захолмскаго, Острожскаго чудотворца.

Святой отецъ нашъ Василій, именуемый Острожскимъ, родился въ Хумскомъ краѣ, который въ тѣ времена входилъ въ составъ нынѣшней Герцеговины и которымъ въ то время, до своего ухода на Аѳонъ, правилъ святой Савва. Вернувшись изъ Святой Земли, Святой Савва тамъ учредилъ Захумскую епархію, митрополитомъ которой потомъ и сталъ святой отецъ нашъ Василій.

Святой Василій родился въ деревнѣ Мрконичъ, что въ Поповомъ Полѣ, 28 декабря 1610 года отъ благочестивыхъ православныхъ родителей Петра Іовановича и жены его Анастасіи. При святомъ крещеніи родители ребенку нарекли имя Стоянъ, а потомъ воспитывали его въ страхѣ Божіемъ и учили его Божіей мудрости. Блаженный Стоянъ съ дѣтства будучи проницательнымъ и весьма умнымъ, а душой своей, преисполненной вѣрой, онъ цѣликомъ былъ преданъ Господу. Вѣрѣ и добродѣтели онъ въ первую очередь учился въ своемъ домѣ, такъ какъ въ его семьѣ больше пеклись о Богѣ и душѣ, чѣмъ о земномъ и преходящемъ. Вѣрѣ его училъ и постъ, и молитва, и присутствіе на богослуженіяхъ въ храмѣ. Съ дѣтства преподобный постоянно ходилъ на святыя богослуженія. Входя въ храмъ Божій, онъ сначала клалъ земные поклоны, съ благоговѣніемъ лобызая полъ храма, а потомъ святой крестъ и святыя иконы. На Божественной Литургіи онъ стоялъ, преисполненный страхомъ Божіимъ. Онъ всегда отличался смиреніемъ и серьезностію, а также милосерднымъ сердцемъ и душой. Семья его весьма нуждалась, у нихъ еле-еле на хлѣбушекъ хватало. Но онъ даже доставшійся ему кусочекъ хлѣба никогда не съѣдалъ одинъ, а всегда дѣлился съ кѣмъ-то, особенно если вмѣстѣ съ другими пастушками пасъ овецъ. Къ его родителямъ питали ненависть недобрые сосѣди, вѣроотступники и потурченцы, которые возненавидѣли юнаго Стояна за его благочестіе и мудрость. Это были первыя искушенія, терзающія его юную душу, которою въ будущемъ будутъ терзать многія искушенія. Чтобы уберечь дитя свое отъ враговъ и одновременно дать ему возможность научиться грамотѣ, родители отвели Стояна въ ближайшій въ окрестности монастырь Завала, воздвигнутый въ честь Введенія Пресвятой Богородицы и Дѣвы Маріи, игуменомъ котораго былъ дядя Стояна Серафимъ [1]. Монастырь этотъ былъ весьма почитаемымъ въ Герцеговинѣ и былъ довольно богатымъ. Многіе изъ монаховъ очень хорошо владѣли грамотой, да и въ самомъ монастырѣ было много книгъ. Здѣсь благоразумный юноша учился мудрости Священнаго Писанія и святыхъ отцовъ Церкви, а также многимъ свѣтскимъ наукамъ. Читая книги, написанныя святыми отцами Церкви, душа его воспламенилась любовію ко Господу и святой подвижнической жизни. Въ немъ появилось желаніе принять монашескій постригъ. Преподобный какое-то время остался въ монастырѣ Завала, послѣ чего онъ ушелъ въ монастырь Успенія Пресвятой Богородицы, являющемся одновременно и резиденціей Требиньской епархіи [2], именуемый Тврдошъ, расположенный недалеко отъ города Требине. Въ этомъ монастырѣ блаженный еще сильнѣе воодушевился монашеской жизнью и поэтому онъ усилилъ свои подвиги, окончательно рѣшивъ принять святой и ангельскій монашескій постригъ. Онъ неустанно подвизался постомъ, бдѣніемъ и молитвой, а также тѣлесными трудами. Принявъ монашескій постригъ, онъ былъ нареченъ именемъ Василій. Данное имя для него было знáкомъ, чтобы въ будущемъ въ качествѣ подвижника и епископа слѣдовать святому и великому іерарху Церкви Божіей Василію Великому. Черезъ какое-то время преподобный удостоился сана діакона, а потомъ и священника. Служилъ онъ передъ престоломъ и жертвенникомъ Божіимъ съ глубокой вѣрою и цѣломудріемъ. Оставшись еще какое-то время въ данномъ монастырѣ, онъ потомъ отправился въ Черногорію къ митрополиту Цетиньскаго монастыря, который оставилъ его при себѣ въ Цетинѣ. Но вскорѣ между ними возникли расхожденія во мнѣніяхъ относительно весьма важнаго вопроса, о которомъ мы теперь разскажемъ болѣе подробно.

Въ тѣ времена среди православныхъ была очень распространена католическая пропаганда. Римскіе священники, такъ называемые іезуиты, которыхъ римскій папа отправилъ способствовать тяжкому рабству и страданію православныхъ. Съ цѣлью вовлечь ихъ въ свою католическую ересь и подчинить власти папы, они хлынули на Побережіе, въ Черногорію и Герцеговину. Ревнитель вѣры православной блаженный Василій указалъ митрополиту Мардарію на коварную антиправославную дѣятельность католиковъ, но митрополитъ не обратилъ вниманія на его слова, ведя себя довольно снисходительно по отношенію къ уніатской пропагандѣ. Благодаря своей вѣрѣ и преданности Православію, а также усердной борьбѣ преподобнаго Василія противъ уніи, православный народъ и духовенство не подпали подъ вліяніе уніатовъ. Преподобный совѣтовалъ митрополиту оказать горячее сопротивленіе врагамъ Церкви, и, никого и ничего не боясь, защищать вѣру и истину Христову, но митрополитъ его не послушался. Тѣмъ болѣе, онъ началъ плести интригу противъ святаго Василія и несправедливо обвинять его передъ народомъ. Народъ не повѣрилъ клеветѣ митрополита, такъ какъ онъ хорошо зналъ, что святой Василій жилъ святой и богоугодной жизнью, за что чтили его и весьма любили. Но, желая уйти отъ злобы и интригъ, преподобный вернулся въ монастырь Тврдошъ. Но онъ и тамъ не пересталъ бороться за сохраненіе вѣры православной, неустанно защищая свой народъ отъ угрозы иностранщины. Поэтому народъ его и называлъ ревнителемъ Православія [3].

Въ Тврдошѣ святитель продолжилъ подвизаться, но заботился онъ не только о спасеніи своей души, а въ первую очередь о спасеніи своего православнаго народа. Изъ своей келіи онъ наблюдалъ за всѣми бѣдами и страданіями своего народа, который задыхался подъ тяжкимъ турецкимъ рабствомъ, жилъ въ нищетѣ и бѣдности, въ страхѣ отъ турецкаго насилія и беззаконія, въ опасности отъ притѣсненія уніатской пропаганды. Поэтому онъ постоянно возносилъ горячія молитвы Господу о спасеніи своего народа. Хотя онъ въ то время былъ уже архимандритомъ, онъ не остался сидѣть въ монастырѣ, а отправился учить народъ Евангелію, и, какъ настоящій духовникъ и пастырь, обходилъ герцеговинскія деревни и дома, проповѣдуя Евангеліе Христово. Когда онъ обходилъ свой народъ, подобно св. Саввѣ, онъ совершалъ всѣ святыя богослуженія и святыя таинства, поддерживая вѣру и терпѣніе народа, помогалъ терпящимъ нужду и скорбящимъ. Онъ, «плебейскій богомолецъ», какъ называли его турки, служилъ пастыремъ своему народу и былъ его евангельскимъ просвѣтителемъ.

Его апостольское усердіе настроило противъ него мѣстныхъ потурченцевъ, которые задумали его убить. Чтобы уклониться отъ опасности, но одновременно и помочь своему народу, св. Василій отправился въ православную Россію. Черезъ какое-то время онъ вернулся съ многочисленными и щедрыми подарками, святыми облаченіями и богослужебными книгами, а также привезъ и небольшую денежную сумму для своего народа. Подарки эти онъ отдавалъ небогатымъ храмамъ въ Герцеговинѣ, а также и нуждающемуся въ помощи народу. Одновременно онъ сталъ возстанавливать многія опустѣвшія и обветшавшія церкви, учредилъ народную школу въ Тврдошѣ и при приходскихъ храмахъ. Помочь ему въ этомъ благотворительномъ и просвѣтительскомъ дѣлѣ онъ пригласилъ іеромонаховъ Тврдоша и приходскихъ священниковъ. Но лукавый врагъ человѣка и въ этотъ разъ не далъ ему покоя. Его враги снова возненавидѣли св. Василія прежней ненавистью. Враждебно къ нему относились, съ одной стороны, потурченцы, а съ другой, агенты католической уніи. Его неустрашимое усердіе и неустанная апостольская дѣятельность только усиливали ненависть и суровость богоотсупниковъ, такъ что святителю снова пришлось уйти.

Онъ, этотъ свѣточъ вѣры православной и добродѣтельной жизни, рѣшилъ уѣхать на Аѳонъ. Онъ отправился изъ Тврдоша въ Оногоштъ (Никшичъ) и жупу никшичскую, а оттуда въ монастырь Морача. Изъ Морачи, черезъ Васоевиче и Будимлю, онъ дошелъ до монастыря Джурджевы Столпы, продолживъ потомъ свою дорогу въ Печъ. Въ Печи онъ побывалъ у святѣйшаго патріарха Печскаго Паисія Яневаца (1614-1647), которому подробно разсказалъ о горестномъ и тяжкомъ положеніи православныхъ сербовъ въ Герцеговинѣ, о ихъ страданіяхъ, турецкихъ безчинствахъ, о лукавой пропагандѣ католиковъ. Въ концѣ онъ выразилъ свое желаніе уѣхать на Святую Гору, попросивъ у святѣйшаго на это благословенія. Мудрый патріархъ Паисій сразу понялъ, что архимандритъ Василій отличается великими духовными добродѣтелями и способностями. Патріархъ восхищался пастырской дѣятельностью св. Василія, поэтому онъ сразу рѣшилъ возвести его въ санъ архіерея. Но сначала онъ ему разрѣшилъ уѣхать на Аѳонъ, посовѣтовавъ тамъ не задерживаться, а быстро вернуться въ Печъ. Патріархъ видѣлъ, что передъ нимъ человѣкъ Божій, и зналъ, что только такой человѣкъ можетъ помочь страдающему православному народу Захолмской области.

Василій спокойно добрался до Святой Горы и остался тамъ на годъ. Побывалъ онъ во многихъ святогорскихъ монастыряхъ и скитахъ, набрался опыта у многихъ подвижниковъ и отшельниковъ аѳонскихъ. Но бóльшую часть времени онъ провелъ въ сербскомъ монастырѣ Хиландаръ среди сербскихъ монаховъ. На обратномъ пути изъ Святой Горы онъ снова побывалъ въ Печи, чтобы попривѣтствовать патріарха. Святѣйшій патріархъ тогда собралъ всѣхъ сербскихъ архіереевъ и въ день праздника Преображенія Господа и Спаса нашего Іисуса Христа 1638 года рукоположилъ Василія въ епископы, назначивъ его митрополитомъ Требиньскимъ. Каѳедра его была въ Тврдошѣ [4]. Хотя св. Василій былъ еще молодымъ (святителю въ то время было лѣтъ тридцать), онъ былъ удостоенъ епископскаго сана за свою добродѣтельную жизнь. Онъ не только былъ нуженъ Церкви, но и этого требовали сложныя историческія обстоятельства.

Изъ Печи онъ вернулся обратно въ Тврдошъ, гдѣ православный народъ встрѣтилъ его съ радостію. Сразу по пріѣздѣ въ монастырь св. Василій продолжилъ свою пастырскую дѣятельность. Несмотря на многочисленныя опасности, которыя ему со всѣхъ сторонъ угрожали, онъ постоянно объѣзжалъ свою епархію, проявляя настоящую неустрашимость какъ архипастырь. Главное его оружіе было слово Божіе и молитва. Сила его молитвъ была такова, что его молитвами уже тогда происходили исцѣленія. Тогда Господь и проявилъ св. Василія чудотворцемъ. Народъ его считалъ святымъ за его святую жизнь и его молитвы, а также и отъ Господа дарованную ему прозорливость. И не только онъ ходилъ въ народъ, а и самъ народъ приходилъ къ св. Василію, ища отъ него помощи и утѣшенія въ разныхъ бѣдахъ и искушеніяхъ. И святитель съ великимъ благодушіемъ помогалъ каждому своей молитвой и духовными наставленіями, а часто и подаяніями. Онъ и другихъ училъ давать подаянія, а также и возстанавливать святыя храмы и монастыри. Его стараніями Стефанъ Владиславлевичъ, богатый и добродѣтельный человѣкъ, и игуменъ монастыря Тврдошъ Веніаминъ, отремонтировали и привели въ порядокъ монастырь Тврдошъ, въ которомъ они жили.

Турки въ то время убили митрополита восточно-герцеговинскаго Паисія Требешанина, каѳедра котораго находилась недалеко отъ Оногошта (Никшича). Тогда сербскимъ патріархомъ въ Печи былъ святѣйшій Гавріилъ Раичъ (1648-1656), который позже принялъ мученическую кончину. Патріархъ тогда св. Василія, бывшаго митрополитомъ Захолмскимъ, благословилъ на упраздненную каѳедру, написавъ въ связи съ этимъ грамоту (письмо) [5].

Въ грамотѣ написано: «смерность моя пишетъ богоспасаемой епархіи, называемой Никшичъ, Плана, Колашиновичи и Морача, т. е. кадилукъ Препольскій, вамъ, преподобне отче игуменъ, іеромонахамъ и монахамъ, всему во Христѣ благочестивому народу. Благодать Божія и помощь святыхъ просвѣтителей всѣмъ вамъ! Даннымъ привожу васъ въ свѣдѣніе, что владыкѣ Захолмскому, господину Василію поручилъ я и благословилъ его на каѳедру епархіи, главой которой былъ упокоившійся владыка Максимъ и блаженнопочившій владыка Паисій, вѣчная имъ память. Вышеупомянутаго Владыку встрѣтьте съ радостью и окажите ему всѣ почести, какъ и положено по отношенію къ своему законному митрополиту, чтобы благословеніе и благодать Господа Бога и покровъ Пресвятой Владычицы нашей было на всѣхъ васъ и на вашихъ дѣтяхъ и на домахъ вашихъ православныхъ».

Митрополія восточно-герцеговинская, которую тогда еще называли Милешевской или Петровской [6], на каѳедрѣ которой теперь находился св. Василій, являлась на самомъ дѣлѣ частью старой Захолмской епархіи, такъ какъ патріархъ Макарій Соколовичъ (1557-1574), возстанавливая Печскій патріархатъ, раздѣлилъ Захолмскую епархію на восточную часть — Милешевскую, и на западную — Требиньскую, каѳедра которой находилась въ м. Тврдошъ. Св. Василій такимъ образомъ возглавилъ восточную, Оногоштскую митрополію, но онъ въ Оногоштъ (Никшичъ) переѣхалъ не сразу, а какое-то время возглавлялъ митрополію, находясь въ монастырѣ Тврдошъ. Позже онъ переѣхалъ въ свою митрополію, продолживъ свою архипастырскую дѣятельность.

Въ то время турки усилили свое беззаконіе по отношенію къ сербскому народу, стали еще чаще грабить дома, а народъ уводить въ плѣнъ. Особенно этимъ отличались солдаты Али-аги. Они грабили церкви и монастыри, опустошая все вокругъ себя, въ результатѣ чего народъ со страху бѣжалъ изъ своихъ домовъ. И на всѣхъ напали такія небывалыя бѣдствія, что и израильтянамъ въ Египтѣ не снилось [7]. Безжалостный герцеговинскій санджакъ-бекъ взялъ въ плѣнъ всѣхъ народныхъ вождей и казнилъ ихъ. Хотя жить въ монастырѣ св. Апостола Луки въ жупѣ Никшичской св. Василію очень нравилось, и кромѣ того, онъ возстановилъ и монастырь св. великомученика Дмитрія въ деревнѣ Попѣ возлѣ Оногошта, святителя заставили покинуть это мѣсто, такъ какъ тамъ царило беззаконіе турокъ. Поэтому онъ отыскалъ себѣ одно укромное мѣсто, гдѣ хотѣлъ уединиться. Это была пещера въ Пьешивцахъ, у подножья горы Загарачъ. Онъ устроилъ себѣ келію, имѣя намѣреніе какое-то время тамъ остаться. Узнавъ объ этомъ, св. Василія навѣстили люди почтеннаго возраста изъ окрестности и посовѣтовали ему переѣхать въ монастырь Острогъ. Святитель послушался ихъ совѣта.

Объ Острогѣ святитель уже зналъ, зналъ о его подвижникахъ, особенно о благочестивомъ игуменѣ его, преподобномъ старцѣ Исаіи. Тотъ благочестивый старецъ подвизался и жилъ Господу угодной жизнью въ одной пещерѣ, находящейся надъ монастыремъ Верхній Острогъ. Послѣ его упокоенія Господь прославилъ его святыя мощи, но очень быстро турки ихъ нашли и сожгли. Придя въ святой монастырь Острогъ, св. Василій сначала остановился у подножія Острожской горы, а потомъ поднялся въ Верхній монастырь, находящійся въ пещерѣ преподобнаго подвижника Исаіи. Съ тѣхъ поръ въ теченіи пятнадцати лѣтъ онъ оттуда управлялъ своей митрополіей. Въ Острогѣ онъ сталъ собирать вокругъ себя другихъ монаховъ и подвижниковъ, съ помощью которыхъ онъ возстановилъ церковь Введенія Пресвятой Богородицы и Дѣвы Маріи, воздвигнутую острожскими подвижниками, которые до нихъ тамъ подвизались. Немного спустя св. Василій въ Острожской скалѣ построилъ и украсилъ церковь Честнаго и Животворящаго Креста, которая потомъ была расписана и которая сохранилась до сихъ поръ [8]. Однимъ словомъ, онъ старался, чтобъ его острожская пещера выросла въ настоящій монастырь, который, на подобіе другимъ православнымъ монастырямъ, долженъ былъ стать источникомъ духовной жизни для народа. Когда число монаховъ увеличилось, онъ игуменомъ монастыря нарекъ Исаію, внука преподобнаго Исаіи изъ деревни Попа, что недалеко отъ Оногошта.

Самъ святитель возложилъ на себя самые строгіе обѣты. Помимо того что онъ строилъ церкви и келіи и своими руками носилъ камни для строительства, онъ заботился и о своей епархіи и своей паствѣ, не уменьшая своихъ дѣяній. Питался онъ только фруктами и овощами, клалъ земные поклоны и совершалъ другіе подвиги монашеской жизни. Былъ онъ тощій, а лицо у него было желтое какъ воскъ, и весь онъ являлся храмомъ Пречистаго Духа.

Но святитель не все время пребывалъ въ своей кельѣ. Онъ съ своихъ острожскихъ духовныхъ высотъ спускался къ народу и вмѣстѣ съ народомъ терпѣлъ страданія, какъ настоящій пастырь. Къ святителю стали приходить люди толпами, ища у него помощи, а также духовнаго и тѣлеснаго утѣшенія. Еще при жизни св. Василія народъ сталъ почитать его какъ святаго, и поэтому со всѣхъ сторонъ къ нему стекались люди. Многіе почувствовали силу его молитвъ, за что возносили хвалу Господу. Народъ Герцеговины, подвергнутый гоненіямъ и страданіямъ, спасаясь отъ жестокости турокъ, собирался въ Острогѣ вокругъ св. Василія, а многіе старики, женщины и дѣти оставались подолгу возлѣ своего владыки [9]. Духовный отецъ ихъ и молитвенникъ передъ Господомъ, св. Василій, опекалъ ихъ. Помогали ему въ томъ и жители окрестныхъ деревень.

Св. Василій поддерживалъ контактъ съ сербскими патріархами въ Печи, велъ переписку съ ними, а если у него была возможность, то онъ и ѣздилъ къ нимъ. Онъ жаловался имъ на великую злобу людскую, которая окружала его. Недалеко отъ монастыря Острогъ жилъ какой-то князь Раичъ, у котораго было пятеро сыновей. Они постоянно обижали святителя и монастырь. Объ этомъ св. Василій написалъ въ своемъ завѣщаніи [10]: «Пишу я, чтобы всѣ христіане правду знали: какое-то время я жилъ въ Острогѣ въ отшельничествѣ, прилагая всѣ свои усилія и отдавая все свое имущество, ничего не жалѣя ради милости Божіей и милости Пресвятой Богородицы. Съ помощью братьевъ-монаховъ, благодаря Господу, я возстановилъ тамъ то, что можно и увидѣть. И многіе ко мнѣ относились со злобой, но Господь во всемъ помощникомъ мнѣ былъ. Данное мною написано, не только для того, чтобы жители Острога, которые послѣ меня будутъ тамъ служить Господу и Святой Богородицѣ, подвизаясь въ холодной пещерѣ ради теплоты Божіей, но чтобы и вы, христіане, знали...».

Изъ-за жестокости князя Раича и великой злобы людской святителю приходила мысль переѣхать куда-то и тамъ продолжить свои подвиги. Была у него мысль навсегда уѣхать на Святую Гору. Но онъ понималъ, что злоба та — дѣло демоновъ, которые хотѣли воспрепятствовать его подвигамъ. Помимо того, племя Бѣлопавличей, проживавшее недалеко, во главѣ со своимъ духовникомъ, священникомъ Михаиломъ Бошковичемъ, упросили св. Василія не покидать ихъ, не лишать ихъ его благодатной помощи и оберегать ихъ его молитвой. Святитель тогда принялъ рѣшеніе не покидать Острогъ, а и дальше терпѣть несправедливость. Но въ 1667 году онъ все-таки отправился къ блаженному патріарху Максиму въ Печъ, которому онъ разсказалъ все про себя и про народъ. Святѣйшій патріархъ Максимъ тогда написалъ письмо князю Раичу и народу въ Бѣлопавличахъ, въ которомъ онъ училъ народъ беречь монастырь Острогъ и помогать ему, угрожая проклясть каждаго, кто и впредь будетъ наносить оскорбленія св. Василію и монахамъ. Св. Василій предрекъ князю Раичу, что изъ-за оскорбительнаго его отношенія къ монастырю всѣ сыновья его погибнутъ. Данное предсказаніе сбылось. Сокрушенный князь Раичъ тогда пришелъ къ св. Василію и разсказалъ ему о трагической кончинѣ своихъ сыновей. Святитель утѣшилъ князя и посовѣтовалъ ему покаяться въ своихъ и въ грѣхахъ своихъ сыновей, сказавъ ему, что, если тотъ искренне принесетъ свое покаяніе, то Господь дастъ ему утѣшеніе и снова благословитъ его сыновьями. И данное предсказаніе св. Василія быстро осуществилось. У князя снова родились сыновья. Многія предсказанія святителя осуществились еще при его жизни и многія чудеса по его молитвамъ совершились.

Земная жизнь св. Василія, неутомимаго въ подвигахъ, молитвахъ, посту, тѣлесномъ трудѣ, въ своихъ попеченіяхъ о земныхъ и небесныхъ благахъ своего народа, потихоньку подошла къ концу. Острожскій святитель упокоился во Господѣ тихо, безболѣзненно, отдавъ свою душу въ руки Господа своего, 29 апрѣля 1671 года. Упокоился онъ въ своей кельѣ, находящейся надъ острожской пещерой. Изъ скалы, возлѣ которой онъ упокоился, потомъ выросла виноградная лоза, хотя земли тамъ практически нѣтъ. Въ моментъ блаженнаго его упокоенія келья его исполнилась необыкновеннымъ неземнымъ свѣтомъ. Тѣло св. Василія монахи погребли въ могилу подъ церковью Введенія Пресвятой Богородицы.

Сразу послѣ его упокоенія народъ сталъ приходить съ молитвой на могилу св. Василія, какъ приходили и при жизни его. На могилѣ его стали происходить многія чудеса и происходятъ они въ Острогѣ до сихъ поръ. Спустя семь лѣтъ послѣ своего упокоенія (1678) св. Василій явился во снѣ настоятелю монастыря св. Луки въ жупѣ возлѣ Никшича, игумену Рафаилу Косіерцу, приказавъ ему пойти въ Острогъ и открыть свою могилу. Игуменъ не придалъ особаго значенія сну и въ Острогъ не пошелъ. Но то же сонное видѣніе повторилось. Игуменъ снова не отправился въ Острогъ. Въ третій разъ явился св. Василій игумену въ архіерейскомъ облаченіи и съ кадильницей въ рукахъ. И пока святитель кадилъ, жаромъ изъ кадильницы обдало и обожгло игумену лицо и руки. Игуменъ проснулся и со страхомъ разсказалъ братьямъ-монахамъ про свой сонъ. Они тогда договорились пойти въ монастырь Острогъ. Придя въ Острогъ, они обо всемъ разсказали острожскимъ монахамъ. Сначала они всѣ вмѣстѣ наложили на себя очень строгій постъ, ежедневно выполняли молитвенное правило и совершали Божественную Литургію. Семь дней спустя, окадивъ могилу, они ее открыли и увидѣли святителя въ прославленномъ тѣлѣ, которое было желтымъ, будто воскъ, и которое благоухало, будто базилика. Монахи взяли святое тѣло, положили его въ раку и перенесли въ храмъ Введенія Пресвятой Богородицы, въ которомъ оно до сихъ поръ находится.

Вѣсть о прославленіи тѣла св. Василія очень быстро разнеслась, и все больше и больше народа стало пріѣзжать приложиться къ святымъ мощамъ. Съ тѣхъ поръ милостью Божіей и святостью св. Василія у его святыхъ и чудотоворныхъ мощей постоянно совершаются многочисленныя чудеса. Къ великой и дивной острожской святынѣ стали пріѣзжать не только православные, но и другіе христіане, даже мусульмане. И по вѣрѣ ихъ милостію Божіей и молитвами св. Василія они получали утѣшеніе и благодатную помощь. Среди паломниковъ, которые пріѣзжали приложиться къ мощамъ св. Василія въ Острогъ, былъ и послѣдній сербскій патріархъ въ Печи [11] Василій Бркичъ-Іовановичъ (онъ былъ патріархомъ съ 1763 до 1765 года, а упокоился онъ въ 1772 г.). Патріархъ Василій, преслѣдованный турками, нашелъ убѣжище въ Черногоріи. Въ Острогѣ онъ пробылъ шесть мѣсяцевъ въ постѣ и молитвѣ, написавъ тѣмъ временемъ Службу св. Василію и его житіе [12]. Въ тяжелые военные и послѣвоенные годы, находя у раки святителя утѣшеніе, пресвитеръ Василій въ 1947 г. составилъ Акаѳистъ св. Василію, рукопись котораго находится въ Острогѣ [13].

Въ наше время къ острожскому чудотворцу пріѣзжаютъ многочисленные паломники изъ всѣхъ уголковъ нашей страны, несмотря на вѣру и національность. Болѣе того, пріѣзжаютъ и изъ-за рубежа. Возлѣ раки святителя возносятся молитвы и на нашемъ и на иныхъ языкахъ. Многіе пріѣзжаютъ крестить своихъ дѣтей именно у мощей св. Василія, а многіе своихъ дѣтей нарекаютъ именемъ Василій, многіе здѣсь вѣнчаются или многіе здѣсь приступаютъ къ Таинству Исповѣди и Причащенія Святыхъ Тайнъ, или пріѣзжаютъ, чтобы отслужить молебенъ о здравіи, исцѣленіи, спасеніи. Приносятъ они многія пожертвованія св. Василію въ Острогъ, но лучшее пожертвованіе — это искреннее покаяніе и очищеніе сердца передъ Господомъ и св. Василіемъ. Св. Василія уважаютъ даже безбожники и со благоговѣніемъ произносятъ его имя, такъ какъ всѣ знаютъ, что со св. Василіемъ нельзя было нелѣпо шутить ни при его жизни, ни послѣ. Къ милостивому острожскому святителю весь сербскій святосаввскій народъ несетъ свои боли и недуги, возноситъ горячія молитвы за упокоеніе и о здравіи своихъ родныхъ. Въ праздники и по буднямъ изъ ближнихъ и отдаленныхъ краевъ къ святому Василію стекаются паломники, подготовившіеся молитвою и постомъ, чтобы у раки со его святыми мощами разсказать о своей бѣдѣ, выплакаться, исповѣдаться и получить благословеніе. Помимо постовъ установленныхъ Церковью народъ налагаетъ на себя и особые завѣтные посты. Время этого поста называется «седмицей святаго отца Василія». Этотъ постъ народъ особенно часто налагаетъ на себя наканунѣ праздника Введенія Пресвятой Богородицы. Въ Черногоріи народъ клянется именемъ св. Василія, подтверждая такимъ образомъ правдивость своихъ словъ и поступковъ. У мощей св. Василія раньше приносили клятвы и давали обѣты. Паломническія поѣздки въ Острогъ начались еще при жизни св. Василія, продолжились по прославленіи его мощей и продолжаются до сихъ поръ. Народъ въ большомъ количествѣ собирается въ Острогѣ въ день праздника св. Василія въ Острогѣ, но помимо этого, и въ праздникъ Св. Троицы, св. апостоловъ Петра и Павла, св. Ильи и въ праздникъ Успенія Пресвятой Богородицы. Тогда въ Острогъ пріѣзжаютъ тысячи и тысячи паломниковъ.

Св. Василія при жизни не оставляли въ покоѣ, его враги нападали на него, особенно самый опасный врагъ рода человѣческаго — діаволъ. Лукавый не давалъ покоя и его святымъ мощамъ.

Первый разъ острожскимъ монахамъ пришлось спрятать мощи св. Василія въ 1714 году, когда Нуманъ-паша Чуприличъ опустошилъ Черногорію. Тогда монахи закопали мощи св. Василія возлѣ рѣки Зеты, гдѣ они оставались въ теченіе года. Рѣка заливала это мѣсто, но вода чудеснымъ образомъ не коснулась ни раки, ни мощей.

Въ слѣдующій разъ во время осады монастыря Омеръ-пашой. Зимой 1852 года Омеръ-паша держалъ въ осадѣ черногорцевъ десять сутокъ въ Верхнемъ монастырѣ. Всего тридцать черногорцевъ во главѣ съ великимъ воеводой Мирко Петровичемъ, отцомъ черногорскаго короля Николы, мужественно защищали монастырь отъ турокъ. Когда черногорцамъ напослѣдокъ съ помощью св. Василія удалось отразить атаку, они отслужили благодарственную службу Господу, Пресвятой Богородицѣ и св. Василію. Тогда черногорцы взяли со собой мощи св. Василія и унесли ихъ въ городъ Цетине, положивъ ихъ рядомъ съ мощами св. Петра Цетинскаго [14]. Мощи св. Василія находились въ Цетинѣ до весны 1853 года, а потомъ ихъ снова вернули въ Острогъ. Во время войны съ турками монастырь ограбили: многочисленныя драгоцѣнности, а также и документы, восходяшіе ко времени св. Василія, исчезли.

Въ третій разъ мощи св. Василія увозили изъ Острога во время войны 1876-1877 года, снова въ Цетине, гдѣ онѣ оставались около года. Въ 1878 году [15] онѣ торжественно были возвращены въ Острогъ. Въ февралѣ 1942 года, во время бомбардировки Острога врагами, монахи, думая, что бомбы могутъ разрушить церковь Введенія Пресвятой Богородицы, гдѣ покоятся мощи св. Василія, перенесли его тѣло въ маленькую пещеру, расположенную за братскимъ корпусомъ. Оказалось, что они опасались зря, такъ какъ снаряды падали вокругъ монастыря, взрывались, но не причиняли никакого ущерба монастырю, никто изъ монаховъ не былъ раненъ. Св. Василій и тогда, какъ и раньше, сберегъ свою обитель.

Многочисленные храмы въ нашей странѣ и за рубежомъ, воздвигнутые въ честь св. Василія также являются показателемъ того, какъ глубоко нашъ народъ почитаетъ св. Василія. Своей красотой особенно выдѣляется храмъ въ его городѣ Оногоштѣ (Никшичѣ). Въ 1935 году въ Бѣлградѣ открыли больницу имени св. Василія Острожскаго, а въ храмѣ св. царя Константина и царицы Елены въ Вождовацѣ до сихъ поръ хранится его святой омофоръ. Но въ первую очередь св. Василія славятъ въ монастырѣ Острогъ, гдѣ, какъ мы уже сказали, собираются многочисленные паломники изъ всѣхъ нашихъ краевъ. Въ Острогъ пріѣзжаютъ съ благоговѣніемъ и вѣрою, приходятъ пѣшкомъ, часто на колѣняхъ переходя разстояніе между Нижнимъ и Верхнимъ монастырями. Изъ Острога паломники везутъ святую воду, масло и ладанъ, просфору или вату, приложенный къ ракѣ св. Василія, чтобы потомъ помазаться или подарить тѣмъ, которые не смогли пріѣхать къ св. Василію, страдающихъ отъ разныхъ и неизлѣчимыхъ болѣзней. Св. Василій исцѣляетъ и освобождаетъ страждущихъ отъ многихъ тѣлесныхъ и душевныхъ недуговъ. Подтвержденіемъ этого являются многочисленные костыли, носилки, цѣпи, а также драгоцѣнности, оставленные въ Острогѣ въ знакъ благодарности за чудесное исцѣленіе и выздоровленіе. О многочисленныхъ исцѣленіяхъ тѣхъ, которые страдали душевными болѣзнями, сумасшедшихъ, свидѣтельствуютъ монастырскія книги. Но нестираемыя потвержденія исцѣленій врѣзаны на вѣки въ сердца вѣрующихъ. О многихъ изъ тѣхъ чудесъ, совершенныхъ св. Василіемъ, народъ разсказываетъ по всей нашей странѣ. О нѣкоторыхъ изъ нихъ, происшедшихъ не такъ давно, разскажемъ и мы [16].

*     *     *

Въ февралѣ 1942 года, во время бомбардировки монастыря Острогъ, одинъ снарядъ, выпущенный нѣмцами изъ орудія, ударилъ въ каменную стѣну надъ Верхнимъ монастыремъ, сломалъ дверь въ церковь Честнаго и Животворящаго Креста, но, къ большому удивленію всѣхъ, не взорвался. Снарядъ, упавъ, разбился на двѣ части. Взрыватель упалъ на одну, а зарядъ на другую сторону каменнаго церковнаго пола. Потомъ изслѣдованія спеціалистовъ показали, что снарядъ этотъ былъ абсолютно въ порядкѣ и что онъ долженъ былъ взорваться. Очевидно, св. Василій не допустилъ взрыва снаряда, такъ какъ взрывъ нанесъ бы огромный уронъ святому храму и отшельнической кельѣ св. Василія. Сегодня данный снарядъ находится въ Верхнемъ монастырѣ.

*     *     *

Одинъ мастеръ изъ окрестности Никшича заболѣлъ серьезной болѣзнью. Врачи, осмотрѣвъ его, сказали, что у него параличъ, притомъ неизлѣчимый. Человѣкъ лежалъ, согнувшись въ три погибели. Его родственники посовѣтовали больному пойти въ Острогъ къ св. Василію, но тотъ наотрѣзъ отказался, такъ какъ былъ атеистомъ, невѣрующимъ. Черезъ какое-то время ему во снѣ явился св. Василій, сказавъ, что если больной придетъ къ нему въ Острогъ, то онъ его вылѣчитъ. Больной долго думалъ, и наконецъ согласился поѣхать въ Острогъ.

Прибывъ въ монастырь, онъ приступилъ къ Таинству Исповѣди. Первую ночь онъ ночевалъ у раки св. Василія, гдѣ о немъ читали молитвы. Вскорѣ послѣ этого онъ полностью выздоровѣлъ и въ знакъ благодарности св. Василію своего старшаго сына нарекъ Василіемъ.

*     *     *

Въ сентябрѣ 1956 года, придя приложиться къ мощамъ св. Василія, Драго Чабаркапа, житель деревни Вруле, находящейся недалеко отъ города Плевле, разсказалъ: «Два года тому назадъ я страдалъ болями въ животѣ. Былъ я у врачей въ Плевлѣ, Пріеполѣ и Сараево. Врачи не могли поставить діагнозъ моей болѣзни. Наконецъ, они пришли къ выводу, что у меня язва желудка. Они посовѣтовали мнѣ полежать въ больницѣ дней двадцать, а потомъ они, съ письменнаго согласія моего и моихъ родителей, прооперируютъ меня. Вопреки сильной боли, которая съ каждой минутой становилась все сильнѣе и сильнѣе, я отказался отъ операціи. Вернувшись домой, я сразу же легъ въ постель, и больше не вставалъ. Въ томъ же году, въ мартѣ мѣсяцѣ, лежа въ постели, мнѣ приснился замѣчательный сонъ. Мнѣ приснилось, будто я иду по какой-то незнакомой дорогѣ. Такъ какъ дорога мнѣ была незнакома, мною овладѣлъ страхъ, который сталъ еще сильнѣе, когда я, сойдя съ дороги, подошелъ къ какой-то маленькой, но мрачной пещерѣ. Вдругъ въ пещерѣ я увидѣлъ незнакомаго человѣка, который спросилъ меня: "Почему ты плачешь?". Я отвѣтилъ, что я боюсь, такъ какъ я одинъ. Тогда незнакомецъ сказалъ мнѣ, чтобы я слѣдовалъ за нимъ. Я послушался. Идя такъ съ нимъ, я подошелъ къ небольшой двери, и мы оба вошли въ какое-то помѣщеніе. Помѣщеніе это было красивымъ и свѣтлымъ, хотя ни одной лампы не было видно. Тогда незнакомецъ мнѣ сказалъ: "Ты здѣсь переночуешь. Это домъ св. Василія". Послѣ этихъ словъ я проснулся, весьма потрясенный тѣмъ, чтó я видѣлъ во снѣ. Объ этомъ снѣ я сразу разсказалъ своимъ родителямъ, которые согласились съ тѣмъ, чтобы я, не откладывая, отравился въ Острогъ. Вмѣстѣ съ матерью, несмотря на свою слабость и болѣзнь, я первый разъ въ жизни поѣхалъ въ Острогъ. Въ Острогѣ у св. Василія я пробылъ двое сутокъ, читая молитвы. Мнѣ сразу полегчало, и черезъ два дня, чувствуя себя уже совсѣмъ хорошо, я, веселый и здоровый, отправился обратно домой. Радость моихъ родителей была неописуемой. Въ знакъ благодарности св. отцу нашему Василію я снова пріѣхалъ къ нему вмѣстѣ со своимъ дядей Дашо Цмиляничемъ и матерью Милей. Я всегда молюсь Господу и св. Василію, чтобы сохранили меня и моихъ ближнихъ отъ всякихъ бѣдствій».

*     *     *

Въ августѣ 1957 года въ Верхній монастырь привезли одну женщину, которая уже долго страдала тяжелой болѣзнью. Женщину эту звали Лена Юнчай, родомъ она была изъ деревни Друме (Тузи). Пріѣхала оно въ сопровожденіи своего мужа Леки и деверя Нуа. Она была настолько больна, что съ вокзала въ мѣстечкѣ Острогъ мужу и деверю пришлось, преодолѣвая большія трудности и приложивъ большія усилія, на рукахъ нести ее въ монастырь. Дойдя до Верхняго монастыря, они сразу вошли въ храмъ и подошли къ ракѣ съ мощами св. Василія. Они попросили прочитать молитвы о выздоровленіи больной. Ихъ просьбу сразу уважили. Послѣ молитвы онъ попросили разрѣшить больной остаться у святой раки, въ чемъ имъ не отказали. Больная заснула у святаго ковчега и проспала такъ около двухъ часовъ.

Потомъ ее разбудили, такъ какъ пора было возвращаться домой. Видно было, что ей стало лучше. Вернувшись домой, больная почувствовала приливъ силъ и вскорѣ совсѣмъ поправилась. Нѣсколько дней спустя ея деверь, который лучше владѣлъ грамотой, чѣмъ мужъ, написалъ письмо, въ которомъ сообщилъ, что сноха его полностью выздоровѣла. Всѣ они благодарятъ за это Господа и св. Василія.

*     *     *

У молодой дѣвушки Вѣры изъ окрестностей г. Баръ, работающей служащей, въ 1950 году вдругъ разстроилась нервная система, такъ что она стала полностью неработоспособной. Обезпокоенные родители водили ее по врачамъ, просили помощи у лучшихъ спеціалистовъ, невропатологовъ, работающихъ въ клиникахъ Бѣлграда и въ Загреба, но, къ сожалѣнію, все было безуспѣшно. Состояніе ея здоровья съ каждымъ днемъ ухудшалось. Потерявъ послѣднюю надежду на выздоровленіе своей дочери, мать ея рѣшила, въ тайнѣ отъ сосѣдей, привезти ее въ Острогъ и такъ попробовать помочь ей. Онѣ отправились въ дорогу зимой того же года. Отъ Нижняго до Верхняго монастыря добрались онѣ съ большимъ трудомъ. Дѣвушкой овладѣла какая-то слабость, ее терзали судороги, она будто бѣшеная, постоянно рвалась обратно. Съ трудомъ привели ее въ Верхній монастырь, гдѣ хранитель раки со святыми мощами прочиталъ молитву о исцѣленіи больныхъ, страдающихъ нервными болѣзнями. Онѣ остались на ночь въ Верхнемъ монастырѣ. На слѣдующій день дѣвушка проснулась совсѣмъ здоровой, къ великому удивленію и радости своей матери и всѣхъ присутствующихъ. Вернулась она домой веселой и радостной. Черезъ нѣсколько дней она снова пошла работать.

*     *     *

Радомиръ Пантовичъ изъ деревни Градацъ 13 іюля 1961 года, находясь въ Верхнемъ монастырѣ, разсказалъ слѣдующее: «Въ 1929 году я заболѣлъ тяжелой болѣзнью. Болѣзнь отняла у меня даже способность говорить. Всѣ попытки вылѣчиться отъ онѣмѣнія языка были тщетными. Напослѣдокъ, мой отецъ принялъ рѣшеніе привезти меня въ Острогъ. Благодаря большимъ усиліямъ моего отца, я, мучимый своимъ недугомъ, прибылъ въ Верхній монастырь, гдѣ мы съ отцомъ приложились къ святымъ мощамъ. Монахъ прочиталъ молитву о моемъ исцѣленіи. Послѣ молитвы я остался въ храмѣ одинъ, чтобы тамъ немного поспать. Я легъ и заснулъ. Проснулся я совсѣмъ здоровымъ. У меня уже ничего не болѣло и, къ великой моей радости, ко мнѣ вернулся даръ рѣчи. Какого же было удивленіе и моего отца, и инока, и всѣхъ другихъ, которые были этому свидѣтелями. Потомъ мы всѣ вмѣстѣ принесли благодарность Господу и св. Василію, молитвами котораго я выздоровѣлъ. Вмѣстѣ со своимъ отцомъ я вернулся домой здоровымъ и веселымъ. Черезъ годъ я снова пріѣхалъ въ Острогъ поблагодарить св. Василія, и это я буду дѣлать всегда пока живъ и пока у меня силъ на это хватитъ. Съ великой благодарностью буду пріѣзжать я въ Острогъ, чтобы приложиться къ мощамъ великаго чудотворца св. Василія Острожскаго».

*     *     *

Лѣтомъ много вѣрующихъ стекается къ монастырю Острогъ, чтобы приложиться къ мощамъ св. Василія. Такъ, 4-го августа 1961 года пріѣзжалъ Славко Іовановичъ изъ г. Сараево и разсказалъ о чудесномъ исцѣленіи своего брата: «Мой братъ, — разсказывалъ Славко — котораго зовутъ Радивое, страдалъ тяжелой нервной болѣзнью. Онъ былъ просто сумасшедшимъ. Постигла его эта бѣда въ 1948 году. Въ больницѣ въ Сараево онъ провелъ 5-6 мѣсяцевъ, но состояніе его не улучшалось, и надежды на его выздоровленіе не было. Наши родители рѣшили выписать его изъ больницы и привезти въ Острогъ, къ св. Василію. Хотя врачамъ эта идея не понравилась, они все-таки разрѣшили ему ѣхать. Можетъ быть, они даже были рады хотя бы на какое-то время избавиться отъ такого больного. Имѣя крѣпкую вѣру въ его исцѣленіе, родители привезли моего брата, котораго вынуждены были связать, въ Острогъ. По пріѣздѣ въ Верхній монастырь у раки св. Василія прочитали о братѣ молитвы, и онъ сразу почувствовалъ себя лучше. Ему развязали руки, и на слѣдующій день они съ родителями вернулись домой радостные, принося свою благодарность св. Василію, который подарилъ брату здоровье и исцѣленіе. Когда они вернулись домой, въ нашу деревню Зувачъ (находящуюся возлѣ г. Сараево), всѣ односельчане и родные были немало удивлены, увидѣвъ Радоя въ добромъ здравіи. Радое потомъ женился, и теперь у него семья. Работаетъ онъ плотникомъ и неустанно прославляетъ и восхваляетъ Господа и Его угодника, св. Василія Острожскаго». Этими словами, съ чувствомъ умиленія передъ чудомъ Божіимъ, закончилъ свой разсказъ Славко Іовановичъ.

*     *     *

Ежегодно, не менѣе одного раза въ годъ, въ Острогѣ можно встрѣтить одного молодого человѣка съ высшимъ образованіемъ, работающаго юристомъ на большомъ предпріятіи, который быстро поднимается въ Верхній монастырь, чтобы поблагодарить св. Василія за свое исцѣленіе. Вотъ что онъ, Божидаръ Челебичъ изъ Бѣлграда, намъ разсказалъ: «Гдѣ-то въ началѣ 1961 года я заболѣлъ серьезной болѣзнью. Меня лѣчили въ больницѣ цѣлыхъ четыре мѣсяца, но безуспѣшно, и надежды на мое выздоровленіе почти что не было. Пока я лежалъ въ больницѣ и боролся съ тяжелой болѣзнью, мой другъ Александръ Дж., по желанію моей глубоко вѣрующей матери, уѣхалъ въ монастырь Острогъ и далъ отслужить обо мнѣ соборованіе. Въ то время, когда въ Острогѣ служили соборованіе, я почувствовалъ приливъ силъ, и мнѣ стало какъ-то легко. Вскорѣ, къ великому удивленію врачей, я попросилъ выписать меня изъ больницы. Такъ какъ я не отступалъ отъ своей просьбы, врачи въ концѣ концовъ должны были ее выполнить, хотя считали, что жить мнѣ осталось немного. Сегодня я вмѣстѣ со своимъ другомъ Александромъ пріѣхалъ въ Острогъ помолиться Господу и поблагодарить св. Василія за то, что я живъ и здоровъ», — сказалъ Божидаръ Челебичъ, заканчивая свой разсказъ.

*     *     *

Многіе паломники, у которыхъ нѣтъ возможностей привезти къ св. Василію своихъ близкихъ, страдающихъ разными недугами, пріѣзжая сюда, берутъ ихъ одежду и кладутъ ее на ночь подъ раку со святыми мощами. Помимо одежды привозятъ они и продукты, чаще всего сахаръ, оставляя ихъ такъ же возлѣ раки. Хранитель раки читаетъ молитвы, освящаетъ данные предметы. Освященныя вещи паломники везутъ больнымъ, вѣруя, что и такимъ способомъ св. Василій имъ поможетъ. 15 авугста 1962 года Божидаръ Шіяковичъ, пріѣхавшій со своей женой Славкой, разсказалъ о слѣдующемъ событіи: «Нашего сына Видомира мучила какая-то изнурительная головная боль, которая не давала ему покоя два года. Мы все время просили помощи у многихъ врачей, ходили по разнымъ больницамъ. Врачи назначали какія-то лѣкарства и уколы, но всѣ ихъ попытки были тщетными. Головная боль не проходила. Въ позапрошломъ году мать моей жены, Илинка Новаковичъ, прибыла въ Острогъ приложиться къ св. Василію. Мы дали ей килограммъ пиленаго сахару, чтобы она положила его у раки св. Василія и попросила отслужить тамъ молебенъ о здравіи Видомира, что ею и было сдѣлано. Вернувшись домой, она намъ дала тотъ сахаръ. Въ теченіе нѣсколькихъ дней мы давали Видомиру ѣсть сахаръ, вѣруя, что онъ, будучи освященнымъ, поможетъ нашему сыну. Мы не знаемъ, какимъ образомъ и какъ, но знаемъ одно: когда сынъ нашъ съѣлъ весь сахаръ, онъ полностью выздоровѣлъ, и до сихъ поръ голова у него ни разу не болѣла. Вотъ теперь мы и пріѣхали поблагодарить Господа и св. Василія за исцѣленіе нашего сына».

*     *     *

Въ декабрѣ 1962 года къ мощамъ св. Василія приложился Н. Н. изъ г. Баръ вмѣстѣ со своей престарѣлой матерью. Н. Н. попросилъ священника, хранителя раки со святыми мощами, прочитать молитвы о здравіи. По его лицу было видно, что его терзаетъ какое-то странное безпокойство. Послѣ молитвы онъ, со слезами на глазахъ, обратился къ монаху: "Батюшка, я горькій пьяница. Все, что заработаю, я пропиваю. Болѣе того, живу я не какъ положено, въ грѣхѣ. Ни чьихъ совѣтовъ не слушаюсь, не уважаю. Позавчера, вернувшись домой уже въ сумерки, я сразу легъ спать. Въ теченіе ночи, во снѣ ли или наяву, этого я вамъ сказать не могу, увидѣлъ я человѣка, въ которомъ узналъ св. Василія, упрекнувшаго меня слѣдующими словами: "Почему ты это дѣлаешь? Почему живешь такой жизнью? Почему не станешь порядочнымъ человѣкомъ?" Потомъ добавилъ: "Иди въ монастырь Острогъ и возлѣ моей раки дай обѣтъ, что больше не будешь пьянствовать и жить какъ не положено!" Послѣ этихъ словъ видѣніе исчезло. Съ тѣхъ поръ образъ этотъ и слова эти у меня постоянно передъ глазами и въ ушахъ, у меня нѣтъ покоя. Что-то гонитъ меня и шепчетъ: иди, иди, выполни приказъ. У меня больше не было силъ сопротивляться, и вотъ я пріѣхалъ помолиться Господу и приложиться къ св. Василію, а также дать обѣтъ, что больше не буду пить и стану жить порядочной жизнью. Разрѣшите мнѣ, батюшка, сказать еще и то, добавилъ Н. Н.: Когда я принялъ окончательное рѣшеніе пріѣхать въ Острогъ и дать обѣтъ, я почувствовалъ какую-то, словами непередаваемую, радость и какую-то силу. Вдобавокъ скажу еще и слѣдующее: Мое рѣшеніе пріѣхать въ Острогъ больше всѣхъ удивило и обрадовало мою мать, которая стала на колѣни и со слезами на глазахъ сказала: "Слава тебѣ и хвала, великій Острожскій святой, который оказалъ милость и не забылъ про мой домъ"». Покидая Острогъ, Н. Н. ушелъ другимъ человѣкомъ. Радость замѣнила грусть, а душевное спокойствіе безпокойство. Прощаясь, онъ сказалъ: «Съ сегодняшяго дня я и моя семья будемъ прославлять Господа и св. Василія, сколько силъ хватитъ, будемъ молиться Господу охранять насъ отъ всякихъ бѣдствій».

*     *     *

6 мая 1964 года Асибъ Гушо и Шевка Зайко, исповѣдующіе магометанство, привезли больную, также мусульманку, Фатиму. Фатима страдала тяжелой болѣзнью. Цѣлыхъ пять лѣтъ какія-то ужасныя судороги терзали ея тѣло. Отъ боли она падала даже въ обморокъ. Въ минуты, когда ее терзали боли, она ругала даже своихъ близкихъ. Въ теченіе пяти лѣтъ, на протяженіи которыхъ ея болѣзнь стала переходить въ сумасшествіе, ея родные обращались къ разнымъ врачамъ, гадалкамъ и травникамъ, но никто не могъ ей помочь. До нихъ дошелъ слухъ, что многіе больные, страдающіе такой болѣзнью, нашли исцѣленіе въ Острогѣ. Поэтому больную Фатиму ея родственникъ Асимъ и сосѣдка Шевка привезли въ Верхній монастырь. Когда они подошли къ храму, въ которомъ находятся мощи св. Василія, больная стала кричать во весь голосъ: «Я не хочу входить!» Эти слова она нѣсколько разъ повторила, и, терзаемая судорогами, хотѣла уйти обратно. Хранитель раки открылъ имъ храмъ, а потомъ и раку со святыми мощами и помогъ привести больную къ св. Василію. Это имъ удалось съ большимъ трудомъ. Родственникамъ больной удалось убѣдить ее приложиться къ святымъ мощамъ. Когда она приложилась, ее стало лихорадить, ее начали истязать ужасные спазмы, такъ что было страшно на нее смотрѣть. Потомъ, когда она немножко успокоилась, монахи прочитали о ней молитву. Послѣ молитвы ея состояніе стало еще хуже, она вся была въ поту, за короткое время она стала вся мокрая. Но это продолжалось недолго. Вдругъ, на глазахъ у всѣхъ, она успокоилась, что было видно и по ея лицу. Спокойная, она стала на колѣни у раки св. Василія и погрузилась въ молитву. Черезъ какое-то время она встала, лицо у нея сіяло, и сказала: «Спасибо Господу и св. Василію, я здорова. У меня ничего не болитъ». Сказавъ это, она стала цѣловать раку св. Василія. Всѣ присутствующіе, удивленные великой милостью Божіей, тоже поблагодарили Господа и Его угодника за чудесное исцѣленіе. Больная мирно проспала ночь въ Острогѣ, а утромъ она первой пришла на утреню, чтобы еще разъ поблагодарить Господа, который, молитвами св. Василія, исцѣлилъ ее.

*     *     *

Въ іюлѣ 1964 года къ мощамъ св. Василія приложился викарій Варнава. Послѣ того какъ владыка поклонился святому, онъ намъ разсказалъ о томъ, какъ святая вода изъ Острога исцѣлила его (помогла ему вылѣчиться). Когда онъ закончилъ свой разсказъ, мы попросили владыку и въ письменной формѣ запечатлѣть эту дивную исторію. Онъ согласился это сдѣлать. Вотъ что онъ написалъ. «Я тогда ходилъ въ четвертый классъ гимназіи. Все произошло зимой 1929 года. За нѣсколько дней до праздника св. Николая, который является небеснымъ покровителемъ моего рода. Всѣ домашніе спѣшили какъ можно лучше встрѣтить Крсну славу. Мать пекла постныя пирожныя и готовила треску. У насъ въ домѣ всего придерживались какъ положено. Мой отецъ скорѣе не сталъ бы отмѣчать праздникъ, чѣмъ съѣлъ бы въ тотъ день чего-нибудь скоромнаго. И вдругъ какъ громъ среди яснаго неба. Я вернулся изъ школы и слегъ. На слѣдующій день, утромъ, меня на машинѣ скорой помощи отвезли въ больницу. Скарлатина. Весь домъ внезапно перемѣнился. Изъ городской администраціи пришли и на входную дверь приклеили бумагу съ надписью: "Заразная болѣзнь". На бумагѣ была нарисована мертвая голова, знакъ смертельной опасности. Святой отецъ Николай пришелъ въ этотъ годъ къ намъ грустный. Домъ нашъ былъ запертъ на ключъ. Мои домашніе думали только объ одномъ — о моемъ здоровьѣ, моей жизни. Въ палатѣ я былъ самымъ серьезнымъ больнымъ. Въ лихорадкѣ и въ бреду я хотѣлъ даже выпрыгнуть въ окно. И когда врачамъ казалось, что уже все, что все потеряно, моей матери разрѣшили побыть со мной въ послѣднія минуты моей жизни. Я ее съ трудомъ узналъ. Мнѣ уже сдѣлали камфорный уколъ. Послѣдняя надежда. И тогда, когда медсестры и фельдшеры ушли, оставшись наединѣ со мной, моя мать вынула изъ сумки одинъ флакончикъ. Въ немъ была святая вода изъ Острога. Съ жаромъ, сильно, какъ только мать это можетъ, дорогая моя матушка молилась Господу, Пресвятой Дѣвѣ Богородицѣ и св. Василію чудотворцу Острожскому. У меня не было силъ даже приподняться. Мать трижды дала мнѣ попить святой воды, даръ св. Василія Острожскаго. Я открылъ глаза и узналъ свою родительницу и молитвенницу. Она помогла мнѣ приподняться и перекреститься. Мы вмѣстѣ произнесли молитву "Отче нашъ", и я заснулъ крѣпкимъ, оздоровительнымъ сномъ, изъ котораго я проснулся живымъ-здоровымъ, и живъ вотъ до сихъ поръ. Вотъ какъ св. Василій Острожскій сдѣлалъ то, въ чемъ вся медицина оказалась безпомощной».

*     *     *

Разсказъ домохозяйки Р. З. изъ Бара: «Въ іюнѣ 1953 года въ гости къ моей сосѣдкѣ пріѣхала ея подруга изъ Бѣлграда, жена врача-терапевта М. Н. Она привезла своего сына, ученика восьмилѣтней школы, разбитаго параличомъ. Родители уже испробовали всѣ средства, которыми располагала современная медицина, чтобы помочь своему ребенку, но ничто не помогало. Мальчикъ съ трудомъ двигался съ помощью спеціальныхъ костылей. Изъ-за болѣзни сына родители были въ отчаяніи. Ихъ подруги, которыя были христіанками, посовѣтовали матери мальчика поѣхать вмѣстѣ съ сыномъ въ Острогъ и такъ попробовать помочь своему сыну. Въ началѣ іюля 1953 года они пріѣхали въ Острогъ и тамъ пробыли два дня. Въ теченіе двухъ дней священникъ нѣсколько разъ читалъ молитву о здравіи мальчика у раки св. Василія. Когда мать съ сыномъ рѣшили вернуться домой, мальчикъ почувстовалъ какую-то легкость въ ногахъ. Онъ съ большой радостью сказалъ объ этомъ своей матери. Не было никакого сомнѣнія, что состояніе его улучшилось, такъ какъ до тѣхъ поръ тяжело больной мальчикъ безъ труда спустился въ Нижній монастырь. Когда они пришли въ Нижній монастырь, Литургія уже началась. Послѣ окончанія Литургіи мальчикъ у монастыря, на глазахъ у всѣхъ присутствующихъ, бросилъ костыли и бодро пошелъ къ желѣзнодорожному вокзалу. Потомъ изъ Бѣлграда они писали, что мальчикъ чувствуетъ себя совсѣмъ хорошо и что продолжаетъ учиться.

*     *     *

Восемнадцатилѣтняя дѣвушка Даница С. изъ деревни П., находящейся недалеко отъ г. Зренянинъ, вдругъ заболѣла нервной болѣзнью. Ея близкіе сразу обратились къ врачамъ за помощью. Но врачи не смогли ей помочь. Состояніе ея здоровья съ каждымъ днемъ становилось все хуже и невыносимѣе, не только для ея родителей, но даже и для сосѣдей. Всѣмъ казалось, что выйти изъ такого положенія они могутъ, если отведутъ ее въ психіатрическую лѣчебницу. Тогда она не сможетъ безпокоить людей вокругъ себя. Но до того, какъ отвести ее туда, отецъ дѣвушки рѣшилъ воспользоваться единственнымъ оставшимся у него средствомъ. Онъ рѣшилъ привезти ее въ Острогъ, несмотря на то, что имъ предстояла дальняя и трудная дорога, при томъ недешевая. Въ іюнѣ 1958 года отецъ принялъ рѣшеніе вмѣстѣ съ дочкой пріѣхать въ Острогъ. Дѣвушкѣ туго связали руки веревкой. Отецъ не жалѣлъ труда и денегъ, только бы вылѣчить дочь. Послѣ нелегкаго пути они пріѣхали въ Нижній монастырь. Когда они подошли къ Верхнему монастырю, къ великому удивленію отца, дѣвушка обратилась къ нему, спокойнымъ голосомъ сказавъ, что чувствуетъ себя лучше и попросивъ развязать ей руки. Отецъ такъ и сдѣлалъ, такъ какъ замѣтилъ, что дочка его и по рѣчи своей, и по виду въ полномъ порядкѣ. Преисполненный благодарности къ Господу и св. Василію, онъ привелъ свою дочь къ св. Василію и попросилъ священника, хранителя раки святаго, прочитать молитву о здравіи. Послѣ молитвы дѣвушка сказала отцу, къ неизмѣримой его радости, что она чувствуетъ себя совсѣмъ хорошо, попросивъ его оставить пожертвованіе у св. раки, въ знакъ благодарности за свое чудесное и быстрое исцѣленіе.

*     *     *

Каждый годъ, наканунѣ праздника апостола и евангелиста Луки, въ Верхнемъ монастырѣ можно встрѣтить одного человѣка, уже въ преклонномъ возрастѣ, но еще крѣпкаго, полноватаго, шагающаго съ легкостью, будто ему не восемьдесятъ лѣтъ. Этотъ восьмидесятилѣтній старикъ, какъ только у него есть возможность, пріѣзжаетъ въ Острогъ помолиться Господу. Но онъ никогда не пропускаетъ возможности приложиться къ св. Василію въ день наканунѣ праздника апостола и евангелиста Луки съ благоговѣніемъ и молитвенной ревностью, чтобы поблагодарить его за чудесное свое исцѣленіе еще въ молодые свои годы. У него раньше было совсѣмъ скрюченное туловище, но св. Василій исцѣлилъ его, обративши такимъ образомъ въ вѣру.

Въ этомъ году, наканунѣ праздника св. Луки, въ самыя сумерки, дядя Петръ вошелъ въ служебное помѣщеніе Нижняго монастыря и, попривѣтствовавъ всѣхъ присутствующихъ, сказалъ, что онъ только что вернулся изъ Верхняго монастыря. Онъ сѣлъ и сказалъ: «Сегодня, отецъ игуменъ, исполнилось ровно пятьдесятъ лѣтъ съ тѣхъ поръ, какъ меня, больного, принесли къ св. Василію». Услышавъ эти слова, я зажегся желаніемъ отъ самого дяди Петра услышать то, о чемъ читалъ, поэтому попросилъ его подробно разсказать намъ о своемъ чудесномъ исцѣленіи, которое ему подарилъ св. Василій. Въ отвѣтъ на просьбу, дядя Петръ обо всемъ подробно разсказалъ: «Въ молодости я принадлежалъ, по тогдашнимъ мѣркамъ, прогрессивнымъ дѣятелямъ и былъ невѣрующимъ. Полностью отрекался я отъ Господа. Не вѣрилъ даже и тому, что у св. Василія есть чудотворная сила. Болѣе того, я былъ извѣстенъ своимъ кощунствомъ. Хулилъ имя Господне, все святое поднималъ на смѣхъ, ругалъ. Но всеблагій Господь не позволилъ мнѣ долго быть во власти беззаконія. Въ январѣ 1920 года я тяжело заболѣлъ. Болѣзнь моя быля тяжелой не только для меня, но и для моей семьи. Охваченный бѣдой, вмѣсто того, чтобы обратиться къ Господу, сталъ я еще хуже хулить. Мои родители, братья и сестры совѣтовали мнѣ не кощунствовать, но все напрасно. Съ каждымъ днемъ болѣзнь моя становилась все серьезнѣе и серьезнѣе. Напослѣдокъ туловище мое стало скрючиваться. Я ходилъ по врачамъ, потратилъ на это кучу денегъ, но никто и ничто не могло мнѣ помочь. Болѣе того, боли становились все сильнѣе и невыносимѣе. Мои близкіе потеряли послѣднюю надежду на мое выздоровленіе.

Поскольку я терпѣлъ ужасныя муки, мнѣ часто совѣтовали отправиться въ Острогъ, къ св. Василію. Пока я могъ болѣе или менѣе переносить боли, я не слушался этихъ совѣтовъ, такъ какъ не вѣрилъ, что это мнѣ поможетъ. Но, придавленный своимъ горемъ, привязанный къ постели, я напослѣдокъ согласился поѣхать въ Острогъ. 50 лѣтъ тому назадъ, въ сегодняшній день, мой младшій братъ Лука съ трудомъ привезъ меня въ Верхній монастырь. Я приложился къ св. Василію и вышелъ ихъ храма, чтобы немножко отдохнуть. Молодой іеромонахъ Борисъ Каженегра (теперь онъ игуменъ монастыря Праскавица), узнавъ подробности моей болѣзни, утѣшилъ меня словами, что Господь и св. Василій исцѣлятъ меня, если вѣра у меня будетъ крѣпкая, а молитва моя искренняя. Потомъ онъ у раки св. Василія прочиталъ молитвы о моемъ здравіи и отслужилъ всенощную. Ночь я провелъ въ храмѣ, и къ моей великой радости я уже этой ночью почувствовалъ облегченіе. На слѣдующій день я спустился въ Нижній монастырь и здѣсь, — тутъ дядя Петръ рукой показалъ на храмъ, — обо мнѣ отслужили соборованіе. Послѣ этого я вернулся домой, въ Никшичъ. Боль уже не была такой сильной, стала терпимой. Состояніе моего здоровья было стабильнымъ нѣсколько дней, вѣрнѣе, до того дня, когда я, войдя въ мастерскую и увидѣвъ, что какая-то работа плохо выполнена моимъ младшимъ братомъ Георгіемъ, по злой своей привычкѣ, сердясь на брата, сталъ хулить имя Божіе и его святыхъ. И вотъ чудо! Въ ту же минуту меня охватили боли, въ тысячу разъ сильнѣе тѣхъ, которыя я чувствовалъ до отъѣзда въ Острогъ. Тогда я разъ и навсегда убѣдился, что есть Господь, который и караетъ, и награждаетъ. Въ слезахъ я приносилъ свое покаяніе за то, что отвергъ милость Божію. Но слезы не смогли отмыть мои грѣхи и мою дерзость. Состояніе моего здоровья съ каждымъ днемъ все больше ухудшалось. И такъ четыре мѣсяца. Нервы у меня будто горѣли. Мнѣ казалось, что что-то горитъ во мнѣ, что я горю. Помимо того, изъ-за воспаленія нервной системы я совсѣмъ скорчился, такъ что голова у меня касалась колѣнъ. Въ такихъ страданіяхъ застала меня весна. Что-то снова меня тянуло въ Острогъ. Мои домашніе тоже хотѣли, чтобы я туда поѣхалъ. И въ самомъ концѣ зимы мой самый младшій братъ Филиппъ посадилъ меня на лошадь, въ день велмуч. Ѳеодора Тирона, и привезъ меня въ Верхній монастырь. Снова прочитали молитвы о моемъ здравіи и отслужили всенощную. Такъ какъ наступала первая Седмица Великаго поста, спустился я въ Нижній монастырь на Литургію, причастившись тогда Святыхъ Даровъ. Потомъ, по милости Божіей, у меня уже не было такихъ сильныхъ болей. Я могъ потихоньку двигаться. Это меня ободрило, и я возгорѣлся желаніемъ пойти въ монастырь Ждребаоникъ, приложиться къ мощамъ св. Арсенія. Господь далъ мнѣ силы, и желаніе мое исполнилось. Изъ монастыря Ждребаоникъ я вернулся домой. Нельзя сказать, что я не чувствовалъ никакой боли, но боль была вполнѣ терпимой. Но теперь я слѣдилъ за собою, чтобы снова не прогнѣвить Господа. Старался жить по закону Божіему. Потомъ сталъ поститься, ходить въ церковь и часто обращался къ священникамъ съ просьбой отслужить молебенъ о моемъ здоровьѣ. По мѣрѣ того какъ жизнь у меня становилась благочестивѣе, и состояніе моего здоровья улучшалось, но еще нѣкоторое время я прихварывалъ.

Потомъ у меня снова появилось желаніе пойти въ святой Острогъ. Въ этотъ разъ со мной пошла моя сестра. Снова у раки св. Василія прочитали молитвы о моемъ выздоровленіи. Послѣ молитвы я почувствовалъ, что я полностью выздоровѣлъ. Горячо поблагодарилъ я Господа и Спасителя нашего за исцѣленіе и уже на своихъ ногахъ вернулся домой, будто и душой и тѣломъ снова родился. Съ того дня болѣзнь эта никогда на меня больше не нападала. Все мною разсказанное произошло въ 1922 году. Я благодаренъ св. Василію за свое исцѣленіе, но также и за то, что черезъ болѣзнь онъ привелъ меня къ покаянію», — закончилъ свой разсказъ дядя Петръ. «Говорятъ, что чугунныя ворота въ Верхнемъ монастырѣ вы подарили монастырю св. Василія въ знакъ благодарности за свое исцѣленіе», — прибавилъ я. «Да, когда старый монастырь сгорѣлъ, — продолжилъ дядя Петръ, — я долго умолялъ тогдашняго настоятеля монастыря, батюшку Леонтія, разрѣшить мнѣ что-нибудь своей рукой сдѣлать для Верхняго монастыря какъ знакъ благодарности св. Василію за свое исцѣленіе. Онъ далъ мнѣ разрѣшеніе, и я сдѣлалъ эти чугунныя ворота, стоящія тамъ до сихъ поръ».

*     *     *

У одной гречанки, которая была уже въ возрастѣ, дочь страдала тяжелой болѣзнью легкихъ. Дѣвушка не сразу стала лѣчиться. Въ какой-то вечеръ, бѣдная мать, сидя возлѣ своей больной дочки, которая изъ-за очень высокой температуры была уже при смерти, отъ усталости на минуточку заснула. Во снѣ гречанка увидѣла св. Василія Острожскаго, который приказалъ ей не плакать, потому что онъ вылѣчитъ ея дочку. Дѣйствительно, утромъ больной вдругъ полегчало. Послѣ осмотра врачи, къ большому своему удивленію, установили, что дѣвушка вполнѣ здорова. Мать ея хорошо запомнила образъ, увидѣнный ею во снѣ, и, увидѣвъ потомъ въ храмѣ икону св. Василія Острожскаго, сразу узнала его. Вмѣстѣ съ дочкой онѣ поблагодарили великаго Острожскаго чудотворца.

*     *     *

Протоіерей Раде Радовичъ изъ г. Колашинъ является очевидцемъ чудеснаго исцѣленія: «Учился я тогда въ первомъ классѣ семинаріи въ Бѣлградѣ. Въ 1971 году пріѣхалъ я въ монастырь Острогъ приложиться къ мощамъ св. Василія. Мальчикомъ былъ я любознательнымъ, поэтому заглянулъ и въ братскій корпусъ-башню. Тамъ я увидѣлъ мусульманскую семью изъ г. Улцинь. На полу лежалъ тяжело больной молодой человѣкъ. Ему было 28 лѣтъ. Такъ какъ у него былъ поврежденъ спинной мозгъ, у него всѣ конечности были парализованными. У него могла двигаться только шейная часть позвоночника. Онъ былъ разбитъ параличомъ уже четырнадцать лѣтъ. Жилъ онъ съ семьей въ Швейцаріи, и денегъ у нихъ было много.

Послѣ вечерни больного посадили на стулъ и поднесли къ ракѣ святаго Василія. Молитву о больномъ прочиталъ батюшка Георгій. Гдѣ-то около одиннадцати часовъ вечера я своими глазами увидѣлъ, какъ больной поднялъ лѣвую руку. Я понялъ, что произошло чудо Божіе и поэтому остался возлѣ больного. Около часу ночи онъ поднялъ правую ногу, а около третьяго часу и правую руку, и лѣвую ногу. Утромъ онъ чувствовалъ себя совсѣмъ хорошо, но двигался съ трудомъ и медленно. Батюшка Георгій сказалъ его родственникамъ, что Господь вылѣчилъ моторные центры, но что парню надо дальше лѣчиться, чтобы вполнѣ выздоровѣть. Я съ ними доѣхалъ до мѣстечка, называемаго Головой Зеты. Молодой человѣкъ все время въ дорогѣ плакалъ.

*     *     *

Протоіерей Раде Радовичъ разсказалъ и слѣдующее: «Зора Влаховичъ изъ деревни Буле въ мѣстности Ровацъ позвонила мнѣ въ 1982 году съ просьбой быть крестнымъ ея больной дочери Анкѣ. Анка работала преподавателемъ сербскаго языка въ деревнѣ Петница, находящейся недалеко отъ г. Беране. Такъ какъ тамъ живутъ въ основномъ мусульмане, она познакомилась съ какими-то мусульманками, которыя гадали и колдовали. Вдругъ она заболѣла. Всѣ конечности у нея были парализованы. Лѣченіе у извѣстныхъ врачей въ разныхъ клиникахъ и больницахъ не помогало. Напослѣдокъ она обратилась къ Тодору Божовичу, очень уважаемому врачу изъ г. Мойковацъ, но и тотъ сказалъ, что болѣзнь ея неизлѣчима. Ее вернули домой въ Роваце. Ея мать, женщина набожная, сказала, что помочь ея дочкѣ можетъ только св. Василій. Такъ какъ Анка была некрещеной, она попросила меня стать ее крестнымъ.

Сосѣдъ Зоранъ Влаховичъ согласился отвезти насъ въ Острогъ на своей машинѣ. Они съ женой уже четыре года какъ были женаты, но дѣтей у нихъ не было. Его жена настаивала на томъ, чтобы мы и ее взяли собой, несмотря на то, что въ машинѣ мѣста практически не было. Такъ мы всѣ и пріѣхали въ Верхній монастырь и переночевали въ братскомъ корпусѣ. Утромъ мы спустились въ Нижній. монастырь. Крестилъ Анку отецъ Дмитрій Благоевичъ. Пока Таинство Крещенія продолжалось, я долженъ былъ держать Анку подъ руки. Потомъ мы вернулись въ Роваце. Такъ какъ это было весной, и было много работы въ полѣ, я не могъ пойти и узнать, какъ поживаетъ моя крестная. Черезъ восемь дней ея мать Зорка, радостная, принесла мнѣ подарки и сказала, что Анка поправилась и что снова стала работать. Годъ спустя я встрѣтился съ Зораномъ Влаховичемъ, который сказалъ мнѣ, что у него съ женой родился сынъ».

*     *     *

Зоранъ Николичъ изъ г. Горни Милановацъ записалъ: «Съ 1997 года я болѣлъ волчанкой. Ходить безъ костылей я не могъ. Въ 2000 году я пріѣхалъ къ св. Василію. Тамъ прочитали молитву о моемъ здравіи, и черезъ какое-то время состояніе моего здоровья пошло на поправку. Моя врачъ была немало удивлена, увидѣвъ, что результаты анализа крови у меня, а также и состояніе моего здоровья улучшились. Изъ-за болѣзни я рано ушелъ на пенсію, на 28 году жизни. Теперь я снова работаю, кормлю семью, дѣла у меня продвигаются. Лѣкарства принимаю, но чувствую я себя хорошо. Часто пріѣзжаю къ св. Василію поблагодарить его».

*     *     *

Меня зовутъ Мірослава Прибоевичъ. Временно я работала въ Вѣнѣ. 25 лѣтъ не болѣла, и вдругъ попала въ больницу. Изъ живота у меня выкачали два литра воды, и врачи пришли къ выводу, что у меня злокачественная опухоль. По ихъ мнѣнію, мнѣ оставалось жить не больше шести недѣль. Когда пришла пора меня прооперировать, мое состояніе было таково, что врачи меня разрѣзали и сразу зашили. Мнѣ назначили химіотерапію. Какъ-то мнѣ приснилось, что нахожусь я на седьмомъ этажѣ въ какомъ-то зданіи. Мою я окна, а у меня нѣтъ ничего, за что держаться. Смотрю внизъ и чувствую, что упаду. Вдругъ я услышала мужской голосъ, который мнѣ сказалъ: "Нѣтъ!" Проснулась я вся въ поту. Это произошло 27 января (въ день св. Саввы) 1998 года. Такъ какъ внукъ Владанъ находился въ Никшичѣ, въ арміи, мой мужъ 23 марта 1999 г. (наканунѣ начала бомбардировокъ) пріѣхалъ къ св. Василію. Онъ подалъ записку съ нашими именами, оставилъ пожертвованіе и попросилъ священника отслужить молебенъ о моемъ здоровьѣ.

Съ тѣхъ поръ я пошла на поправку. Благодаря св. Василію острыя боли въ животѣ прекратились. Дома у насъ есть икона св. Василія. Каждый вечеръ я молюсь Господу своими словами. Послѣдній разъ у врача я была въ январѣ. Свои жизни я и мои домашніе довѣрили Господу и Его святымъ: св. Василію, св. Іоанну Предтечѣ (покровителю нашего рода), св. Николаю Угоднику и св. Параскевѣ Пятницѣ.

*     *     *

Меня зовутъ Андріана Николичъ. Живу я въ деревнѣ Болечъ, находящейся недалеко отъ Бѣлграда. Пишу о чудѣ, которое произошло съ моимъ отцомъ Славоміромъ Николичемъ. Отецъ мой родился 28 августа 1946 года въ деревнѣ Мала. Косаница недалеко отъ Куршумліи. 1-го августа 2003 года мой отецъ возвращался домой и по дорогѣ, по чужой винѣ, попалъ въ аварію. Онъ получилъ серьезныя поврежденія головы, рукъ, шеи... Когда я отправилась въ больницу, то меня, исполненную страха, мучила мысль, въ какомъ состояніи застану я отца. Придя въ больницу, я сразу достала святой воды изъ источника св. Василія Острожскаго. У него на головѣ былъ большой отекъ и свѣжая рана послѣ операціи, и я стала осторожно мазать ихъ святой водой. Все тѣло у него было въ осколкахъ стекла, но больше всего пострадали руки. На раны я положила марлю, намоченную святой водой, и раны стали заживать. Въ больницѣ ему не могли дать болеутоляющее средство, опасаясь аллергической реакціи. Боли у него были ужасными. Но я была спокойна, такъ какъ знала, что св. Василій — великій чудотворецъ. Утромъ я вернулась въ больницу, и первыми словами моего отца были слѣдующія: «Ночью у меня ничего не болѣло и спалъ я хорошо». Я видѣла, что раны покрылись молодой кожицей, а кровотеченіе прекратилось. Царапина на лбу тоже стала заживать. Три дня спустя все уже было хорошо. Счастье наше неизмѣримо, какъ и благодарность св. Василію.

Святитель помогаетъ въ супружескомъ неплодствѣ и болящимъ дѣтямъ.

Отецъ Іоилъ, хранитель раки со святыми мощами, записалъ: «У Владиміра и Лиляны Ковачъ изъ г. Сараево 10 лѣтъ не было дѣтей. По молитвамъ святаго Василія у нихъ 13-го февраля 1992 года родился сынъ Драженъ, а два года спустя еще одинъ сынъ. Младшій ихъ сынъ заболѣлъ параличомъ. Послѣ того, какъ о нѣмъ въ монастырѣ Острогъ прочитали молитву, мальчикъ смогъ ходить и говорить».

Святитель освобождаетъ отъ узъ страсти.

Въ книгѣ о чудесахъ св. Василія отецъ Іоилъ записалъ и слова одного молодого человѣка (который не хотѣлъ, чтобы его имя упоминалось): «Я неоднократно хотѣлъ бросить курить. Но такъ какъ мнѣ не удавалось освободиться отъ данной зависимости, я сдался, убѣдившись въ своей слабости и безсиліи. Въ 1995 году я поѣхалъ приложиться къ мощамъ св. Василія. На пути до Нижняго монастыря, на мѣстѣ, на которомъ когда-то находился крестъ, я ощутилъ великую духовную радость и одновременно понялъ, что брошу курить.

Я почувствовалъ себя подобно узнику, который послѣ долгаго времени снимаетъ кандалы. Чувствовалъ я себя свободнымъ, спокойнымъ. Пятнадцать дней меня вообще не тянуло курить. Потомъ захотѣлось, но желаніе это уже не было сильнымъ. Мнѣ было значительно легче не поддаться соблазну, такъ какъ я зналъ, что не одинъ борюсь съ нимъ. Со мной вмѣстѣ былъ мой небесный покровитель, св. Василій Острожскій!»

Сила святыни останавливаетъ разсѣянный склерозъ.

Василиса Терзинъ изъ г. Сомборъ, по благословенію своего духовника, отца Іоила, записала: «Елица Деспотъ изъ г. Стара Пазова на 32 году своей жизни заболѣла неизлѣчимой болѣзнью — разсѣяннымъ склерозомъ. Когда ей исполнилось 39 лѣтъ, такъ какъ болѣзнь очень быстро прогрессировала, она уже была въ инвалидной коляскѣ. Въ Господа она не вѣрила и впала въ депрессію. Она пережила даже и клиническую смерть. Послѣ этого Елица стала интересоваться православіемъ. Въ 1995 году она первый разъ въ жизни пріѣхала въ Острогъ (ей помогли какія-то благочестивыя люди). Послѣ разговора съ батюшкой Іоиломъ и послѣ молитвы въ церкви Введенія Пресвятой Богородицы, въ которой находятся мощи св. Василія чудотворца Острожскаго, ея состояніе рѣзко измѣнилось.

Болѣзнь Елицы уже не такъ быстро развивалась, духовно она тоже стала выздоравливать. Она крестилась и вѣнчалась въ Православной церкви 27-ого октября 1996 года, въ день праздника св. Параскевы Пятницы. Нынѣ Елица живетъ, ведя мужественную борьбу со своей болѣзнью. Она регулярно ходитъ къ врачу на пріемъ. Ея діагнозъ: удовлетворительное состояніе здоровья, нѣтъ рѣзкихъ перемѣнъ (процессовъ), что, на самомъ дѣлѣ, чудо, если говоримъ о разсѣянномъ склерозѣ.

Настоящее чудо произошло въ отношеніи духовной жизни Елицы: она уже нѣсколько лѣтъ работаетъ сотрудникомъ на радіо «Стара Пазова». У нея своя авторская передача «Окна души». Она неоднократно пріѣзжала въ монастырь Острогъ, но ѣздила она и по другимъ святынямъ. Теперь она въ состояніи помочь и другому. Многіе слушатели обращаются къ ней за духовной помощью. Она вѣритъ, что «силу на это даруетъ ей св. Василій».

Святитель Острожскій сберегъ молодого человѣка, участвующаго въ войнѣ.

Разсказъ Ножичъ Госпы изъ г. Баня Лука 18-го января 2000 г. монастырскомъ лѣтописцу: «Въ теченіе войны въ Босніи въ одинъ моментъ практически всѣ мужчины ушли на войну. Я долго плакала и молилась Господу за своего сына. Разъ ночью мнѣ явился св. Василій и сказалъ: "Не бойся, я оберегаю твоего сына".

И въ самомъ дѣлѣ, хотя сынъ мой участвовалъ въ военныхъ дѣйствіяхъ съ 1992 года до самого конца войны, съ нимъ ничего плохого не случилось. Онъ все время чувствовалъ, что кто-то охраняетъ его. Теперь онъ постоянно пріѣзжаетъ въ Острогъ поблагодарить Господа и Его угодника, св. Василія Острожскаго чудотворца».

Чудесное исцѣленіе врача.

Старшій врачъ Предрагъ Качавенда, отоларингологъ, 22-го мая 2003 г. разсказалъ о слѣдующемъ чудесномъ событіи: «Шесть лѣтъ тому назадъ я вдругъ заболѣлъ. Въ то время, будучи бѣженцемъ, я жилъ въ г. Кикинда. Мнѣ поставили діагнозъ: серьезное заболѣваніе сердечной артеріи. Поэтому меня срочно отправили въ Сремску Каменицу сдѣлать кардіографію. Изъ-за очень сильной боли въ груди я не могъ ходить. Боясь, что я могу умереть, думалъ, что въ такомъ случаѣ будетъ съ моей семьей (тогда я былъ безъ работы). По настоянію моего сына, который тогда учился въ восьмилѣтней школѣ (потомъ онъ учился въ семинаріи), я поѣхалъ въ монастырь Острогъ. Я исповѣдался у отца Іоила, который прочиталъ обо мнѣ молитву у раки со святыми мощами св. Василія. На слѣдующій день я уѣхалъ домой.

Въ Сремской Каменицѣ, въ Институтѣ для сердечно-сосудистыхъ заболѣваній, мнѣ сдѣлали аортошунтированіе и поставили діагнозъ: сильная закупорка сосудовъ. Коллега, который мнѣ дѣлалъ шунтированіе, сказалъ, что мнѣ помочь ничѣмъ нельзя (ни съ помощью медикаментовъ, ни съ помощью операціи). Я отвѣтилъ ему, что меня вылѣчитъ Господь.

Я вышелъ изъ его кабинета съ чувствомъ страха и растерянности. Куда идти я не зналъ. Пошелъ я по какому-то коридору. Къ своему большому удивленію, вдругъ я увидѣлъ больничную часовню св. Нектарія Эгинскаго. Помолился я святому Нектарію попросилъ заступиться за меня передъ Господомъ, чтобы Онъ подарилъ мнѣ исцѣленіе. Консиліумъ врачей принялъ рѣшеніе сдѣлать мнѣ операцію на сердцѣ и поставить четыре байпаса. О датѣ операціи они должны были сообщить мнѣ черезъ мѣсяцъ.

Начался Рождественскій постъ. Я постился и молился Пресвятой Богородицѣ и св. Василію ходатайствовать за меня передъ Господомъ, чтобы Онъ мнѣ смертельную болѣзнь замѣнилъ какой-нибудь другой, съ которой я, съ трудомъ, но жить буду и, такимъ образомъ, буду въ состояніи заботиться о своей семьѣ (у меня жена и четверо дѣтей), которая жила въ очень тяжелыхъ условіяхъ. Боли у меня стихли, но я замѣтилъ, что мнѣ приходится чаще мочиться и что мнѣ очень часто хочется пить. У меня обнаружили діабетъ.

Изъ института не было никакихъ новостей. Я позвонилъ своему родственнику изъ г. Нови Сада провѣрить, на какой день мнѣ назначили операцію. Онъ мнѣ отвѣтилъ, что я вообще не числюсь въ спискахъ и что въ регистратурѣ у нихъ нѣтъ никакого слѣда, что я когда-то у нихъ былъ госпитализированъ. Я сразу понялъ, что молитвами Пресвятой Богородицы и св. Василія произошло чудо. Къ великому удивленію своей семьи и своихъ коллегъ я пересталъ принимать лѣкарства и сталъ ѣздить на велосипедѣ. Черезъ какое-то время я смогъ проѣхать 30 километровъ.

Я благодарю Господа, Который молитвами Пресвятой Богородицы и св. Василія исцѣлилъ меня отъ серьезной сердечной недостаточности и подарилъ другую болѣзнь, чтобы напомнить мнѣ о моихъ прежнихъ грѣхахъ и о крестѣ, который я долженъ нести до конца своей жизни со смиреніемъ и благодарностью.

Помимо св. Николая Угодника, который является небеснымъ покровителемъ моей семьи, у меня теперь есть еще одинъ покровитель — св. Василій, которому я далъ обѣтъ, что не меньше одного раза въ годъ я буду пріѣзжать въ Острогъ приложиться къ его святымъ мощамъ».

Исцѣленіе отъ бѣлокровія.

Митичъ Цаца изъ которскаго Стараго города 13-го апрѣля написала письмо, въ которомъ разсказала о исцѣленіи своей дочери: «Нѣтъ словъ, которыми бы мать могла выразить свою благодарность Господу и св. Василію. Ее можно только чувствовать въ своемъ сердцѣ, которое всей силой любитъ и прославляетъ Господа и Пресвятую Богородицу.

Моя дочь Елена вдругъ заболѣла очень серьезной болѣзнью — бѣлокровіемъ. Шелъ тогда сентябрь 1997 года.

Діагнозъ поставили въ Бѣлградѣ. Она, терпя страшныя боли, обезсилѣнная, практически не могла двигаться.

Въ больницѣ мы оставались цѣлыми сутками. Я вѣрующая, въ вѣрѣ я воспитывала и своего ребенка.

Въ своихъ молитвахъ я горячо молила Пресвятую Дѣву указать мнѣ путь, по которому мнѣ надо пойти со своей дочкой. Врачи намъ не могли помочь. Намъ предложили сдѣлать или пересадку костнаго мозга въ Миланѣ, или химіотерапію. Но Матерь Божія услышала наши молитвы. Разъ ночью, когда я вернулся изъ больницы отмѣтить день рожденія Елены и дождаться своей очереди уѣхать въ Милано, мнѣ приснился дивный сонъ.

Во снѣ я увидѣла монастырь и какого-то святаго. Что это за монастырь, я не знала. Я поговорила со своимъ духовникомъ, который посовѣтовалъ намъ съ дочкой поѣхать въ Острогъ. Тогда мы жили въ Сербіи. Поѣхали мы съ дочкой вмѣстѣ съ другими паломниками и священниками изъ церкви Лазарица, находящейся въ городѣ Крушевацъ. Они потомъ мнѣ помогали нести дочку. На полъ пути къ Верхнему монастырю Елена мнѣ вдругъ сказала: "Мама, опусти меня на землю, я могу сама!" И вотъ чудо! Моя дочь не просто ходила, а бѣгала, будто никогда не болѣла! Выздоровѣла она въ день св. Василія, 12-го мая 1998 года. Мы приложились къ святымъ мощамъ, о насъ прочитали молитву. Когда мы выходили изъ храма, сподобились мы великой милости. Дѣвушка, которая мнѣ помогала, моя дочка и я увидѣли монаха. Онъ насъ спросилъ: "Почему вы раньше не пріѣхали?" Онъ положилъ свою руку на голову Елены, спросивъ, что у нея болитъ, устала ли она. Потомъ повернулся ко мнѣ со словами: "Хорошо, что вы пріѣхали. Надо было раньше пріѣзжать, но и такъ вовремя пріѣхали". Теперь, въ знакъ своей благодарности, я особо отмѣчаю день св. Василія. Молитвами св. Василія Господь намъ помогъ. Моя дочка полностью выздоровѣла».

Святой Василій защитилъ летчиковъ на войнѣ.

Горанъ Радосавлевичъ, уроженецъ Шумадіи, капитанъ ВВС, проживающій въ г. Подгорица, монастырскомъ лѣтописцу разсказалъ слѣдующее: «Во время бомбардировки НАТО въ 1999 году мы получили приказъ вылетѣть изъ Подгорицы въ Приштину. Капитанъ Анджелко Пудоръ, прежде чемъ выполнить приказъ, поѣхалъ къ св. Василію за благословеніемъ и привезъ оттуда святую воду. Было предусмотрѣно задѣйствовать 10 летчиковъ и 10 самолетовъ. Всѣ летчики выпили по глоточку святой воды, а самолеты и оружіе мы окропили. Передъ самымъ полетомъ мы рѣшили одинъ самолетъ замѣнить другимъ, такъ какъ было подозрѣніе, что онъ можетъ выйти изъ строя. Американцы ежедневно бомбили нашу эскадру, но имъ не удавалось никого изъ насъ даже поцарапать. Одна бомба взорвалась недалеко отъ меня, отбросила меня, но я остался цѣлъ и невредимъ. Ни одного нашего самолета имъ не удавалось сбить. Во время самой ожесточенной битвы сбили они только одинъ нашъ самолетъ. Это былъ тотъ, который мы не окропили».

Упалъ въ пропасть и остался невредимъ.

Іеромонахъ Спиридонъ разсказалъ слѣдующее: «Въ іюнѣ 2000 года Деянъ Петровичъ изъ Сопота зашелъ ко мнѣ въ мастерскую. Такъ какъ онъ болѣлъ, я посовѣтовалъ ему пойти къ св. Василію, чтобы тамъ прочитали молитвы о здравіи. Онъ пошелъ, тамъ прочитали молитвы о здравіи, а по пути изъ Верхняго монастыря, у перваго поворота, онъ споткнулся (онъ хромаетъ) и упалъ въ пропасть глубиной 80 метровъ. Но онъ остался невредимъ, даже очки у него не разбились. Выбраться изъ пропасти ему помогъ братъ Мирко, работающій тогда въ монастырѣ».

Чудесное спасеніе женщины, попавшей въ автокатастрофу.

Ружица Бешлинъ Поповъ изъ Бѣлой Церкви въ 2000 году написала письмо игумену м. Острогъ, отцу Лазарю Аджичу:

«Уважаемый отецъ Лазарь! Шлю Вамъ небольшое пожертвованіе въ знакъ благодарности св. Василію, Острожскому чудотворцу. За то, что жива, благодарю я Господа и св. Василія. 11-го мая 2000 года въ 15 часовъ 45 минутъ я на машинѣ возвращалась съ работы. Поѣзда я не видѣла. Рампы вообще не было. Поѣздъ врѣзался въ мою машину. Машина три раза перевернулась, но, спаси Господи, стала на колеса. Когда я, вся въ ушибахъ, повернулась направо, почувствовавъ при томъ острую боль въ шейномъ отдѣлѣ позвоночника, возлѣ моей машины я увидѣла св. Василія, Острожскаго чудотворца. Послѣднее, что помню — это звукъ шаговъ. Шестнадцать часовъ я была въ безсознательномъ состояніи.

Семь дней пролежала въ больницѣ. У меня съ лѣвой стороны были сломаны ключица и три ребра и поврежденъ тазъ. Съ правой стороны у меня были разорваны связки (праваго) плеча и сломаны всѣ кости кисти. Мнѣ сдѣлали операцію на плечѣ, а кисть врачамъ пришлось рѣзать три раза.

Моя благодарность Господу и св. Василію неизмѣрима. Аварія произошла наканунѣ праздника св. Василія. Въ знакъ благодарности я праздникъ св. Василія отмѣчаю какъ день своего новаго рожденія, и помимо праздника въ честь Обновленія храма велмуч. Георгія въ Лиддѣ, дня покровителя своего рода, я такимъ же праздникомъ считаю и праздникъ св. Василія.

Прошу Васъ, о. Лазарь, простить мнѣ всѣ мои ошибки, допущенныя мною въ письмѣ, такъ какъ съ головой и рукой у меня пока не все въ порядкѣ. Прошу Вашихъ молитвъ передъ Господомъ и св. Василіемъ о моемъ здравіи. Большое Вамъ спасибо. Съ глубокимъ уваженіемъ цѣлую Вашу десницу».

У супруговъ, у которыхъ 21 годъ не было дѣтей, родилась дѣвочка.

Деянъ и Весна Перичъ 25 сентября 2002 года прислали руководству монастыря слѣдующее письмо: «Родомъ мы изъ деревни Влашки До, расположенной недалеко отъ Пожареваца, но уже двадцать лѣтъ мы живемъ и работаемъ въ Вѣнѣ. Женаты мы уже 21 годъ. Сначала мы въ церкви не обвѣнчались. Потомъ обвѣнчались, но дѣтей у насъ не было. Моя жена никакъ не могла вынести беременность до конца. Намъ разсказали о монастырѣ Острогъ. 25-го сентября 1999 г. (въ сегодняшній день) мы помолились у святыхъ мощей св. Василія. Народу тогда тамъ было очень много, и о насъ не прочитали молитву, которая читается при желаніи имѣть дѣтей. Черезъ годъ священникъ Василій изъ Жупы никшичской прочиталъ о насъ молитву. Въ третій разъ мы пріѣхали въ 2001 году, а годъ спустя, въ праздникъ Преображенія, моя супруга забеременѣла. Она должна была родить 12 мая, въ день праздника св. Василія, слава ему и хвала! Дѣвочка наша родилась за два съ половиной мѣсяца до указанной даты. Ее положили въ инкубаторъ и, слава Богу и св. Василію, чувствуетъ она себя теперь хорошо.

Я далъ обѣтъ св. Василію, что, если Господь подаритъ намъ дитя, нареку его либо именемъ его отца, либо именемъ его матери. Значитъ, если у насъ будетъ мальчикъ, назовемъ Петромъ, а если будетъ дѣвочка, то назовемъ Анастасіей. Дочку мою зовутъ Анастасія, ей исполнилось 18 мѣсяцевъ, вѣситъ она 12 килограммовъ. Спасибо Господу нашему Іисусу Христу и св. Василію!».

Святитель предупреждаетъ и бережетъ паломниковъ въ дорогѣ.

Руководство монастыря Острогъ 16 января 2002 года получило письмо, слѣдующаго содержанія: «Меня зовутъ Робертъ Войничъ Пурчаръ. Я живу въ г. Суботица. Мнѣ 38 лѣтъ. Гдѣ-то въ 1996 или въ 1997 году св. Василій Острожскій явился мнѣ во снѣ и предложилъ мнѣ пріѣхать въ Острогъ.

Съ тѣхъ поръ я неоднократно пріѣзжалъ въ монастырь Острогъ приложиться къ его святымъ мощамъ. Седьмого мая 2002 года, такъ какъ я ѣхалъ на очень большой скорости, я чуть было не ударилъ въ припаркованную машину, у которой не были зажжены огни. Спасъ меня св. Василій Острожскій. На обратномъ пути, 12 мая, я первый разъ въ жизни заснулъ за рулемъ. Безъ всякаго сомнѣнія, благодаря св. Василію я проснулся въ послѣднюю минуту и избѣжалъ аваріи. Спасибо ему.

Въ томъ же 2000 году 15 января я ѣхалъ въ Острогъ. Гдѣ-то около 22 часовъ, въ 10-15 километрахъ отъ Колашина, огромный кусокъ стѣны отвалился и сталъ падать прямо на мою машину. Трагедія могла быть самой ужасной (въ машинѣ было два ребенка), если бы рука святаго мнѣ не помогла и если бы онъ не заставилъ меня увеличить скорость и поворачивать то направо, то налѣво и такъ избѣжать самого ужаснаго. Мою благодарность словами выразить нельзя».

Святитель явился и облегчилъ смерть рабы Божіей Нады.

Душанъ Михаиловичъ изъ Америки, не зная, что о. Лазарь, игуменъ мон. Острогъ, упокоился, написалъ ему слѣдующее письмо: «Уважаемый отецъ игуменъ! Пишу я Вамъ вмѣсто моей сестры Нады, которая въ теченіе многихъ лѣтъ состояла съ Вами въ перепискѣ. Четыре съ половиной мѣсяца тому назадъ, 26 августа 2003 года, она ушла изъ жизни и переселилась въ Царствіе Божіе. Нада была самой любимой моей сестрой. За два мѣсяца до своей кончины, въ ея комнату явился любимый нами и глубоко почитаемый св. Василій, Острожскій чудотворецъ (я при этомъ присутствовалъ) вмѣстѣ съ еще однимъ человѣкомъ, высокаго роста, съ бѣлой бородой и усами, весь сѣдой. Оба они стояли возлѣ постели Нады, и св. Василій ей сказалъ, чтобы она не боялась, что онъ лично придетъ за ней. Нада попыталась приподняться, чтобы поцѣловать руку св. Василія. Святитель руками далъ знакъ, что ей не надо вставать. "Душанъ, ты видѣлъ св. Василія?" — спросила у меня Нада. "Да", — отвѣтилъ я, — "это былъ св. Василій, и онъ придетъ, когда тебѣ наступитъ часъ уйти и покинуть своего брата". Наду потомъ увезли въ больницу "Святаго Креста". Пять дней я тамъ былъ вмѣстѣ съ ней, чтобы она не оставалась тамъ одна. 26-го августа, гдѣ-то въ 2 часа и 30 минутъ, Нада посмотрѣла на меня и сказала: "Они пришли за мной". Попросила поцѣловать ее. Нѣсколько разъ я поцѣловалъ ее, потомъ она повернулась лицомъ ко мнѣ, но я не услышалъ ея глубокаго вздоха. Глаза у нея были открытыми. Прикоснувшись къ ней, я почувствовалъ теплоту. Врачъ констатировалъ смерть. 29 августа ее похоронили возлѣ нашихъ родителей.

На сороковой день послѣ ея смерти она мнѣ приснилась, сказала, что вмѣстѣ съ ней тамъ и наши родители и наши двѣ сестры, и что имъ тамъ очень хорошо. "Ждемъ тебя, чтобы всей семьей быть вмѣстѣ. Здѣсь и дѣдушка нашъ Михайло К. Стругаръ, который упокоился въ ноябрѣ 1945 г. въ Ріекѣ Црноевича"».

Святитель спасаетъ жизнь человѣку, потерпѣвшему аварію.

Милошъ Петрушичъ изъ Подгорицы разсказалъ о чудесномъ спасеніи отъ смертельной опасности своего знакомаго:

«Въ день праздника св. Василія Острожскаго Владиміръ Петрушичъ, потерявъ контроль надъ рулемъ, "пролетѣлъ" 200 метровъ и упалъ въ рѣку Сушицу глубиной 2,5 – 5 метровъ.

Машина его утонула въ рѣкѣ. Владиміръ чудомъ выплылъ изъ машины черезъ одно изъ оконъ, безъ единой царапинки. Это можно объяснить только чудомъ, такъ какъ плавать онъ не умѣлъ. Когда потомъ вытащили машину изъ рѣки, то увидѣли, что машина полностью уничтожена. Спасибо тебѣ, Господи, и тебѣ, покровитель нашъ, св. Василій!»

Святитель спасаетъ иновѣрнаго отъ депрессіи и попытки покончить съ собой.

Нецмецкалъ Ядранка изъ г. Тиватъ и ея мужъ Антонъ прислали руководству монастыря слѣдующее письмо:

«Въ теченіе войны 1999 года мой мужъ, работавшій на заводѣ "Арсеналъ", уѣхалъ въ командировку въ Ливію. Домой онъ вернулся 25 октября, больной, въ депрессіи, похудѣвъ на 10 килограммовъ. 4 ноября, пока я была на работѣ, а наша дочка въ школѣ, онъ исчезъ. Черезъ трое сутокъ мы его нашли, полуживого, среди какихъ-то скалъ, гдѣ-то недалеко отъ военнаго пункта на холмѣ Врмацъ. Онъ ранилъ себя, выстрѣливъ въ голову. Пистолетъ держалъ въ лѣвой рукѣ, хотя пишетъ онъ правой. Наложилъ онъ на себя руку въ тотъ самый день, когда мы его нашли, буквально передъ нашимъ приходомъ. Въ больницѣ въ г. Рисанъ намъ сказали, что онъ не можетъ двигаться и что находится въ безсознательномъ состояніи. Моя младшая дочка Анна вмѣстѣ со своимъ другомъ на слѣдующій день, несмотря на сильный дождь, поѣхала въ монастырь Острогъ къ св. Василію помолиться за своего отца. Въ тотъ моментъ, когда она молилась, онъ пришелъ въ сознаніе и сталъ двигаться. Это я узнала по мобильному телефону отъ старшей дочки, которая находилась при отцѣ въ больницѣ.

Я, жена Антона, не могу описать радость, которую я почувствовала, услышавъ про это чудесное событіе. Я рѣшила, что мы вмѣстѣ съ мужемъ поѣдемъ въ Острогъ. Три недѣли тому назадъ мы пріѣзжали къ св. Василію. За рулемъ сидѣлъ Антонъ. Онъ вполнѣ здоровъ, живетъ нормальной жизнью. Всѣмъ мы желаемъ самаго хорошаго, поэтому и насъ Господь добромъ наградилъ».

Неожиданная милость, оказанная заблудшему парню.

Въ іюлѣ 2002 года руководство монастыря Острогъ получило письмо отъ Бояна Калема изъ г. Нови Садъ.

«Здравствуйте! Меня зовутъ Боянъ, мнѣ 27 лѣтъ. Крестился я въ 1995 году. Но вѣры тогда я не имѣлъ. Крестился, потому что такимъ было желаніе моей мамы.

По чисто туристическимъ причинамъ я отправился въ паломническую поѣздку по монастырямъ Морача, Дайбабе, Острогъ, Цетиньскій монастырь и Милешева. Поѣздка продолжалась съ 28 по 31 октября 1999 г.

Выпивать я сталъ шестнадцати лѣтъ. Когда я вмѣстѣ съ алкоголемъ принималъ и наркотики, я буквально терялъ сознаніе. А какъ иначе назвать состояніе, находясь въ которомъ я практически не помнилъ ничего, что со мной происходило. Ночь и утро передъ поѣздкой я пилъ. Моя бабушка Милка, Царствіе ей небесное (прошу всѣхъ, кто хочетъ, поминать ее въ своихъ молитвахъ) всегда мнѣ говорила: "Пусть тебѣ поможетъ св. Василій Острожскій".

Въ Цетинѣ я причастился Святымъ Тайнамъ. Въ тотъ же день я выпилъ пива, но почему-то оно мнѣ было не по вкусу. Побывали мы и въ монастырѣ Милешева, гдѣ мы могли послушать бесѣду о Страшномъ судѣ. Тогда я впервые со вниманіемъ слушалъ, когда говорятъ о Господѣ, о Его святыхъ угодникахъ, о вѣчной радости и вѣчныхъ мукахъ.

Перваго ноября 1999 года, послѣ разговора со своими родителями о поѣздкѣ, я погрузился въ себя. Я почувствовалъ, что какая-то странная теплота стала расширяться по всему моему существу. Я посмотрѣлъ на икону св. Василія и заплакалъ. Плакалъ я часто. Съ того дня я больше не принималъ наркотиковъ и бросилъ пить, будто у меня такихъ склонностей никогда и не было. Я находился въ состояніи, похожемъ на состояніе, о которомъ идетъ рѣчь въ разговорѣ св. Серафима Саровскаго съ Мотовиловымъ. У меня было на душѣ очень хорошо. Необыкновенное спокойствіе и тишина на душѣ, а въ сердцѣ сильная радость, теплота. Въ такомъ состояніи необычайной благодати я пребываю вотъ уже полгода. Я повѣрилъ въ Господа, полюбилъ службу, постъ и молитву.

Какъ я ни старался, но бросить курить не могъ. Лѣтомъ 2000 года я поѣхалъ въ Острогъ помолиться св. Василію, чтобы онъ освободилъ меня отъ данной напасти. Священникъ Василій прочиталъ обо мнѣ молитву. Въ монастырѣ я остался три дня. Пока я тамъ былъ, мнѣ вообще не хотѣлось курить. И послѣ этого о сигаретахъ я даже не думалъ. Осталась только память о томъ, что я когда-то курилъ.

Въ сны я не вѣрю и особой важности имъ не придаю, но данный сонъ былъ какимъ-то особеннымъ. Мнѣ приснилось, будто я нахожусь на автовокзалѣ. Рядомъ со мной какая-то дѣвушка. Навстрѣчу мнѣ идетъ незнакомый священникъ. Про себя я подумалъ, попросить или не попросить у него благословенія. Я боялся, что дѣвушка можетъ принять меня за страннаго. Все-таки я попросилъ благословенія. Священникъ посмотрѣлъ на меня, улыбнулся и благословилъ меня серебрянымъ крестомъ, украшеннымъ драгоцѣнными камнями.

Проснулся я въ очень хорошемъ настроеніи. Въ тотъ же день я купилъ журналъ «Светигора», номеръ 100, и на 47 страницѣ, въ нижнемъ лѣвомъ углу я увидѣлъ фото священника, который меня благословилъ. Это былъ упокоенный во Господѣ игуменъ мон. Острогъ, батюшка Лазарь. У меня по спинѣ пошли мурашки, а глаза наполнились слезами. Съ батюшкой Лазаремъ я не былъ знакомъ при его жизни. Ни разу его не видѣлъ (ни въ газетахъ, ни по телевизору). Только когда онъ упокоился, я сталъ поминать его вмѣстѣ съ упокоенными во Господѣ моими родственниками.

Помяни, Господи, во Царствіи Твоемъ, Слободана, Данила, Олю, Сретена, Джурджинку и Бояна, и упокой души рабовъ Твоихъ: Дамьяна, Милки, Вуядина, Загорки, Невенки. Молитвами Пресвятой Богородицы и св. Василія, пусть Господь всегда охраняетъ и умножаетъ число монаховъ монастыря Острогъ».




Исторія монастыря.

На сѣверо-западѣ равнины Бѣлопалича, высоко въ горахъ надъ дорогой, связывающей Никшичъ и Даниловградъ, прислонившись къ крутой скалѣ, стоитъ монастырь Острогъ.

Его основателемъ можно считать св. Василія Острожскаго, митрополита Захолмско-Герцеговинскаго, хотя первыми въ острожскихъ пещерахъ жили отшельники, выбравшіе ихъ, чтобы въ моленіяхъ и подвижничествѣ проводить уединенную жизнь.

Когда въ началѣ XVII вѣка св. Василій получилъ каѳедру восточно-герцеговинской епархіи, онъ переѣхалъ изъ монастыря Требине (Тврдошъ) въ окрестности Никшича. Тутъ у него зародилась мысль объ основаніи новаго монастыря. Согласно народному преданію, сначала онъ хотѣлъ основать монастырь въ пещерѣ Милича, находящейся къ западу отъ деревни Загоракъ, въ районѣ Пьешивцы. Затѣмъ ему понравилось другое мѣсто — возлѣ деревни Дреновштица, расположенной тоже въ Пьешивцахъ, гдѣ нѣкогда была церковь. Въ концѣ концовъ, онъ выбралъ то мѣсто, на которомъ сейчасъ находится монастырь. Здѣсь онъ возстановилъ то, что тамъ сохранилось, купилъ часть прилегающихъ къ монастырю угодій и все это пожертвовалъ монастырю. Въ своемъ завѣщаніи онъ написалъ: «Все это я пожертвовалъ церкви въ Острогѣ... свои старанія и имѣніе пожертвовалъ я... съ радушіемъ и на пользу своей души». Такимъ образомъ, св. Василій заложилъ основы монастыря Острогъ.

Монастырь получилъ свое имя по возвышающейся надъ нимъ горѣ. Оттуда и другое его названіе — Подострогъ. Монастырь дѣлится на Верхній и Нижній. Самый впечатляющій — Верхній монастырь, расположенный въ скалѣ. Онъ состоитъ изъ двухъ небольшихъ церквей, въ одной изъ которыхъ хранятся чудотворныя мощи Острожскаго святителя. Поэтому этотъ монастырь считаютъ одной изъ самыхъ большихъ святынь Сербской Православной Церкви.

Въ Верхнемъ монастырѣ двѣ церкви: въ одной (въ верхней) престолъ посвященъ честномъ Кресту, а во второй (нижней) престолъ посвященъ Введенію Пресвятой Богородицы. Верхнюю церковь, по благословенію митрополита Василія, воздвигъ въ 1665 году іеромонахъ Исаія, родомъ изъ деревни Попъ недалеко отъ Никшича. Церковь эта была расписана въ 1667 году. Точная дата основанія нижней церкви неизвѣстна. Согласно одному народному преданію, церковь эту воздвигли отшельники, которые жили на этомъ мѣстѣ до св. Василія, а по другому преданію, которое записалъ Вукъ Караджичъ со словъ острожскаго архимандрита Никодима Раичевича, церковь эту построилъ митрополитъ Василій. Роспись въ нижней церкви сдѣлана, видимо, въ томъ же году, когда она была сдѣлана и въ верхней церкви, т. е. въ 1667 году. Въ ней находятся мощи св. Василія. Въ 1774 году монахъ Михайло Васоевичъ, по благословенію игумена Іосифа Бошковича, въ память о себѣ и своихъ родителяхъ пристроилъ къ церкви притворъ. Келіи въ Верхнемъ монастырѣ были построены въ недалекомъ прошломъ, такъ какъ прежнія сгорѣли въ 1923 году. Обѣ пещерныя церкви, въ которыхъ отсутствовали деревянныя конструкціи, тогда не пострадали отъ пожара. Постройка новыхъ келій въ Верхнемъ монастырѣ была начата въ 1923 году, а закончена въ 1926 году при архимандритѣ Леонтіи Митровичѣ. Архимандритъ Митровичъ въ Верхнемъ монастырѣ построилъ также и одно большое зданіе какъ гостиницу для паломниковъ. Это зданіе было разрушено 14 ноября 1958 года въ результатѣ камнепада съ скалы, но недавно оно возстановлено. Другое зданіе поменьше, также находящееся въ Верхнемъ монастырѣ, тзв. Башенька, воздвигъ многолѣтній хранитель раки со святыми мощами, Христофоръ Лепава гдѣ-то во второй половинѣ XIX вѣка.

Мѣсто, на которомъ сегодня находится Нижній монастырь, когда-то называлось Косьерадичи или Госерадичи (у Вука Караджича — Гошчерадичи). Когда здѣсь начали воздвигать монастырь, тамъ было село, даже существовала сельская церковь. Когда митрополитъ Василій купилъ это мѣсто и часть окрестныхъ земель, онъ недалеко отъ церкви построилъ амбаръ и домъ для молодежи, а позже все это стало монастыремъ — Нижнимъ монастыремъ. Рядомъ съ самымъ монастыремъ находилась раньше еще одна церковь, которая въ 1723 году была построена въ честь св. Георгія. Изъ-за осѣданія земли въ 1896 году церковь эту разрушили. Нынѣшняя церковь въ Нижнемъ монастырѣ, престолъ которой посвященъ Св. Троицѣ, сооружена въ 1824 году съ разрѣшенія митрополита черногорскаго Петра II, благодаря стараніямъ митрополита Іосифа Павичевича и пожертвованіямъ благочестивыхъ христіанъ.

Верхняя часть ея звонницы воздвигнута во второй половинѣ XIX вѣка благодаря пожертвованіямъ одной вѣрующей жительницы Приморья.

Гостиница для паломниковъ на скалѣ надъ церковью Нижняго монастыря построилъ въ 1742 году архимандритъ Стефанъ Павичевичъ, а еще одна гостиница была сооружена игуменомъ Петроніемъ Дамьяновичемъ въ 1880 году. Стараніями и трудомъ епископа Захолмско-Герцеговинскаго Виссаріона Любиши первая гостиница была достроена въ 1881 году, а вторая въ 1936 г. (тогда, между прочимъ, былъ сдѣланъ ремонтъ капитальной стѣны), при архимандритѣ Леонтіи Митровичѣ.

Первымъ игуменомъ монастыря Острогъ былъ Исаія родомъ изъ деревни Попъ недалеко отъ Никшича. Съ того времени по 1723 годъ нѣтъ данныхъ о игуменахъ монастыря. Въ 1723 году настоятеля тоже зовутъ Исаія. Послѣ Исаіи настоятелемъ монастыря становится его ученикъ — архимандритъ Стефанъ Павичевичъ. Тогда въ монастырѣ была введена въ обиходъ книга «Общій листокъ», въ которую записывались разныя богослуженія, купленныя и полученныя въ подарокъ земли, а также и деньги, которыя одалживались народу, живущему поблизости. Въ этой книгѣ архимандритъ Стефанъ первый разъ упоминается въ 1740 году. Въ этомъ году онъ въ Петричахъ для монастыря купилъ два участка съ виноградникомъ. Въ Петричахъ онъ построилъ большое зданіе, тзв. Винный погребъ монастыря Острогъ. Его развалины можно увидѣть и сегодня. Архимандритъ Стефанъ почилъ въ 1759 году.

Его преемникомъ, еще при его жизни, сталъ игуменъ Максимъ Бошковичъ. Игуменъ Максимъ умеръ въ 1769 году. На его мѣсто пришелъ членъ его братства — Іосифъ Бошковичъ, во время правленія котораго монахъ Михайло Васоевичъ построилъ упомянутый выше притворъ церкви Введенія Пресвятой Богородицы въ Верхнемъ монастырѣ (1774). Сколько времени онъ былъ настоятелемъ монастыря, мы точно не знаемъ. Изъ его переписки съ губернаторомъ Іоанномъ Радоничемъ видно, что въ 1788 году онъ все еще былъ въ монастырѣ. Наслѣдникомъ Іосифа сталъ игуменъ Петроній Дамьяновичъ. Существуетъ мнѣніе, что эта смѣна могла произойти только въ 1791 году.

На одной плитѣ въ монастырѣ Острогъ мы читаемъ, что Петроніе Дамьяновичъ въ 1799 году возстановилъ церковь св. Георгія. Въ 1805 году онъ собралъ почти 400 жителей Бѣлопавлича и вмѣстѣ съ ними помогъ жителямъ жупы прогнать оттуда турокъ. По однимъ свѣдѣніямъ, онъ былъ настоятелемъ монастыря до 1805 года, а по другимъ — до 1810 года. На основаніи одного факта можно предположить, что онъ въ 1808 году уже не былъ настоятелемъ. Въ этомъ году игуменъ Георгій Вуядиновичъ купилъ для Острога одинъ виноградникъ. Слѣдовательно, настоятелемъ тогда и былъ Григорій Вуядиновичъ, а въ 1810 г. игуменомъ сталъ Іосифъ Павичевичъ. Игуменъ Григорій Вуядиновичъ особенно отличался военными способностями. Они въ полной мѣрѣ проявили себя во время турецкой атаки на Верхнюю Морачу въ 1820 году. Тогда митрополитъ Петръ II довѣрилъ ему вести войска. Въ народной поэзіи упоминается игуменъ Григорій и его мужество.

Архимандритъ Іосифъ Павичевичъ былъ настоятелемъ монастыря съ 1810 по 1836 годъ. Онъ былъ очень почитаемъ не только въ своемъ племени (Бѣлопавличи), но и во всей Черногоріи. Онъ постригъ въ монахи митроноснаго поэта, владыку Петра (Рада) Петровича Негоша.

Послѣ него настоятелемъ сталъ архимандритъ Никодимъ Раичевичъ, котораго владыка Раде тоже очень уважалъ. Въ 1853 году онъ, будучи настоятелемъ, вмѣстѣ съ группой воиновъ во главѣ съ воеводой Мирко Петровичемъ храбро защищалъ Верхній монастырь Острогъ отъ турокъ.

Когда турки захватили Жупскій монастырь, воевода Мирко отступилъ изъ Жупы и 30 декабря 1852 года пришелъ въ монастырь Острогъ, въ которомъ онъ вмѣстѣ со своими соратниками заперся, оказывая жестокое сопротивленіе турецкимъ завоевателямъ. Архимандритъ Никодимъ Раичевичъ, послѣ окончанія этой войны, сталъ Черногорскимъ митрополитомъ. Но тѣмъ временемъ онъ впалъ въ немилость у князя Данилы, такъ что въ 1855 году ему пришлось эмигрировать въ Россію. Въ Россіи (въ Александро-Невской Лаврѣ) онъ упокоился въ 1858 году на шестидесятомъ году жизни. Похороненъ онъ на кладбищѣ Лавры.

Послѣ Никодима Раичевича игуменомъ монастыря сталъ священникъ Радосавъ Радовичъ (1855-1858), затѣмъ священникъ Іанко Бошковичъ (1858-1859), а потомъ — Илларіонъ Рогановичъ (1859-1860). На смѣну Илларіону пришелъ священникъ Джоко Бошковичъ (1860-1867), потомъ игуменомъ сталъ Матіяшъ Радуловичъ (1867-1878). При немъ въ теченіе учебнаго 1873-1874 года, Цетиньская семинарія находилась въ Острогѣ.

Послѣ Матіяша Радуловича настоятелемъ короткое время былъ священникъ Перо Раичевичъ (1878-1879), а затѣмъ игуменомъ сталъ Ѳеофанъ Джоковичъ (1879-1882), далѣе архимандритъ Митрофанъ Банъ (1882-1884), а послѣ него игуменомъ снова сталъ Ѳеофанъ Джоковичъ (1884-1887). По принятіи пострига, священникъ Перо Раичевичъ (монашеское имя Петроній) повторно становится игуменомъ (1887-1907). Его 14 сентября 1849 рукоположилъ владыка Раде.

Съ 1907 по 1909 годъ настоятелемъ былъ архимандритъ Кириллъ Митровичъ. Его преемникомъ сталъ игуменъ Леонтій Нинковичъ (1909-1916). Какое-то время въ теченіе 1916 года настоятелемъ былъ іеромонахъ Сильвестръ Шарановичъ. Въ томъ же году игуменомъ сталъ протоіерей Іоаннъ Дамьяновичъ (1916-1921), а послѣ него игуменомъ монастыря Острогъ былъ архимандритъ Леонтій Митровичъ (1921-1952). Во время Второй міровой войны (1941-1945) оккупанты нанесли монастырю серьезныя поврежденія.

Послѣ Леонтія Митровича игуменомъ является Лукіанъ Зечевичъ (1952-1967), преемникомъ котораго былъ архимандритъ Серафимъ Кашичъ (1967-1991). Послѣдній преставившійся игуменъ — архимандритъ Лазарь Аджичъ (1991-2000). Въ настоящее время игуменомъ монастыря является протосингелъ Іоаннъ Пуричъ, преподаватель Цетиньской семинаріи.

Великое почитаніе Острожскаго святаго сдѣлало этотъ монастырь однимъ изъ самыхъ посѣщаемыхъ святынь славянскаго юга. Почитаніе св. Василія съ каждымъ днемъ становится все сильнѣе и сильнѣе, конечно, среди вѣрующихъ. Въ то время какъ раньше въ монастырѣ проходили только два народныхъ собранія (въ день Св. Троицы и въ день св. Петра и Павла), сейчасъ вѣрующіе многократно въ теченіе года собираются въ монастырѣ. Почти въ каждый праздникъ и почти въ каждое воскресенье, особенно въ день Успенія Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодѣвы Маріи въ монастырь отовсюду приходятъ и пріѣзжаютъ многочисленные паломники. Наши эмигранты, проживающіе въ разныхъ концахъ земнаго шара, своими пожертвованіями доказываютъ, что они не забываютъ Острогъ и его святителя.

Въ прошломъ, когда наши монастыри были хранителями вѣры и національной идеи, особенно во время турецкаго ига, Острогъ игралъ особо важную роль. Это въ наслѣдство ему оставилъ самъ митрополитъ Василій. Во время Кандійской войны (1645-1669), когда въ Герцеговинѣ и Черногоріи очень сильно были выражены освободительныя стремленія, митрополитъ Василій, придя въ Острогъ, поддержалъ такія устремленія своего народа.

Монахи Острога внимательно слѣдили за движеніемъ турецкой арміи въ районѣ восточной Герцеговины и объ этомъ сообщали въ Митрополію въ Цетине. Какое-то время монастырь Острогъ былъ центромъ борьбы противъ турокъ. Острогъ не только святыня, но и мѣсто откуда самымъ самоотверженнымъ образомъ служили сербской національной идеѣ. Нѣкоторые изъ наиболѣе почитаемыхъ настоятелей руководили собраніемъ племени Бѣлопавличи, а нерѣдко и сами принимали участіе въ общественной работѣ, особенно часто они мирили поссорившихся. И до того какъ въ монастырѣ была открыта школа, онъ являлся мѣстомъ, откуда въ эти края приходила грамотность.

Молитвами св. отца нашего Василія, новоявленнаго чудотворца Острожскаго, спаси и сохрани, Господи, православныя люди Своя. Аминь.

Примѣчанія:
[1] О немъ сохранилась запись въ монастырскомъ Евангеліи. Въ томъ же Евангеліи есть запись о мученической кончинѣ тогдашняго патріарха Іоанна (1592-1613), котораго турки увезли въ Константинополь и 14-го октября 1613 г. убили.
[2] Данная епархія основана во время возрожденія Печскаго патріархата патріархомъ Макаріемъ Соколовичемъ (1557-1574). Монастырь Тврдошъ въ концѣ XVI вѣка былъ центромъ освободительнаго движенія противъ турокъ, во главѣ съ митрополитомъ Герцеговинскимъ Виссаріономъ. Венеціанцы разрушили монастырь въ концѣ XVII вѣка. На развалинахъ стараго монастыря Никола Руневацъ изъ деревни Полица, расположенной недалеко отъ города Требине, построилъ новую церковь, завѣщанную имъ Господу и своему народу.
[3] Вышеупомянутые іезуиты или уніаты потомъ предъявляли какія-то два письма (относящіяся къ 1660 и къ 1671 году), которыми св. Василій якобы признавалъ право римскихъ папъ Александра VII и Климента X, требуя за то матеріальнаго возмездія!? Данныя письма, конечно, поддѣльныя, ихъ написали и подписали сами іезуиты, которые такимъ образомъ хотѣли похвастаться достигнутыми ими «успѣхами» передъ своими начальниками въ Римѣ. О томъ, что данныя письма фальшивыя, писалъ Еп. Никодимъ Милашъ: «Св. Василій Острожскій. Къ одному вопросу изъ жизни святителя. Дубровникъ, 1913».
[4] Свидѣтельствомъ даннаго является патріаршая грамота (патріаршее письмо), которая хранилась въ монастырѣ Острогъ и которая, видимо, исчезла во время ограбленія монастыря турками въ 1856 году. св. Василій былъ возведенъ на каѳедру митрополита Требиньскаго послѣ герцеговинскаго митрополита Симеона. Изъ даннаго періода сохранилась запись св. Василія въ книгѣ Лѣтописи Іоанна Зонары, которую монастырю Тврдошъ подарилъ меценатъ Стефанъ Владиславлевичъ изъ г. Гацко. Въ день праздника св. Симона Мѵроточиваго 13 февраля 1639 г. св. Василій записалъ: «Азъ смиренный митрополитъ Захолмскій Василій». Тогда, навѣрное, св. Василій впервые подписался какъ митрополитъ Захолмскій, подтверждая, такимъ образомъ, возрожденіе стариннаго названія данной святосаввской епархіи.
[5] Данная патріаршая грамота или сингеліа была написана 27 ноября 1651 года въ монастырѣ Грачаница.
[6] Монастырь славныхъ и всехвальныхъ первоверховныхъ апостоловъ Павла и Петра на берегу рѣки Лимъ, который какое-то время являлся центромъ епархіи. Когда въ началѣ XVII вѣка турки насильственно превратили его въ мечеть, центръ епархіи былъ перенесенъ въ окрестность Оногошта (Никшичъ), поэтому епархія стала называться Оногоштской. св. Василій былъ митрополитомъ Требиньской епархіи съ 1638 по 1652 годъ, послѣ чего онъ сѣлъ на каѳедру Оногоштской епархіи.
[7] О томъ сохранилась запись монаха Гавріила изъ монастыря Св. Троицы, что возлѣ города Плевля. Запись читаемъ въ одной минеѣ, которую переписывали въ данномъ монастырѣ.
[8] На пожертвованіе св. Василія возстановлена тогда и церквушка св. велмуч. Георгія въ монастырѣ Хиландаръ на Аѳонѣ.
[9] Острогъ при св. Василіи сталъ сборнымъ мѣстомъ сербскихъ патріотовъ гайдуковъ, которые боролись противъ насилія турокъ. Сюда часто приходилъ и извѣстный предводитель гайдуковъ Байо Николичъ-Пивлянинъ.
[10] Данное письмо относится къ 1666 году и хранится въ монастырѣ Острогъ.
[11] Печскій патріархатъ пересталъ существовать на основаніи турецкаго берата въ 1766 году. Возрожденъ онъ былъ подъ названіемъ Бѣлградскій патріархатъ, сначала въ г. Сремски Карловцы, потомъ въ г. Бѣлградъ.
[12] Опубликовано въ 1861 году въ Бѣлградскомъ Серблякѣ митрополита Михаила.
[13] Рѣчь идетъ о протоіереѣ Васѣ Ивошевичѣ изъ Боки Которской, преподавателѣ въ Карловацкой семинаріи. Онъ собралъ бóльшую часть данныхъ для житія св. Василія. Интересно, что первую икону св. Василія тридцать лѣтъ послѣ его прославленія написалъ иконописецъ Гавріилъ Димитріевичъ въ монастырѣ Морача.
[14] Святой Петръ, митрополитъ Цетиньскій (1782-1830).
[15] Раку со святыми мощами св. Василія отъ монастыря до выѣзда изъ города носили черногорскій князь Никола, четверо воеводъ и сербскій писатель Любо Ненадовичъ.
[16] Многочисленныя чудеса записывали острожскіе монахи какъ тогда, такъ и въ наше время. Все, что они записали, хранится въ собраніи рукописей монастыря Острогъ. Одна часть записей была сдѣлана протоіереемъ Васо Ивошевичемъ, въ наше время упокоеннымъ въ Господѣ. Нѣкоторыя изъ данныхъ чудесъ, надъ которыми трудился іеромонахъ Ириней Гавриловичъ, мы здѣсь публикуемъ.

Источникъ: Архим. др Іустинъ Поповичъ. Житіе святаго Василія, Острожскаго чудотворца. — Острогъ: Изданіе Монастыря Острогъ, 2006. — 130 с.

/ Къ оглавленію /


Цитата «Торжество Православія»


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0